Черноперов В.Л., Усманов С.М. Российское интеллигентоведение: специфика, основные научные школы, перспективы

Введение

Характеристика интеллигентоведения как научной школы является одним из направлений интеллектуальной истории. Российское интеллигентоведение — новая научная дисциплина, появившаяся на исходе прошлого столетия. Разумеется, изучение интеллигенции велось в нашей стране уже давно. И сделано было в этом отношении немало. Но даже для самих «вождей» интеллигенции исследование общественного слоя, который они сами олицетворяли, никогда не было темой постоянной и исключительной. К ней обращались по ходу дела, при том или ином обострении общественных проблем и противоречий. Проблема усугублялась активностью на этом исследовательском поле дилетантов, чьи громкие, но научно несостоятельные публикации подчас заслоняли от читателя, интересующегося интеллигентоведческими вопросами, серьезные научные изыскания.

Еще одной трудностью в интерпретации роли и места интеллигенции в общественной жизни являлась нечеткость терминологии в изысканиях по данной проблематике. По этому поводу еще в самом начале XXI в. точно высказался известный ученый, профессор, доктор философских наук Валерий Георгиевич Ледяев: «отечественной литературе по интеллигенции (причем, не только публицистической, но и академической) не хватает именно четкости и обстоятельности в определении содержания понятия интеллигенции, в уточнении ее объема и вида. В высказываниях специалистов подчас ощущается некоторое пренебрежение к концептуальным проблемам и понятийной строгости» [Ледяев 2001: 17].

Вот почему в конце прошлого столетия появилась в российской науке насущная необходимость заняться исследованием феномена интеллигенции уже не от случая к случаю, а основательно, без «пренебрежения». Тогда и появляется интеллигентоведение. Правда, у этой новой дисциплины обнаружилось много «отцов»: таковыми называли и известного уральского ученого Михаила Ефимовича Главацкого, и маститого петербургского библиографа Аркадия Васильевича Соколова, и — чаще всего — профессора Ивановского государственного университета (ИвГУ) Валерия Сергеевича Меметова.

Последняя точка зрения представляется наиболее убедительной. Достаточно только обратиться к материалам сборника памяти В. С. Меметова, выпущенного в 2020 г. [Валерий Сергеевич Меметов… 2020].

Открывает его статья трех профессоров, очень видных исследователей из крупных университетских центров: Сергея Николаевича Полторака (Санкт-Петербург), Ирины Валентиновны Купцовой (Москва) и Галины Владимировны Серебрянской (Нижний Новгород), напечатанная первоначально в журнале «Клио» к 80-летию мэтра. Да, эта статья — юбилейная, но весьма аргументированная. В ней в самом начале Валерий Сергеевич Меметов прямо называется «основателем нового научного направления — интеллигентоведения» [Валерий Сергеевич Меметов. 2020: 6]. Конечно, в конце прошлого столетия в целом ряде российских научных центров были предприняты усилия к комплексному изучению интеллигенции. Но именно В. С. Меметову удалось достигнуть здесь, пожалуй, наибольшего успеха. Недаром С. Н. Полторак, И. В. Купцова и Г. В. Серебрянская, ссылаясь на челябинского ученого Игоря Вячеславовича Сибирякова, называют Ивановский государственный университет «общероссийской Меккой интеллигентоведения» [Валерий Сергеевич Меметов. 2020: 15].

Близки к данным оценкам слова одного из крупнейших специалистов по истории интеллигенции, доктора исторических наук, профессора Российского государственного педагогического университета имени А. И. Герцена, заслуженного работника культуры РФ Валерия Степановича Волкова: «общепризнанный Центр изучения интеллигенции», «основой которого является ядро научной школы профессора В. С. Меметова», появившись в «нужное время и в нужном месте», «разными способами направляет и координирует исследовательскую деятельность сотен ученых в России и ближнем зарубежье»[1]. В другой своей публикации В. С. Волков называл научную школу В. С. Меметова «национальным достоянием России» [Волков 2009: 57]. Правда, эта статья была приурочена к юбилею В. С. Меметова, но все, кто хорошо знал В. С. Волкова, могли бы признать, что для него эти слова не были дежурным поздравлением, а являлись хорошо взвешенной оценкой. Близкие к нему ученые выделяли у В. С. Волкова такие черты, как «острота ума в анализе, точность формулировок в изложении, правдивость в изучении, тщательность и добросовестность в подборе фактов» [Меметов, Комиссаров 2013: 9-10], «преданность избранному делу и профессии, гражданственность», высокую ответственность, «чувство долга, требовательность к себе и другим»[2], твердость «в своих убеждениях», мужественность и силу вол[и][3].

Заметим, что вышеприведенное определение ивановской школы интеллигентоведения как «общероссийской Мекки», координирующего и направляющего центра или «национального достояния России» дают отнюдь не уроженцы г. Иваново. Кроме того, ее деятельность не получила каких-либо существенных критических замечаний со стороны других научных школ и исследователей. В настоящее время традиции, заложенные В. С. Меметовым [Олейник 2021], продолжает и развивает Научно-образовательный центр «Интеллигенция и интеллектуалы в мировой и отечественной истории и политике» при ИвГУ. В этой связи целью работы является выявление основных результатов деятельности главных научных школ российского интеллигентоведения в контексте тех научных проблем, которые представляются в настоящее время наиболее актуальными.

Специфика интеллигентоведения

Всякий, кто всерьез занимался изучением интеллигенции, достаточно скоро был вынужден осознать сложность и неоднозначность данной тематики, в изучении которой, говоря словами известного итальянского русиста Витторио Страды, «возникают многочисленные вопросы, на которые нет простых ответов» [Страда 1999: 29].

Тщательное научное изучение феномена интеллигенции затрудняется также, помимо всего прочего, самой нечеткостью и некоторой размытостью объекта исследования. В этой связи представляются уместными слова интеллектуала из Великобритании Лоренса Уайтхеда: «Если сбор данных и проверка гипотез может показаться простым и не хлопотным занятием в стабильных и безопасных политических системах, те же самые операции становятся сомнительными и двусмысленными (выделено нами — прим. авторов), когда они проводятся в неустойчивых и раздираемых конфликтами государствах» [Уайтхед 1999: 349]. Но так как в современном мире стабильность и безопасность являются чем-то уходящим из реальной действительности, а интеллигенция это ощущает, безусловно, намного острее и определеннее, чем массы обывателей, данное наблюдение британского ученого выглядит весьма уместным.

Вот почему в интеллигентоведческом поиске так необходимы надежные методологические основы, без реального, а не декларативного применения которых любая научная работа об интеллигенции превращается только в более или менее выразительную публицистику. Другое дело, что поиск такой методологии дается интеллигентоведам очень нелегко. Примечательны в этой связи наблюдения известного пермского исследователя Владимира Александровича Порозова за методологическими исканиями В. С. Меметова, которые ему были хорошо известны (В. А. Порозов несколько раз был соавтором научных работ ивановского интеллигентоведа). В своей недавней статье В. А. Порозов наглядно показывает, насколько сложной была траектория таких поисков в публикациях В. С. Меметова, и сколько раз мэтр интеллигентоведения менял свою точку зрения: тут имели место и дискуссионность, и недоговоренность, и вопросы, которые остаются открытыми [Порозов 2022: 5-11]. При всем том очевидно, что все это В. А. Порозов рассматривал отнюдь не для формулировки неких упреков своему покойному старшему коллеге, а для дальнейшей актуализации и развития его научного наследия.

Согласимся с пермским исследователем в его наблюдениях, однако и добавим нечто от себя. Действительно, В. С. Меметов был нередко изменчив и даже многолик в своих научных изысканиях, но ведь в большой степени это было связано с его очень сильной научной интуицией, необходимой для внедрения новых научных подходов в интеллигентоведческих трудах, а также и со стремлением обеспечить реальную междисциплинарность научного поиска.

Несколько иной была научная позиция другого крупного интеллигентоведа из ИвГУ — доктора филологических наук, профессора Валерия Петровича Ракова. В. П. Раков подчеркивал, что расширение научных горизонтов интеллигентоведения предполагает введение новых когнитивно-инструментальных исследовательских ресурсов, синтезирующих достижения истории, философии, богословия, эстетики и филологии, а также использование особого языка — как в научном поиске, так и в интерпретации его результатов [Раков 2002; 2007; 2009]. Впрочем, В. П. Раков ставил и другие, более общие проблемы изучения интеллигенции. В частности, он не считал нужным выделять по профессиональному признаку отдельные «отряды» интеллигенции: учителей, врачей, инженеров и т. п. Главным он считал внимание к личности («интеллигентной личности»), и только затем уже и к интеллигенции как таковой [Раков 2009: 25]. При этом «интеллигентную личность» он отнюдь не предлагал живописать «средствами победного и благостного стиля» (что столь характерно для очень многих интеллигентоведов). Как полагал В. П. Раков, «интеллигентная личность» несет в себе не только нечто радостное и возвышенное (исследователь нередко использовал в данном случае концепт эйдос), но и подвержена воздействию темных, разрушительных сил, или, говоря словами самого В. П. Ракова, она не чужда и «мглистой стихии меона» [Раков 2009: 25-26].

