Блюменау Д.И. Еще раз о формуле интеллигентности (так ли безупречна ее «суть»?)

Терминологические дискуссии нередко относят к числу несерьезных, схоластических упражнений — «спору о словах». Какая разница — «в лоб» или «по лбу»? Лишь бы было покрепче. Но в области  науки так называемый спор о словах имеет подчас принципиальнейшее, методологическое значение: от результатов такого спора иногда зависит направление, в котором будет развиваться та или иная область знания. К таким «спорам о словах» относится, в частности, и дискуссия, которая развертывается на страницах журнала «Петербургская библиотечная школа».

Уже продолжительное время в научных кругах нашей страны идет дискуссия о сущности, современном состоянии и будущем отечественной интеллигенции. «Собран колоссальный, приводящий в отчаяние эмпирический материал. Только в 1990-е гг. защищены 134 диссертации, посвященные проблемам интеллигенции, из которых 30 — докторские … а количество журнальных и газетных статей явно превысило возможности их библиографического учета … В Ивановском государственном университете преподается соответствующий курс (интеллектоведение) …» [1]. Во всех этих публикациях, докладах, выступлениях высказано столько мнений и сформулировано столько определений понятия интеллигенция (в том числе русская), что авторы, теряя какую-либо ориентацию в бескрайнем болоте терминотворчества, стали все глубже и глубже погружаться в бездонную его трясину.

А.В. Соколов решил бросить спасательный круг сообществу интеллектоведов, предложив для определения интеллигенции формулу интеллигентности, которая как исходное ключевое понятие (главный семантический множитель) позволит выразить другие понятия. «Раскрыв качество интеллигентности, мы определим сущность интеллигента и интеллигенции» [1]. Попытка ввести спор преимущественно гуманитариев в рамки математической логики является, по моему мнению, весьма плодотворной, она позволяет в море бесконечных суждений об интеллигенции высветить самую «суть» и с помощью ее (формулы) осуществлять навигацию в не очень прозрачных водах интеллигентоведения.

Как и следовало ожидать, прогрессивная мысль А.В. Соколова вызвала протест у той части интеллигенции, которая привыкла мыслить по старинке. Об этом прямо говорится в [2]: к сожалению, «не все современные интеллигенты уловили суть первой статьи … У них получалось, что интеллигенция может не обладать качеством интеллигентности». Поскольку меня также отнесли к «той части интеллигенции» (хотя я на это и не претендую), постараюсь изложить «суть» мыслей А.В. Соколова, которую мне удалось уловить.

  1. В конце первого тысячелетия н.э. на территории Среднерусской возвышенности и прилегающих земель сформировался некоторый этнос, в составе которого (видимо, в результате мутации) выделился некий субэтнос, названный позже, по предложению Б.Д. Боборыкина, «интеллигенцией». Этот субэтнос, по мысли Г.П. Федорова, представлял собой «сугубо русское, национальное явление, наше «чудо и чудовище», не имеющее аналогов в европейской культуре» [цит. по 1].
  2. Современная наука интеллектоведение, исследовав этот субэтнос, пришла к выводу, что если применить на практике формулу интеллигентности к анализу населения, заселяющего эту возвышенность, на предмет наличия у него «некоторого интегрального качества личности — интеллигентности», то это население достаточно четко подразделяется на три группы (как в известной присказке: «У отца было три сына: первый умный был детина, второй сын — и так и сяк, третий — просто был …): а именно — интеллигенты, интеллектуалы и вовсе неинтеллигенты. Есть в этой классификации еще четвертая «прослойка» — маргиналы («регулярно пополняемая студентами-заочниками»), но о ней в ученых спорах обычно не принято вспоминать.
  3. Сама формула интеллигентности — I = /C&V/ кТ — включала в себя следующие переменные: интеллигентность (I), интеллектуальную постоянную — C, состоящую из компонентов образованности и креативности (разумности, способности к духовному творчеству) и этической переменной — V, предусматривающей такие качества личности, как гуманизм, альтруизм, эмоции сострадания, привязанности, благоговения, чувства совести и стыда, коэффициент исторического времени — кТ; & — оператор конъюнкции. Звучит это так: «Интеллигентность — интегральное качество личности, включающее на уровне, соответствующем определенному поколению интеллигенции, образованность, креативность, индивидуальное или субкультурное этическое самоопределение».
  4. Чтобы попасть в первую группу — в интеллигенцию, личность должна обладать всеми перечисленными в формуле компонентами; если у личности при анализе ее духовного облика не обнаружится V (этической переменной), эту личность отошлют к интеллектуалам («поскольку они руководствуются разумом, а не эмоциями и чувствами»); если не обнаружится образованности или креативности, то независимо от уровня этической переменной личность разжалуют вовсе в неинтеллигента (при наличии смягчающих обстоятельств — в полуинтеллигента).

