Золотарев О.В. Украинский кризис и русская интеллигенция

Кризисные эпохи российской истории всегда привлекают внимание общества к позиции интеллигенции, ибо русская интеллигенция в такие периоды становится своеобразной вынужденной, но необходимой посредницей между государством и народом. Таким образом, интеллигенция играет роль, подобную той, которую выполняют на Западе «демократические» учреждения и институты. Именно поэтому отношение к интеллигенции в России всегда было особенным. В России интеллигенцию (в отличие от Запада, где интеллектуалы являлись лишь обычными работниками, производящими нематериальный товар) отличала особая миссия — выразителя чаяний народа, духовных и идейных ценностей.

В конечном счете, именно на культурной и интеллектуальной элите лежит ответственность за то, что происходит с Россией. Ведь именно она «формирует и формулирует стратегии, тренды и сверхсмыслы существования нации, страны и государства… Именно интеллигенция (в средневековом обществе — церковь, в древнем — жреческая каста) ставит сверхзадачу для нации.

Именно интеллигенция порождает сферу идеального и создает ту самую «гуманитарную ауру нации» или «мягкую власть» (soft power), благодаря которой страна и народ утверждаются в международной политике и мировой истории»[1].

Между тем в настоящий момент российское общество переживает весьма сложный период собственной самоидентификации, когда и должны быть востребованы именно эти качества интеллигенции2[.] Здесь необходимо вспомнить, что своеобразным спусковым крючком сегодняшнего кризиса стали события на Украине. Они не только породили нынешнюю ситуацию и привели к мобилизации сил Российского государства и общества, но и породили раскол в среде российской интеллигенции.

Это очень ясно проявилось уже в марте 2014 года, когда на официальном сайте Министерства культуры РФ было опубликовано письмо деятелей культуры «в поддержку позиции Президента по Украине и Крыму». В нем говорилось: «В дни, когда решается судьба Крыма и наших соотечественников, деятели культуры России не могут быть равнодушными наблюдателями с холодным сердцем. Наша общая история и общие корни, наша культура и ее духовные истоки, наши фундаментальные ценности и язык объединили нас навсегда. Мы хотим, чтобы общность наших народов и наших культур имела прочное будущее. Вот почему мы твердо заявляем о поддержке позиции Президента Российской Федерации по Украине и Крыму»[3].

Однако Конгресс интеллигенции, который проводился под эгидой ПЕН-Центра, принял совсем иное по смыслу заявление — заявление «Конгресса интеллигенции против войны, самоизоляции России и реставрации тоталитаризма». В нем граждан РФ призывали поддержать антивоенные акции и инициативы, сплотиться в широкое антивоенное движение. Данный документ подписало более 1800 человек, в том числе правозащитники Л. Алексеева и Л. Пономарев, писатель Л. Улицкая, музыкант А. Макаревич, писатели В. Войнович и В. Шендерович, актриса Л. Ахеджакова, историк А. Зубов и др. Что же касается появившегося ранее письма творческих работников России в поддержку позиции В.В. Путина по Крыму, то, по мнению представителей Конгресса, подписавшие его «уже давно никакой репутации не имеют, за редчайшими исключениями»[4].

Дальше — больше. Певец и один из лидеров Конгресса интеллигенции — А. Макаревич выступает с концертом в Донецкой области, занятой украинскими карательными войсками, называя народные республики на востоке Украины «бредовыми». В ответ на неприятие своих действий он обрушивается на критиков с отнюдь не интеллигентными словами: «Господа, холуи, приспособленцы и просто идиоты! Не смейте меня учить любить родину! Научить любить нельзя. Заставить любить нельзя. Неужели это непонятно? Ту Россию, которую я любил и буду любить, меня учить любить не надо. А то чудовище, которое вы пытаетесь родить, калеча и уродуя мою страну, вы меня полюбить не заставите. И гореть вам в аду, клоуны»[5].

