Аверинцев С.С. Обращение к Богу советской интеллигенции в 60-70-е годы

Было бы неосторожно принимать за аксиому, будто бы та исчерпываемая из книг, словесно-мыслительная, литературно-философская культура, хранителем и одновременно порождением которой является интеллигент, выше, ценнее, чем навыки жизненной, житейской, повседневной культуры, упорядочивавшие поведение хорошего священника, пристойного дворянина или честного крестьянина былых времен. Но как недаром утверждает русская пословица, «что написано пером, того не вырубишь топором»…

Адамчук И. Об интеллигенции и псевдоинтеллигенции…

У России, как известно, две беды, но мне кажется, последние два с половиной века у нее появилась третья… Это псевдоинтеллигенция, или “небыдло”, которая все же отличается от первой беды наличием диплома о высшем образовании.

Адамчук И. Набат псевдоинтеллигенции, или в ожидании Камбоджи

Можно ли человеку считать себя интеллигентом в именно российском понимании, где к интеллектуальной составляющей очевидно примешивается морально-нравственная, если в жизненной его биографии есть эпизоды воровства, предательства, лжи, развращенности, о которой говорится открыто и с известной долей бравады.

Адамчук И. О строящемся царстве справедливости и разума

Наблюдая за их очередными кульбитами в области морали и нравственности, да что там морали, банальной порядочности и честности по отношению к ближнему, я всякий раз пролетала, как фанерка над столицей мировой моды – потому что тоже считала, что человеческое сознание эволюционирует и разум равняется интеллигентности.
Ничего подобного. Ни разу не так, просто ни секундочки.

Адамчук И. Интеллигенция, или креативный класс?

Вот смотрите, вы никогда не задумывались, почему в российском обществе интеллигенция играла такую важнейшую роль и почему мы, русские, носимся с этой идеей уж какое столетие подряд, а в обществе западном – вообще всем все равно, есть ли на свете такая прослойка и насколько она важна.

Азадовский К.М. «Судьбы его печальней нет в России…»

В России принято спорить об интеллигенции. “Что это за небывалое, единственное в мире общество или сословие, или каста, или вера, или заговор… — вопрошал в начале ХХ столетия Дмитрий Мережковский. — Откуда она явилась? Кто ее создал?” Прошло столетие — споры не утихают. Как относиться к интеллигенции? Нужна ли она России? И последний болезненный, тревожный вопрос: да существует ли она еще, эта самая русская интеллигенция? Сохранилась ли в бурных перипетиях последнего десятилетия?

Аксючиц В.В. Родовые болезни дворянской интеллигенции

В чем причины и корни социального эгоизма, утопизма, нигилизма, анархизма и антигосударственных, противонародных инстинктов, которыми в большой степени руководствуется русская интеллигенция на протяжении двух веков своего существования? Интеллигенция как образованное сословие, сознающее свое культурно-просветительское назначение, выделяется среди дворянства в конце XVIII века. Новое сословие наследует «первородный грех» дворянства.

Аксючиц В.В. Русская интеллигенция о русском характере

Русская интеллигенция несла в себе родовую болезнь послепетровских образованных сословий. В судорожных поисках национальной органики и в то же время в дальнейшем отрыве от нее и состояли мучительные народнические комплексы, которые не вполне сознавались, но вплетались во все формы самовыражения интеллигенции.