Таково очень кратко мое понимание сути учения А.В. Соколова. Я не очень исказил ее? Предложенная в [1] формула интеллигентности при первом знакомстве с ней представляется столь простой и убедительной, что непременно вызывает у читателя глубокое признание. Однако чем внимательнее начинаешь анализировать ее «суть», тем все больше вопросов возникает, тем больше появляется сомнений в ее истинности и работоспособности. Изложу свои сомнения и предложения.

Каждое определение, а тем более если оно формулируется в виде логической формулы, должно удовлетворять требованиям необходимости и достаточности образующих данное определение признаков, т.е. признаков должно быть не больше и не меньше, чем необходимо для характеристики объекта. Поясню это на примере термина текст, который для нашей аудитории достаточно близок.

Как формулируется этот термин, допустим, с позиции представителей гуманитарного направления: «Текст — это изложенное в письменной или печатной форме логически стройное и грамматически правильное авторское сочинение или высказывание». Или: «Последовательность из нескольких предложений, построенных согласно правилам языка». И таких дефиниций каждый из нас может привести дюжину-другую. Все они будут вроде бы правильные, а какое более правильное, никто сказать не сможет. Представители семиотики скажут короче и совершенно однозначно: T = /U, V φi …φm, Θ/, что трактуется так: текст — это четверка из словаря U, множества мест М, набора отношений на этом множестве φ и отображения Θ множества в словаре. Все понятно?

С чем-то подобным сталкиваемся мы и при дефинировании понятия интеллигентность (точнее — понятия интеллигенция, поскольку в рассмотренных нами словарях и энциклопедиях термин интеллигентность встретился лишь один раз: «интеллигентность — совокупность лучших качеств личности (см. интеллигентный). Читаем: «Интеллигентный — духовно богатый, интеллектуально развитый, образованный, культурный, благородный, хорошо воспитанный, проявляющий терпимость и уважение к людям с другим мнением, трудолюбивый, творчески работающий, отличающийся высоким чувством гражданственности, активно борющийся за общественные цели» [3].

К этому очень приятному перечню вполне можно присовокупить еще целый ряд качеств, которые перечислены в [4]: интеллигенцию отличает способность быстро находить решения в необходимых обстоятельствах, правильно и быстро схватывать главное в положении вещей, живость ума…. Представляете, какой бы получился список интеллигентных качеств, если бы мы присоединили признаки из определений, приведенных в десятке-другом словарей? И все они весьма почтенные, выбросить какой-либо вроде неудобно.

Теперь допустим, что все перечисленные качества мы соединим знаком конъюнкции: к лику интеллигентных мы вряд ли найдем кого причислить. Может быть, лишь святых. А если допустить, что эти признаки находятся в отношении дизъюнкции: к этому лику мы смело сможем причислить абсолютно всех жителей нашей высокоинтеллигентной страны. Теперь, когда мы довели наши рассуждения «ad absurdum», становится понятным требование — только «необходимые и достаточные» признаки.

Но может быть, в формуле А.В. Соколова как раз и исключена подобная логическая «некорректность»? Не случайно в ней всего четыре переменных. На первых порах именно такая мысль в голову и приходит. Но проанализирую эти переменные более внимательно.

Начну с первой переменной — интеллектуальность (С), которая включает одновременно образованность и креативность. (Уже здесь допущена некоторая некорректность, поскольку грамматическое и предполагает отношение дизъюнкции. Но не обратим на это внимания). Относительно образованности — какие у нас есть критерии, позволяющие отнести ту или иную личность к числу образованных? Наличие некоторого документа об образовании? Об этом более развернуто написано в [5]. Или умение «Без принужденья в разговоре коснуться до всего слегка, с ученым видом знатока хранить молчанье в важном споре…»? «Каждому из нас приходилось очень часто встречать удивительно интеллигентных людей с очень скромным образованием и «вдрызг» неинтеллигентных профессоров, писателей, артистов и прочих, которым по штату положено себя считать интеллигентными» [5]. Может ли столь неопределенный и размытый критерий выступать в формуле в качестве необходимой, критичной, величины? Относительно креативности (разумности и пр.) Попробуйте найти человека, который бы считал себя неразумным. На то и носит он высокое звание Homo sapiens. С этим критерием, кажется, тоже все ясно.

