Еще одна формула интеллигентности

Олег Михайлов

«Этологи выяснили,
что разные стада шимпанзе ведут себя по-разному.
И поведение их, грубо говоря,
зависит от поведения лидера.
Если лидер злой, то и стадо злое»
Ю.Латынина

И мы, и братья наши меньшие, от которых род человеческий, якобы, произошел, суть животные. Это понятно. Но, в отличие от шимпанзе, у человека, кроме физиологических, есть еще так называемые потребности высшего порядка, призванные удовлетворение утилитарных осуществлять с оглядкой на человеческое достоинство. Поэтому, человеку не все равно (или, по крайней мере, должно быть), каким образом и с какими последствиями для его репутации ему достанется банан. Причем, репутации не только в глазах ближнего окружения, которые могут быть стеклянными от рождения или залитыми от нелегкой элитарной жизни, но и в своих собственных. Обычно это называют совестью, но, как известно, при определенных условиях она способна о себе не напоминать.

А у кого совесть есть, тот не будет брать пример с лидера, если тот, условно говоря, «злой». И вообще, человеку лидер нужен не для того, чтобы подчиняться его воле, а для того, чтобы тот, пользуясь предоставленными ему полномочиями, помог остальным удовлетворять свои потребности. В том числе и высшего порядка. Но, если лидер ломает волю подданных, подчиняя их жизнь удовлетворению своих собственных потребностей, это уже не лидер, а диктатор.

Диктаторов, убежденных в своей правоте, история знает немало. И еще больше способна узнать, если люди, равняясь на шимпанзе, будут надеяться только на власть, меняя ее в надежде на то, что она способна навести порядок.

Поэтому, несмотря на то, что Юля против того, что «надо начинать с себя, расти духовно, развиваться и пр.», называя это фарисейством[1], осмелюсь предположить, что далеко не каждый в нашей стране видит выход из положения в сильной власти. В первую очередь власть должна быть авторитетной, но сила ее способна быть только в правде. А, как известно, истина одна, а правд много, поскольку каждая правда это взгляд на истину со своего уровня развития.

Современный человек привык считать себя образованным. Но, что мы подразумеваем под образованием? По большому счету, образование это постижение, усвоение некоторой совокупности моделей (образов) мира. Эти модели, в зависимости от принципа классификации, могут быть самыми разными, — графическими, аналоговыми, словесными и т.д. Особенности психики позволяют каждому из нас становиться носителями тех или иных моделей. Кто-то легко ориентируется в химических формулах, кто-то в нотах, а кто-то в бухгалтерских отчетах. Все мы разные, и отличие заключается не только в отпечатках пальцев, но и в той совокупности моделей, носителями которых каждый из нас является.

Известно, что деньги используются в качестве средства обращения благодаря своей способности выступать в роли всеобщего абстрактного эквивалента стоимости всех товаров. Это значит, что труд забойщика или юриста, врача или животновода благодаря деньгам может быть вознагражден любым товаром, далеким от шахты или юриспруденции, поликлиники или фермы. Чашкой кофе или билетом на цирковое представление, например.

Эта замечательная функция денег избавила человечество от натурального хозяйствования, предполагающего непосредственный обмен товара на товар. Как следствие, это позволило людям специализироваться в определенных областях и, достигнув профессионализма в одной из них, получать для потребления продукты деятельности любых других сфер производства. Например, строитель в любой момент может воспользоваться услугами кулинара, не задумываясь над вопросом, насколько жилищные проблемы у того решены.

Универсальность денег, причем абстрактная, — сыграла огромную роль в повышении их функциональности и востребованности.

Но абстрактной универсальностью обладают не только деньги. В той или иной степени этим свойством могут обладать, к примеру, документы, подтверждающие статус или полномочия их владельца. Предъявил удостоверение и вопрос решен. Не настолько оно абстрактно и универсально, но действует.

Человеческие качества тоже способны обладать эквивалентностью благодаря своей абстрактной универсальности.

