Лихачев Б.Т. Интеллигентность как интегративное свойство личности

В словарях и справочниках такие сходные между собой понятия, как интеллигент, интеллигентный, интеллигенция толкуются в качестве синонимов. Имеется в виду социальная прослойка людей, занимающихся интеллектуальным, творческим трудом в области политики и права, экономики и производства, образования и здравоохранения, культуры и искусства, науки и техники. Интеллектуалы специально обучены, развиты, образованы, владеют специфическими знаниями, умениями и навыками. Характерно, что при раскрытии понятия «интеллигент» не указывается на его возможное отличие от других членов общества в области личностных, духовно-нравственных свойств и черт характера, обусловленных интеллектуальными занятиями. Говорится только о профессиональной принадлежности человека к представителям умственного труда. Интеллигентность как категория – вторична, производна от понятия «интеллигенция». Она вбирает в себя и выражает сущность человеческой личности, совокупность наиболее ценных духовных свойств и нравственно-эстетических качеств, исторически вырабатывавшихся в среде лучших представителей интеллигенции, в процессе их отношения к своему назначению в жизни, к труду, людям и обществу. Интеллигенция в результате общественной деятельности дифференцировалась на подлинную, обладающую интеллигентностью, духовностью, и просто людей интеллектуального труда, не возвысившихся в своем развитии до уровня подлинной интеллигентности. Парадокс заключается в том, что не всякий интеллигент по социальному положению интеллигентен по духу. Занятия умственным трудом лишь ступень, одно из условий подлинной интеллигентности.

Между тем проблема воспитания в людях различных социальных слоев интеллигентности становится все более актуальной и объективно необходимой. В классической социальной дифференциации, в делении людей на классы происходят сложные процессы и изменения. Сохраняя классовые различия по отношению к формам собственности, распределению благ, особенностям организации и характеру труда, основные социальные классы, прослойки, группы сближаются между собой не только по общим целям, интересам в достижении общественного благополучия, но и по все большей интеллектуализации, механизации, компьютеризации, автоматизации труда вообще, по повышению роли интеллекта, сознания, знания, мышления в общественной жизни людей. Растет наукоемкость технологий производства; повышаются требования к творческой способности людей в деле повышения производительности труда; все более развитого ума, независимо от профессии, требуется от всех членов общества в обсуждении и решении экономических, социальных, политических проблем; интеллектуальная развитость необходима в освоении культуры, становлении духовности человека. Интеллектуализация образования и воспитания объективно обусловлена ростом интеллектуализации труда, а также политической, экономической, социальной, культурной, нравственно-эстетической жизни общества. Но если сформировалась объективная основа интеллектуализации общественной жизни, то естественно возникают условия не только повышения интеллектуального уровня людей, но и для формирования интеллигентности как важнейшего интегрального свойства всесторонне развитой личности. В духовном развитии выходящего из кризиса общества интеллигентность для интеллектуально развитых рабочих, крестьян, работников умственного и творческого труда может стать действенным средством духовного единения в борьбе за обновление общества, за переход к качественно новым общественным отношениям и характеру общения. Наряду с преодолением существенных различий между городом и деревней, физическим и умственным трудом рост интеллигентности, духовного облагораживания людей позволит навести духовно-нравственные мосты между представителями всех классов, социальных слоев и групп. Интеллигентность, из духовного достояния лучших представителей интеллигенции, будет становиться всеобщим свойством людей, обновленного на демократических и гуманистических началах общества.

Подлинную интеллигентность недопустимо ставить рядом, тем более отождествлять с внешней показной манерностью, «галантерейностью», с умением подать себя, быть, когда нужно, обходительным, вводить в заблуждение окружающих относительно своей подлинной сущности, пользоваться лицемерием в деловых и интимных отношениях. Наличие всех этих свойств у работника умственного труда, интеллигента, свидетельствует лишь о том, что он не обладает подлинной интеллигентностью. Человека, наделенного подлинной интеллигентностью, характеризует отсутствие претенциозности, чванства, внешней мишурности. Культура его поведения определяется не приспособленчеством с целью удовлетворения корыстных интересов, а глубинными духовными потребностями, размышлениями, пониманием своего места в мире, осознанием себя в качестве духовного человеческого существа, живущего среди людей и отвечающего перед собственной совестью.