Возможно также рассмотрение интеллигенции как свое[о]бразного, но значимого элемента в процессе формирования ноосферы. Подобный ноосферный подход в рамках ивановской школы интеллигентоведов уже длительное время развивает и аргументирует доктор философских наук, профессор ИвГУ Григорий Станиславович Смирнов [Смирнов 2007; 2008; 2014; 2016]. Для него «процесс становления ноосферы в социально-философском смысле — это последовательный процесс формирования интеллигенции как социального слоя, связанного с духовным производством. Такой взгляд позволяет обнаружить в становлении ноосферы критерий качественного порядка. Становление интеллигенции (в широком смысле слова), исторические эпохи ее формирования и можно спроецировать на эпохи становления ноосферы» [Смирнов 2007: 24].

Научные подходы Г. С. Смирнова нашли поддержку части философов и культурологов. В стенах ИвГУ изыскания в этом направлении сегодня продолжает коллега Г. В. Смирнова по кафедре философии, кандидат наук Михаил Вячеславович Жульков [Жульков 2017; 2019].

Большинство интеллигентоведов в последние десятилетия используют в своих конкретных изысканиях деятельностный подход. Чаще всего это делается недостаточно продуманно, подчас даже и неосознанно. Зачастую и непоследовательно, только частично. Очень метко выявлял в свое время изъяны подобного ограниченного применения деятельностного подхода замечательный петербургский исследователь-интеллигентовед В. С. Волков. В двух работах 2014 г. он сделал по данному вопросу несколько важных замечаний, которые сохраняют значение и сегодня: «Роль интеллигенции в обществе может быть раскрыта во всей полноте только в результате детального изучения степени реализации ею своих социальных функций, т.е. ее практической деятельности» [Волков 2014а: 15]. При этом сам «вопрос о содержании и сущности деятельностного принципа (подхода) к изучению интеллигенции. требует дальнейшей теоретической разработки, в чем можно легко убедиться, прочитав работы, названия которых начинаются словами «Деятельность интеллигенции.». Увы, нередко перед читателем оказывается не анализ процесса деятельности интеллигенции или отдельных ее социально-профессиональных отрядов (педагогов, инженеров и т. п.), а перечень направлений и результатов деятельности. Например, в работах о деятельности научно-технической и производственно-технической интеллигенции перечисляются заводы, построенные при ее участии, новые конструкции машин и механизмов, а «кухня», «технология» этой деятельности остается за кадром» [Волков 2014b: 62]. Оттенял В. С. Волков и еще одно негативное явление в интеллигентоведении — подмену деятельностного подхода, т.е. изучения деятельности интеллигенции, общими малопродуктивными рассуждениями о ее роли «в прогрессе общества» с их «абстрактностью» и «умозрительным теоретизированием» [Волков 2014а: 16].

Весьма значимым в интеллигентоведении является культурологический подход. Еще в конце советской эпохи его продвигал профессор, старший научный сотрудник Института истории СССР АН СССР / Института Российской истории РАН Владимир Тихонович Ермаков [Матвеев 2009]. Он одним из первых в нашей стране вычленил кардинальные проблемы, пронизывающие развитие культуры ХХ в. [Ермаков 1973], и стал их изучать в неразрывной связи с общественной жизнью, что не только обеспечило объемность и целостность методологии, историографии и истории, но и прокладывало путь к системности в изучении содержания и формы национальных культур СССР, ее творцов и носителей [Ермаков 1968; 1973].

Несколько позднее культуроцентричность исследований интеллигенции весьма убедительно обосновал Игорь Вадимович Кондаков [Кондаков 1998]. В контексте интеллигентоведения нам представляется интересным обращение этого маститого ученого к понятию готовность к событию, введенному французским философом Аленом Бадью [Бадью, Тарби 2013: 20-21]. И. В. Кондаков вслед за французским исследователем и рядом отечественных мыслителей рассмотрел данный феномен «как особенность стратегии человека или общества, готовых к ситуации неопределенности», которая содержит в себе не только неприятные эмоции, но и позитивные возможности дальнейшего развития [Кондаков 2018: 16]. А такое положение существенно поднимает значение субъективного фактора. Прежде всего, как нам представляется, не рядового обывателя, а интеллектуала, его готовность «к будущему событию, к предстоящему историческому повороту — возможному, неизбежному, необходимому. И наконец, — к непосредственному участию в историческом повороте» [Кондаков 2018: 16]. Неисчерпаемая множественность культурных смыслов, подготовляющих перевороты, порождает многозначный и многослойный процесс столкновения, проникновения, синтеза локальных культурогенезов, порождающих на международном уровне либо альянсы / союзы, либо противостояние и войны [Кондаков 2011].

Интересный опыт применения культурологического подхода в конце прошлого столетия продемонстрировали исследователи, объединившиеся вокруг проекта омских ученых «Культура и интеллигенция России: социокультурная динамика, образы, мир научных сообществ (XVIII-XX вв.)». Ученые из разных регионов, ведомые авторитетными специалистами Валентиной Павловной Корзун [Якуб, Бычков 2018] и Валентиной Георгиевной Рыженко [Мамонтова, Ермола 2018], исследуя историю интеллигенции «в контексте развития городов российской провинции» и используя новейшие методики гуманитарных наук [Культура и интеллигенция меняющихся регионов 2006а; 2006b; Культура и интеллигенция России… 1998а; 1998b; 2000а; 2000b; 2009; 2012], стали «развивать такие актуальные направления, как культурная история, интеллектуальная биография, феноменология советской культуры»[4]. Но не только. Прослеживая процесс становления и развития на общероссийском и локальном уровнях отдельных ученых и научных сообществ как единый взаимосвязанный процесс, исследователи, объединенные омичами, одними из первых в России показали развитие интеллигенции через сетевую модель. Кроме того, участница данного проекта В. Г. Рыженко выступила первопроходцем во введении в научный оборот термина родиноведение и выяснении его корреляции с интеллигентоведением [Рыженко 1997; 1998].

Как ни странно, в современном интеллигентоведении менее успешно применяется социологический подход. Конечно, такие работы имеются, и подчас — весьма детализированные. Самым подходящим примером здесь могли бы быть научные конференции под руководством маститого социолога, члена-корреспондента РАН Жана Терентьевича Тощенко и его труды [Тощенко 2015].

Однако мы имеем в виду не только исследования «жизненного мира» интеллигенции конкретно-социологического характера. Думается, в современном интеллигентоведении необходимы и общие контуры социального профиля интеллигенции и ее исторического предназначения. В этой связи мы не раз уже отмечали пользу тех основ социологии интеллигенции, которые предложил еще в 1970-е гг. польско-американский ученый Александр Гелла. По его мнению, интеллектуалы нужны для любого общества, интеллигенция же появляется только в период индустриализации феодальных обществ. Причем сразу становится отдельной социальной стратой, чего об интеллектуалах сказать нельзя [Се11а 1976: 22]. Конечно, к А. Гелле можно предъявить претензии в спутывании в единый клубок научной терминологии ХIХ-ХХ вв. и создании некого гибрида из марксизма и теории модернизации, но для нас в его работах важнее другое — ясное определение интеллигенции как продукта модернизации традиционных обществ. При этом он не принижает интеллигента как явление недостаточно модернизированного социума перед западным интеллектуалом как представителем «передового» общества. Напротив, А. Гелла, основывая свои размышления на культурологическом подходе, говорит о возможности появлении в будущем некой «мировой интеллигенции», которую сплотит «общая культура» и ориентация на «универсальные цели» [Се11а 1976: 27]. Впрочем, согласно его мнению, интеллигенты уже современной и даже прежней генерации представляют собой, в первую очередь, «круг людей культуры», которые разделяют ее общие ценности, нормы и традиции [Кондаков 1998: 254]. Этот ценностный фундамент самосознания и мировоззрения интеллигенции чрезвычайно важен в ее самоопределении. Причем он не противоречит ни основам «социологии интеллигенции», ни теории модернизации, из которой такая социология выводится. Дело в том, что, как отмечал известный французский ученый Ален Турен, процесс модернизации представляет собой не просто какое-то внеличностное рациональное изменение существующего порядка вещей, а сознательное саморазвитие общества [Томате 1988: 452]. Интеллигенция же была, есть и будет одним из активных участников этого процесса.