В радиоэфире «Эха Москвы», рупора либеральной интеллигенции, постоянно называли и продолжают называть граждан Донецкой и Луганской областей «сепаратистами». Литературовед И. Прохорова обвиняет не Киев, а Россию в гибели мирных граждан в Одессе, на Донбассе. В. Шендерович, подражая А. Макаревичу, называет жителей Юго-Востока «охлосом» и «братками». В конце апреля 2014 года в Киеве прошел «конгресс интеллигенции» под названием «Украина — Россия: диалог». В нем приняли участие Д. Быков, В. Шендерович, М. Шац, Т. Лазарева. Но ни о каком диалоге речь здесь не шла, представители «российской интеллигенции», которые, казалось, должны были выступить за прекращение насилия в отношении русскоязычных граждан, не только этого не сделали, но более того, они открыто осудили свою страну за помощь населению Донецка и Луганска[6].

При этом представители Конгресса интеллигенции ссылались на гуманизм. Но, отметим, этот гуманизм весьма избирателен. Ведь гуманность никогда не бывает всеобщей. В данном случае она направлена отнюдь не к мирным жителям Донецка и Луганска, которых расстреливали из артиллерийских орудий, а на украинских карателей. Да и право на самоопределение распространяется только на украинцев, но отнюдь не на русских жителей юго-востока Украины (они — сепаратисты). Получается, что наша либеральная интеллигенция предпочитает такой гуманизм и такое право на самоопределение, которые связывают Россию по рукам и ногам[7].

Получается, что те, кто именует себя «интеллигентами», просто не желают вспомнить, что это «предполагает еще и высокую степень ответственности за свои слова и поступки. Более того, в «интеллигентной среде» нормальным тоном является дурно судить о своем народе, противопоставлять себя ему». Такая позиция заставила некоторых исследователей вспомнить о том, что «по своей сути российская интеллигенция антигосударственна. Особенно это касается творческой интеллигенции». Действительно, сложно представить себе украинского интеллигента, «ратующего за референдум на юго-востоке Украины и клеймящего позором хунту». А «российская интеллигенция пропитана русофобским антинародным духом». В этой связи политик В. Алкнис напомнил события начала 1990-х годов, распад Советского Союза, когда интеллигенция приветствовала развал страны и никто «из них не выступил в защиту русских, оставшихся обездоленными вне своей Родины. Они подвергались угнетению, их убивали, русский народ за новой границей подвергался геноциду. Ни один из известных российских интеллигентов не выступил против… Это печально. Русская интеллигенция больна ненавистью к своей Родине»[8].

Но почему так происходит? Дело здесь не только в том, что именно российской интеллигенции присущ синдром национального предательства. Сходную ситуацию мы наблюдаем и во многих странах третьего мира и даже в Европе. Вспомним, индийцы, которые служили английским колонизаторам, также презирали свой родной народ. Посылая своих детей в Англию, материальное благополучие они обеспечивали себе на родине. Так что поведение нашей либеральной интеллигенции совершенно типичное. Однако в России положение осложняется «ориентацией значительной части элиты» (а не только интеллигенции) на западные центры силы. Причем «не только как на источник цивилизационных стандартов, но и в качестве субъекта власти, который в глобальном масштабе определяет, что есть благо, а что есть зло». Только исходя из этого посыла можно объяснить действия «людей, которые, по странному стечению обстоятельств, всегда выступают против русских». Действительно, когда определенная группа всегда либо только поддерживает, либо только клеймит, причем «вне зависимости от того, что происходит», это может означать лишь «несамостоятельность и некритичность мышления»[9].

