Рыжая Ю.Н. Интеллигенция и интеллигентность в оценках студенческой молодежи

(ПО МАТЕРИАЛАМ СОЦИОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ)

Жизнедеятельность российской молодежи осуществляется в условиях качественного изменения основных социальных институтов, колоссального социального расслоения, а также эволюции общественного сознания. Исследователи изучают особенности духовного облика российской молодежи в разных регионах России. Ученые уделяют большое внимание изучению студенчества, так как именно на его основе формируется культурная элита нации. В большей степени это относится к студентам педагогических вузов — будущим учителям, деятельность которых во многом определяет нравственное здоровье подрастающих поколений.

Социологическое исследование реализовано с помощью анкетного опроса как основного метода сбора первичной информации. Опрос проводился в 2006 г. по специально разработанной анкете, которую заполнили 39 студентов второго курса исторического факультета КГПУ им. В.П. Астафьева и 29 аспирантов, посещавших вечерние лекции в КГПУ, причем многие из них являются выпускниками этого университета.

Педагогическая общественность представляет собой ту часть интеллигенции, которая непосредственно своей ежедневной работой определяет формирование мировоззрения подрастающих поколений. Учителя и преподаватели, общаясь со школьниками и студентами, часто неосознанно транслируют определенные ценности и модели поведения. Особая миссия педагога привлекала внимание философов, писателей, художников, вообще мыслящих людей разных эпох. «Настоящему учителю присуще гармоничное сочетание двух различных, далеко не всегда совмещающихся качеств — интереса к определенной области знаний, к содержанию преподаваемого предмета, с одной стороны, и влечения к общению с детьми, стремления их учить и воспитывать — с другой» [Гендин и др. 2001 : 6].

В дореволюционной России учительство было массовой частью российской интеллигенции, отечественные мыслители подчеркивали огромную ответственность педагогов за умы и сердца подрастающих поколений. А.П. Чехов не случайно изобразил «человеком в футляре» именно учителя гимназии Беликова. Нищета духа, мещанство, хамство учителя и преподавателя — не только показатели их личностной неполноценности, но и колоссальные риски для духовного мира их питомцев.

Студенты — будущие учителя, представители гуманитарной интеллигенции России; аспиранты — начинающие преподаватели, которые являются технической, гуманитарной и художественной интеллигенцией вузов г. Красноярска. Чтобы определить, в какой степени респонденты осознают этическую сторону своей профессиональной деятельности, мы предложили респондентам выбрать из предложенного списка только пять характеристик (свойств) такого качества
личности, как интеллигентность, и пять признаков, определяющих понятие «интеллигент» (табл. 1).

Следует отметить, что в зарубежной философской литературе понятие «интеллигентность» не используется. Зарубежные авторы считают, что данное понятие в научный оборот ввели отечественные обществоведы. В трудах советских и российских исследователей интеллигентность интерпретируется как совокупность этических качеств личности, которые можно представить триадой:

1) нравственность-совесть;

2) независимость мышления;

3) патриотизм-активная гражданская позиция.

Данная триада составлена схематично, так как именно указанные характеристики вошли в анкету. В действительности феномен интеллигентности гораздо богаче, и в рамках одной статьи невозможно раскрыть все характеристики интеллигентности. Многие авторы, которые специализируются на изучении интеллигенции и интеллигентности, подчеркивают, что социокультурные условия дореволюционной и советской действительности ставили отечественную интеллигенцию в положение, когда она была производителем, творцом смыслов (культурных кодов, трудовой этики), по которым живут народные массы. К.З. Акопян, В.А. Бачинин, И.И. Гайденко, Е.В. Золотухина-Аболина, В.К. Кантор, Н.В. Карлов, А. Келли, И.В. Кондаков, В.Ф. Кермер, Ю.М. Лотман, Д.С. Лихачев, Ю.А. Ротенфельд, А.Г. Севастьянов, Л.А. Терская, Г.И. Федотов, Б.И. Ха-занов подчеркивают, что «интеллигенция» и «интеллигентность» — совершенно разные понятия.

