Сергей Ачильдиев

С 1973 г. работал в газетах и журналах Ленинграда (Санкт-Петербурга) и Москвы в разных должностях, от корреспондента до главного редактора. В 2006–2015 гг. — редактор отдела специальных программ газеты «Невское время». В 2009–2012 гг. — ведущий информационно-аналитических программ «Отражение» и «Отражение недели» на канале 100ТВ.

Дважды — в 2007 и 2010 г. — лауреат конкурса профессионального мастерства петербургских журналистов «Золотое перо».

Автор документальных книг — «Голоса: Воспоминания о погибшем детстве» (1991), «Петербургские истории: от Петра Великого до Александра Володина» (2003), «Постижение Петербурга» (2006; второе, дополненное и переработанное изд. 2015).

Член Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Член Союза писателей Санкт-Петербурга (Источник: Официальный сайт Союза писателей Санкт-Петербурга // pisateli-spb.ru).

«Нетерпение еще большей свободы охватило все интеллигентские слои,
причем дорогу к ней и саму свободу каждый понимал по-своему»

С.И. Ачильдиев

Одной из наиболее значимых заслуг Ачильдиева Сергея Игоревича перед проблемой осмысления интеллигентности является его «попытка хотя бы относительно полно выделить черты интеллигенции» и «идентифицировать их по шкалам «социальные-личные» и «положительные-отрицательные», которую он назвал шагом на очень зыбкую почву. Однако, не меньшую ценность представляют собой выводы, сделанные при этом автором:

«Социокультурный феномен интеллигенции нельзя уложить в прокрустово ложе точных дефиниций. Отдельные черты со временем кардинально изменяются или вовсе исчезают, а потом появляются вновь. Собранные все вместе, они не свойственны ни одному интеллигенту и даже всей интеллигенции того или иного времени. …

Кроме того, те или иные черты интеллигенции одномоментно несут как позитивную, так и негативную нагрузку, а плюс к тому совершенно по-разному оцениваются разными людьми. Более того, некоторые черты в известном смысле даже противоречат одна другой…

Тем не менее, как бы ни были условны определения любой из перечисленных черт, а также их трактовки, выдающиеся деятели интеллигенции всегда охотно говорили и писали о них, а рядовые интеллигенты с помощью этих черт безошибочно выделяли в людской толпе себе подобных. В самые трудные моменты именно лучшие черты интеллигенции помогали ей выстоять и, кроме того, спасти многих соотечественников» (Ачильдиев С.И. Русский интеллигент: опыт литературно-социологического портрета).

О необыкновенной способности писателя видеть не только проблему, но и ее причину, свидетельствует, хотя бы, следующее утверждение:

«Интеллигенты в России остались, это несомненно. Но их культурное единство рассыпалось. Никто уже не читает одну и ту же книгу, не смотрит один и тот же фильм, не рвется на одну и ту же премьеру и не обсуждает все это вместе с людьми близкими по духу и мировоззрению. У каждого — все это свое, каждый — сам по себе. И у каждого свои предпочтения, и мысли, и представления о том, что хорошо и правильно и что плохо и неверно. А потому у тысяч сегодняшних интеллигентов уже нет единых норм знаний, пристрастий, вкусов, и, значит, нет единых оценок, требований, правил поведения.

… Конечно, информационно-культурное изобилие — не единственное препятствие, мешающее интеллигентам сформировать единое сообщество. Но и этого вполне достаточно» (Ачильдиев С.И. Куда подевалась интеллигенция?).

Тут же у читателя возникает вопрос, как же сохранить унаследованные от предков культурно-исторические ценности, если «у каждого свои предпочтения, и мысли, и представления о том, что хорошо и правильно и что плохо и неверно»? Вынуждать читать одни и те же, «правильные», книжки? Уже проходили, знаем, — дико и бессмысленно. Призывать? Глупо. А, может, просто подождать, время само расставит все по своим местам? Ответ находим в другой статье Сергея Игоревича:

«При отложенных преобразованиях в сознании нации складываются такие сильные негативные особенности мировосприятия, которые даже правильное действие искажают до уродливости» (Ачильдиев С.И. Феномен интеллигенции).

Нельзя не упомянуть еще об одной мысли, выделяющей Ачильдиева С.И. из многочисленного списка исследователей интеллигенции. Едва ли не пальцем он указывает ее представителям на бессмысленность и безрезультативность используемых ими способов решения возникающих в их рядах проблем:

«Общий настрой был однозначен: интеллигенция не ушла на какое-то неопределенное время, она умерла, и скорей всего ее уже не будет в нашей стране. Впрочем, многим это все же не мешало призывать к возрождению интеллигенции, организовывать представительные конференции и симпозиумы, издавать соответствующие сборники научных и публицистических статей, проводить конгрессы интеллигенции Петербурга и даже всей России. Однако никаких конкретных, действенных способов и путей решения поставленной задачи выработать так и не удалось» (Ачильдиев С.И. Интеллигенция: место в истории).

 г.

К РУБРИКЕ:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

1 × два =