Однако не всё так просто. Нередко причина такого выбора, по мнению М. Делягина, с которым сложно не согласиться — мерзость нынешней российской клептократии. Либеральная интеллигенция не может примириться с «предательством и разграблением своей Родины», что совершается «поколениями всё более отвратительных чинуш и их пособников вот уже более четверти века». Это отвращение, которое носит уже генетический характер, в «критических ситуациях выстреливает предательством интеллигенции, будь то поддержка чеченских бандитов или украинских нацистов». И тогда любая, сколь угодно наглая ложь с охотой принимается за истину, если она направлена против России, ибо «абсолютное зло — это страна, в которой я живу». Но здесь, замечает М. Делягин, надо уточнить, что после украинских событий речь идет уже «не о качестве, но о самом существовании российского государства». Поэтому-то «блистательное и затянувшееся предательство российской бюрократией российских национальных интересов — не повод и не оправдание для уничтожения самой государственности». Однако «вновь взбесившаяся от осознания своей исторической возможности прослойка, вгоняемая собственной истерикой в положение люмпен-интеллигенции, вновь спутав свою страну с теми, кто ее грабит» готова угробить Россию[10].

Такая позиция либералов создает абсолютно непродуктивное противопоставление власти и оппозиции. В итоге оппозиция, порой правильно критикующая власть, «воспринимается большинством населения как абсолютно антинациональное начало». Между тем, конструктивная критика власти весьма необходима. Особенно сегодня, во время серьезного внутреннего кризиса режима. Ведь в настоящий момент мы наблюдаем противоречивую ситуацию: с одной стороны, власть стремится к обретению внешнеполитической самостоятельности. Но, в то же время, она не обладает самостоятельностью в финансовом и экономическом смысле, ибо продолжает идти прежним экономическим курсом. Отсутствие конструктивной критики экономического курса, не позволяющего поддержать растущие геополитические амбиции, дает возможность коррумпированной правящей бюрократии жить спокойно. Всегда можно сказать: «Посмотрите, кто может прийти вместо нас — откровенные предатели». Эта «ложная альтернатива и дает российским властям карт-бланш на банальную неэффективность, внутриполитическую «червоточинку» и сохранение сложившейся сырьевой модели неоколониального типа»[11].

Впрочем, русофобы среди либеральной интеллигенции — это только одна из категорий. Есть и другая — это те, кто просто «зациклился» на Путине, причем настолько, что закрывают глаза на всё остальное. «Они безвозвратно зациклились на Путине. Они его боятся и ненавидят, они приписывают ему сверхъестественные масштабы, демонизируют его. Они не способны услышать в аргументах оппонентов ничего, кроме того, что те «за Путина»». Поэтому для них те, кто «за Путина» — «олицетворение ничтожества и глупости». При этом переход от «Мне не нравится Путин» к «Мне не нравится Путин и потому Россию надо уничтожить» произошел у либеральной интеллигенции удивительно быстро. А если учесть, что «за Путина» всё-таки большинство народа, то возникает «тема ущербности народа-«крымнашиста»», голосующего за Путина, ущербности русского цивилизационного пути, ошибочности и неприемлемости самой мысли о наличии такого «пути». Для либеральной интеллигенции — это уже «своего рода необходимое условие рукопожатности, опознавательный сигнал системы «свой — чужой»». Здесь, кстати, стоит отметить, что либералы в последнее время отличаются удивительным единомыслием. И бешеную истерику вызывают любые «шаг влево — шаг вправо» со стороны даже, казалось бы, признанных своих. «Есть такое понятие — «срыв шаблона». Здесь что-то прямо противоположное — «прирастание шаблона», который теперь не сорвать никакими силами»[12].

Именно по этому принципу трансформировалось у либеральной оппозиции и отношение к Западу. Сегодня это уже отнюдь не цивилизационный выбор. Это просто выбор, когда своя страна воспринимается как враг, а Запад — как сила, которая этого врага победит. А ведь еще «никогда никто в российской истории не видел в Западе «своих»». «Своей» была всё же Россия, в которой, возможно, была неправильная власть, и хотелось бы использовать силу Запада для свержения этой власти и замены ее на другую, правильную. Но речь никогда еще не шла о том, чтобы «сдать свою страну интервентам и оккупантам»[13].

