Алексеева Т.С. Духовная миссия современной интеллигенции в медийном пространстве

В конце XIX в. писатель П. Боборыкин приписал себе первенство в применении этого слова в его социальном значении, то есть для обозначения тех членов социума, которые занимаются интеллектуальной работой.

Причем речь шла не столько об умственной деятельности, сколько об этической культуре. В этом смысле понимаемое латинское слово intellegentia (рассудок, понятие, умение, познавательная сила) приобрело некое специфически русское значение: сострадание, самопожертвование, защита «униженных и оскорбленных». Именно так понимали роль интеллигенции И. Бунин[1], Н. Данилевский[2], В. Зеньковский[3], а уже в наше время — А. Казин[4], А. Труфанов[5], Г. Водолазов[6].

Особенно точно и проникновенно выразил это русский философ и богослов Сергей Булгаков в своей публичной лекции «Иван Карамазов как философский тип»: «Этот сон (Мити Карамазова в Мокром после допроса судебного следователя — Т.А.) постоянно, весь XIX век, снится русской интеллигенции. Снится ей и сейчас, что во многих губерниях на протяжении многих тысяч верст и среди многих миллионов населения голодает и плачет дите. Но к нам глухо доносится его плач, и мы не можем по собственному почину ему помочь. Пусть же снится этот сон, и пусть болит наша совесть до тех пор, пока мы не властны научить «дите», не можем его накормить, пока оно «бедно и почернело от черной беды», пока «не обнимаются, не целуются, не поют песен радостных!»[7] .

На самом деле это был не сон, а стремление к реальной помощи и защите. Это стремление заставляет А.П. Чехова в 1890 г. отправиться на остров Сахалин — самую страшную каторгу царской России. Он общался с каторжниками, надзирателями, немногочисленными жителями острова, провел перепись населения. Уже безнадежно больной писатель книгой своей «Остров Сахалин» призывает спасти погибающих. После ее выхода взрыв возмущения прокатился по всей России, и год спустя каторгу закрыли.

Чувство осознанной, болезненной ответственности за судьбу своего народа руководит и поныне мыслями и поступками лучшей части интеллигенции. Той самой интеллигенции, вокруг которой когда-то, в начале 90-х, разгоралось столько споров. «Образованщина», — презрительно сказал А.И. Солженицын[8]. «С одной стороны — слой людей, не знавших России, не понимавших ее богатейшей культуры, не чувствовавших родства с ней, видевших в ее истории только примеры национальных обид и утеснений. Причем любые ошибки царского правительства объяснялись представителями этого слоя отсталым характером русского народа, его темнотой, дикостью и невежеством.

С другой — слой российских интеллигентов, сблизившихся с босяцкой нетрудовой средой, выражавший мировоззрение деклассированных элементов страны, по-своему романтизируя паразитические элементы общества (босяков, обитателей хитровых рынков и даже уголовных преступников, видя в них жертву социальной системы). В любой нации существуют паразитические элементы, не желающие работать и постоянно противопоставляющие себя творческому большинству. Любая нация всегда сдерживает рост этих элементов, пресекая их развитие. У нас же произошло иначе», — так выносит свой приговор придерживающийся резко националистических взглядов экономист и публицист О.А. Платонов[9].

Тогда же, в 90-х, интеллигенция, определяя свои цели и задачи в условиях новой реальности, как когда-то в «Вехах»[10], снова каялась: в приспешничестве власти, в социальной и творческой пассивности, в пропаганде ложных ценностей и идеалов. Дошло до раскола на национальную и революционно-радикальную. Первая отстаивала уже давно поднадоевшую идею панславизма вообще и «третьего Рима» в частности, в то время как вторая упрекала Россию в необразованности, косности, вплоть до призывов слепо копировать западные образцы. Причем обе противоборствующие стороны мотивировали свои позиции исключительно интересами народа.

Кульминация раскола пришлась на ночь перед расстрелом Белого дома, когда страна впервые за всю историю отечественного телевидения в прямом эфире видела и слышала тех, кто в студии «Останкино» призывал уничтожить находящихся в здании и оборонявших его. «Книгу мою (если она вырвется на волю) прочтет только интеллигенция. К ней я и обращаюсь. Не к творческой интеллигенции — упаси, Господи! — не к избалованной — столичной, я обращаюсь к истинной российской интеллигенции, к той, что живет по всей России. Это десятки миллионов людей. Учителя, врачи, инженеры, ученые, высококвалифицированные рабочие, технари, библиотекари, российское офицерство»[11].

