Кемалова Л.И., Корнильцева Е.Г. Интеллигенция в эпоху перемен

С особой остротой проблема интеллигенции встает в эпоху, условно называемую переходным периодом, когда наряду с другими важными вопросами становления общества, происходит переосмысление исторического прошлого страны и поднимается вопрос о роли интеллигенции в обновлении социума. Увы, сегодня интеллигенция не может претендовать на роль лидера, поскольку сама оказалась в ситуации, когда норма превращается в патологию, а то, что воспринималось раньше как патологичное, становится сегодня нормальным.

Актуальность данной темы обусловлена необходимостью изучения не только ценностей интеллигенции, но и ее действий. Целью данной статьи является рассмотрение вопроса о соотношении нонконформизма и конформизма в качестве поведенческих действий современной интеллигенции, поскольку именно от них зависит ее участие в решении многих проблем, возникающих в переходном обществе. В связи с этим необходимо, раскрыв содержание понятия «интеллигенция», рассмотреть природу конформизма и вопрос о возможности для интеллигенции вернуть себе звание духовного лидера современного общества.

В переводе с латинского — intelligens — понимающий, знающий, умный, а intellectus (познание, понимание, рассудок). Со времен введения в обиход П.Д. Боборыкиным понятия «интеллигент» возникло множество его толкований. Так, советские словари определяли интеллигенцию как «социальную группу, состоящую из людей, профессионально занятых умственным трудом, имеющих специальные знания в различных областях науки и культуры»[6]. Однако, понятие интеллигент не исчерпывается только характеристикой определенного уровня знаний у человека. Оно включает в себя и высокую нравственность, совесть, честь, порядочность и другие качества, что, собственно, и составляет интеллигентность как таковую. Интеллигентность выступает качественной характеристикой субъекта, а интеллектуальность – количественной.

В результате разрушения советской системы и построения нового российского общества интеллигенция оказалась в ситуации утраты своих прежних лидерских позиций. Перед ней стоит сложная задача: как суметь сохранить приоритет духовных ценностей в обществе, сплотить это общество под флагом единой идеи, цели и не дать ему распасться на мелкие разрозненные «кусочки»? Часть интеллигенции стремится приспособиться к меняющимся условиям, другая часть демонстрирует нонконформистское поведение. Конформизм (умение индивида, группы адаптироваться к тем или иным социальным условиям, принимать правила поведения, сложившиеся в обществе), анализируется не только как мировоззренческая, но и поведенческая составляющая среди ценностей интеллигенции. Соответственно, нонконформизм — непринятие норм, ценностей, целей, доминирующих в конкретной группе или в конкретном обществе. В связи с этим необходимо уточнить и понятие «ценностная ориентация». Оно означает – разделяемые личностью социальные ценности, выступающие в качестве целей жизни и основных средств их достижения, и являющиеся важнейшим фактором, регулирующим мотивацию личности и ее поведение. Появившись как итог социально-религиозных исканий, интеллигенция являла собой протест против ослабления связи видимой реальности с идеальным миром. Она стремилась во что бы то ни стало избежать полного втягивания людей в такие отношения, которые ведут к отказу от духовных приоритетов. Как справедливо отметил крымский ученый И.И. Кальной: «Возрождая себя, интеллигенция возродит и общество»[1].

Может ли интеллигенция демонстрировать конформистское поведение в эпоху трансформации общественных связей? Зачастую ответ на этот вопрос дается отрицательный, поскольку считается, что конформизм — само по себе явление негативное. Но конформизм имеет не только негативный оттенок, но и несет в себе положительные черты и, как говорил Демокрит, «не делать никаких уступок в жизни – признак безрассудства».

С.А. Красильников в работе «Феномен и природа конформизма российской интеллигенции в XX веке» подчеркивает, что в реальной действительности внутри интеллигенции неизбежно сосуществуют несколько типов ценностного поведения — и конформизм, и нонконформизм (духовное лидерство), и консерватизм [3].