И здесь проблема, возможно, не всего либерального крыла, но основной его составляющей — интеллигенции, «состоит в том, что интеллигент снова решил выбрать из двух зол меньшее». Так было на президентских выборах в девяносто шестом, когда невменяемый президент вкупе с коллективным Распутиным и сопровождающим его хаосом казался меньшим злом, чем гипотетический коммунистический реванш. Так происходит и сегодня, когда «кровавый режим», по мнению либеральной интеллигенции, это куда большее зло, нежели украинский фашизм. Однако сейчас такой подход, наверное, выглядит уже неприемлемым[14].

Конгресс интеллигенции очень ясно выявил еще один страх отечественных либеральных интеллектуалов. Немалое число из тех, кто выступал на этом форуме, как-то очень быстро переносили свое внимание с украинского настоящего на советское прошлое. «Крымская аннексия, патриотический угар — всё это произрастает из тоталитарного прошлого, питается им, возвращает к нему.» Выходит, что «с чем бы ни вышел сражаться русский Донкихот, сражается он всё с тем же — с советским тоталитаризмом». Получается, что «либеральная общественность до сих пор настолько напугана советским прошлым — давно свершившимся, но не отпускающим ужасом, что и нынешнюю социально-политическую реальность, живую, сложносочиненную, изменчивую, оценивает исключительно в преломлении к советскому веку». Получается, что «именно страх «не вернуться бы в СССР», слепой и непреодолимый, во многом определяет ту однобокость, с которой либеральная интеллигенция реагирует на события в Украине»[15].

Самое любопытное состоит в том, что либеральная интеллигенция, столкнувшись с явным неприятием обществом своей позиции по Украине, завела старую песню о том, что с народом им «не повезло», он «уже не поддается воспитанию со стороны интеллигенции», ибо на 87 % состоит из халявщиков, которые быстро приспосабливаются к среде и готовы «даже расстреливать детей». Для либералов — это «люди стада, некие примитивные создания, оболваненные отечественными СМИ и готовые голосовать за всё, что угодно власти». Такая позиция, напомним, типична для компрадорской интеллигенции и компрадорской буржуазии. Это явление, как уже говорилось, можно наблюдать не только в России, но и в других периферийных странах. Таким образом, российские либералы разделяют общеинтеллигентскую беспочвенность, хотя в среде русской интеллигенции всё же никогда не было презрительного отношения к народу[16].

И еще, когда наблюдаешь за метаниями Конгресса интеллигенции, постоянно ловишь себя на одной мысли — да ведь это люди прошлого. Среди российских либералов преобладают в основном «шестидесятники», которые уже явно растратили свой прежде высокий авторитет среди народа. События на Болотной площади, а затем реакция на украинский майдан начисто развеяли либеральные иллюзии, порожденные перестройкой у значительного числа людей, которые в 1990-е годы голосовали за «демократов». Российское либеральное движение потеряло свое огромное доверие, уничтожив не только уважение к либеральным ценностям в России, но и представления о чести и здравом смысле. Теперь либералы сетуют, что их не понимают и не воспринимают, с горечью называя себя «аудиторией 55 плюс». Действительно, сколько бы ни говорилось, что за ними молодежь, но самой молодежи среди них нет[17].

Несмотря на стенания о «непонимании», для этой части русской интеллигенции по-прежнему характерно презрительное отношение не только к непонимающему ее народу, но и к не принимающей ее позиции другой части интеллигенции, придерживающейся патриотических взглядов. Так, политолог и публицист Б. Вишневский считает, что происходящее сейчас в России по отношению к Украине «нельзя назвать иначе, как коллективным умопомешательством, очень напоминающим аналогичное массовое помешательство в Германии времен Гитлера». Что же касается подписавших письмо в поддержку позиции России по отношению к Крыму, то, по мнению Б. Вишневского, они «уже… давно не интеллигенция»[18].

