Бабанский Л.П. Теория интеллигентности

Я думаю, что в последнее время по некоторым причинам значительно возрос интерес к теме интеллигентности и влиянии нашей интеллигенции на внутреннюю и внешнюю политику России в историческом и прогностическом аспектах. Говорят на эту тему часто люди, интеллигентами, в общем, не являющиеся, потому обсуждение ведётся так или иначе вокруг да около древнеленинского определения, которое именует интеллигентом каждого, кто в такой степени изучил и освоил культурное наследие человечества, что сам уже вполне в состоянии оказывать значительное влияние на окружающую это самое человечество культурную среду. При этом все желающие историки, политические обозреватели и комментаторы на своё усмотрение, совершенно произвольно, выделяют ту или иную группу товарищей, которых именуют в дальнейшем интеллигентами, и валят на них всю ответственность за историческое прошлое, будущее и настоящее. При этом в славную интеллигентскую когорту попадают и Есенин, и Блок, и Маяковский, и Мейерхольд, и Солженицин, чуть ли не Хрущёв, чуть-чуть не Брежнев, чуть не Андропов. Горбачёв, Ельцин, Гайдар, даже банда американских культуртрегеров, голосующая против Трампа, против России, но за Клинтон, и многие, многие другие. Опомнитесь, господа, какие же это интеллигенты? Это богема! Богема, господа! Высокотворческая, одарённая, талантливая, обеспеченная и сильнопьющая, отмеченная многая и многая заболеваниями, часто ведущая образ жизни, несовместимый с представлениями о человеческой морали прослойка общества, только и всего! Вы на кого ориентируетесь? На самых, самых колеблющихся? Неоспоримо интеллигентами во веки веков являются Достоевский, Столыпин, Шолохов, Булгаков, Бродский… Моё определение звучит так:

Интеллигент — это человек, способный понять другого человека.

Казалось бы, человеческая культура во всех своих проявлениях и качествах направлена на достижение взаимопонимания между людьми всякого возраста, пола, мироощущения и благосостояния. При этом подавляющее большинство населения нашей страны успешно пишет диктанты, способно определить характерные черты творчества Чайковского, Рахманинова, Бетховена и Пушкина. Многие вполне смогли бы отличить картины Шишкина от Куинджи. Но, проливая слёзы сладкого соболезнования по поводу индийского ли кинофильма, иного ли шедевра мировой цивилизации, мы способны столь же искренне игнорировать истинные события, происходящие от нас на расстоянии вытянутой руки, словно человеческие эмоциональные возможности позволяют воспринимать лишь некий рафинированный концентрат боли и страданий живого существа в художественном варианте их подачи так, как если бы наш вкус позволял бы нам ощущать только сгущённое молоко с сахаром да ещё морскую воду.

Кто из нас вздрогнет при виде нищенки?

Каждый, когда её увидит на сцене МХАТа или БДТ.

Мы сентиментальны, следовательно, мы жестоки. Часто нам предпочтительнее оказывается эрзац-культура, порождающая эрзац-ощущения, ибо сами-то мы суть некий эрзац, продукт многолетней вульгарно-материалистической марксистско- ленинской селекции. Нам любо-дорого нечто большое, красивое, громкое, блестящее, стандартно-побеждающее, СИЛЬНОЕ. Мы чураемся, на всякий случай, всего малозаметного, малопонятного, малопривлекательного, СЛАБОГО, что для восприятия требует сколь-нибудь заметного душевного напряжения.

В основании человеческой интеллигентности лежит, несомненно, человеческая культура, наряду с факторами генетики и особой врождённой духовности.

Человеческая культура дисперсна. Это значит, что она имеет множество разделов, подразделов и подподразделов. Есть, например, культура еды. В частности, культура еды рыбы. В частности, культура посещения ресторанов. В отличие от культуры посещения учебных заведений. В отличие от посещения религиозных учреждений. При этом есть культура одежды. В частности, культура ношения костюма. В частности, культура ношения длинной юбки. В частности, культура ношения короткой юбки.

Есть ещё культура общения с ребёнком. Есть культура общения с женщиной. С женщиной-министром. С женщиной-королевой. Есть культура общения с взрослым человеком. С пожилым. Со слабым и больным. И у культурного человека на лице его, одежде, во всём его организме, в его мыслях и высказываниях культура прямо так и сияет всеми своими бесконечно разнообразными гранями. И хорошо тому культурному человеку, если он и сам ещё вдобавок красив, очарователен и бесподобен. Но это внешние эффекты, господа!