С тех пор прошло 25 лет. Обращаясь в годовщину событий 3 октября к радиослушателям, известный журналист Владимир Соловьев сказал: «Сегодня — день национального позора. Это день, когда по Москве громыхали танки. Тогда многие были либо на одной стороне, либо на другой. Сейчас, по прошествии времени, все утихло. По крайней мере, внешне»[12]. Именно в это время интеллигенция не только может, но просто обязана способствовать гуманизации общества, повышению культурного уровня граждан. «Интеллигенция является главной созидательной группой информационного общества. Именно от нее будет зависеть сохранение нации. Именно эта часть населения будет обеспечивать уровень прогресса в России»[13].

Эта благая миссия осложняется наличием многих факторов — от падения доверия и уважения к интеллигенции до высокого уровня политизации всех процессов, проходящих в жизни общества. В последнее время к традиционному расколу интеллигенции на либерально-прозападную и патриотически настроенную добавляется раскол по национальному и религиозному признакам. И это отражается в средствах массовой информации (напр., «Радио России» и «Эхо Москвы»), в наличии двух писательских организаций — «Союз российских писателей» и «Союз писателей России», деятельности полярных политических клубов («Изборский клуб» и «Зиновьевский клуб»).

Надо отметить, что у интеллигента есть сейчас и еще одна проблема. Это понятие вытесняется понятием «интеллектуал», причем именно в нашем, российском понимании. На смену «службы совести» приходят «производители идей» — «эксперты», обладающие знаниями и компетентностью; «профессионалы», то есть высококвалифицированные специалисты; «служащие» -работники умственного труда на государственной службе.

В послании Федеральному собранию 12 декабря 2012 г. президент В. Путин употребляет ныне прочно вошедшее в наше сознание хорошо забытое понятие «духовные скрепы», под которым разумеются милосердие, сострадание, сопереживание. Интересно отметить, что с течением времени, за прошедшие шесть лет, основным содержанием этого понятия становятся христианские православные добродетели. Хотя изначально подразумевалось духовное единение всего общества, независимо от социального статуса, вероисповедания, национальности и политических взглядов. И здесь ведущую роль должна сыграть не церковь, а именно интеллигенция в «булгаковском» понимании.

Трудно согласиться с А.Х. Бургановым[14], который, анализируя «цивилизацию собственников», утверждает, что в процессе развития человечества происходит отказ от естественной диалектики жизни и ее противоречий и замена их искусственно рождаемой «борьбой противоположностей», ведущей к гибели противоборствующих сторон. Автор предлагает вернуться на исходные позиции — то есть свести к нулю все социальные, политические, нравственно-духовные различия, существующие в современном обществе, и вернуться к различиям природным — ум, талант, сила, работоспособность. А дальше каждый, сообразно наличию у него этих качеств, сможет достичь благополучия. Именно в достижении этого идиллического равноправия и видит А. Бурганов главную миссию современной интеллигенции, при этом не отвечая на закономерные вопросы: как этого добиться, что конкретно предпринять и, самое главное, почему интеллигенция должна взять на себя эту миссию — стирать социальные и политические различия в обществе. Хотя выдвинутая им неоруссоистская идея и кажется очень заманчивой.

С конца XIX в. и по сей день в России интеллигенция наряду с социальным мессианством своей чуть ли не обязательной функцией считает противостояние официальной государственной власти. Критика «отсталого», «враждебного народу» и даже «беззаконного» правительства стала своего рода визитной карточкой истинно интеллигентного человека. Однако если до недавнего времени оппозиция власти носила ярко выраженный как «правый» так и «левый» характер, то глобальный цивилизационный кризис, милитаризация общественного сознания, резкая конфронтация России и Запада привели к тому, что, как отмечает О. Золотарев, представители патриотически настроенной интеллигенции, осознавая, что власть опирается не на людей, а на систему, предпочитают поддерживать этот курс. «В сегодняшней ситуации сохранение власти чиновников (даже коррумпированных) пусть и не является спасение[м] России, но позволяет поддержать ее целостность. А без нее, как справедливо считает патриотически настроенная часть интеллигенции, все остальное просто теряет смысл. Ведь глупо говорить о каких-либо социальных преобразованиях, борьбе за улучшение условий жизни людей, «русской весне», если не будет самой страны»[15]. Должно признать, что это является не вынужденной мерой, а переосмысленной, заявленной и осуществленной новой миссией российской интеллигенции: спасение страны, ее народа, ее исконных ценностей.