Таким образом, явно налицо раскол российской интеллигенции, который кризис на Украине явно высветил. И этот раскол не случаен. Он — результат борьбы в нашем обществе между двумя группами. Одна из них надеется провести в России модернизацию, вернуть страну в число лидеров. Она, таким образом, пытается защитить национальные интересы. Однако среди властных элит явно доминирует другая группировка, ориентированная на Запад, находящая единственно возможный для страны путь в заимствовании чужих моделей развития. Пока преобладает прозападная группа, настойчиво реализующая свой экономический курс, ведущий к периферийному развитию страны, в лучшем случае создавая из нее «сырьевую империю». И такая позиция превращает Россию в зависимое от чужих интересов государство, экономическая несамостоятельность лишает страну возможности на сколь-нибудь независимый внешнеполитический курс. Именно это весьма четко показали, как для народа России, так и для властных элит события, связанные с украинским кризисом. Они способствовали усилению государственной позиции как во властных эшелонах, так и среди российской интеллигенции[19].

Вместе с тем, весьма интересно, под влиянием каких факторов столь кардинально изменилась позиция многих российских интеллектуалов, которые весной 2014 года открыто поддержали действия режима, к которому они еще недавно столь критически относились. Вспомним, в конце 2011 — начале 2012 года русская интеллигенция активно протестовала против нечестных выборов, поддерживала «борца с коррупцией» А. Навального, фактически приветствовала протестное белоленточное движение в России, выражая поддержку митингам на Болотной. И вот теперь, когда начались сходные протесты на киевском майдане, подавляющее большинство русской интеллигенции встретило их поначалу настороженно, а затем, по мере нарастания событий, настороженность сменилась крайней раздраженностью.

Возможно, одной из причин стала простая ревность: братская, как думалось, страна вдруг отвернулась от своих близких родственников, с которыми многое пережила, а теперь неожиданно уходит от них «к малознакомым соседям». «Действительно, в каждой русской душе возник протест по принципу: мы тебя кормили, на ноги поставили, самостийность предоставили, а ты нам плюешь в душу и уходишь к другому». Русская интеллигенция не понимала, как так, «почему даже за большие российские деньги, предоставленные Украине без всяких условий, она не только не развернулась в сторону России, но и вывела на улицу толпы людей, которые требовали отпустить ее в Европу и разрыва связей братьями-славянами?». А не понимала, потому что проглядела, как на Украине появилась своя, весьма отличная от нашей общей, казалось, новая история, по которой «этим самым украм не пристало жить в союзе с варварами русскими, а давно пора потребовать признать их европейцами. Не посвященная в извилины национального самосознания украинцев, русская интеллигенция буквально обалдела, когда увидела скачущие на площадях Украины толпы студентов, скандирующих: «Кто не скачет — тот москаль!»»[20].

Затем на Украине развертывается непонятная, с точки зрения русского интеллигента, антирусская пропаганда, расписывается, «насколько лапотной и азиатской является Россия, и насколько прекрасна жизнь в настоящей прародине укров — Европе». Это не может не породить в сердце русской интеллигенции вполне понятное возмущение: «Мы азиаты, а вы европейцы?». Далее на Украине стали уничтожать памятники, в особенности досталось памятникам В.И. Ленину. Конечно, русская интеллигенция в своем большинстве уже вряд ли сочувствует идеям коммунизма, но ту ярость, что обрушили украинские радикалы на памятники «вождю мирового пролетариата», вполне справедливо приняли на свой счет в России: «Каким-то десятым чувством они догадались, что, забыв о том, кто создал на карте мира государство Украина, новоявленные укры уродуют не каменное изваяние, а ненавистного русского варвара, загородившего дорогу в светлое европейское будущее». Наконец, весьма весомым доводом в неприятии украинского переворота стали его движущие силы, которые проповедовали открыто националистические лозунги. «Открытое братство украинской интеллигенции с бандеровцами, людьми фашистского толка, призывающими очистить украинскую землю от всех инородцев, потомков тех, кто очищал ее в прямом смысле слова, вырезая и выжигая русских, поляков и евреев, русская интеллигенция принять не могла»[21].

Насторожило и постоянно возраставшее на майдане насилие, закончившееся вооруженным нападением на полицейских. Ведь били и жгли тех, кто был призван защищать порядок в стране. Русский интеллигент уже четко уяснил себе, что как только начинается беспорядок, то страдает от него в первую очередь именно интеллигенция.

