Греков А.А. Что такое «бизнес-интеллигенция»?

В поисках новой образовательной парадигмы

В разговоре с моим другом (некогда музыкальным «пиратом», а ныне добропорядочным продюсером, вполне легально восстанавливающим архивные записи старой украинской эстрады) я попытался объяснить, чем же всё-таки наша школа отличается от всех прочих школ. «Понимаешь, — говорил я, — мы пытаемся совместить два подхода: подход советской школы, упиравшей на основательные теоретические знания, с западным подходом, выдвигающим на первый план практическое применение получаемых знаний. Мы хотим вырастить бизнесменов нового типа, своего рода бизнес-интеллигенцию, людей, которые видят дальше своего кармана…» И тут я остановился. Этот неожиданно проявившийся термин — бизнес-интеллигенция — озадачил меня самого. Не глупость ли это, не нелепость ли? Что, казалось бы, дальше друг от друга, чем эти два понятия? Эдакий водо-камень, льдо-пламень. Но звучит здорово, а главное, как показалось, в нем отразилась реальная наша философия: мы работаем для и ради интеллигенции, которая ныне занимается бизнесом. И все-таки — имеет ли это понятие право на существование? Что по этому поводу скажет нам всемирная информационная свалка?

ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ — 170 ЛЕТ

Как ни странно, всенаходчивый Яндекс знает словосочетание «бизнес-интеллигенция», правда, в количестве 4-х упоминаний на весь русскоязычный Интернет [на начало 2005 года]. Однако и само слово «интеллигент» каких-нибудь 130 лет назад было еще в новинку. «Советский энциклопедический словарь» утверждает, что термин «интеллигенция» введен писателем Боборыкиным в начале 60-х годов XIX века, и уже из русского языка он перешел в другие языки. Подхваченный Достоевским и Ключевским, «он быстро приобрел права гражданства. Этим словом обозначали типично русское явление: образованных людей, которые часто продолжали образование в заграничных университетах. Вернувшись в Россию, они скоро убеждались, что их знания не могут быть востребованы во всей полноте (скажем, земский врач видел, что его знание современной фармакопеи ни к чему, ибо у него под рукой кроме касторки и клистира ничего нет). Русскую интеллигенцию того времени можно было бы определить как людей, которые очень много знают, но мало могут. В качестве защитного психологического механизма у русской интеллигенции возникала потребность говорить о «всеобщем и глобальном»: о судьбах России, смысле жизни, провидении и даже о политических и радикальных изменениях. Это в лучшем случае, ибо в худшем многие представители интеллигенции просто спивались.» [В.Лебедев, «Прощай, интеллигенция!»]

Впрочем, «Советский энциклопедический словарь» не вполне прав. Термин «интеллигенция» встречается уже у Жуковского в дневнике за 1836 год. Историк Сигурд Шмидт комментирует это так: скорее всего, поэт услышал слово «интеллигенция» от Александра Тургенева, а тот привез его из Парижа, а в Париже как раз в то время Бальзак «возымел идею организовать партию интеллектуалов с печатными органами», где он мог бы публиковаться. Эту партию Бальзак предполагал назвать «партией интеллигентов», что засвидетельствовано в письме классика к Эвелине Ганской от 23 августа 1835 года. [Л.Аннинский, «Кто подсунул России «интеллигенцию»?»]

ЧТО ТАКОЕ: ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ ЧЕЛОВЕК?

Нам кажется уместным процитировать по этому поводу одного из несомненных русских интеллигентов — Александра Солженицына. Откроем «Архипелаг ГУЛАГ»:

«В Советском Союзе это слово [интеллигенция] приобрело совершенно извращенный смысл. К интеллигенции стали относить всех, кто не работает (и боится работать) руками. Сюда попали все партийные, государственные, военные и профсоюзные бюрократы. Все бухгалтеры и счетоводы — механические рабы Дебета. Все канцелярские служащие. С тем большей легкостью причисляют сюда всех учителей (и тех, кто не более, как говорящий учебник, и не имеет ни самостоятельных знаний, ни самостоятельного взгляда на воспитание). Всех врачей (и тех, кто способен только петлять пером по истории болезни). И уж безо всякого колебания относят сюда всех, кто только ходит около редакций, издательств, кинофабрик, филармоний, не говоря уж о тех, кто публикуется, снимает фильмы или водит смычком.

А между тем ни по одному из этих признаков человек не может быть зачислен в интеллигенцию. Если мы не хотим потерять это понятие, мы не должны его разменивать. Интеллигент не определяется профессиональной принадлежностью и родом занятий. Хорошее воспитание и хорошая семья тоже еще не обязательно выращивают интеллигента. Интеллигент — это тот, чьи интересы и воля к духовной стороне жизни настойчивы и постоянны, не понуждаемы внешними обстоятельствами и даже вопреки им. Интеллигент — это тот, чья мысль не подражательна».

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И БИЗНЕС

В постсоветское время в обществе утвердилась мысль о том, что интеллигентам «старой закваски» выжить в условиях «дикого капитализма» практически невозможно.

Вот типичное мнение: «С одной стороны, мы видим реализацию либеральных идей, вызревших в «кухонных» разговорах советских интеллектуалов.

С другой — рыночные преобразования привели к «пришествию Хама», т.е. пресловутого нового русского — человека из уголовной среды с огромными доходами, который жаждет привести всю окружающую жизнь в соответствие со своими, с позволения сказать, духовными запросами. Кроме того, интеллигенция перестала пользоваться финансовым благоволением государства. Профессии, не связанные с частным предпринимательством, такие, как врач, учитель, ученый, музейный и библиотечный работник, стали отныне почти монашеским служением, не означающим никаких материальных благ.» [Р.Иванов, «Что такое интеллигентный человек?»]