Интеллигенция — «это общественный слой людей, профессионально занимающихся умственным (преимущественно сложным) трудом, распространением и развитием культуры» [Советский энциклопедический словарь 1980]. Исследователи считают: специфика данной социальной группы в том, что она воплощает в себе творческий потенциал своей культуры, своего народа; деградация интеллигенции означает смерть культуры и духовную гибель нации. Следует подчеркнуть, что родовым признаком понятия «интеллигент» является профессионализм (профессиональная деятельность, профессиональная компетентность в какой-то сфере деятельности).

С определением понятия «интеллигентность» дело обстоит гораздо сложнее. В 1985 г. в «Письмах о добром и прекрасном» Д.С. Лихачев уделил особое внимание широко распространенному заблуждению, согласно которому «интеллигентный» означает «образованный»: «Многие думают: интеллигентный человек — это тот, который много читал, получил хорошее образование (и даже по преимуществу гуманитарное), много путешествовал, знает несколько языков» [Лихачев 1985 : 26]. Лихачев развенчивает этот миф: интеллигентными бывают безграмотные крестьяне, малоквалифицированные рабочие, люди, не получившие высшее образование, а хамы часто встречаются среди очень образованных людей, в среде интеллигенции в частности. Следовательно, интеллигентность — этическое свойство личности, а не интеллектуальное. В седьмом письме, адресованном к молодому поколению советских граждан, Дмитрий Сергеевич следующим образом объясняет суть данной личностной характеристики: «Интеллигентность не только в знаниях, а в способностях к пониманию другого. Она проявляется в тысяче и тысяче мелочей: в умении уважительно спорить, вести себя скромно за столом, в умении незаметно (именно незаметно) помочь другому, беречь природу, не мусорить вокруг себя — не мусорить окурками или руганью, дурными идеями (это тоже мусор, и еще какой!)…Интеллигентность — это способность к пониманию, к восприятию, это терпимое отношение к миру и к людям» [Лихачев 1985 : 26—28]. Следовательно, интеллигентный человек — человек убежденный и самодостаточный.

Позицию нравственного императива личности прекрасно определил В. С. Библер: «Я не могу позволить — никому, ни во имя чего, никогда, ни одного раза — меня оскорбить, на меня накричать, меня унизить, запретить мое убеждение, преградить возможность его распространять и, главное — нарушить суверенность моего Я — тайное ядро нравственной самотождественности. И прежде всего я не могу позволить это самому себе!» [Библер 1990]. По мнению отечественных авторов, именно в таком отношении к себе и к людям проявляется интеллигентность.
Красноярская исследовательница Л.А. Терская рассматривает интеллигентность как «совершенно особое, важное труднодостижимое, но необходимое внутреннее, духовное нравственно-психологическое качество человека» [Терская 2004]. А.В. Соколов считает, что интеллигентность «понимается ныне как человечность в эпоху капитала и компьютера» [Соколов 2005].

В условиях промышленного упадка (деиндустриализации) происходила пауперизация отечественной интеллигенции — миллионы квалифицированных специалистов оказались безработными, другая же часть отечественной интеллигенции, месяцами не получая заработную плату, не покинула свои рабочие места, а продолжала трудиться; колоссально падал престиж учительства и профессуры; ценность профессионального качественного интеллектуального труда объективно девальвировалась.

Качественно изменилась ценностная ориентация молодых людей: идеал творца («строителей коммунизма» — квалифицированных рабочих, тружеников села, служащих, интеллигенции в целом) сменился идеалом потребителя (очень состоятельного обывателя). Следовательно, респонденты оценили «профессионализм» так же, как он оценивается общественным сознанием. На рынке труда востребован не профессионализм, а наличие высшего образования (диплома), которое определяет возможность трудовой деятельности для респондентов. Отечественные социологи провели исследования в разных регионах и пришли к выводу: в современных условиях престиж образования очень высок, но не как терминальная ценность (самоцель), а как инструментальная ценность (средство). Сложившаяся ситуация объясняется тем, что сегодняшние молодые люди более конкурентоспособны на рынке труда, если они лучше образованы, то есть материальная заинтересованность (внешние условия) заставляют молодежь получать образование. Речь идет не о внутренних стимулах к самопознанию, выборе любимой профессии, содержательном интересном труде, а о материальной обеспеченности, которая вынуждает получать или покупать диплом.