Украинские события выступили своеобразным катализатором процессов, происходящих в российском обществе, и в среде русской интеллигенции в частности. Они ускорили размежевание интеллектуальной элиты. Конечно, судить о том, каков русский интеллигент, и поныне непросто, ибо он остался интеллигентом-максималистом, который оказывается не в состоянии ни понять, ни принять выстраданный многими поколениями афоризм: «Благими намерениями путь в ад вымощен». Именно поэтому русская интеллигенция — по-прежнему те самые дрожжи, на которых в России поднимается в обществе и добро и зло. Значительной части русской интеллигенции вновь, в который уже раз, не хватает ответственности. Приходится согласиться с одним из публицистов по поводу слов Галича: «Бойтесь того, кто скажет: «Я знаю, как надо!»» — «он пел и о русском интеллигенте». Хотя в целом, наверное, отечественная интеллигенция всё же «здорова и продолжает играть очень важную роль в нашей жизни. Главное, чтобы не заигрывалась»[22].

Сегодня именно украинский вопрос, до предела обостренный активностью глобальных игроков, Запад использует для нападок на Россию. Вопрос непростой, имеющий долгую историю. Для отечественной интеллигенции украинские события могли стать примером борьбы народа против коррумпированной власти. Однако когда Украина стала обвинять Россию во всех своих проблемах, результат получился обратный: значительная часть русской интеллигенции, неожиданно даже для самой себя, объединилась вокруг российского лидера, которого до этого постоянно критиковала. Она осознала, что главной бедой Украины было и остается отсутствие национальной элиты: людей, знающих, что полезно, нужно, а что, напротив, неполезно своему народу.

Вместе с тем, значительной части интеллигенции тревожно за страну, ибо либеральная интеллектуальная элита, преобладающая во власти, как ей представляется, ведет Россию к краху. Действительно, мы уже давно «не видим нормальной конструктивной критики правительства и власти». Только оскорбления в сторону народа и невыполнимые требования к власти. И всё это — ради капитуляции власти и общества перед очередным «освободительным полем». Впрочем, влияние либеральной оппозиции и современной российской элиты на общество слишком мало, поэтому всё, на что они способны — напомнить кошмар 90-х годов. Но его общество вновь переживать уже не хочет[23].

В настоящий момент наблюдается крушение либерального движения, которое было руководимо интеллигентским сознанием. Это лишний раз свидетельствует о бесплодии и несостоятельности мировоззрения, господствовавшего в интеллигентской среде 1980-х годов. Тогда русская интеллигенция, огорошенная ложной свободой перестройки, фактически утратила национальные традиции.

Сейчас русской интеллигенции очень важно приобрести собственные национальные ориентиры, «русской интеллигенции пришло время вспомнить, что она — русская»[24]. Ведь интеллигенция сохраняет творческую политическую мысль, способность силой своего авторитета воздействовать на общество.

Украинский кризис не просто обострил противоречия в среде русской интеллигенции, он сделал неизбежным ее размежевание. Основная проблема интеллигенции в том, чтобы выявить ту основу, которая способна развить национальное чувство, пробудить национальное сознание. Именно такая задача стоит сейчас перед русской интеллигенцией.