В условиях изменяющегося социума интеллигенция и, в частности, юристы, педагоги, медики, демонстрируют конформное поведение, поскольку приспосабливают свой труд к тем нормам, которые складываются в новой ситуации. Такая позиция интеллигенции характеризуется как адаптационноприспособительная. Во взаимоотношениях интеллигенции и общества в целом были периоды негативного отношения к ней, когда винили во всех бедах на протяжении ХХ века. Антиинтеллигентские настроения, появление различных эпитетов, которыми «награждали» интеллигентов, — все это свидетельствовало о сложном положении, в котором оказались ее представители. В данном контексте «приспособление» по отношению к власти представлялось своеобразной защитой в условиях «агрессивной социальной среды». В моменты общественной нестабильности, обострения ситуации конформизм в этой своей грани может проявляться в виде социального подражания. Во взаимоотношениях с властью интеллигенция также должна демонстрировать конформизм, поскольку она не может ни безоговорочно сливаться с властью, ни находит[ь]ся в состоянии постоянной оппозиции к ней. Следовательно, конформизм – одно из проявлений поведения интеллигенции и оно не всегда носит исключительно негативный оттенок. Иногда конформное поведение интеллигенции оправдано. При этом нельзя не согласиться с мнением российского ученого В. Н. Слюсара, отметивш[его], что «интеллигенция — та социальная группа, которая традиционно становится жертвой социальных трансформаций» [7].

Интеллигенция — понятие, подчѐркивающее качественные особенности личности, определяющие тип поведения и мышления. Это люди, интеллектуальная культура которых сочетается с высоким уровнем нравственности, подлинной духовностью. К сожалению, реальное положение интеллигенции в нашей стране и, главное, степень ее самореализации как общественной и производительной силы далеки от этого идеала [2].

Процесс формирования интеллигенции имеет свою специфику: в ситуации перехода общества на новую ступень развития, с новыми экономическими, социально-политическими и культурными особенностями, те классы и сословия, которые приходят на смену прежним, создают свою «интеллигенцию», претендующую впоследствии на роль лидера. В качестве примера вспомним, что после социалистической революции в 20-е годы ХХ века, происходят изменения в социальной структуре общества и меняется не только место интеллигенции в ней, но меняется также ее качественный состав. Молодые рабочие и крестьяне, получившие доступ к высшему образованию, причисляют себя к интеллигенции. Количественно число интеллигентов растет, а качество оставляет желать лучшего. В этот период интеллигенцией называют всех работников умственного труда, определяя как «прослойку» между двумя ведущими классами — пролетариатом и крестьянством. Выдвижение рабочего класса в качестве гегемона, привело к тому, что интеллигенция теряла роль духовного лидера, которую она выполняла в условиях дореволюционной России. Более того, в условиях сталинизма в первую очередь именно интеллигенция подвергалась гонениям со стороны власти, что негативно сказывалось на ее моральном духе и самочувствии. С другой стороны, другая часть интеллигенции приобщалась к формированию нового общества, искренне веря в идеалы строительства коммунистического общества. Таким образом, состав интеллигенции был неоднороден. Эта неоднородность сохраняется и сегодня: к интеллигенции относятся люди с разным мировоззрением, разным образованием, занимающие разные ступени социальной иерархии. В современном российском обществе происходит процесс размывания границ интеллигенции как социальной группы. С одной стороны, некоторые представители интеллигенции пополняют ряды новой номенклатуры, уходя во властные структуры. С другой стороны, часть интеллигенции, в условиях переходного общества и усиления кризисных явлений, вынуждена уходить из сферы интеллектуального труда в иные структуры, где они получают за свой труд намного больше. Наконец, в кризисные периоды происходит «утечка мозгов», поскольку многие деятели культуры и науки эмигрируют в поисках лучшей жизни. Все эти процессы негативно сказываются на будущем нашей страны. Парадоксальность ситуации, в которой пребывает сегодня российская интеллигенция, состоит в том, что, с одной стороны, она является той социальной силой, которая способна найти пути преодоления кризиса в обществе. С другой стороны, сегодня в структуре российского общества интеллигенция по факту занимает периферийное место, обладает низким социальным авторитетом, не считается инновационной силой, а еѐ креативные возможности не востребованы. Такая ситуация порождает неудовлетворенность интеллигенции своим положением, неверие в собственные силы, апатию, поскольку она не выполняет своей общественной роли и исторического предназначения. В этой ситуации встает сложная задача: как при нынешнем статусе сохранить приоритет духовных ценностей в обществе, выполнить свое предназначение, сплотив граждан под флагом единой национальной идеи?