Студенты дали следующую оценку: «высшее образование» — пятое место (56 %), «профессионализм» — шестое (54 %); подобная ситуация характерна и для аспирантов, так как «высшее образование» на третьем месте (59 %), а «профессионализм» на четвертом (48 %), но гуманитарное образование опять-таки оценивается низко: 23 % — студенты, 17 % — аспиранты.
Такие важные для конкуренции на рынке труда характеристики, как коммуникабельность и конкурентоспособность, по мнению респондентов, не определяют сущность интеллигенции («коммуникабельность»: 44 % — студенты и 31 % — аспиранты; «конкурентоспособность»: 10 % — студенты и 3 % — аспиранты). Скорее всего, дело в том, что начинающие преподаватели и студенты, поступая в вуз, осознавали: интеллигенция, а тем более учительство и профессура, не получают сверхдоходы, не являются предпринимателями, поэтому вряд ли их отношения могут основываться на принципах рыночной конкуренции.

«Патриотизм» (23 %) студенты оценили очень низко, данное качество не кор-релируется с активной гражданской позицией, которая, по сути, является выражением патриотизма. Согласно студенческой иерархии оценок, интеллигент проявляет гражданскую активность (эта характеристика занимает четвертое место), но при этом он не является патриотом («патриотизм» на восьмом месте). Подобное противоречие было рассмотрено выше, когда мы анализировали представления опрошенных об интеллигентности. Такие низкие оценки патриотизма можно объяснить некачественной воспитательной работой общеобразовательных школ и вузов, в условиях которой проходила социализация респондентов. В 90-е гг. XX в. либеральная интеллигенция обрушилась с масштабной критикой на коммунистическое воспитание, советскую методику и педагогику, слово «патриотизм» отдавало тогда чем-то «совковым», тоталитарным, следовательно, опрошенные приняли как социальную норму негативную оценку абстрактного понятия «патриотизм» вообще. Важно отметить, что в анкету не включены вопросы провокационного характера: «Считаете ли Вы себя патриотом / интеллигентом / интеллигентным человеком?».

Таким образом, трансформация ценностного сознания российского студенчества объективно определяется условиями рыночных преобразований. Прагматизация интересов — закономерный результат обуржуазивания российской молодежи, но в различных слоях данный процесс протекает по-разному. Хотя среда учительства, а также тех, кто по призванию выбрал поступление в педагогический вуз, отмечена замедленными темпами прагматизации.

Библиографический список

  1. Библер В.С. Нравственность. Культура. Современность (Философские размышления о жизненных проблемах) / В.С. Библер. — М., 1990. — С. 34.
  2. Гендин A. Формирование духовной культуры студентов педагогического вуза I М. Гендин Н.И. Дроздов РА. Майер и др. — Красноярск: РИО КГПУ, 2001. — С. 6, 102.
  3. Кансузян Л.В. Вузовское образование в оценках студентов I Л.В. Кансузян, A.A. Немцов II Социологические исследования. — 1999. — № 4. — С. 99.
  4. Лихачев Д.С. Письма о добром и прекрасном I Д.С. Лихачев. — М.: Дет. лит. -1985. —
    С. 26.
  5. Сабиров A.В. Формирование отношения студентов к социально-гуманитарным дисциплинам I A.В. Сабиров II Социологические исследования. — 1998. — № 11. — С. 85.
  6. Советский энциклопедический словарь. — М., 1980. — С. 501.
  7. Соколов A. Интеллектуально-нравственная дифференциация современного студенчества I A. Соколов II Социс. — 2005. — № 9. — С. 96.
  8. Терская Л.А. Культурология: учебное пособие к спецкурсу «Культура и личность» для студентов всех специальностей и всех форм обучения I ЛА. Терская; СИБУП, 2004. — С. 5.

http://cyberleninka.ru/article/n/intelligentsiya-i-intelligentnost-v-otsenkah-studencheskoy-molodyozhi-po-materialam-sotsiologicheskogo-issledovaniya#ixzz3z0jInMmC

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

5 × четыре =