Анализ материалов российской прессы показывает, что большая часть интеллигенции в последнее время не столько даже традиционно противостоит власти, сколько отказывается от какого бы то ни было духовного лидерства, находит своего рода ниши, где пережидает острые моменты текущей действительности. Это четко подмечено Л. Зубановой: «Именно состояние подобного идеологического дефицита (отсутствие мировоззренческих идей и духовно-ориентирующих проектов со стороны интеллигенции) на сегодняшний день оказывается наиболее ощутимым на уровне массового сознания, порождает состояние обезличенности, а скорее, без-ЛИКости сегодняшнего времени (отсутствие фундаментальных личностей, узнаваемого лика пророка, идеолога), как бы символизирует подведение черты под прежней эпохой «великих людей» и «великих потрясений»»[16]. Интеллигенция должна не ка[ять]ся за свои прегрешения, оправдывая пренебрежительное определение «гнилая»[17], а осознавать, что без ее лидерского участия нации грозит духовная катастрофа.

Разделяет пессимизм Л. Зубановой и известный журналист О. Батлук: «В эту прослойку, как в некое культурное гетто, были негласно сосланы все несерийные, бракованные идеалисты, которые отличались от типового идеологически квадратного советского человека. Они не могли оставаться в скобках и часто выходили за них и знали о том, что любая идеология — это кладбище идеалов. Интеллигенция как некая социальная мутация была продуктом советского общества. В постсоветскую эпоху в такой сегрегации больше нет необходимости. Мы теряем людей, у которых будет щемить сердце от «когда волнуется желтеющая нива»[18] .

Однако этот вполне оправданный пессимизм не исключает существования в среде современной интеллигенции той силы, которая способна взять на себя миссию сплочения нации на основе общечеловеческих ценностей.

Вот тогда, когда заговорит «совесть России», как принято называть ее интеллигенцию, тогда сбудутся слова уже цитированного выше С. Булгакова: «Иван (Карамазов — Т.А.) есть русский интеллигент с головы до ног, с его пристрастием к мировым вопросам, с его склонностью к затяжным разговорам, с постоянным самоанализом, с его больной, измученной совестью. В последнем признаке я вижу самую яркую и характерную черту русской интеллигенции»[19].

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИМ СПИСОК

    1. Батлук, О. Баг интеллегенции / О. Батлук [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://snob.ru/entry/160036
    2. Берсиров, Т.В. Российская интеллигенция как фактор модернизации современного общества / Т.В. Берсиров // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология — 2012. -№ 4. — С. 71-75.
    3. Булгаков, С.Н. Иван Карамазов как философский тип / С.Н. Булгаков. — М., 2016. — 86 с.
    4. Бунин, И.А. Великий дурман / И.А. Бунин. — М., 1997. — 352 с.
    5. Бурганов, А.Х. Источники саморазвития и миссия современной интеллигенции / А. Х. Бурганов // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение. — 2014. — № 2. — С. 6-8.
    6. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. — М.: РИПОЛ классик, 2017. — 330 с.
    7. Водолазов, Г.Г. Интеллигенция в контексте мировой и российской истории / Г. Г. Водолазов // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение. — 2014. — № 2. — С. 55-60.
    8. Говорухин, С. С. Великая криминальная революция / С.С. Говорухин. — М., 1993. — 128 с.
    9. Данилевский, Н.Я. Россия и Европа / Н.Я. Данилевский. — М., 1991. — 574 с.
    10. Зеньковский, В.В. Русские мыслители и Европа / В.В. Зеньковский. — М., 1997. — 368 с.
    11. Золотарев, О.В. Интеллигенция и власть в современной России / О.В. Золотарев // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. — 2017. — Т.159. Кн. 4. — С. 972-980.
    12. Зубанова, Л.Б. Лидерский потенциал современной интеллигенции в символическом пространстве масс-медиа / Л.Б. Зубанова // Вестник Челябинского государственного университета. — 2009. — № 33. — С. 51-53.
    13. Казин, А.Л. Великая Россия. Религия. Культура. Политика / А.Л. Казин. — СПб., 2007. — 612 с.
    14. Корносенков, С.В. Концепт «интеллигенция» в современной российской публицистике. Выражение «гнилая интеллигенция» как средство речевой манипуляции / С.В. Корносенков // Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология». -2008. — Вып. 3. — С. 93-99.
    15. Платонов, О.А. Русская цивилизация / О.А. Платонов. — М., 1997. — 944 с.
    16. Солженицын, А.И. Образованщина / А.И. Солженицын // Новый мир. — 1991. -№ 5. — С. 44-62.
    17. Труфанов, А.А. Основы теории интеллигентности / А.А. Труфанов. — Казань, 2002. — 272 с.