Основные научные школы российского интеллигентоведения

Один из самых известных и авторитетных российских интеллигентоведов, не раз упоминавшийся выше, В. С. Волков в конце своего жизненного пути выделял несколько научных школ в изучении российской интеллигенции[5] [Волков 2013; 2014b]. Во-первых, это ленинградская / петербургская школа, созданная еще в 1960-х гг. Борисом Ивановичем Сандиным, затем — новосибирская школа во главе с Варленом Львовичем Соскиным, в-третьих, уральская научная школа. Однако все они со временем утратили свои лидирующие позиции.

Ленинградская школа после ликвидации в Герценовском пединституте кафедры истории КПСС, которая выступала «опорной базой историков интеллигенции», ослабила «связи с историками» не только страны, но даже родного Санкт-Петербурга[6]. Аналогичной оказалась судьба неформального Центра интеллигентоведения в Новосибирске[7]. Несколько дольше свои позиции сохранял Екатеринбург. Здесь в 1970-1980-е гг. активно действовал Проблемный совет «Культурное строительство в СССР и духовное развитие советского общества» при Министерстве высшего и среднего специального образования РСФСР, которым руководил Владимир Григорьевич Чуфаров, а его заместителем являлся М. Е. Главацкий. Именно этот Совет выступал, пожалуй, главным координатором интеллигентоведческих исследований на всероссийском уровне. Конец его истории положили изменения в стране после 1991 г. и уход из жизни В. Г. Чуфарова[8].

М. Е. Главацкий попытался возродить традиции Проблемного совета в созданном при Уральском государственном университете Научно-исследовательском центре (НИЦ) «ХХ век в судьбах интеллигенции России». Силами НИЦ было проведено более десяти научно-практических конференций [Интеллигенция и власть. 1996; Интеллигенция России в конце ХХ века. 1998; Интеллигенция России в XX веке. 1999; Интеллигенция России и Запада. 2004; Культура и интеллигенция России. 2003]. В екатеринбургском Центре, как отмечала доктор исторических наук, профессор Елена Михайловна Раскатова, в духе «свободомыслия, интеллектуального равноправия, бережного и уважительного отношения к новациям» «впервые открыто обсуждались проблемы: художник и власть, тоталитаризм и культура, репрессивность системы в отношении инакомыслящих художников и т.д.»[9]. Изучение этих и других вопросов со временем привело исследователей к вопросам конформизма интеллигенции (С. А. Красильников), выявления типов и форм конформизма (Г. А. Бордюгов). Существенно была расширена не только тематика, но также география и временные рамки исследований [Никитина 2007: 164-166]. Еще двумя отличительными чертами конференций екатеринбургского НИЦ стали «реабилитация имен незаслуженно забытых представителей российской интеллигенции, в первую очередь тех, чья судьба была связана с Уралом»[10], и активная публикационная работа. В ряду книг, изданных Центром, выделяется энциклопедический словарь «История интеллигенции России в биографиях ее исследователей», увидевший свет в 2002 г.[11] В него вошли краткие биографии 150 интеллигентоведов с указанием их основных трудов.

Однако после 2005 г. НИЦ «ХХ век в судьбах интеллигенции России» перестал действовать. В итоге, как отмечал В. С. Волков, лидирующие позиции в области интеллигентоведения перешли к «ивановской школе интеллигентоведения (В. С. Меметов и др.)» [Волков 2013: 179].

Интересно, что с точки зрения самого В. С. Волкова, научные школы в интеллигентоведении не есть понятие чисто географическое. Так, к ленинградско-петербургской школе, по его мнению, принадлежали ученые и из других городов, прошедшие в Герценовском университете становление в период подготовки кандидатских или докторских диссертаций: из Архангельска (Владислав Иванович Голдин), Иркутска (Сергей Николаевич Рубцов), Костромы (Виктор Романович Веселов), Красноярска (Юрий Николаевич Яблоков), Петрозаводска (Сергей Николаевич Чернов) [Волков 2013: 190]. Вкладу в науку некоторым из них В. С. Волков дал емкие и точные оценки [Волков 2002].

Следуя этой логике, то же самое можно сказать и о других научных школах интеллигентоведов. Например, ученый из Новосибирска, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Варлен Львович Соскин [Главацкий, Красильников 1995; Матвеев 2010; Черноперов и др. 2022] не только объединял специалистов в подготовке сборников научных трудов по истории интеллигенции [Интеллигенция, общество, власть. 1995], но и подготовил немало учеников, работающих с этой темой в разных городах Сибири и Сибирском отделении РАН. В этой связи достаточно только назвать имя известного новосибирского ученого, доктора исторических наук, профессора Сергея Александровича Красильникова, который и сам имеет учеников-интеллигентоведов (Н. Н. Аблажей, С. Н. Ушакова, С. В. Шарапов, О. В. Шер (Веремейко) и др.)[12].

Необходимо отметить то обстоятельство, что научные школы интеллигентоведения стоит оценивать не только по количеству опубликованных научных работ и проведенных конференций, хотя данные показатели сами по себе вовсе не являются малозначимыми. По меньшей мере они отражают немалые усилия организаторов имеющихся научных школ в направлении комплексного исследования отнюдь не одной интеллигенции, но и многих других значимых социально-политических проблем. Вместе с тем квантитативные параметры недостаточны для понимания качества проводимых научных изысканий.

В конечном счете значимость выполненных исследований может быть оценена по достигнутым научным результатам. Казалось бы, это очевидно, но когда речь идет о таком объекте изучения, как интеллигенция, получается так, что аргументированные выводы подчас подменяются эффектными декларативными заявлениями с сильным субъективным подтекстом. Конечно, они имеют немалый успех не только у массового читателя, но и у некоторой части исследователей. Они даже в каком-то смысле актуализируют поставленные проблемы. Но по существу подобного рода публикации мало что дают для научного постижения истории и судьбы интеллигенции.

В этой связи можно вспомнить известную статью Александра Кустарева «Конгломерат «интеллигенция» и его нарратив», которую нередко называют по разделу журнала, в котором она была помещена, «Нервные люди» [Кустарев 2006]. Много ее цитировали, неоднократно на нее ссылались и ученые различных гуманитарных специальностей. Но по своему содержанию эта яркая и образная статья — не более чем пример весьма выразительной общественно-политической публицистики, выдержанной в вульгарно-социологическом ключе. А ее эффект не может особенно удивлять, если вспомнить, насколько успешным радиожурналистом был сотрудник Русской службы Би-би-си Александр Кловер (это другой псевдоним того же автора).

Относительно содержательной стороны деятельности различных научных школ думается, что наиболее широкий и гибкий подход демонстрирует именно ивановская школа. Это проистекало в немалой степени из устремлений ее основателя. Как нам уже приходилось отмечать, «В. С. Меметов, кажется, и не стремился — как это иногда встречается у некоторых других авторов — так сказать, изваять фундаментальную теорию прошлого, настоящего и будущего интеллигенции. Напротив, он находился в непрерывном поиске, постоянно выпускал эскизы и наброски (обычно в виде тезисов или кратких вступительных статей), в которых как-то проверял свои предположения, а нередко их и корректировал. Очевидно, что он хорошо понимал: в исследовании интеллигенции нет «простых ответов» на многие вопросы. Вероятно, по этим же мотивам он очень внимательно знакомился с изысканиями других исследователей (в том числе и своих учеников) и постоянно делал к ним отсылки» [Усманов, Калинин 2021: 59].

В других научных школах интеллигентоведения исследователи успешно применяли деятельностный подход. Мы уже отмечали его обоснование и популяризацию В. С. Волковым. Но данный подход вполне возможно сочетать и с другими, например с просопографическим. Успешный образец такого сочетания продемонстрировал в свое время глава уральской школы М. Е. Главацкий. Думается, совсем не случайно он так настойчиво писал об известном ученом-металлурге Владимире Ефимовиче Грум-Гржимайло. Ведь в этом герое соединилось несколько аспектов, привлекавших маститого уральского исследователя — деятельность и свобода выбора «интеллигентной личности» на разломе эпох и в период тоталитарного строя [Главацкий 1995; 1997; Грум-Гржимайло 2001].

Сочетание деятельностного и просопографического подходов постарались воплотить в жизнь и авторы настоящей статьи в монографии о выдающемся германском историке Леопольде фон Ранке [Черноперов, Усманов 2021], которая получила положительные отзывы известных ученых [Стрелец 2022а; 2002b; Хавкин 2022].

Менее удачными в российском интеллигентоведении пока были опыты применения социологического и культурологического подходов. Но в данном случае — это наша предварительная оценка. Она не охватывает творчества и достигнутых результатов всех российских научных школ интеллигентоведения, а тем более — более или менее успешных изысканий всех ведущих российских интеллигентоведов. Действительно, помимо ведущих научных школ в российском интеллигентоведении имеются и менее крупные научные центры и отдельные группы исследователей.