Отечественная интеллигенция XXI века имеет свои особенности. Эта особенность связана с процессами маргинализации, вызванными множеством причин, в том числе и растущей бедностью населения. Причем ряды бедных, помимо квалифицированных и неквалифицированных рабочих, работников сельского хозяйства, пополняются в том числе и за счет дипломированных специалистов. Это касается в первую очередь так называемой «бюджетной интеллигенции» — самого массового слоя, так называемых «новых бедных», формирующихся в основном за счет врачей, учителей и других категорий населения. Помимо экономического кризиса, означающего резкое снижение жизненного уровня, современная интеллигенция переживает также кризис политический (утрата традиционных идеалов), профессиональный (депрофессионализация, связанная со сменой низкооплачиваемой профессии). Говоря о нынешнем маргинальном статусе интеллигенции, необходимо учесть, что слово «маргинальность» полисемантично и дает возможность его двойной интерпретации: оно может означать как пограничное состояние (как маргинальность — переходность), так и периферийное положение социального объекта (маргинальность — периферийность). Маргинальность положения интеллигенции, ее пограничность, а также способность в силу этого всесторонне оценивать то, что происходит вокруг, позволяет видеть и понимать больше, чем другие. В статусе маргинала, стало быть, имеются не только минусы, но и очевидные плюсы. Способность видеть дальше помогает интеллигенту в статусе маргинала служить идее, а не прислуживать обстоятельствам. Отсюда возникает закономерный вопрос об общенациональной миссии интеллигенции, которая, в отличие от других социальных групп, гипотетически может стать той социальной силой, которая обеспечит реализацию в стране общенациональных интересов. Особенность современного интеллигента в том, что он динамичен, готов к восприятию различных взглядов и способен смотреть на проблему с разных сторон, а не однобоко[4]. Он может взламывать стереотипы и опережать время. Именно с этой особенностью и связывается возможность интеллигенции найти верное решение в возникших в современном обществе проблемах и способствовать его прогрессу и обновлению на новой духовной основе. Таким образом, духовное лидерство современной интеллигенции состоит в том, что она должна умело сочетать стремление к преобразованиям с необходимостью адаптироваться к определенным условиям, стараясь видеть позицию «другого».

Список литературы

    1. Интеллигенция: вчера и сегодня (сравнительный анализ): монография[Текст]//науч. ред. проф. И. И. Кальной, проф. А. В. Горбань. — Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2014. — с.45.
    2. Кемалова Л.И. Интеллигенция: особенности статуса [Текст]//Актуальные проблемы социально-гуманитарного и научно-технического знания. 2015. №1(4). С.77-79. 110
    3. Красильников С.А. Феномен и природа конформизма российской интеллигенции в XX веке [Текст]// Красильников С.А. /Известия Уральского университета. 1998. №8. С.51-57.
    4. Мылтасова О.В. Специфика образования взрослых в современной России [Текст]//Актуальные проблемы развития вертикальной интеграции системы образования, науки, бизнеса: экономические, правовые и социальные аспекты/ Материалы IV Международной научно-практической конференции 22-23 октября 2015 г. Воронеж: Издательство: Воронежский центр научнотехнической информации.- 2015.- 268 с.- С.184-188.
    5. Нефедова Т. Г., Николаева У. Г., Покровский Н. Е. Интеллигенция в пространстве внегородской России //Социологические исследования. 2016. № 12.С. 52-61
    6. Словарь политических терминов [электронный ресурс] URL: http://www.onlinedics.ru/slovar/pol/r/intelligentsija.html (дата обращения: 14.02. 2017).
    7. Слюсар В. H. Интеллигенция как объект насилия в период трансформации общества // Современная интеллигенция: проблемы социальной идентификации: сборник научных трудов: в 3 т./отв. ред. И. И. Осинский. -Улан-Удэ: Издво Бурятского госуниверситета, 2012. Т. 1. С. 181-189.

https://elar.urfu.ru/bitstream/10995/46628/1/klo_2017_011.pdf

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 × пять =