Савва Мамонтов

Имя Саввы Иванович Мамонтова ассоциируется, прежде всего, с такими понятиями, как «промышленник», «меценат», «старообрядчество», но исследователи сумели раскрыть еще одну грань этого незаурядного человека, — его интеллигентность.

Федор Плевако

Федор Никифорович Плевако — один из тех русских интеллигентов, благодаря которым в русской культуре сохранилось уважительное отношение к интеллигентности, несмотря на настороженное отношение к интеллигенции.

Анатолий Кони

«Непримиримый к сознательным нарушителям закона и снисходи­тельный к «простолюдинам», пред коими он, будучи истым шестидесят­ником, считал должником и себя как член интеллигентного общества,— Анатолий Федорович с высокой требовательностью относился к духовно близким ему единомышленникам, а к борцам за общественные интере­сы — с трогательной, самозабвенной дружбою».

Всеволод Мейерхольд

Прежде всего следует отметить, что из-за противоречивости своей натуры образцом подлинной интеллигентности, которой посвящен данный ресурс, Всеволод Эмильевич Мейерхольд никогда не был. Он был одним из образцов «интеллигентности», «благодаря» которой до сих пор нет единого мнения о том, чем же, все-таки, интеллигенция является, — мозгом или дерьмом нации.

Лука (Войно-Ясенецкий)

В Святителе Луке, — Валентине Феликсовиче Войно-Ясенецком, — видели доктора богословия, архиепископа, целителя, врача, хирурга, ученого, профессора и пр. Но, кроме того, он был русским интеллигентом. Благородным, беззащитным, преданным своему делу и своему народу, достойным того, чтобы потомки всегда видели в нем одного из лучших представителей русской интеллигенции.

Корней Чуковский

Корней Иванович Чуковский был одним из тех интеллигентов, которые судьбой были определены в условия, совершенно не отвечающие их творческим потребностям. Тем не менее, ему удалось не только сохранить и реализовать свой талант, но и направить его на торжество всего самого лучшего, что нес в своей душе русский интеллигент.

Самуил Маршак

Редкого советского малыша не коснулась интеллигентность натуры Самуила Яковлевича Маршака, проявившаяся в его творчестве. Кто читал или смотрел сказку «Теремок», например, легко, непринужденно и без каких-либо последствий для своей психики получал первые представления о добре и зле, честности и коварстве, взаимопомощи и шкурничестве.

Николай Вавилов

Николай Иванович Вавилов был образцом интеллигентности, которая, из-за своей подлинности не смогла уберечь ученого, но по той же самой причине оставила о нем светлую память на долгие-долгие годы. Жить и творить академику Вавилову пришлось в очень трудные годы, когда ценилась не столько способность честно и самоотверженно трудиться, сколько способность ловчить и угождать.

Константин Паустовский

Унаследовав уважительное отношение к интеллигентности, Константин Георгиевич Паустовский своими литературными произведениями сумел зарекомендовать себя не только интеллигентным человеком, но и писателем, тонко чувствующим красоту русской природы, человеческих характеров и поступков, а его автобиографическая «Повесть о жизни» дает ответы на многие вопросы истории, волнующие представителей советской и постсоветской интеллигенции.

Пётр Капица

Личность Петра Леонидовича Капицы как нельзя лучше подтверждает справедливость слов Д.С. Лихачева о том, что можно притвориться кем угодно, только не интеллигентным человеком. И не столько подтверждает, сколько отвечает на вопрос «Почему?». Продемонстрировать доброту на кошечках не проблема, а вот проявить настойчивость, имея дело с такими головорезами, как Берия и Сталин, способен только истинный интеллигент, — верный своим принципам, честный перед самим собой и бесстрашный в поисках правды.