Так, только в Москве таких центров и групп существует несколько. Наиболее значительным из них является Научный центр, созданный в Институте социологии РАН одним из ведущих российских социологов, членом-корреспондентом РАН Ж. Т. Тощенко [Смыслы жизни… 2018]. Центр регулярно проводит научные конференции, а в координации с ним работает научный центр интеллигентоведов Забайкалья во главе с доктором исторических наук, профессором Иваном Иосифовичем Осинским [Осинский 2019].

Важное место в сохранении и укреплении многоуровневых научно-образовательных связей российских гуманитариев занимает Центр интеллектуальной истории при Институте всеобщей истории РАН, созданный в 2000 г. Руководитель Центра — доктор исторических наук, член-корреспондент РАН, руководитель Российского общества интеллектуальной истории (РОИИ) Лорина Петровна Репина — и ее сотрудники не только активно выступают с докладами на научных форумах, но и прилагают серьезные усилия по объединению разноликого научного сообщества как на фундаменте РОИИ и проводимых под его эгидой конференций, так и через публикации книг и сборников статей [Апрыщенко и др. 2014; История через личность. 2005]. В этом ряду особо важное место занимают периодические издания: «Диалог со временем», «Интеллектуальные традиции в прошлом и настоящем», «Адам и Ева». Можно сказать, что Центр интеллектуальной истории при ИВИ РАН формирует единое пространство, в котором наблюдается пересечение и синтез разных гуманитарных направлений академической и вузовской науки.

Важное значение в интеллигентоведении сохраняет Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова (МГУ). Здесь еще в недавнем прошлом важную роль в изучении интеллигентоведения играл доктор исторических наук, профессор, научный сотрудник кафедры истории Российского государства факультета государственного управления Андрей Владимирович Квакин [Меметов, Комиссаров 2008]. Один из первопроходцев изучения интеллигенции Российского Зарубежья, он не ограничивался только этой областью исследований. Ему принадлежит подтверждение гипотезы о том, что в интеллигентской среде накануне и в период революционной смуты 1917 г. размежевание произошло не по социальным или профессиональным группам, а внутри них. Кроме того, А. В. Квакин оставил заметный след в разработке тем повседневной жизни людей интеллектуального труда и исторической психологии. В настоящее время традиции А. В. Квакина в МГУ успешно продолжает доктор исторических наук, профессор Ирина Валентиновна Купцова. В центре ее внимания находятся проблемы истории российской художественной интеллигенции и формирование креативного класса современной России [Купцова 2014а; 2014b; 2018; 2020].

В Московском государственном университете технологий и управления имени К. Г. Разумовского (Первом казачьем университете) трудится доктор исторических наук, профессор Алексей Николаевич Кураев. Ученого привлекают самые разные темы (история казачества, становление и развитие текстильной промышленности, конфликтология и т.д.). Не обошел он вниманием и проблемы интеллигентоведения. В частности, изучал вопросы методологии и определения места интеллигенции в системе социальных и гуманитарных наук [Кураев 2017; 2018].

Оба исследователя — И. В. Купцова и А. Н. Кураев свои научные изыскания ведут постоянно в координации и творческом взаимодействии с ивановской школой интеллигентоведов. То же самое можно сказать и о таких видных исследователях, как докторе исторических наук, профессоре Игоре Вячеславовиче Сибирякове из Южно-Уральского государственного университета [Сибиряков 2014; 2016; 2018], Олеге Васильевиче Золотареве из Сыктывкарского государственного университета имени Питирима Сорокина [Золотарев 2015; 2018; 2022], Алексее Вячеславовиче Зябликове и Андрее Авенировиче Соловьеве из Костромского государственного университета имени А. Н. Некрасова [Зябликов 2004; 2019; Соловьев 2007]. Все перечисленные ученые успешно применяют как деятельностный, так и просопографический подход.

В Санкт-Петербурге упоминавшийся выше ведущий ученый-библиограф, доктор педагогических наук, профессор А. В. Соколов приобрел значительную известность своими интеллигентоведческими трудами, среди которых выделяется объемная монография 2007 г. «Интеллигенты и интеллектуалы в российской истории» [Соколов 2007]. На наш взгляд, и это мы уже отмечали, его изыскания мало что дают для интеллигентоведения [Усманов, Калинин 2021: 59-61]. Однако известного ученого стоит и поблагодарить за постановку значимых научных проблем. Также в Санкт-Петербурге трудится сделавший очень много для научных исследований в сфере интеллигентоведения доктор исторических наук, профессор Сергей Николаевич Полторак [Еремеева 2015]. Ему в заслугу можно поставить не только его собственные научные труды, но и успехи в организации интеллигентоведческих штудий: созданный профессором С. Н. Полтораком журнал «Клио» является одной из признанных трибун для выступлений интеллигентоведов.

Разумеется, следует отметить хотя бы тезисно и другие российские научные центры интеллигентоведения: Омск, где много делали и делают для развития интеллигентоведения упоминавшиеся В. Г. Рыженко и В. П. Корзун; Кемерово [Интеллигенция в системе. 1991], где трудился один из видных исследователей истории интеллигенции Герман Григорьевич Халиулин [Халиулина, Красильников 1997]; Саратов, связанный с наследием Анатолия Ихильевича (Ильича) Авруса [Полторак 2017]; Екатеринбург, где проводили свои исследования М. Е. Главацкий и Маргарита Ионовна Кондрашова [Меметов, Будник 2013; Москвина 2019].

Перечисленными центрами список, конечно, не исчерпывается. Рамки статьи не позволяют рассмотреть вопрос более обстоятельно, но можно уверенно констатировать, что в настоящее время на пространствах России сложилась сеть интеллектуальных сообществ, в которой, используя подход американского философа и социолога Рэндалла Коллинза, связи распространяются горизонтально (между современниками) и вертикально (от поколения к поколению) [Коллинз 2002: 32-35]. В результате наука приобретает черты интерференции «актов коммуникации», при которой ее развитие оказывается подчиненным «определенным нормам и образцам взаимодействия ученых» [Корзун 2011: 292].

Отражением служат не только регулярные встречи интеллигентоведов на традиционных конференциях на Ивановской земле (в сентябре 2023 г. состоялась 33-я), но и появление новых центров, инициированных начинающими учеными, получившими толчок в своем развитии на этих форумах или изданиях, связанных с НОЦ «Интеллигенция и интеллектуалы в мировой и отечественной истории и политике» при ИвГУ. Ярким примером служит Иркутск, где в марте 2022 г. усилиями молодых авторов, установивших связь с ИвГУ [Ткачев 2021; 2022], появился Научно-исследовательский центр «Иркутская историческая школа интеллигентоведения»[13].

Заключение

Завершение разговора по проблеме интеллигентоведения начнем с цитаты из статьи одного из авторов настоящей статьи — С. М. Усманова: «стоит особенно подчеркнуть актуальность существенного расширения культурного и цивилизационного контекста исследований траекторий развития и исторических судеб российских интеллигентов и западных интеллектуалов. Пока же приходится признать, что узость культурно-исторических и духовных горизонтов многих российских интеллигентоведов зачастую делает их аналитические попытки недостаточными и концептуально беспомощными. Для того чтобы сделать здесь что-то существенное, надо этот вызов для начала хотя бы сформулировать. Только в таком случае можно было бы избавиться от самодовольства достигнутыми объемами научной продукции, создав возможности для новых достижений в научном поиске» [Усманов 2016: 43-44]. Возможно, такие оценки покажутся некоторым коллегам слишком резкими. Но мы, во всяком случае, уже не раз формулировали наши конкретные соображения по поставленным проблемам. В этой связи считаем необходимым еще раз напомнить о них.

Основные концептуальные аспекты нашего подхода к изучению российской интеллигенции были изложены в нескольких публикациях, можно сказать, программного характера, как в России, так и за рубежом [Усманов, Калинин 2021; Черноперов, Усманов 2014; 2016; Черноперов и др. 2015; Chеrnорегоу Usmаnov 2016а; 2016b], получившие в целом положительные оценки научного сообщества [Оришев 2015; Софронова, Хазина 2018]. В контексте нашего разговора заслуживают внимания суждения одного из рецензентов из Москвы — доктора исторических наук, профессора Александра Борисовича Оришева, которого более заинтересовали наши рассуждения о моделях поведения российской интеллигенции, чем западных интеллектуалов: «Подобный подход (предлагаемые модели — прим. авторов) не может не вызывать одобрения, поскольку ощущается острый недостаток в действительно продуманных, осуществимых и конструктивных проектах преобразований нашей действительности, рассчитанных на длительную перспективу» [Оришев 2015: 508]. Впрочем, рецензия А. Б. Оришева содержит и замечание принципиального характера: «Прежде всего, стоит пожелать исследователям не просто откликаться на многие новые и новейшие разработки западных ученых, но и конструктивно с ними полемизировать, отстаивать, так сказать, интересы нашей, отечественной науки. Кроме того, некоторые новаторские соображения авторов заслуживали более развернутой аргументации» [Оришев 2015: 509].