Наблюдал обычную, можно сказать, производственную сцену. Руководитель подразделения разговаривал со своим подчиненным, являющимся тоже руководителем, но рангом пониже. Несмотря на то, что первый едва ли не в два раза моложе второго, положение позволило ему вести разговор сидя, в то время, как предложения присесть подчиненному, человеку предпенсионного возраста, сделано не было. Разговор шел на производственную тему, на повышенных тонах и завершился громко захлопнутой дверью.

Эффективность такой беседы, независимо от ее содержания, мягко говоря, оставляет желать лучшего. Понятно, что подчиненный в очередной раз понял, кто начальник, кто дурак, чье слово и для кого должно быть законом и кто кому должен подчиниться. И в этом плане молодому руководителю удалось расставить все точки над «i». Но в этом ли заключается функция руководства, чтобы любым способом напоминать о субординации, подчинять своей воле, унижая при этом достоинство человека? Разумеется, нет.

Но почему мы так часто прибегаем к насилию над личностью даже в тех случаях, когда заведомо знаем, что этим самым убиваем в человеке не только инициативу и творческое отношение к выполнению своих обязанностей, но и элементарное желание работать? Думаю, это связано со многими причинами, одной из которых является наше примитивное представление о человеческой психике. Зачем начальнику знать, что каждый сотрудник, независимо от его специальности, должности, характера и содержания деятельности нуждается в удовлетворении своих потребностей и не только утилитарных, и не только в свободное от работы время и, что на реализацию творческого потенциала человек может рассчитывать в основном при выполнении своих производственных обязанностей? Гораздо проще приказать, заставить, подчинить, унизить… Или поменять, если ни на крик, ни на мат не реагирует.

Проще, но не лучше. Не лучше с точки зрения эффективности производства. Мы говорим о том, что у нас производительность труда в разы ниже, чем у тех же американцев. Так, может быть, потому она и ниже, что наши руководители видят в своих подчиненных людей, обязанных тупо подчиняться и не более?

А что, спросите, каждому заглядывать в душу? К каждому подход искать? Сюси-пуси разводить? Пришел на работу, — работай, не маленький! Здесь не детский сад, а производство! В том-то и дело, что как психику детишек мы не знаем, и знать не хотим, так и взрослых. А зря. Это огромное поле нереализованного потенциала. Чтобы его использовать по назначению, по замыслу Творца, достаточно просто помнить, что у каждого внутри есть душа, — нередко ранимая, часто ищущая и всегда нуждающаяся в понимании.

Но для этого нужно, чтобы интеллигентность[2] проявлялась не только в компетентности наших руководителей, но и в уважительном отношении к человеческому достоинству подчиненных. Тогда она будет именно той универсальной ценностью, которая вдохновляет и окрыляет сотрудников.

Да, далеко не каждый человек способен с первого раза услышать слово, произнесенное спокойным тоном, не во всех коллективах интеллигентность руководителей способна решительным образом отразиться на повышении производительности труда. Тем не менее, именно интеллигентность является единственным средством, способным ситуацию в российской экономике изменить к лучшему. И интеллигентизация отношений[3] предназначена именно для этого.

А, кто в нее не верит и не верит в эквивалентность интеллигентности, пусть по-прежнему демонстрирует подчиненным образцы насилия, грубости, хамства, надеясь при этом, что люди будут трудиться от этого самоотверженно, с полной отдачей сил и чувством глубокого морального удовлетворения.

Для того, чтобы власть могла выполнять свои функции без насилия, нам нужно уметь апеллировать одними и теми же моделями, независимо от особенностей психики, специализации или количества потребляемых витаминов. Самыми универсальными моделями, — в смысле передачи информации, — являются словесные. Каждое слово несет на себе какую-либо информационную нагрузку. Но, как показывает практика, мы перестали слышать друг друга. И не понимаем, что это проблема, как нашей власти, так, в конечном счете, — и наша собственная. Ее нужно решать. Но, как?