Наконец, этическое самоопределение, включающее целый комплекс духовных качеств. Оно самое важное для характеристики интеллигентности. Но цепочка этих качеств, как мы уже видели, столь длинная и, главное, столь «разнокалиберная», что включать их все в формулу в качестве необходимых и достаточных признаков значит обречь лучшую часть человечества на унылое прозябание в группе интеллектуалов, а то и в вовсе неинтеллигентных. Однако главное в другом: в перечне составляющих этическое самоопределение А.В. Соколова нет важнейших, с моей точки зрения, компонентов — порядочности и тактичности. Однако и самые высокие нравственные качества, доведенные до абсурда, превращаются в свою противоположность, поскольку лишают личность человечности. Поэтому даже порядочность и тактичность хороши в меру. Отсюда предложенная мною [5] формула интеллигентности имела вид: I = V /П&Т&Чм/ и читалась: интеллигентность — это логическое произведение некоторых этических качеств личности — порядочности и тактичности, помноженное на чувство меры. Для квалификации интеллигентности это необходимо и достаточно. Все остальные интеллектуально-этические качества, присущие той или иной личности, могут вызывать либо восхищение, либо сожаление, но не менять сути дела.

Формула интеллигентности, предложенная А.В. Соколовым, прекрасно работает, но для интеллигенции, а не интеллигентности. Действительно — для этой социальной группы весьма желательна хоть какая-то образованность (чем больше — тем лучше), совершенно не будет лишней креативность и очень похвальны приводимые А.В. Соколовым составляющие этической самоопределенности, но не нужно в один класс эквивалентности включать понятия, относящиеся к различным семантическим полям. Несмотря на наличие единого корня, эти понятия не относятся к одному синонимичному ряду, а находятся в отношении полисемии. Конечно, где-то в туманных далях ментальности они пересекаются, но только «где-то».

Интеллигенция — это термин из сферы социального, социальная группа, сформировавшаяся в результате исторического разделения труда. Искать в той отдаленной эпохе первого русского интеллигента [2] — задача весьма неблагодарная. Кто-то считает первым М. Грека, кто-то — Петра Великого, Н.И. Новикова, А.Н. Радищева, П.Я. Чаадаева… Я же — Даниила Заточника, представителя домонгольской литературной элиты. Но все это абсолютно недоказуемо. Вся та огромная литература, которая порождена специалистами в области интеллектоведения (о ней упоминалось в начале статьи) и все те прекрасные работы, которые написаны А.В. Соколовым в этой области, относятся к познанию именно «нашего чуда и чудовища» — русской интеллигенции, очень благодарной теме. Оставьте только в покое «интеллигентность». Это совсем «не про то».

Вернусь, однако, к своему утверждению, сформулированному в начале статьи, о том, что «споры о словах» имеют подчас принципиальнейшее, методологическое значение. По сути, данная дискуссия есть спор о разном понимании духовности — важнейшем компоненте национальной нравственности, спор об инструменте, эталоне, с помощью которого эту духовность можно измерять. В чем недостаточность формулы А.В. Соколова: она дает возможность растворять интеллигентность в «образованщине» («У него, т.е. у Блюменау, получалось, что интеллигенция может не обладать качеством интеллигентности», — важнейший контртезис А.В. Соколова). Я, совершенно не гнушаясь интеллектуальностью, связываю интеллигентность с важнейшими этическими категориями — порядочностью и тактичностью. Они и составляют нравственный стержень нации. Вспомним великую Римскую империю, ее успехи в области науки, искусства, организации, безопасности … Но когда менталитет, мораль народа стали формировать «трималхионы» (Петроний), когда достижениями культуры, сосредоточенными в книгах,  стали топить общественные бани — нравственный стержень народа сломался. И уже ничто из перечисленного выше не смогло спасти империю — она развалилась под ударами варваров.

Сегодня лучшие наши демократические умы бьются над проблемой — как сформулировать национальную идею России. А проблема лежит на поверхности — формирование общества интеллигентных людей. (Не обязательно интеллигенции!) Тогда и все проблемы, мучающие нас, автоматически будут решены. Конечно, в стране, в общественном сознании которой понятия интеллигенция и интеллигентность жестко спаяны, а сама интеллигенция нередко рассматривается как нечто «рассеянное в очках и шляпе», подобная проповедь вряд ли будет воспринята позитивно. Но зато у нас есть интеллектоведы, располагающие в своем арсенале качеством интеллектуальности (С), чтобы найти для этой проповеди приемлемые формы.

Список литературы

  1. Соколов А.В. Формула интеллигентности // Петербург. библ. школа. — 2004. — № 2. — С. 3-12.
  2. Соколов А.В. К вопросу о первом и последнем интеллигенте на Руси // Там же. — 2004. — № 4. — С. 12-18.
  3. Яценко Н.Е. Толковый словарь обществоведческих терминов. — СПб.: «Лань», 1999.
  4. Философский энциклопедический словарь. — М.: ИНФРА, 2003. — 528 с.
  5. Блюменау Д.И. Та ли это формула? (Нечестивые мысли по поводу «формулы интеллигентности» А.В. Соколова) // Петербург. библ. школа. — 2004. — № 3 — С. 3-6.

http://ellib.gpntb.ru/subscribe/index.php?art=1&journal=ntb&num=9&year=2005

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

шестнадцать + 14 =