Признавая обоснованность данных критических слов, заметим следующее. Проблема концептуального совершенствования изучения проблем интеллигенции и интеллектуалов требует основательного осмысления, для чего необходима консолидация творческих сил интеллигентоведов разных регионов. Здесь же мы выскажем некоторые свои соображения о перспективах развития интеллигентоведения.

При изучении интеллигенции и интеллектуалов сохраняют значение научные методы структурно-функционального анализа, этнометодологии и просопографии. Однако деятельностный подход, как мы показали в настоящей статье, показывает более значимые и интересные результаты. Его применение высвечивает новые аспекты в изучении места и роли интеллигенции и интеллектуалов. Кстати, именно на его основании мы и разработали модели поведения интеллигентов и интеллектуалов в меняющейся общественно-политической деятельности (для российской интеллигенции — это «хождение во власть», «вечное противостояние», «башня из слоновой кости»; для западных интеллектуалов — «бессильные люди», «независимые эксперты», «аутсайдеры-нонконформисты») [Черноперов, Усманов 2014; 2016; Черноперов и др. 2015].

Сохраняют научный потенциал методы социологии интеллигенции. Однако, как нам представляется, опора только на них не позволяет решить одну из значимых проблем интеллигентоведения — надежно классифицировать расхождения внутри российской интеллигенции и западных интеллектуалов на своих и чужих. В данном случае нам приходилось обращаться уже к культурологическому анализу Ю. М. Лотмана (определявшему российских интеллигентов как испорченных своих и неправильных чужих) [Черноперов и др. 2015: 26]. Один из авторов настоящей статьи — В. Л. Черноперов, опираясь на деятельностный подход, поднимал данную проблему на примере разделения на своих и чужих советских дипломатов и порождаемого этим противостоянием влияния на принятие внешнеполитических решении [Черноперов 2005; Cernoperov 2012].

Констатируя определенные успехи в освоении исследовательского поля свои — чужие, следует признать, что изучение этой проблемы только в рамках деятельностного подхода не дает целостной и всесторонней картины. Она остается несколько однобокой. Для ее решения явно требуются методы культурологии интеллигенции, требуется обращение к ее культурным и духовным предпочтениям. Впрочем, эта мысль актуальна и при обращении к западным интеллектуалам. Прежде всего, при изучении проблемы нонконформизма, выяснения причин, почему одни из представителей этой группы принимают правила игры, сложившиеся в отношениях правящей элиты и общества, а другие отвергают. Нам представляется, что решение этого вопроса особенно значимо при рассмотрении более широкой проблемы -места кризисных ситуаций в развитии западной цивилизации, на что обращал внимание известный отечественный культуролог Г. С. Померанц[14].

Более активное использование методов культурологии интеллигенции, как нам представляется, поможет существенно продвинуться в понимании причин разъединения групп интеллигентов и интеллектуалов при совпадении или близости их политических и социальных ориентиров. Данный подход видится тем более

 

значимым при изучении отдельных представителен этой социальной страты. Взяв на вооружение методы культурологии интеллигенции, мы сможем, во-первых, разобраться, почему в одной группе интеллигентов и интеллектуалов сплошь и рядом «чужие» «не понимают» и «не слышат» ключевых аксиом, которые бесспорны для «своих», во-вторых, лучше понять побудительные мотивы поступков как отдельных представителей интеллигенции и интеллектуалов, таких объединений.

Именно в расширении культурологических изысканий в сочетании, прежде всего, с деятельностным подходом нам видится наиболее продуктивный путь не только получения новых знаний, но и создания в интеллигентоведении практически работающих, а не отстраненно умозрительных и поэтому часто беспомощных концепций.

Конфликт интересов: Авторы заявили об отсутствии потенциальных конфликтов интересов в отношении исследования, авторства и / или публикации данной статьи.
Conflict of interests: The authors declared no potential conflict of interests regarding the research, authorship, and / or publication of this article.

Критерии авторства: Авторы в равной степени участвовали в подготовке и написании статьи.
Contribution: All the authors contributed equally to the study and bear equal responsibility for information published in this article.

Литература / References

Апрыщенко В. Ю., Воробьева О. В., Еремеева С. А., Зверева В. В., Иванова Т. Н., Ионов И. Н., Кулакова И. П., Мягков Г. П., Репина Л. П., Ростиславлева Н. В., Сабурова Т. А., Селунская Н. А., Серегина А. Ю., Стогова А. В., Филимонов В. А., Чикалова И. Р. Идеи и люди: интеллектуальная культура Европы в Новое время. М.: Аквилон, 2014. 848 с. [Apryshchenko V. Yu., Vorobeva O. V., Eremeeva S. A., Zvereva V. V., Ivanova T. N., Ionov I. N., Kulakova I. P., Myagkov G. P., Repina L. P., Rostislavleva N. V., Saburova T. A., Selunskaya N. A., Seregina A. Yu., Stogova A. V., Filimonov V. A., Chikalova I. R. Ideas and people: The intellectual culture of Europe in modern times. Moscow: Akvilon, 2014, 848. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/sfhtff

Бадью А., Тарби Ф. Философия и событие. Беседы с кратким введением в философию Алена Бадью. М.: ИОИ, 2013. 191 с. [Badiou A., Tarby F. Philosophy and event. Conversations with a brief introduction to the philosophy of A. Badiou. Moscow: IOI, 2013, 191. (In Russ.)]

Валерий Сергеевич Меметов: ученый, педагог, организатор, ред. В. В. Комиссаров. Иваново: Информатика, 2020. 323 с. [Valery S. Memetov: scientist, teacher, and organizer, ed. Komissarov V. V. Ivanovo: Informatika, 2020, 323. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/oizikr

Волков В. С. Деятельностный подход — важное средство расширения диапазона и углубления интеллигенто-ведческих исследований. Интеллигентоведение: теория, методология и социокультурная практика: XXV Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 25-27 сентября 2014 г.) Иваново: ИвГУ, 2014a. С. 15-18. [Volkov V. S. The activity approach as an important means of expanding the range and deepening intellectual studies. Intellectual studies: Theory, methodology, and socio-cultural practice: Proc. XXV Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 25-27 Sep 2014. Ivanovo: IvSU, 2014a, 15-18. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/ssyvad

Волков В. С. Приближение к универсальности: методологические искания профессора В. С. Меметова. Интеллигенция и мир. 2014b. № 3. С. 57-64. [Volkov V. S. Approach to universality: Professor V. S. Memetov’s methodological search. Intelligentsiia i mir, 2014b, (3): 57-64. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/smsfbp

Волков В. С. Романтик на поприще исторической науки (К 60-летию В. Р. Веселова). Интеллигенция современной России: духовные процессы, исторические традиции и идеалы: XIII Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 26-28 сентября 2002 г.) Иваново: ИвГУ, 2002. С. 7-9. [Volkov V. S. A romantic in the field of historical science (V. R. Veselov’s 60th anniversary). The Intelligentsia of Modern Russia: Spiritual Processes, Historical Traditions, and Ideals: Proc. XIII Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 26-28 Sep 2002. Ivanovo: IvSU, 2002, 7-9. (In Russ.)] https://www. elibrary.ru/uffdin

Волков В. С. У истоков Ленинградско-петербургской школы интеллигентоведения: Борис Иванович Сандин. Universum. Вестник Герценовского университета. 2013. № 1. С. 179-190. [Volkov V. S. The origins of the LeningradPetersburg school of intellectual studies: Boris I. Sandin. Universum. Vestnik Gertsenovskogo universiteta, 2013, (1): 179-190. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qivsmt

Волков В. С. Школа историка В. С. Меметова: Взгляд из Петербурга. Интеллигенция и мир. 2009. № 2. С. 52-57. [Volkov V. S. Historian V. S. Memetov and his school: A view from St. Petersburg. Intelligentsiia i mir, 2009, (2): 52-57. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/kuhtkx

Главацкий М. Е. Личность и власть: оппонент большевиков металлург В. Е. Грум-Гржимайло. Личность и власть в истории России XIX-XX вв.: науч. конф. (Санкт-Петербург, 1-31 декабря 1997 г.) СПб.: Нестор, 1997. С. 48-51. [Glavatsky M. E. Personality and power: metallurgist V. E. Groom-Grzhimailo as an opponent to the Bolsheviks. Personality and power in the history of Russia in the XIX-XX centuries: Proc. Sci. conf., St. Petersburg, 1-31 Dec 1997. St. Petersburg: Nestor, 1997, 48-51. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/rytlxf

Главацкий М. Е., Красильников С. А. В. Л. Соскин — штрихи к творческому портрету. Российская интеллигенция в отечественной и зарубежной историографии: Межгос. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 20-21 сентября 1995 г.) Иваново: ИвГУ, 1995. Т. 1. С. 16-18. [Glavatsky M. E., Krasilnikov S. A. V. L. Soskin and his work. Russian intelligentsia in domestic and foreign historiography: Proc. Interstate Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 20-21 Sep 1995. Ivanovo: IvSU, 1995, vol. 1, 16-18. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/tnxvlr

Грум-Гржимайло В. Секрет счастливой жизни: книга для семейного чтения. Екатеринбург: Урал. ун-т, 2001. 294 с. [Groom-Grzhimailo V. The secret of a happy life: A book for family reading. Ekaterinburg: Ural University, 2001, 294. (In Russ.)]

