Грабельных Т.И. Место и роль вузовской интеллигенции в России на рубеже веков: переход к новому типу развития российской интеллигенции

Размышляя о роли и судьбах российской интеллигенции, я не могла не вспомнить студенческие года. Для меня это были первые встречи с вузовской интеллигенцией 1980-х годов. На протяжении всех 5-ти лет обучения на философском факультете Уральского государственного университета никогда не возникало и тени сомнений в качестве обучения и эффективности организации образовательного процесса. Профессорско-преподавательский корпус выступал как некий монолит, скрепляющий, Цементирующий, направляющий и формирующий наши профессиональные и личностные компетенции и стратегии. Как главный субъект вузовской интеллигенции профессорско-преподавательский состав классического университета в этот период отличался своей философией конструктивного действия соответствующей своему времени относительно образования и воспитания студенческой молодежи, идейной убежденностью и сознанием предстоящих перемен. Личность преподавателя, тексты классиков и погружение в профессионально-жизненные практики ведущую роль в профессиональной подготовке специалистов данного профиля. Книга выступала особым инструментом в руках вузовской интеллигенции. Так один из степенных преподавателей, читая марксистско ленинскую философию, зачитывал нам — студентам — большие по объему фрагменты текстов. Он не прибавлял ничего от себя, он просто тиражировал смыслы. И мы вникали и не вникали, научного творчества на тот момент не было. Был урок повторения текстов и истории. При этом создавалась уникальная ситуация методологического выбора. По разным причинам пробуждалось сознание. Рождалась методология, а значит, формировались изнутри предпосылки для развития научного творчества. Главным достоинством вузовского образования я всегда считала и считаю развитие методологического мышления и формирование технологической культуры. Когда меня спрашивают — что мне лично дал вуз, я неизменно называю 3 основные константы философского и социологического образования — методологию, технологию и активную жизненную позицию. Хотя все названное получило развитие в большей степени по окончанию университета уже в условиях другого города, другого вуза и другой образовательной и научной среды. Считаю важным подчеркнуть, что на всех этапах профессионального становления ведущая роль принадлежала вузовской интеллигенции как яркому представителю российской интеллигенции.

В своих характеристиках вузовской интеллигенции последних двух десятилетий XX в. я придерживаюсь той точки зрения, что именно она в этот период выполняла основную мировоззренческую и социально технологическую роль не только в вузе, но в целом в государстве и обществе. Причем в 1990-е годы эта роль стала проявляться еще более рельефно, учитывая напряженность исторической ситуации. Пополняя ряды вузовской интеллигенции, мы не боялись брать на себя ответственность в осмыслении и анализе происходящих процессов. Выбор тем и направлений исследований, реализация исследовательских стратегий, высокая профессиональная занятость и напряженность интеллектуального труда, индивидуальная работа со студентами, переход на новые формы обучения, связанные с необходимостью повышения качества образования, и многое другое — все это имело место уже в тот период и определялось вызовами времени.