Теперь представляется возможным дать более полное определение понятия интеллигентность, более обстоятельно разобраться в его сущности, смысле и содержании. В самом общем виде интеллигентность есть то абсолютно человеческое духовное начало, к которому исторически движется все наделенное интеллектом человечество. На пути этого движения к общечеловеческим ценностям происходит преодоление классовых противоречий, различий и противоположностей. Этим духовно-интеллектуальным началом обеспечивается возможность духовного единения всех людей на основе высшего проявления их общего и всеобщего духа, формирующегося в истории земной цивилизации. Каждому человеку, чтобы иметь возможность проявить себя в качестве духовного существа, необходимо стремиться, посредством данного от природы интеллекта развить в себе интеллигентность как высшее, объединяющее всех индивидов в мировое сообщество интеллектуальное и нравственно-эстетическое свойство.

Такой подход к пониманию глобального значения интеллигентности позволяет заключить, что она представляет собой определяющуюся общественным сознанием индивидуально-личностную целостность, включающую интеллектуальную, нравственно-эстетическую, эмоциональную, волевую развитость, достигаемую в результате овладения общечеловеческой культурой. Одновременно она есть и овладение профессией на основе научно-технического знания, совершенствование в себе культуры общественных отношений, политической, правовой, экономической, художественно-эстетической культуры в целях обретения и обустройства своего внутреннего мира, ваяния самого себя как духовного самоценного существа. Интеллигентность человека характеризуется широкой образованностью и высочайшим профессионализмом, глубокой духовностью и непоколебимой свободной нравственной волей, эстетическим отношением к действительности и свободой, раскованностью мышления как инструмента постижения и освоения этого познаваемого и простого, загадочного и сложного, реального и идеального мира. Интеллектуальное и физическое овладение профессией является тем ключом, с помощью которого человек присваивает себе общечеловеческую культуру, открывает для себя общество, находит свое место в нем с тем, чтобы исполнить свое высшее предназначение в этом мире.

Итак, интеллигентность – это в первую очередь образованность, профессионализм, развитость интеллекта. Чтобы иметь возможность стать подлинно интеллигентным, каждому человеку необходимо получить общечеловеческое развитие своих сущностных сил с помощью обязательного общего образования, заложить в себе интеллектуально образовательные основы интеллигентности. Содержание общечеловеческого развития включает в себя такие основополагающие элементы общечеловеческой культуры, как основы наук, основы современного производства и технологий, а также основы общечеловеческой трудовой, физической, художественной и эстетической культуры. Только через освоение всех этих общих образовательных основ можно одновременно овладеть профессией, развить свой интеллект и подготовить почву для зарождения интеллигентности. Это необходимо, но, конечно, недостаточно.

Неотъемлемым свойством подлинной человеческой интеллектуальности, образованности, а стало быть, и интеллигентности является креативность ума, его способность к постоянному творчеству. В процессе обучения и воспитания детский ум может быть приучен лишь к усвоению готовых, субъективно воспринимаемых в качестве абсолютных, истин, на которые, якобы, можно опираться во всех случаях жизни. Но ум может быть приучен и к тому, чтобы смотреть на все истины как на предмет для размышлений, сомнений, анализа, опровержений, присвоения или отрицания. Ребенку с самого раннего детства необходимо внушать мысль о том, что мир знаний не застывшая, незыблемая гранитная гора, а река, в которой все течет и изменяется. Он должен сознавать, что пришел в этот мир не только для того, чтобы вскарабкаться на гору, но и окунуться в реку, внести свою лепту в обновление знаний, добываемых в вечно и быстро меняющемся потоке жизни. Детям важно усвоить принцип относительности знания, возможности в каждом отдельном случае иного взгляда на вещи, необходимости здорового инакомыслия по отношению к утвердившимся понятиям, суждениям, взглядам. Подлинная интеллигентность предполагает мышление, свободное от давления шаблонов, догм и авторитетов, раскованность мысли и способность к выдвижению смелых гипотез, предположений, теорий. Интеллигентность – это интеллектуальное свободомыслие в науке, социальном творчестве, в искусстве, идеологии, политике.