Грум-Гржимайло В. Хочу быть полезным Родине. Екатеринбург: Урал. рабочий, 1996. 324 с. [Groom-Grzhimailo V. I want to be useful to the Motherland. Ekaterinburg: Ural. rabochii, 1996, 324. (In Russ.)]

Еремеева А. Н. Историк, издатель, защитник Отечества: к 60-летию С. Н. Полторака. Новейшая история России. 2015. № 1. С. 283-286. [Eremeeva A. N. Historian, publisher, defender of the Fatherland: The 60th anniversary „ of S. N. Poltorak. Modern History of Russia, 2015, (1): 283-286. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/ttnbfr

Ермаков В. Т. Исторический опыт культурной революции в СССР. М.: Мысль, 1968.150 с. [Ermakov V. T. Historical ^ experience of the Cultural Revolution in the USSR. Moscow: Mysl, 1968, 150. (In Russ.)]

Ермаков В. Т. Советская культура как предмет исторического исследования. Вопросы истории. 1973. № 11. щ С. 20-33. [Ermakov V. T. Soviet culture as a subject of historical research. Voprosy Istorii, 1973, (11): 20-33. (In Russ.)]

Жульков М. В. Ноосферная интеллигенция и глобальное сознание. Интеллигенция и интеллектуалы ® на перекрестках пространства и времени в 1917-2017 гг.: XXVIII Междунар. очно-заоч. науч.-теретич. конф. (Иваново, 21-22 сентября 2017 г.) Иваново: ИвГУ, 2017. С. 32-37. [Zhulkov M. V. Noospheric intelligentsia and global consciousness. Intelligentsia and intellectuals at the crossroads of space and time in 1917-2017: Proc. < XXVIII Intern. Corresp. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 21-22 Sep 2017. Ivanovo: IvSU, 2017, 32-37. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/zbtcnf

Жульков В. М. Ноосферный энергетизм: глобальная организованность космопланетарного универсума. Иваново: ~ ИвГУ, 2019. 612 с. [Zhulkov V. M. Noospheric energism: global organization of the cosmoplanetary universe. Ivanovo: O IvSU, 2019, 612. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/wgqxgu

Золотарев О. В. Материальное положение советской интеллигенции (конец 1920-х — начало 1950-х гг.). Интеллигенция и мир. 2022. № 2. С. 9-26. [Zolotarev O. V. The financial situation of the Soviet intelligentsia (late 1920s -^ early 1950s). Intelligentsiia i mir, 2022, (2): 9-26. (In Russ.)] https://doi.org/10.46725/IW.2022.2.1

Золотарев О. В. Советский Союз в 1930-е годы: поворот в идеологии и историческое образование. Интеллигенция и мир. 2015. № 1. С. 28-38. [Zolotarev O. V. The Soviet Union in the 1930-s: A turn in ideologies and historical education. Intelligentsiia i mir, 2015, (1): 28-38. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/tptvwn

Золотарев О. В. Сталинская модернизация и советская интеллигенция. Интеллигенция и мир. 2018. № 1. С. 18-29. [Zolotarev O. V. Stalinist modernization and Soviet intelligentsia. Intelligentsiia i mir, 2018, (1): 18-29. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/ytzuvm

Зябликов А. В. Российская художественная интеллигенция и думская практика 1906-1907 годов. Интеллигенция и мир. 2019. № 2. С. 25-40. [Zyablikov A. V. Russian artistic intelligentsia and Duma practice in 1906-1907. Intelligentsiia i mir, 2019, (2): 25-40. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qhgpxy

Зябликов А. В. Художественная интеллигенция как объект исторического дискурса. Интеллигенция и мир. 2004. № 3-4. С. 44-49. [Zyablikov A. V. Artistic intelligentsia as an object of historical discourse. Intelligentsiia i mir, 2004, (3-4): 44-49. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/ozbnrt

Интеллигенция в системе социально-классовой структуры и отношений советского общества: Всерос. науч.-теоретич. конф. (Кемерово, 19-21 марта 1991 г.), отв. ред. В. Л. Соскин. Кемерово: Притомское, 1991. Вып. 2. 107 с. [The intelligentsia in the system of the social-class structure and relations of the Soviet society: Proc. All-Russian Sci.-Theor. Conf., Kemerovo, 19-21 Mar 1991, ed. Soskin V. L. Kemerovo: Pritomskoe, 1991, iss. 2, 107. (In Russ.)]

Интеллигенция и власть на пороге XXI века: Регион. науч.-практ. конф. (Екатеринбург, 28-29 марта 1996 г.), ред. М. Е. Главацкий. Екатеринбург: Урал. ун-т, 1996. Ч. 1-2. 310 с. [Intelligentsia and power on the threshold of the XXI century: Proc. Regional Sci.-Prac. Conf., Ekaterinburg, 28-29 Mar 1996, ed. Glavatsky M. E. Ekaterinburg: Ural University, 1996, pt. 1-2, 310. (In Russ.)]

Интеллигенция, общество, власть: опыт взаимоотношений (1917 — конец 1930-х гг.), ред. С. А. Красильников, Осташко Т. Н. Новосибирск: Б. и., 1995. 114 с. [Intelligentsia, society, and power: collaboration experience in 1917 — О late 1930s, ed. Krasilnikov S. A., Ostashko T. N. Novosibirsk, 1995, 113. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/yygltv p

Интеллигенция России в XX веке и проблема выбора: мат-лы «круглого стола» Всерос. конф. «Интеллигенция С России в истории XX века: неоконченные споры», отв. ред. М. И. Кондрашева. Екатеринбург: Б. и., 1999. 123 c. [Russian intelligentsia in the XX century and the problem of choice: Proc. «round table» of All-Russian Conf. «Intelligentsia of Russia in the history of the XX century: unfinished disputes», ed. Kondrasheva M. I. Ekaterinburg, 1999, 123. (In Russ.)] [Russian intelligentsia in the late XX century: the system of spiritual values in historical dynamics: Proc. «round tables» of All-Russian Sci. Conf., ed. Glavatsky M. E. Ekaterinburg: IHA UB RAS, 1998, 80. (In Russ.)]

Интеллигенция России в конце ХХ века: система духовных ценностей в исторической динамике: мат-лы «круглых столов» Всерос. науч. конф., под общ. ред. М. Е. Главацкого. Екатеринбург: ИИиА УрО РАН, 1998. 80 с.

Интеллигенция России и Запада в XX-XXI веках: поиск, выбор и реализация путей общественного развития: XV Всерос. конф. (Екатеринбург, 28-29 мая 2004 г.), под общ. ред. М. Е. Главацкого. Екатеринбург: Урал. ун-т, 2004. 330 с. [Russian intelligentsia and the West in the XX-XXI centuries: search, choice, and ways of social development: Proc. XV All-Russian Conf., Ekaterinburg, 28-29 May 2004, ed. Glavatsky M. E. Ekaterinburg: Ural University, 2004, 330. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/rzslpd К

История через личность: историческая биография сегодня, ред. Л. П. Репина. М.: Кругъ, 2005. 715 с. [History through personality: modern historical biography, ed. Repina L. P. Moscow: Krug, 2005, 715. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qbswod

Коллинз Р. Социология философий: глобальная теория интеллектуального изменения. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2002. 1284 с. [Collins R. The sociology of philosophies: a global theory of intellectual change. Novosibirsk: Sibirskii khronograf, 2002, 1284. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/xrprtv Е

Кондаков И. В. Диалог культур и борьба глобалитетов в прошлом и будущем. In: Кондаков И. В., Соколов К. Б., Хренов Н. А. Цивилизационная идентичность в переходную эпоху: культурологический, социологический и искусствоведческий аспекты. М.: Прогресс-традиция, 2011. C. 488-497. [Kondakov I. V. Dialogue of cultures and struggle of globalities in the past and the future. In: Kondakov I. V., Sokolov K. B., Khrenov N. A. Civilizational identity in the Transitional era: cultural, sociological and art-historical aspects. Moscow: Progress-traditsiia, 2011, 488-497. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/rayuxp