Смена типов и условий развития государства, трансформация социальной структуры общества вызвали переход к новому типу российской интеллигенции в целом и вузовской интеллигенции, в частности. Складываются предпосылки для формирования нового образа интеллигенции в условиях возрастания спроса на интеллектуальный труд, интеллектуальные ресурсы и капитал. Между тем, в 1990-е годы вузовская интеллигенция выживает, находясь в кругу, по сути, в замкнутом пространстве противоречий, смены ориентиров и моделей развития. Опираясь на опыт работы в различных российских вузах — столичных и региональных (МПГУ, Комсомольский-на-Амуре государственный педагогический университет, Восточно-Сибирский институт МВД России и др.), практики по обмену опытом и в целом в сфере профессиональных взаимодействий, а также исследовательские практики, я не могу не сделать заключение о том, что на рубеже веков, во-первых, несмотря на усиливающуюся разнородность в социальной среде и в среде российской интеллигенции, ее ядро как социально-профессиональной группы общества сохраняется; во-вторых, данная группа, опираясь на профессиональные сообщества, вступает в «борьбу» за новый статус как интеграционного ресурса интеллектуального развития, в большей степени это определяется доступом к власти и статусом ее ведущего субъекта, а именно, позицией вузовской и научной интеллигенции; в-третьих, происходит переоценка экспертного потенциала, вследствие чего место и роль интеллигенции отныне измеряются ее положением в экспертном сообществе и его сформированностью. В сложившейся ситуации становится очевидным — интеллигенция подтверждает или не подтверждает свой статус как социально-профессиональной и политической силы? В этот период активно трансформируется социально-профессиональная структура общества. На мой взгляд, делая ставку на развитие экономики знаний, экспертное сопровождение управленческих решений, научно-аналитическое обеспечение социальных процессов на базе программно-целевого и других методов и реализуя принципы инновационности и креативности, интеллигенция в целом выполнила свою основную миссию — с ее участием в России была подготовлена площадка для разработки инновационных стратегий 2000-х годов, в числе которых и долгосрочные концепции социально-экономического и инновационного развития России.

Разделяя мнение о том, что в 1980-1990-е года российская интеллигенция переживает тяжелые времена — времена выбора и исканий, признаем, что в первое десятилетие XXI века перед интеллигенцией стоят опять новые испытания. И главное — проблема поиска своей идентичности.

Что такое интеллигенция сегодня? Для одних, важнейшим подтверждением ее статуса выступают реакция на вызовы глобализации и восприимчивость к модернизации; для других, — возможности реализации интеллектуальных ресурсов и спрос на рынке интеллектуальных услуг. В качестве основных версий развития интеллигенции приведем пять:

1) интеллигенция выживает, но как социально-профессиональная группа она обречена;
2) интеллигенция потребляет, у общества потребления свои требования и пределы роста;
3) интеллигенция конкурирует, в современных условиях потенциал интеллигенции не исчерпан, более того, он нарастает в силу востребованности интеллектуальных знаний и технологий, спроса на интеллектуальные продукты и услуги;
4) интеллигенция обретает новую сущность, с одной стороны, это продиктовано переходом к четвертичному сектору, с другой стороны поиском истины и смыслов;
5) интеллигенции больше нет.

В последнем случае мы исходим из осознания того факта, что быть и иметь стали главным принципом сегодняшней жизни. Интеллигенция как производитель смыслов утратила свою сущность. На смену такому пониманию пришло иное понимание интеллигенции как производителя технологий. В традиционном понимании, учитывая духовные процессы, мы имеем отсутствие логики, простоты и поиска истины. Зачастую наблюдается потеря смыслов и стимулов к саморазвитию, а значит, интеллигенцией своей сущности. Мы слышим, «Мы жили, мы верили»! «Мы живем, но не верим», «Мы познаем, но без веры, без истины, понимания».

Какой версии придерживаемся мы? Больше третьей и четвертой в их взаимосвязи. На наш взгляд, необходимо проведение глубоких междисциплинарных исследований, посвященных феномену российской интеллигенции XXI в. В качестве приоритетных направлений социологических исследований мы видим следующие:

    1. Вузовская интеллигенция и социально-профессиональные сообщества в условиях модернизации России.
    2. Позиционирование интеллигенции в социальном пространстве региона (в контексте практик социального партнерства).
    3. Интеллигенция в пространстве смыслов, политик и исследовательских практик.
    4. Интеллигенция и власть: отношение к инновациям.
    5. Социальное самочувствие интеллигенции в России и ее духовные поиски в XXI в.
    6. Интеллигенция в России: экспертиза, аналитика, прогноз.
    7. Вехи и будни российской интеллигенции на рубеже веков.

Полагаем, что вузовской интеллигенции в России еще предстоит сыграть особую роль в развитии общества и государства.

https://core.ac.uk/download/12086796.pdf

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

двадцать − тринадцать =