Очевидно, что на смену этой разновидности интеллигентов должен прийти другой тип, способный успешно действовать в новых реалиях, — сочетающий глубокие знания и личную культуру с деловыми, коммерческими способностями, с т.н. хваткой. В конце концов любое из бесчисленных популярных руководств на тему «Как преуспеть в жизни» говорит о том, что интеллигентность по большому счету коммерчески выгодна: с интеллигентным человеком приятнее вести дела, а значит, и добьется он в бизнесе большего, чем некультурный субъект. [Ср. М.Калашников. «Интеллект, воля, сплоченность. Каким будет новое поколение русских предпринимателей?»]

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ВЛАСТЬ

На Западе таких людей называют не интеллигентами, а интеллектуалами. Однако между этими терминами существует заметная разница. Интеллектуалы — это представители среднего класса, как правило, технократы, обладающие либеральным мировоззрением. Руководители фирм, инженеры, технические работники, врачи, преподаватели… Они олицетворяют образованность, материальное благополучие, либеральное мировосприятие, приверженность общественным идеалам и стабильность в обществе. Интеллектуалы ориентированы на реализацию утилитарных, злободневных интересов, оставляя высшие идеалы религии и церкви. А у нас интеллигенция — практически всегда революционная сила, часто гуманитарно ориентированная. Даже если у людей техническое образование, в интеллектуальной деятельности они не ограничивают себя рамками специальности. Они оперируют абстрактными понятиями и строят модели преобразования общества, не обращая внимания на «мелочи». (Так считает доктор философских наук, редактор редакции религиоведения БРЭ Екатерина Элбакян) [цитируется по А.Нарышкина, «Они вечно всем недовольны»]

А вот французская исследовательница Вероника Гаррос находит, что меняется сам тип интеллигента, эволюционирующего от человека «письменной традиции» к человеку деятельному, готовому выступать и действовать не столько против власти, сколько вместе с ней, воздействуя на нее, входя в нее и поняв уже невозможность утвердить мир без участия власти. [Т.Савина, «Интеллигенция и интеллигентность»]

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ ТРЕТЬЕГО ТЫСЯЧЕЛЕТИЯ

На конгрессе петербургской интеллигенции, прошедшем в 1999 году, его председатель В.Е.Триодин, подводя итоги, попробовал выделить характерные черты интеллигенции III-го тысячелетия.

  • Если тоталитаризм несовместим с бытием интеллигенции, то демократия ее возрождает. Но демократия, по мнению Триодина, может быть только собственнической, а отсюда — более уважительное отношение интеллигенции к собственности.
  • Разрушительный настрой уступает место созидательному.
  • «Переживаемый период — ренессанс личностных целей». Но интеллигент, относясь к своей личности и судьбе с большей заинтересованностью, чем интеллигент прошлого, не может быть корыстолюбивым.
  • Специфическая собственность интеллигента — знания (но и без материальной не проживет).
  • Интеллигентность — особое состояние души. Совестливость — базовое качество интеллигента.
  • Непримиримая оппозиция к власти уже не будет непременным признаком интеллигентности. Она может служить, но не прислуживать власти.
  • Мессианство сохраняется, но в ином духе. Триодин приводит слова А. Галича:

Не бойтесь золы, не бойтесь хулы,
Не бойтесь пепла и ада,
А бойтесь того,
Кто скажет: «Я знаю, как надо!»
Кто скажет: «Всем, кто пойдет за мной,
Рай на земле награда».

  • Жертвенность — «реликт прошлого». Ценность человеческой жизни велика.
    [Цитируется по Т.Савина, «Интеллигенция и интеллигентность»]

ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ОБРАЗОВАНИЕ

В полемической статье «Осторожно — интеллигенция, или великая ошибка России» Д.Никитич пишет «Каким бы мы ни видели своё будущее, но нам придётся повышать качество образования, воспитывать школьников гражданами, гармоничными личностями — знающими законы и права, язык, историю и имеющих представления о методологии познания, о логике и источниковедении, — так, чтобы ни одна каста не испачкала им мозги своим эзотерическим знанием избранных. Нужно воспитывать людей прагматичных и практичных, оценивающих прошлое и перспективы не слезинками ребёнка и не желанием нравиться «цивилизованным странам», а хотя бы своими личными прагматичными интересами, — а ещё лучше оперирующих кроме личных ещё и общественными интересами.»

Похожим образом формулирует свою цель петербургская Частная школа «Взмах»: воспитание свободного, творчески мыслящего, широко образованного человека — гражданина мира, уверенного в себе, открытого людям, умеющего быть счастливым в жизни и успешным в деятельности.

Следовательно, бизнес-интеллигенция — не что иное, как интеллигенция деятельная (а не только рефлексирующая), прагматичная (а не только живущая прошлым и будущим).

Оттого для нас бизнес-интеллигент

  • это человек широко образованный, но в то же время — квалифицированный специалист;
  • человек нравственный, ставящий социальные интересы вровень с личными;
  • гражданин своей страны во-первых и гражданин мира во-вторых;
  • человек предприимчивый и успешный в своем Деле (в чем бы не заключалось оно).

Такими мы видим наших сотрудников и наших выпускников.

Опубликовано в дайджесте
«Афинский Оракул», № 1, 19 февраля 2005 г.
http://www.athens.kiev.ua/academy/bizint1.htm

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

15 + пятнадцать =