А как, это вопрос риторический. Настоящий сайт создан для того, чтобы отразить на нем свою версию изменения жизни к лучшему. Заключается она в интеллигентизации человеческих отношений, которая подразумевает формирование в каждом из нас положительного отношения к интеллигентности и качествам ее образующим.

Попытки лаконично представить интеллигентность в виде совокупности качеств, характеризующих ее носителей, — представителей интеллигенции, — делались неоднократно. Но у различных авторов эти описания состоят из очень разных понятий.

Например, Б.А.Успенский утверждает, что русская интеллигенция XIX столетия была вдохновлена формулой

«Духовность, Революционность, Космополитизм»[4].

А.В.Соколов пишет:

«Формула интеллигентности читается так: интеллигентность — интегральное качество личности, включающее на уровне, соответствующем определенному поколению интеллигенции, образованность, креативность, этическое самоопределение»[5].

А у Ю.Гиренко сказано:

«… обособленность, образованность, отщепенство. В России уже два столетия существует влиятельная социальная группа, … которую определяют эти три признака»[6].

Здесь уже неоднократно упоминалось о том, что комплекс интеллигентности представляет собой такую совокупность качеств, которые характеризуют личность с позиций ее патриотизма, порядочности и профессионализма[7].

Но все эти формулы теоретического (описательного) или репродуктивного характера. Практическая формула интеллигентности, с помощью которой каждый человек способен не только испытывать, но и проявлять положительное отношение к интеллигентности, выглядит так:

ИНТЕЛЛИГЕНТЕН ТОТ,
КТО НИ ПЕРЕД КЕМ НЕ УНИЖАЕТСЯ
И НИКОГО НЕ УНИЖАЕТ

Когда все мы поймем и возьмем себе на вооружение глубочайший смысл этих слов, не шимпанзе для нас, а мы для них будем примером для подражания[8].

P.S. А Юлю, мне кажется, я услышал. Но не дай Бог, услышат те, кто рвется к власти!

______________________
1. Латынина Ю. ДНК и национальный характер.
2. См. Что такое интеллигентность?
3. См. Концепция предприятия, ориентированного на интеллигентизацию отношений.
4. См. Успенский Б.А.Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры.
5. См. Соколов А.В. Демифологизация русской интеллигенции.
6. См. Гиренко Ю. Авторы в поисках персонажа.
7. См. Что такое интеллигентность?
7. «Интеллигент живет и работает в настоящее время так, как в будущем станет жить и работать человек в условиях общечеловеческого благоденствия» (Лосев А.Ф. Об интеллигентности).

г.

К РУБРИКЕ:

Еще одна формула интеллигентности: 2 комментария

  1. «Когда я говорю «Мой начальник — человек интеллигентный», это понимается однозначно: мой начальник умеет видеть во мне не только подчиненного, но и такого же человека, как он сам.» (Гаспаров М.Л. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ, ИНТЕЛЛИГЕНТЫ, ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ).

    «Надо заметить, что теоретическое мышление и культура речи способствуют развитию не только чувства собственного достоинства и самодостаточности, но иногда — самомнения, снобизма и высокомерия, поэтому их нельзя называть обязательными качествами интеллигентного человека и включать в формулу интеллигентности <…>

    Формула интеллигентности читается так: интеллигентность — интегральное качество личности, включающее на уровне, соответствующем определенному поколению интеллигенции, образованность, креативность, этическое самоопределение (этос)» (Соколов А. В. Поколения русской интеллигенции. — СПб.: Изд-во С59 СПбГУП, 2009, сс. 51-53).

    «Позицию нравственного императива личности прекрасно определил В. С. Библер: «Я не могу позволить — никому, ни во имя чего, никогда, ни одного раза — меня оскорбить, на меня накричать, меня унизить, запретить мое убеждение, преградить возможность его распространять и, главное — нарушить суверенность моего Я — тайное ядро нравственной самотождественности. И прежде всего я не могу позволить это самому себе!». По мнению отечественных авторов, именно в таком отношении к себе и к людям проявляется интеллигентность» (Рыжая Ю.Н. Интеллигенция и интеллигентность в оценках студенческой молодежи).