Интеллигентность в человеке формирует также творческий общественно полезный, производительный труд, создающий условия для самовыражения, самоутверждения и растворения себя в творчестве. Кто не привык трудиться ради единственной возможности через труд, творческий поиск найти свое место в жизни, понять себя, определиться в системе общественных отношений, тот обрекается на существование человека потерянного и безнравственного. Неизбежность такой обреченности детерминирована тем, что нравственность в человеке вызревает не под давлением запретов и проповедей, а из постепенного самосознания в труде, из утверждения своей личности посредством труда, из чувства собственного достоинства, понимания такого же достоинства других людей труда и уважения к ним. Нравственность рождается в системе трудовых, других общественных отношений и осваивается личностью только через них.

Учение – тоже труд, тяжелый и ответственный, эффективность которого обеспечивается четкой организацией, познавательным интересом и громадным напряжением личной воли. Учебный труд – подготовительный, сопутствующий, вводящий в главный труд жизни, в поиск себя в себе самом, в мире выбора профессии и утверждения себя в жизни с ее помощью. Современная тенденция, объявляющая единственным трудом в школе лишь учебный труд, на деле изолирует детей, особенно старшего возраста, от профессионального обучения и производительного труда. С общечеловеческой и социальной точки зрения, такое освобождение учащихся от главного гражданского и нравственного долга отторгает школьников от интеллигентности, углубляет и усугубляет кризис и криминогенную ситуацию в воспитании. Формирование в детях интеллигентности может быть достигнуто лишь в результате настойчивых поисков осуществления среднего профессионального всеобуча на основе соединения обучения учащихся с производительным трудом.

Самую суть интеллигентности составляют поиски личностью в себе и для себя человеческой духовности, через которую и происходит обретение внутренней нравственной свободы, свободной нравственной воли и ответственности. Становление духовности начинается с поисков человеческой радости, любви, дружбы, идеалов; со светлых и чистых представлений о человеке и обществе; с размышлений о человеческом мировом единстве и всемирно-исторической ответственности всех людей за положение дел в мире, а также о путях преодоления классовых противоречий, о социальной справедливости. Непоколебимая и неистребимая вера в идеалы, видение свой жизни в их свете, стремление к творческому самопроявлению и самоисчерпанию, понимание своей роли в их осуществлении и есть высшая духовность человека. Не очень уж важно, связывают ли люди достижение своих высоких идеалов с помощью Бога или полагаются на собственные силы и науку. В том и в другом случае благодаря своей вере, которая постоянно живет в их душе, они духовны. Одинаково духовны и Христос, и Мухаммед, и Будда, и Экклезиаст, и Маркс, и Ленин, и Коменский, и Руссо, и Фейербах, и Гегель, и Белинский, и Гоголь, и Достоевский, и Ганди, и Толстой, и Флоренский, и Питирим, и Швейцер, и многие другие. Они тем более духовны, чем более идейно преданы своей вере, стойки в ее защите и, вместе с тем, чем более они терпимы и терпеливы в дискуссии, в привлечении людей на свою сторону. Человек, обладающий духовностью, а стало быть и интеллигентностью, развивает в себе внутреннюю нравственно свободную преданность идеалам, свободную нравственную волю в их защите и высочайшую ответственность за благо человечества перед собственной совестью, которая для интеллигентных людей представляет духовно-сущностное или божественное начало в человеке.

Внутренняя интеллектуально-нравственная свобода – это глубокое понимание интеллигентной личностью своего абсолютного нравственного равенства с другими людьми, а также нравственной ответственности перед совестью. И вместе с тем – это свобода нравственного выбора и ответственности в поведении, деятельности, отношениях. Человек духовный, обладающий подлинной интеллигентностью, выбирает линию поведения, будь то в политике, экономике, науке, искусстве, социальной практике, бытовых отношениях с людьми, не под давлением чужой воли, собственных страстей и экстремальных ситуаций, а исходя из принципов, принятых идеалов, нравственных императивов, проверяя и измеряя ими ценность своих поступков. Потому он и является внутренне нравственно свободным, что сам выбирает линию поведения и готов нести за нее ответственность. Он знает, что ему грозят неприятности, но как внутренне убежденный и свободный человек, обладающий интеллигентностью, выбирает поведение, сообразное велениям совести.