Случаются, однако же, случаи некоего одностороннего понимания, это когда тебя, например, как-то понимают, а тебе, скажем, вообще никто не интересен. Хоть ты и культурен по очень многим признакам, но живёшь и ходишь как на некоих котурнах, весь просветлённый и над землёй приподнятый, нагромождая под собой одно на другое составные части человеческой культуры, сооружая нечто, способное, на первый взгляд, возвысить тебя над пошлостью твоего обыденного существования. Тем не менее, всякая конструкция, лишённая несущего стержня, разваливается при первом же сколь-нибудь значительном испытании. Вспомните трамвайные ситуации, автомобильные инциденты, уличные конфликты, когда в толпе культурных граждан дикаря, приехавшего с реки Амазонки можно выделить только по его сдержанности, скромности да внутреннему достоинству.

Но выход есть. Каждый посетитель Исаакиевского собора, поднимаясь по внутренней лестнице на балюстраду, может понять замысел архитектора. Лестница состоит из множества секторальной формы гранитных ступеней, расположенных в каменном колодце, но мало того — в каждой ступени, в суживающемся конце, проделано специальное отверстие, которым указанная деталь насаживается на стальной стержень, в результате чего конструкция становится прочной, эластичной, неразборной и сверхнадёжной во веки веков.

Так не пристало ли ны, братие, соорудить внутри собственной психосферы виртуальную структуру, ведущую нас к подлинному просветлению? Дело ясное, к торговле тяга сильная сейчас. Но к интеллекту тяга тоже есть в народе!

Для этого нам понадобятся все наши культурные достижения, являющиеся на самом деле ступенями наверх, от животного к человеку, к высшей духовности, только всю нашу культуру нам придётся нанизать на некий внутренний несокрушимый стержень, способный укрепить наш путь наверх и поддержать его в надлежащем состоянии на протяжении всей нашей жизни.

В таком случае, двигаясь от ступеньки культуры быта и обихода, от культуры общения и поведения во всех их аспектах, во всех их сложнейших вариантах, мы сначала пройдём уровень сочувствия, доберёмся до уровня сострадания, минуем уровень сопереживания и окажемся на уровне полного человеческого взаимопонимания, то есть интеллигентности.

Только что же это за стержень такой? Внутренний наш стержень. И прочный, и эластичный, и вечнозелёный, и необременительный для постоянного ношения…

Я всё скажу. Тем более, что в поисках интеллигентности настала пора бегать по улицам наших городов и сёл с ярким огнём в руках.

На мой взгляд в качестве внутреннего чувственного стержня следовало бы применить и в дальнейшем всячески в себе укреплять и культивировать чувство сострадания СЛАБОМУ, соизмеряя с этим высоким мироощущением и культуру нашей одежды, и культуру поведения, и культуру отношения к окружающей действительности и всяческую очередную ступень и степень нашей культуры.

И в самом деле — собираясь утром по делам, надевая на себя культуру одежды, с полным применением культуры поведения в общественных местах, культуры общения с водителями, двигающимися во встречном направлении, с пешеходами, находящимися на переходе и вне его, со всеми встречными, поперечными и попутными гражданами, соотнося все свои чувства, все культурные навыки с основным нашим чувственным стержнем — состраданием к человеку, по глупости ли своей, по недомыслию ли, по необразованности, по невоспитанности ли своей оказавшемуся на нашем пути неким препятствием, задержкой, помехой мыслительного или физиологического процесса, то есть, попавшим относительно нас в более СЛАБУЮ позицию, мы вполне бы могли в любой ситуации и выглядеть, и вести себя, и реагировать более скромно и адекватно, иначе говоря — интеллигентно. Ибо жизнь наша позволяет хоть не всё, но очень многое, можно даже человеку быть чуть-чуть беременным, если говорить о раннем сроке, тем более, хоть чуть-чуть, хоть ненадолго, хоть на долю секунды чувствовать себя, поступать, думать и действовать интеллигентно. А вдруг это войдёт в привычку? Что же, это будет шаг к переходу на более высокий уровень в поисках истинной интеллигентности, которая привычкой, в общем, не является, а является целым комплексом мироощущений, способствующим одному человеку смотреть на другого как на произведение искусства. Каковым, впрочем, большинство людей и являются.

Исходя из представленной концепции, появляется возможность рассмотреть, кого мы можем назвать интеллигентом, а кого нет. Вот некоторые примеры.