Кондаков И. В. Интеллигенция. Культурология, ХХ век, гл. ред., сост. С. Я. Левит. СПб.: Алетейя, 1998. Т. 1. С. 254-263. [Kondakov I. V. Intelligentsia. Culturology in the XX century, ed. and comp. Levit S. Ya. St. Petersburg: Aleteiia, 1998, 254-263. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/scgfsz

Кондаков И. В. Культурогенез исторических поворотов. Лики культуры в эпоху социальных перемен: Всерос. с Междунар. уч. науч. конф. (Екатеринбург, 23-24 марта 2018 г.) Екатеринбург: УрГПУ, 2018. С. 13-16. [Kondakov I. V. Culturogenesis of historical turnovers. Faces of culture in the era of social change: Proc. All-Russian Sci. Conf. with Intern. Participation, Ekaterinburg, 23-24 Mar 2018. Ekaterinburg: USPU, 2018, 13-16. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/xyieah

Корзун В. П. Коммуникативное поле исторической науки: новые ракурсы исторического исследования. История и историки в пространстве национальной и мировой культуры XVIII-XXI веков, гл. ред. Н. Н. Алеврас. Челябинск: Энциклопедия, 2011. С. 290-302. [Korzun V. P. The communicative field of historical science: new perspectives of historical research. History and historians in the space of national and world culture of the XVIII-XXI centuries, ed. Alevras N. N. Chelyabinsk: Entsiklopediia, 2011, 290-302. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/ucyyxl

Культура и интеллигенция меняющихся регионов России: ХХ век. Интеллектуальные диалоги: XXI век. Россия — Сибирь — Казахстан: VI Всерос. науч. и науч.-практ. конф. с Междунар. уч. (Омск, 3-5 октября 2006 г.), отв. ред. В. Г. Рыженко. Омск: Сиб. филиал Рос. ин-та культурологии, 2006a. Ч. 1. 227 с. [Culture and intelligentsia in the changing Russian regions: XX century. Intellectual dialogues: XXI century. Russia — Siberia — Kazakhstan: Proc. VI All-Russian Sci. and Sci.-Prac. Conf. with Intern. participation, Omsk, 3-5 Oct 2006, ed. Ryzhenko V. G. Omsk: Siberian branch of Russia Institute of Cultural Studies, 2006a, pt. 1, 227. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qnzqrh

Культура и интеллигенция меняющихся регионов России: ХХ век. Интеллектуальные диалоги: XXI век. Россия -Сибирь — Казахстан: VI Всерос. науч. и науч.-практ. конф. с Междунар. уч. (Омск, 3-5 октября 2006 г.), отв. ред. В. Г. Рыженко. Омск: Сиб. филиал Рос. ин-та культурологии, 2006b. Ч. 2. 325 с. [Culture and intelligentsia in the changing Russian regions: XX century. Intellectual dialogues: XXI century. Russia — Siberia — Kazakhstan: Proc. VI All-Russian Sci. and Sci.-Prac. Conf. with Intern. participation, Omsk, 3-5 Oct 2006, ed. Ryzhenko V. G. Omsk: Siberian branch of Russia Institute of Cultural Studies, 2006b, pt. 2, 325. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qnzqqx

Культура и интеллигенция России ХХ века как исследовательская проблема: итоги и перспективы изучения: науч. конф. (Екатеринбург, 30-31 мая 2003 г.), под общ. ред. М. Е. Главацкого, С. П. Постникова. Екатеринбург: Урал. ун-т, 2003. 199 с. [Russian culture and intelligentsia in the ХХ century as a research problem: results and prospects: Proc. Sci. Conf., Ekaterinburg, 30-31 May 2003, eds. Glavatsky M. E., Postnikov S. P. Ekaterinburg: Ural University, 2003, 199. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qothtt

Культура и интеллигенция России: инновационные практики, образы города. Юбилейные события. Историческая память горожан: VII Всерос. науч. конф. с Междунар. уч. (Омск, 20-22 октября 2009 г.), отв. ред. В. Г. Рыженко. Омск: ОмГУ, 2009. 451 с. [Russian culture and intelligentsia: innovative practices and city images. Anniversary events. Historical memory of citizens: Proc. VII All-Russian Sci. Conf. with Intern. Participation, Omsk, 20-22 Oct 2009, ed. Ryzhenko V. G. Omsk: OmSU, 2009, 451. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/qoarij q

Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и Центр, ХХ в. Т. 1. Исследования от интеллектуального пространства в XX веке: теория и практика: 4-я Всерос. науч. конф. (Омск, 27-28 сентября 2000 г.), отв. ред. В. Г. Рыженко. Омск: Курьер, 2000a. 196 с. [Russian culture and intelligentsia: intellectual space.

Культура и интеллигенция России: интеллектуальное пространство. Провинция и Центр, ХХ в. Т. 2. Мир ученого в XX веке: корпоративные ценности и интеллектуальная среда: 4-я Всерос. науч. конф. (Омск, 27-28 сентября 2000 г.), отв. ред. В. П. Корзун. Омск: Курьер, 2000b. 210 с. [Russian culture and intelligentsia: intellectual space.

Культура и интеллигенция России. Личности. Творчество. Интеллектуальные диалоги в эпохи политических ~ модернизаций: VIII Всерос. науч. конф. с Междунар. уч. (Омск, 16-18 октября 2012 г.), отв. ред. О. В. Петренко, О В. Г. Рыженко. Омск: ОмГУ, 2012. 487 с. [Culture and intelligentsia of Russia. Personalities. Creation. Intellectual — dialogues in the era of political modernization: Proc. VIII All-Russian Sci. Conf. with Intern. participation, Omsk, g 16-18 Oct 2012, eds. Petrenko O. V., Ryzhenko V. G. Omsk: OmSU, 2012, 487. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/ropnjb

Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ (XVШ-XX вв.). Т. 1. Научные сообщества в социокультурном пространстве России (ХУШ-ХХ вв.): 3-я Всерос. науч. конф. Е5 (Омск, 25-27 ноября 1998 г.), отв. ред. В. П. Корзун. Омск: Сиб. филиал Рос. ин-та культурологии, 1998а. 219 с. Russian culture and intelligentsia: social dynamics, images, and the world of scientific communities in XVIII-XX centuries. Vol. 1. Scientific communities in the socio-cultural space of Russia in XVIII-XX centuries: Proc. 3rd All-Russian Sci. Conf., Omsk, 25-27 Nov 1998, ed. Korzun V. P. Omsk: Siberian branch of Russia Institute of Cultural Studies, 1998a, 219. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/zcxukt

Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ (XVIII-XX вв.). Т. 2. Интеллигенция России: динамика, образы, потенциал местных культурных гнезд: 3-я Всерос. науч. конф. (Омск, 25-27 ноября 1998 г.), отв. ред. В. П. Корзун. Омск: Сиб. филиал Рос. ин-та культурологии, 1998b. 229 с. [Russian culture and intelligentsia: social dynamics, images, and the world of scientific communities in XVIII-XX centuries. Vol. 2. Russian Intelligentsia: dynamics, images, and potential of local cultural nods: Proc. 3rd All-Russian Sci. Conf., Omsk, 25-27 Nov 1998, ed. Korzun V. P. Omsk: Siberian branch of Russia Institute of Cultural Studies, 1998b, 229. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/uldrnz

Купцова И. В. Роль креатосферы университета в формировании компетенций студентов. Вестник Пермского государственного гуманитарно-педагогического университета. Серия № 3: Гуманитарные и общественные науки. 2020. № 2. С. 97-102. [Kuptsova I. V. The role of the university creatosphere in shaping students’ skills. Vestnik Permskogo gosudarstvennogo gumanitarno-pedagogicheskogo universiteta. Seriia № 3: Gumanitarnye i obshchestvennye nauki, 2020, (2): 97-102. (In Russ.)] https://doi.org/10.24412/2308-7196-2021-2-97-102

Купцова И. В. Теоретико-методологические основания изучения художественной интеллигенции. Интеллигенция и интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности, отв. ред. В. С. Меметов, В. Л. Черноперов. Иваново: ИвГУ, 2014a. С. 87-103. [Kuptsova I. V. Theoretical and methodological foundations for the study of the artistic intelligentsia. Intelligentsia and intellectuals in the changing socio-political reality, eds. Memetov V. S., Chernoperov V. L. Ivanovo: IvSU, 2014a, 87-103. (In Russ.)] https://elibrary.ru/wigfcb

Купцова И. В. Формирование креативного класса в современной России. Клио. 2018. № 2. С. 183-187. [Kuptsova I. V. Formation of the creative class in modern Russia. Clio, 2018, (2): 183-187. (In Russ.)] https://www. elibrary.ru/vxizsh

