Людмила Улицкая

Русская писательница, переводчица и сценарист.

Первая женщина — лауреат премии «Русский Букер» (2001). Лауреат премии «Большая книга» (2007, 2016). Произведения Людмилы Улицкой переведены не менее чем на 25 языков. Общественный деятель, учредитель «Лиги избирателей» (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Расколотость интеллигенции — это естественно.
Каждый думающий человек думает по-своему, поэтому сколько интеллигентов, столько точек зрения.
Отсюда и неспособность договориться»

Л.Е. Улицкая

Трудно сказать, чего больше в размышлениях Людмилы Евгеньевны Улицкой об интеллигентности, интеллигентах, интеллигенции, — человеческой мудрости или писательского таланта, — но они восхищают ясностью мысли и соответствующей четкостью изложения.

«Сегодня, прежде чем вести любой разговор, надо заново договариваться о содержании понятий. В прежнее понятие интеллигентности входили кроме хорошего профессионального образования такие качества, как бескорыстие, проистекающее из идеализма, служение идее, способность предпочитать интересы общественные интересам личным. В этом смысле интеллигенции нет, она закончилась как историческое явление» (Кашин О. «Интеллигенция закончилась как историческое явление»: интервью Людмилы Улицкой // daily.afisha.ru).

«Сегодня интеллигент, как бы ни определять его свойства, представляется большинству сограждан по преимуществу фигурой комической. Более того, я позволю себе смелость сказать, что российская интеллигенция покончила свое существование самоубийством.

Произошло это в 20–30-е годы прошлого столетия. Под напором власти интеллигенция предпочла «развоплотиться», и этому послужили выдающиеся писатели своего времени, создав целую портретную галерею героев, которых можно узнать и в «Хулио Хуренито» Эренбурга, и в «Двенадцати стульях» и «Золотом теленке» Ильфа и Петрова, и во многих других литературных героях, обесчещивающих само явление «русской интеллигенции». В заключение приведу отчаянное и убедительное высказывание Юрия Олеши, тоже бросившего свой камень на могилу «русского интеллигента», сделанное им в 1930 году:

«Мы, писатели-интеллигенты, должны писать о самих себе, должны разоблачать самих себя, свою «интеллигентность»… Взгляд мой на положение интеллигенции крайне мрачен. Надо раз навсегда сказать следующее: пролетариату совершенно не нужно то, что мы называем интеллигентностью… Я хочу перестроиться. Конечно, мне очень противно, чрезвычайно противно быть интеллигентом. Вы не поверите, быть может, до чего это противно. Это — слабость, от которой я хочу отказаться».

Нам, сегодняшним потомкам тех, кого называли интеллигенцией, досталась от предков одна общая слабость — любовь к чтению» (Улицкая Л. Чтение как подвиг // novayagazeta.ru).

«Интеллигенция представляется мне, скорее, орденом, чем социальным слоем. В свое время Александр Исаевич Солженицын пустил в оборот новое слово — «образованщина». Это очень полезный термин, и вот для начала из того круга людей, о котором идет речь, исключим тех, кого можно назвать «образованщиной» — то есть людей, получивших хорошее образование, плодотворно использующих свои знания и умения на своем профессиональном поле, но не обладающих какими-то определенными качествами, которые из образованного человека делают интеллигента. Первое из этих качеств — бескорыстие. Мотивацией деятельности интеллигента может быть все что угодно, начиная от абстрактного блага, пользы человечеству, исправления нравов, повышения уровня образования общества или уровня здравоохранения, но только не деньги. Интеллигент может сколько угодно заблуждаться, горячо отстаивать свои позиции (верные или ложные), но он неподкупен и действует исходя не из личной корысти, а из соображений общественного блага, как он его понимает. Не приверженность к той или иной политической системе определяет интеллигента, а исключительно личная порядочность и добросовестность. Итак, я определяю интеллигенцию как духовный орден, и, покушаясь лично на это звание, оставляю за собой сомнения в своей правоте и допускаю, что есть и другие, более удачные и точные определения. …

Я могу допустить, что интеллигентный человек — неравнодушный человек. Хотя легко могу представить себе интеллигента, который глубоко погружен в свои интеллектуальные, профессиональные, скажем, научные проблемы и равнодушен к страданию соседей, потому что просто их не замечает. Интеллигент имеет право быть достаточно сложно организованным существом. Традиционное недоверие и даже ненависть к интеллигентам на том основана, что людям малообразованным не всегда понятна мотивация их деятельности. Здесь и Владимир Ильич Ленин неплохо поработал. Помните его высказывание: «…интеллигенция не мозг, а говно нации»? Булыжник, к сожалению, был не единственным оружием пролетариата, а революционная интеллигенция, из которой и сам Ленин вышел, хоть и не швыряла лично булыжники, но действительно сильно поспособствовала революции 1917 года.

В сегодняшнем политическом протесте я не вижу большой интеллигентской составляющей. Нарождающаяся оппозиция представлена гораздо в большей степени тем слоем людей, который Солженицын называл «образованщиной». …

Шагнем мы к самоуничтожению или к распространению по Вселенной — на этот вопрос никто ответить не может. Точно могу сказать, что без интеллигентных людей на этот вопрос не ответить» (Людмила Улицкая о протестном движении // philologist.livejournal.com).

«Интеллигенция – созидательница и хранительница культурного потенциала нации. У нее нет задачи приспосабливаться к предлагаемым обстоятельствам. В этом её сила, в этом ее слабость. Как бы я к ней ни относилась, она лучшее, что есть у нации. Не футболисты, не шоумены всех видов, не бизнесмены и уж тем более не политики. Интеллигенция, даже в ее русском своеобразном варианте, – это врачи и учителя, ученые, это библиотекари и работники музеев, это вообще все люди с интеллектуальными запросами. Особенно это заметно в провинции. Я довольно много езжу по российской провинции и могу свидетельствовать, что, во-первых, она есть, и, во-вторых, она лучшее, что есть. Пройдёт поколение, и возможно, она совсем выродится, совсем обнищает и перестанет быть сама собой. Профессор Преображенский уже не живет на Пречистенке в Калабуховском доме, его давно выселили на окраину, в Бибирево или в Марьино, лишили кабинета, прислуги, достойной оплаты, но он пока еще жив. А на Пречистенке живёт новая буржуазия, которая ничего не знает и не умеет, кроме как деньги делать. Так что ошибка – я интеллигенцию люблю, и если позволяю себе над ней посмеиваться, то лишь по той причине, что и сама к ней принадлежу» (Мастер З. Людмила Улицкая: Интеллигенция – лучшее, что есть у нации).

Людмила Евгеньевна Улицкая в в программе «Гамбургский счет»:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

шесть − два =