Однако свободно выбрать поведение – это далеко не все. Надо еще найти, поднять в себе громадные духовные и физические силы, чтобы провести свое решение в жизнь, сохранить и отстоять свое человеческое достоинство, устоять под ударами враждебных сил, не упасть духом, не дать сломить себя духовно. Приходит время проявить свободную нравственную волю. Человек, обладающий подлинной интеллигентностью, развивший в себе свободную нравственную волю, попавший за свою веру и убеждения в изоляцию от общества, подвергающийся травле и остракизму, находит в себе духовные силы, чтобы не утратить веру ни в идеалы, ни в победу, и делает все возможное, чтобы сохранить верность себе как человеку духовному, не утратить уважения к себе. Такое дано далеко не всякому, но всякий, кто хочет обладать интеллигентностью, должен стремиться к воспитанию мужества.

Свободная нравственная воля, как свойство подлинной интеллигентности, проявляется в человеке и в отношении к самому себе, к своим чувствам, инстинктам и страстям. Многие молодые люди сегодня далеки от интеллигентности, потому что у них отсутствует культура чувств. Парадокс в том, что они весьма эмоциональны и одновременно бесчувственны. Они любят эмоциональный кайф, «балдеж», эмоционально-физиологическое состояние, возникающее под наркотическим воздействием рок-музыки, брейк-танца, ламбады, алкоголя, других возбуждающих средств. Но все это – не высокие духовные человеческие чувства, неразрывно связанные с интеллектом, а физиологические эмоции, освобождающие от власти интеллекта, на время лишающие индивида возможности установления связи поведения с сознанием. Вот почему, при всей видимой эмоциональности, часть молодежи лишена человеческих чувств, сопровождающих интеллигентность, и проявляет не просто бесчувственность, но и циничную жестокость, мерзость, наслаждение от издевательств и страдания других живых существ.

Подлинные человеческие чувства, характеризующие интеллигентность, тоже базируются на эмоционально-физиологической основе. Но это интеллектуальные чувства, глубоко осознанные и нравственно-эстетически ценные. Они представляют собой тонкие и сильные нравственно-эстетические переживания, имеющие гуманистическую направленность, порождаемые красотой мира и человеческого духа. Интеллигентности свойственны интеллектуальные чувства общечеловеческого свойства, выработанные общечеловеческой культурой. Среди них чувство социальной справедливости, чувства отвращения, ненависти ко всему, что противостоит человеку, его духовности, нравственности и целеустремленная воля, контролирующая эмоционально-личностные проявления.

И все же самым главным основанием интеллигентности, тем, что оживляет в ней и образованность, и трудолюбие, и идейность, и духовность, и эмоциональность, и нравственность, является совесть. Именно совесть регулирует отношения каждого человека к миру, а мучения и страдания, которые она причиняет или, напротив, благостное умиротворение, которое она дарует, способствуют нравственному очищению и возвышению духовной личности. Но вот вопрос: у всех ли она есть и если да, то почему же многие живут не по совести? Безусловно, каждый человек несет в себе возможность феномена совести. Не случайно она нередко просыпается даже у закоренелых негодяев, мерзавцев, подлецов и преступников. Но столь же очевидно и то, что далеко не у каждого она существует в развитом состоянии и неустанно бдит, не дремлет, борется за чистоту души человеческой. У части людей совесть либо спит непробудно, либо молчит, загнанная в угол, либо вовсе уничтожается. И чтобы ей быть духовной силой, постоянно бодрствующей в личности, ее нужно пробудить в ребенке и постепенно сделать средоточием всех духовных исканий, душевных тревог, переживаний и страданий, мерилом человеческого достоинства и уважения к самому себе. Ей никогда нельзя давать покоя, топить ее в самодовольстве, поскольку всюду в мире совершается борьба добра и зла, постоянно взывает к состраданию, сочувствию и помощи страдающая часть человечества и всего живого.