1. Абсолютным интеллигентом является Иисус Христос.
2. Большинство детей интеллигентны.
3. Иван Грозный имел проблески интеллигентности, понял людей и историческую обстановку в достаточной степени, чтобы вывести страну на более высокий уровень. Кстати, интеллигент и хороший человек — это не совсем одно и то же.
4. Столыпин был интеллигентом, понимал людей, страну и историческую обстановку. Имел внутренний стержень, направленный на сочувствие, сострадание и сопереживание человеку нижних и средних общественных слоев.
5. Царь Николай Романов был простым человеком, не понимал народ, страну, историческую обстановку, не сумел противостоять государственной катастрофе, бездарно потерял близких, не оценил преданных России людей. Не имел ни малейшего намёка на внутренний стержень, настроенный на сострадание хоть кому-либо. Не называйте его интеллигентом, не обижайте хорошего человека.
6. Владимир Ульянов-Ленин, хитромудрый демагог, «Выдающий популизатор» Маркса-Энгельса и их теории, прекрасно понимающий историческую обстановку, опираясь на иностранный капитал, совместно с людьми, желающими развалить Россию, кинуть её в топку мировой цветной революции, имея в душе стержень разрушения и ненависти к рядовому россиянину, никогда не был интеллигентом.
7. Иосиф Сталин прекрасно понимал людей, историческую обстановку, имел в душе стержень сострадания к Советскому Союзу, сумел сконцентрировать силы и средства для борьбы со смертельной опасностью, грозящей стране и её народу. Интеллигентный нехороший человек.
8. Владимир Путин прекрасно понимает историческую обстановку, интересы и настроения человечества, в первую очередь — россиян, имеет сострадательный духовный стержень, позволяющий ему творчески общаться с людьми разных культурных, образовательных, материальных уровней, сумел перегруппировать силы и средства для того, чтобы отодвинуть страну от края пропасти, позволить ей занять подобающее место в мировом сообществе, создать условия постоянного экономического роста в условиях самодостаточности.
9. Криминал — это неинтеллигентно.
10. Абсолютные неинтеллигенты — Рокфеллеры, Ротшильды, Дюпоны и примкнувший к ним Абрамович.
11. Террористы — отдельная группа преступников. Это абсолютные неинтеллигенты, скорее, молодые люди, имеющие прочный духовный стержень, основанный на сострадании к самому себе, сопряжённый с безусловной ненавистью ко всему, что их окружает. Люди, понимающие, что в данном регионе, стране, континенте или планете у них нет ни малейшего шанса на взаимопонимание с окружающими, экономическом и политическом росте, творческом развитии. Люди, неспособные понять простую вещь — если у них не было шансов на достойное существование в своей стране, то в чужой стране их не будет тем более. Люди, обладающие специфической прикладной религией, оправдывающей уничтожение этого мира полностью. Самые опасные среди них тихие, внешне доброжелательные, самоуглублённые, не крикуны и не психопаты. Что с ними делать?
а. Пожалеть, успокоить, дать им реальный шанс на успех и процветание за счёт основного населения, передать им часть своих собственных прав и полномочий, подчиниться их культуре, национальным и религиозным особенностям.
б. Либо выявить и изолировать или уничтожить. Пока они нас не изолировали. Или уничтожили. Так что, решите сами, что делать. По интеллигентному.
12. Теперь такой вопрос. Надеюсь, не последний. Сам-то я кто, чего достиг? Получилось у меня или нет? Дала ли мне результат собственная теория? Отвечу старыми словесы. Знаю только, что простой хам — это просто хам. Хам, осознавший своё хамское состояние и использующий его себе на пользу есть холуй и раб своих обстоятельств и настроений. А вот хам, осознавший свою сущность и принимающий меры по исправлению ситуации есть уже не совсем хам, а борец со своей серостью, агрессивностью и хамством, наблюдающий свет во мраке.

Из представленной теории может воспоследовать ещё один вывод: если разбогател сам, помоги разбогатеть ближнему. Это будет так интеллигентно… Вариант вполне возможный и осуществимый, взамен распространённой ныне концепции: мало того, что ты богат, вокруг себя хорошо бы ещё иметь побольше бедных.

В общем, дерзайте. Только не называйте интеллигентами кого попало. Это звание труднодостижимое. Сопряжённое с изгнанием из себя раба. Но времена такие, что только выгонишь одного раба, так его место тут же занимает другой. Эти внутренние рабы имеют происхождение часто из вредных привычек и искусственных потребностей. Но если хотите быть интеллигентом — будьте им. Теперь у вас должно получиться. Начать можно с простого. Возьмите, например, духовой оркестр, или уговорите кого-нибудь, сделайте праздник ветеранов в Ленинградской области и исполните для них марш «Старая Ладога». Для вас в эту минуту наступит момент просветления и взаимопонимания.

Здесь хорошо знают, что означает эта музыка. Она для ветеранов и интеллектуальной части местного населения есть духовный стержень.

Скромнее надо быть рядом с ними. Всем, особенно депутатам. Если человек скромен по своей духовной потребности — он многое понимает. Значит, он уже практически интеллигент.

Теория с 1990 года преподавалась на кафедре философии ГИДУВа, Санкт-Петербург, зав. кафедрой доктор философских наук В.П.Петров.

http://samlib.ru/b/babanskij_l_p/01.shtml

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

три × пять =