    «Чем выше уровень духовного развития человека, тем он менее склонен к высокомерию и чувству собственной исключительности, так как более чем иные, осознает вселенское единство и взаимозависимость всех со всеми. Высокомерие и чванство, разного рода снобизм, как простейшие проявления гордыни, являются уделом примитивных представителей человечества, коих на планете всегда большинство. Кто у нас чванлив и высокомерен? То, кто считает себя в чем-то лучше других, выше, знатнее, умнее, талантливее, красивее, богаче. И чем больше несоответствие внешнего блеска достижений личности, ее врожденного или приобретенного статуса в обществе уровню ее истинного духовного развития, тем более чудовищные формы приобретает человеческая гордыня – мать всех остальных пороков, в христианстве заслуженно получившая клеймо смертного греха» (Миллер Н. Гордые носители новой идеи).

    «… его желание конфликтовать росло с ростом статуса его собеседника» (Шляпентох В.Э. Русский интеллигент Феликс Раскольников).

    «… интеллигент – это человек, внутренне свободный, способный уважать человеческое достоинство, а следовательно, способный уважать личность в себе и в других» (Ведерников П.В. Гражданское лидерство в россии: сущность, типы, особенности функционирования).

    Кто, скажите, правду знает,
    Что прочесть и как понять,
    Где нечистый искушает,
    А где Божья благодать?

    Крошка сын к отцу пришел,
    И спросила кроха:
    — Гордым быть хорошо,
    Или очень плохо?

    У меня секретов нет, —
    Кто хочет, читайте, —
    Папы этого ответ
    Поместил на сайте:

    “Без гордости нельзя прожить,
    Ее наличие цени в других,
    А вот гордыни не должно быть
    Ни у тебя и ни у них.

    Не демонстрируй превосходства,
    Нос высоко не задирай,
    С кичливым снобом стыдись сходства,
    Но и его не презирай.

    Ни перед кем не унижайся,
    И никого не унижай,
    За всех униженных покайся,
    Всех унижающих прощай!”.

    (В.Маяковский и О.Михайлов)

    «В 1826 году Николай I, напуганный восстанием декабристов и влиянием на русские умы учений европейских мыслителей, повелел закрыть кафедру философии в Московском университете «навсегда». Профессор физики и минералогии М. Г. Павлов (1793–1840), отрывая часы от своих предметов, читал студентам «введение в философию»25. Лекции Павлова побудили студентов к самостоятельному углубленному изучению философии. Зимой 1831–1832 года его ученик, юноша замечательных личных качеств Н. В. Станкевич (1813–1840), талантливый мыслитель и поэт, образовал литературно-философский кружок западнического направления. В него входили В. Г. Белинский, Т. Н. Грановский, М. А. Бакунин (1814–1876), К. С. Аксаков (1817–1860), М. Н. Катков (1818–1887) и др. К кружку тесно примыкал А. И. Герцен (1812–1870), друживший со Станкевичем. В 1837 году Станкевич отправился на лечение в Европу и там умер. Кружок, державшийся на его авторитете, тотчас начал распадаться из-за обнаружившихся разногласий. Его члены не пожелали слышать друг друга. Одни сделались славянофилами, другие остались западниками, одни превратились в революционеров, другие — в монархистов-государственников, третьи — в либералов. Прежние друзья сделались идейными противниками» (Лурье Ф.М. Интеллигент. Интеллигентность. Интеллигенция).

    «Интеллигентность совсем необязательно связана с ярким умом и большим талантом, но, несомненно, связана с внутренним достоинством, со сдержанностью, тактом, подчеркнутым уважением к собеседнику» (Глебкин В.В. Можно ли «говорить ясно» об интеллигенции).

  2. Жаль, что не смогу сейчас участвовать в обсуждении. Очень мало информации. Но с удовольствием буду следить за этой темой.

Добавить комментарий для Jamesnak Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 5 =