Что же такое совесть, составляющая суть человеческой духовности и основу интеллигентности? В главе о совести уже отмечалось, что одни считают ее врожденным свойством человеческой души, передающимся генетически по наследству. Другие – врожденным божественным даром, проявлением Бога, сберегающего человеческое духовное начало в человеке. Третьи почитают совесть даром благоприобретенным в ходе нравственной жизни, благодаря нравственному воспитанию. Она существует как привычное высоконравственное сознание и мышление, контролирующее мотивы, стимулы, поступки, чутко и болезненно реагирующее на малейшие отклонения от нравственности в мыслях, чувствах и особенно в поведении.

Не принимая идеи наличия в человеке некоей биологической или божественной экзистенции (сущности существования), определяющей его истинные поступки, все же нельзя отрицать мысль об огромном значении состояния генофонда человека для успешного духовного развития или затрудненного личностного становления, а то и торможения, феномена нравственности и совести. Ведь только нормальное здоровое физическое развитие ребенка, его нервной системы, мозга, психики, организма в целом гарантирует нормальное восприятие и укоренение нравственных императивов. И, наоборот, пораженность организма алкоголем, никотином, наркотиками, ядами, генетически наследственными заболеваниями порождает болезненную психику, создает условия для морально искаженного представления о мире, отношениях в нем и взгляда на самого себя. Однако не подлежит сомнению и то, что нравственность интеллигентной личности, а вместе с ней и совесть зарождается и шлифуется в ходе общественной жизни, воспитания.

С самого раннего детства, с первых проблесков сознания, сказок, притч, нравоучений и жизненных конфликтов в ребенке зарождается и крепнет, укореняется и разрастается противоречие, которое в случае успешного разрешения становится основой и механизмом совести. Это противоречие между идеальными представлениями о жизни, о самом себе, о добре и счастье, наивной или убежденной верой в них, что составляет самую суть нравственного «Я» личности, и тем «не-Я» в самом себе, что побуждает отклоняться от идеалов, соблазняет на отступление, подталкивает к уступкам своим слабостям, вероотступничеству, самоунижению, самоопошлению. Ребенок в духе своем постоянно балансирует, колеблется между верой в идеалы и неверием, между можно и нельзя, хорошо или плохо, должно и не хочу, между «Я» как социально ценным личностным началом и «не-Я» как эгоизмом. «Я» – это духовные идеалы и нравственная воля. «Не-Я» – это безнравственные влечения и соблазны.

В этой тяжелой нравственной борьбе между «Я» и «не-Я» ребенок не всегда сам способен одержать победу и устоять, не превратиться в асоциальное существо. Он нуждается в педагогической помощи взрослых, которые способны укрепить в нем веру в идеалы, содействовать преодолению соблазнов, организации жизни, обретению себя, закаливанию воли. И если помощь дает положительный результат, то крепнет в ребенке внутренний человек, свободная нравственная воля и все большее место в душе, в духовном пространстве занимает совесть. Она становится неподкупным цензором и контролером поступков, все более действенным стимулятором нравственного поведения. Одновременно с совестью растущий человек развивает в себе полноценную интеллигентность.

Если же в ребенке, нередко и с помощью взрослых, побеждает «не-Я», если слабости и постоянные уступки взрослых эгоизму, лени, жадности, злобе, лжи, зависти, чувственным удовольствиям, лицемерию, предательству берут верх, то начатки духовности, а с нею и интеллигентности, напрочь вытесняются из души. Растаптывание своих же идеалов, как, например, теперь поощряют делать пионеров и комсомольцев, в которые ребенок верил, которыми гордился, за верность которым себя ценил и уважал, растлевает, подталкивает к цинизму, лицемерию и подлости, накапливает опыт святотатства, преступания через казавшуюся непреодолимой и непереходимой границу между добром и злом, стирает различия между ними. Ребенок научается и приучается поступать не из духовных побуждений и идеалов чистотой дружбы, любви, честности, преданности, не из верности добру и самому себе, а из эгоизма, из жадности и страха, ублажения себя, из желания накопить деньги, получить вожделенную вещь. Известно, что когда преступники обращают подростков в свою веру, они, осознанно или неосознанно, стремятся в первую очередь растоптать его нравственность, вытравить из души даже какое-либо воспоминание о духовности, идеалах, совести, жалости и сострадании. На место человеческих чувств они поселяют страх перед воровским законом, жестокость ко всему живому, цинизм в отношении духовности, презрение к каким бы то ни было проявлениям интеллигентности и совестливости. Значит, и борьба с зарождением преступности в детской среде – это борьба за их духовность, интеллигентность и развитие совестливости.