ПРИМЕЧАНИЯ:

    1. Бунин И.А. Великий дурман / И.А. Бунин. -М., 1997. — 352 с.
    2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа / Н.Я. Данилевский. — М., 1991. — 574 с.
    3. Зеньковский В.В. Русские мыслители и Европа / В.В. Зеньковский. — М., 1997. — 368 с.
    4. Казин А.Л. Великая Россия. Религия. Культура. Политика / А.Л. Казин. — СПб, 2007. — 612 с.
    5. Труфанов А.А. Основы теории интеллигентности / А.А. Труфанов. — Казань, 2002. 272 с.
    6. Водолазов Г.Г. Интеллигенция в контексте мировой и российской истории / Г.Г. Водолазов // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение. — 2014. — № 2. — С. 55-60.
    7. Булгаков С.Н. Иван Карамазов как философский тип / С.Н. Булгаков. — М., 2016. — С. 81.
    8. Солженицын А.И. Образованщина / А.И. Солженицын // Новый мир. — 1991. — № 5. — С. 44-62.
    9. Платонов О.А. Русская цивилизация / О.А. Платонов. — М., 1997. — С. 157.
    10. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. — М.: РИПОЛ классик, 2017. — 330 с.
    11. Говорухин С.С. Великая криминальная революция / С.С. Говорухин. — М., 1993. — С. 123.
    12. Соловьев В. Расстрел Белого дома: день национального позора // Вести FM. Программа «Полный контакт». Эфир от 03.10.2018.
    13. Берсиров Т.В. Российская интеллигенция как фактор модернизации современного общества / Т.В. Берсиров // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология. — 2012. — № 4. — С. 71-75.
    14. Бурганов А.Х. Источники саморазвития и миссия современной интеллигенции / А.Х. Бурганов // Вестник РГГУ. Серия: Политология. История. Международные отношения. Зарубежное регионоведение. Востоковедение. — 2014. — № 2. — С. 6-8.
    15. Золотарев О.В. Интеллигенция и власть в современной России / О.В. Золотарев // Ученые записки Казанского университета. Серия: Гуманитарные науки. — 2017. — Т.159. Кн. 4. — С. 972-980.
    16. Зубанова Л.Б. Лидерский потенциал современной интеллигенции в символическом пространстве масс-медиа / Л.Б. Зубанова // Вестник Челябинского государственного университета. — 2009. -№ 33. — С. 51-53.
    17. Корносенков С.В. Концепт «интеллигенция» в современной российской публицистике. Выражение «гнилая интеллигенция» как средство речевой манипуляции / С.В. Корносенков // Вестник Удмуртского университета. Серия «История и филология». -2008. — Вып. 3. — С. 93-99.
    18. Батлук О. Баг интеллегенции / О. Батлук [Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://snob.ru/entry/160036
    19. Булгаков С.Н. Иван Карамазов как философский тип / С.Н. Булгаков. — М., 2016. — С. 54.

https://cyberleninka.ru/article/n/duhovnaya-missiya-sovremennoy-intelligentsii-v-mediynom-prostranstve

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

одиннадцать + 10 =