Примечания

    1. Окара А. Интеллигенция в поисках Страны. Страна в поисках Интеллигенции. URL: http://www.apn.ru/publications/artide19610.htm (дата обращения: 07.10.2014).
    2. О современной ситуации в среде российской интеллигенции подробнее см.: Сибиряков И. В. Российская интеллигенция в начале XXI в.: осторожный оптимизм // Интеллигентоведение: теория, методология и социокультурная практика. Иваново, 2014 ; Сибиряков И. В. Современная российская интеллигенция: преждевременный разговор // Интеллигенция и мир. 2013. № 2 ; Купцова И. В. К вопросу о соотношении понятий «интеллигенция» и «креативный класс» // Интеллигентоведение: теория, методология и социокультурная практика ; Соколова Ф. Х. «Креативный класс» в российской научной и общественной мысли // Интеллигенция современного мира в ее многообразии. Иваново, 2013 ; Золотарев О. В. Явление креативного класса в России // Интеллигенция и мир. 2014. № 3 ; и др.
    3. См.: «Культурные деятели» РФ горячо поддержали войну с Украиной: «И Путин великий нам путь озарил». URL: http://v-n-zb.livejournal. com/6822885.html (дата обращения: 06.10.2014).
    4. Российская интеллигенция против самоизоляции России. URL: http://www.golos-ameriki.ru/content/ukraine-russia-congress-crimea-russia/ 1871220.html (дата обращения: 01.10.2014) ; Интеллигенция России требует от Путина прекратить агрессию. URL: http://telegraf.com.ua/ rossiya-i-sng/1466551-intelligentsiya-rossii-trebuet-ot-putina-prekratit-agressiyu.html (дата обращения: 06.09.2014).
    5. Поющие перед карателями : Андрей Макаревич выступит в городах, занятых украинскими войсками. URL: http://smol.kp.ru/daily/26267/ 3146047/ (дата обращения: 06.10.2014).
    6. Русская интеллигенция больна ненавистью к своей Родине! URL: http://ruskline.ru/news_rl/2014/05/14/russkaya_intelligenciya_bolna_nenavistyu _k_svoej_rodine/ (дата обращения: 14.05.2014).
    7. Верхоянцев А. Окруженцы возвращаются по хатам. URL: http://svpressa.ru/war21/article/96780/?rss=1 (дата обращения: 14.05.2014) ; Щипков А. Интеллигент не может быть либералом // Литературная газета. 2014. № 50. С. 3.
    8. Русская интеллигенция больна ненавистью к своей Родине!
    9. Ваньков В. Марш за мир без России. URL: http://svpressa.ru/politic/article/98775/?rss=1 (дата обращения: 06.10.2014) ; Иванов А. Либеральные страдания. URL: http://svpressa.ru/society/article/98634/?rss=1 (дата обращения: 06.10.2014).
    10. Делягин М. Путь к предательству. URL: http://svpressa.ru/society/ article/98163/?rss=1 (дата обращения: 06.10.2014).
    11. Ваньков В. Указ. соч.
    12. Юрьев Д. Их называют либералами. URL: http://svpressa.ru/society/ article/98544/?rss=1 (дата обращения: 06.10.2014).
    13. Там же. Хотя заметим, правильнее было говорить о том, что люди поддержали не Путина, а действия Путина по освобождению Крыма (см.: Щипков А. Указ. соч. С. 3).
    14. Гуцко Д. Над схваткой или в окопе. URL: http://svpressa.ru/ society/article/96530/?rss=1 (дата обращения: 06.10.2014).
    15. Гуцко Д. Совок глаза застит. URL: http://svpressa.ru/society/ article/91753/?rss= 1 (дата обращения: 30.12.2014).
    16. Сухомлинов В. Смерть героям // Литературная газета. 2014. № 48. С. 2 ; Иванов А. Указ. соч.
    17. Сухомлинов В. Указ. соч.
    18. См.: Российская интеллигенция против самоизоляции России.
    19. Иванов А. Указ. соч.
    20. Буторина И. Почему русская интеллигенция не приняла Майдан. URL: http://maxpark.com/user/2173133722/content/2610963 (дата обращения: 14.03.2014).
    21. Там же.
    22. Русская интеллигенция : о неприятном. URL: http://www.aif.ru/ euromaidan/opinion/1119537 (дата обращения: 06.10.2014).
    23. Бес пораженчества : ответ тем, кто желает России капитуляции : письмо в редакцию. URL: http://www.rg.ru/2014/03/12/pismo.html (дата обращения: 03.12.2014).
    24. Русский национализм, его друзья и враги. М., 2001. С. 166.

https://cyberleninka.ru/article/n/ukrainskiy-krizis-i-russkaya-intelligentsiya

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

16 − три =