Совесть, как духовная основа интеллигентности, проявляется в человеке разнообразно, в зависимости от характера нравственно-эстетической ситуации. Ее различные состояния представляют собой критерии, показатели степени ее развитости, наличия или отсутствия. Сила протекания эмоционально-психических процессов, связанных с совестью, свидетельствует об уровне интеллигентности или совестливости личности. Когда ее поступки не противоречат принятым нравственным принципам и императивам, она находится в состоянии гармонического согласия с самой собой, ее совесть чиста и спокойна. Но если человек интеллигентный совершил нечто против нравственности: не помог людям в беде, не остановил их при попытке совершения безнравственного поступка, не вступил с носителями зла в противоборство, из страха не защитил истину, добро, красоту, справедливость, тогда весь сложный механизм внутреннего осуждения приходит в движение, начинает действовать. «Когтистый зверь» совести вселяет в душу тревогу, безотчетный страх и беспокойство, заполняет сознание и все существо угрызениями совести, которые подчас перерастают в душевные страдания, доставляют непереносимые мучения. Человек буквально изводит себя упреками, бесконечным переосмыслением случившегося, осуждением своего беспомощного или бездумного поведения, сарказмом по отношению к себе, утратой душевного покоя. Кризис нравственных переживаний ведет интеллигентного человека к раскаянию, самоосуждению, самонаказанию. Только на этой взрыхленной почве совести возможно самопрощение, духовное очищение и нравственное возрождение. Однако душевные раны, нанесенные муками совести, могут не зарастать в течение всей жизни и периодически возвращать интеллигентного человека к нравственному страданию.

Обеспокоенная, ущемленная совесть реализуется только через духовные страдания. Отсутствие нравственных переживаний и мучений – верный признак усыпленной или даже неразбуженной совести. Чтобы совесть проснулась, не дремала в ребенке, в нем нужно развить интеллигентскую способность и привычку постоянного анализа собственного поведения, мужество честной самооценки, ответственность самосознания. Это достигается не с помощью нудного морализирования, бесконечного назидания и понукания воспитанников, а в результате стимулирования самой детской мысли с помощью диалога, дискуссии, свободного обсуждения проблемы ответственности перед самим собой и людьми за свой нравственный выбор и поступок, за его последствия для других людей, общества, окружающего мира.

Важно научить ребенка четко различать и не путать страдания, муки совести со страданиями и муками страха перед наказанием. Страх и совесть – совершенно разные явления, противоположные по своему происхождению и природе. Страх порождается врожденными инстинктами, присущ не только людям, но и животным. Совесть же порождена духовностью человека и стала в нем высшей мерой нравственной ответственности. Подмена совести страхом приводит детей к тому, что как только минует опасность наказания, у них тут же проходит страх и наступает внутренняя успокоенность. Возникает реальная угроза стать человеком бессовестным. Ребенок приучается обманывать не только других людей, но и самого себя, заглушать радостью избавления от наказания черствеющую совесть. Вытеснение же страха совестью, волевое преодоление страха перед тяжким испытанием за свои убеждения, наказанием за проступок, способность к стойкости и верности принципам, готовность к саморазоблачению, самокритике и раскаянию свидетельствуют о победе духа над животным инстинктом, о том, что ребенок встал на путь подлинной духовности и интеллигентности. В нем вырабатывается духовное самостояние как свойство подлинной интеллигентности, умение идти «через страдания к радости», видение в мужестве, в наказании и самоосуждении пути к самоочищению, духовно-нравственному обновлению, возрождению и установлению душевной гармонии.

Таким образом, интеллигентность представляет собой сложнейшее социально-психологическое личностное новообразование, интегральное свойство личности, включающее в себя образованность и профессионализм, духовность и раскрепощенное мышление, готовность к творчеству, свободную нравственную волю и чуткую совесть. Воспитание интеллигентности в детях поистине гуманизирует и одухотворяет их всестороннее и гармоничное развитие.

https://iknigi.net/avtor-boris-lihachev/31483-filosofiya-vospitaniya-boris-lihachev/read/page-24.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

один × 5 =