Купцова И. В. Художественная жизнь Москвы в годы Первой мировой войны. История в подробностях. 2014b. № 6. С. 78-83. [Kuptsova I. V. Artistic life of Moscow during the First World War. Istoriia v podrobnostiakh, 2014b, (6): 78-83. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/smxjbl

Кураев А. Н. Место и роль интеллигенции в системе социальных и гуманитарных наук. Власть. 2018. Т. 26. № 4. Иваново: ИвГУ, 2010. С. 5-8. [Matveev G. A. V. L. Soskin as a historian of Soviet culture and intellectuals. Domestic C. 55-58. [Kuraev A. N. The place and the role of the intelligentsia studies in the system of social and humane sciences. O Vlast, 2018, 26(4): 55-58. (In Russ.)] https://doi.org/10.31171/vlast.v26i4.5763

Кураев А. Н. О специфике и особенностях подходов к интеллигентоведению. Интеллигенция и мир. 2017. № 1. С. 9-24. [Kuraev A. N. About specifics and peculiarities of approaches to intelligentsia studies. Intelligentsiia i mir, 2017, (1): 9-24. (In Russ.)] https://elibrary.ru/yhcvgt

Кустарев А. Конгломерат «интеллигенция» и его нарратив. Неприкосновенный запас: дебаты о политике и культуре. 2006. № 3. С. 18-31. [Kustarev A. The intelligentsia conglomerate and its narrative. Neprikosnovennyi zapas. Debaty o politike i kulture, 2006, (3): 18-31. (In Russ.)]

Ледяев В. Г. Понятие интеллигенции: проблемы концептуализации. Интеллигенция и мир. 2001. № 1. С. 12-18. [Ledyaev V. G. The concept of intelligentsia: problems of conceptualization. Intelligentsiia i mir, 2001, (1): 12-18.

Мамонтова М. А., Ермола М. В. Валентина Георгиевна Рыженко (к 70-летию со дня рождения). Известия Омского государственного историко-краеведческого музея. 2018. № 21. С. 267-270. [Mamontova M. A., Ermola M. V. Valentina Georgievna Ryzhenko (on the 70th anniversary from birthday). Izvestiia Omskogo gosudarstvennogo istoriko- kraevedcheskogo muzeia, 2018, (21): 267-270. (In Russ.)] https://elibrary.ru/dnejtv

Матвеев Г. А. В. Л. Соскин — историк советской культуры и интеллигентовед. Отечественная и мировая интеллигенция в кризисные периоды истории: XXI Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 23-25 сентября 2010 г.) and world intelligentsia in the crisis periods of history: Proc. XXI Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 23-25 Sep 2010. Ivanovo: IvSU, 2010, 5-8. (In Russ.)] https://elibrary.ru/rziodr

Матвеев Г. А. Памяти Владимира Тихоновича Ермакова (К 85-летию со дня рождения). Интеллигенция и мир. 2009. № 4. С. 95-108. [Matveev G. A. In memory of Vladimir T. Ermakov: 85th anniversary. Intelligentsiia i mir, 2009, (4): 95-108. (In Russ.)] https://elibrary.ru/kycdrd

Меметов В. С., Будник Г. А. «Не созданы Вы для легких путей.» (к юбилею Маргариты Ионовны Кондрашовой). Интеллигенция современного мира в ее многообразии: XXIV Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 26-28 сентября 2013 г.) Иваново: ИвГУ, 2013. С. 8-9. [Memetov V. S., Budnik G. A. «You were not created for easy ways.»: anniversary of Margarita I. Kondrashova. Intelligentsia of the modern world in its diversity: Proc. XXIV Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 26-28 Sep 2013. Ivanovo: IvSU, 2013, 8-9. (In Russ.)]

Меметов В. С., Комиссаров В. В. Андрей Владимирович Квакин: штрихи к портрету ученого. Молодая интеллигенция и устойчивое развитие общества: XIX Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 25-27 сентября 2008 г.) Иваново: ИвГУ, 2008. С. 7-9. [Memetov V. S., Komissarov V. V. Andrey V. Kvakin and his scientific personality. Young intelligentsia and sustainable development of society: Proc. XIX Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 25-27 Sep 2008. Ivanovo: IvSU, 2008, 7-9. (In Russ.)] https://elibrary.ru/qoivqj

Меметов В. С., Комиссаров В. В. Традиции высокой педагогики и добросовестность интеллигентоведческих исследований (к 75-летнему юбилею В. С. Волкова). Интеллигенция современного мира в ее многообразии: XXIV Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 26-28 сентября 2013 г.) Иваново: ИвГУ, 2013. С. 9-10. [Memetov V. S., Komissarov V. V. Traditions of high pedagogy and conscientiousness of intellectual studies: V. S. Volkov’s 75th anniversary. Intelligentsia of the modern world in its diversity: Proc. XXIV Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 26-28 Sep 2013. Ivanovo: IvSU, 2013, 9-10. (In Russ.)]

Москвина Р. Т. «Научные конференции — это сама жизнь»: памяти М. И. Кондрашовой. Интеллигенция и интел-лигентоведение в начале XXI века: результаты и перспективы: 30 Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 26-27 сентября 2019 г.) Иваново: ИвГУ, 2019. С. 163-167. [Moskvina R. T. «Scientific conferences are life itself»: in memory of M. I. Kondrashova. Intelligentsia and intellectual studies at the beginning of the XXI century: results and prospects: Proc. 30th Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 26-27 Sep, 2019. Ivanovo: IvSU, 2019, 163-167. (In Russ.)] https://elibrary.ru/hnsfxw

Никитина А. О. Интеллигенция и власть на Урале в современной региональной историографии. Изв. УрГУ. Сер. 2: Гуманитарные науки. 2007. Т. 49. № 13. 162-170. [Nikitina A. O. Intelligentsia and power in the Urals in modern regional historiography. Izv. UrGU. Ser. 2: Gumanitarnye nauki, 2007, 49(13): 162-170. (In Russ.)] https://elibrary.ru/iuernh

Олейник О. Ю. О значении научного наследия В. С. Меметова. Интеллигенция и мир. 2021. № 1. С. 9-29. [Oleynik O. Yu. On the significance of V. S. Memetov’s scientific heritage. Intelligentsiia i mir, 2021, (1): 9-29. (In Russ.)] https:// elibrary.ru/bprazb

Оришев А. Б. Рецензия на коллективную монографию «Интеллигенция и интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности» (отв. ред. В. С. Меметов, В. Л. Черноперов. Изд-во ИвГУ, 2014. 276 с.). Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2015. № 5-3. С. 506-509. [Orishev A. B. Review of the monograph «The intelligentsia and intellectuals in the changing socio-political reality» (resp. ed. V. S. Memetov, V. L. Chernoperov, publishing of the Ivanovo State University, 2014. 276 p.). International от Journal of Applied and Fundamental Research, 2015, (5-3): 506-509. (In Russ.)] https://elibrary.ru/tsevlv

Осинский И. И. Рец.: Как живешь, интеллигенция? Социологические очерки: коллективная монография, отв. ред. ^ Ж. Т. Тощенко. М.: ЦСПиМ, 2018. 360 с. Социологические исследования. 2019. № 11. С. 168-171. [Osinsky I. I. Review: How are the intelligentsia? Sociological essays: collective monograph, ed. by Zh. T. Toshchenko. Moscow: TSSPIM, 2018. 360 p. Sotsiologicheskie issledovaniia, 2019, (11): 168-171. (In Russ.)] https://doi.org/10.31857/S013216250007455-3

Полторак С. Н. Видный российский историк Анатолий Ильич Аврус. Клио. 2017. № 7. С. 191-193. [Poltorak S. N. Prominent ® Russian historian Anatoly I. Avrus. Clio, 2017, (7): 191-193. (In Russ.)] https://elibrary.ru/zbbfcz

Порозов В. А. В. С. Меметов об интеллектуалах (по материалам ивановских интеллигентоведческих конферен-^ ций). Интеллигенция и интеллектуалы XXI столетия в контексте вызовов окружающего мира: 32 Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 22-23 сентября 2022 г.) Иваново: ИвГУ, 2022. С. 5-13. [Porozov V. A. V. S. Memetov on intellectuals: Ivanovo proceedings. Intelligentsia and intellectuals of the XXI century in the context of the challenges of the surrounding world: Proc. 32nd Intern. Sci.-Theor. Conf. Ivanovo, 22-23 Sep 2022. Ivanovo: IvSU, 2022, 5-13.

Раков В. П. Интеллигентский дискурс и его культурологические опоры. Интеллигенция в процессах преобразования мира: исторические вызовы, социальные проекты и свершения: XVIII Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 27-29 сентября 2007 г.) Иваново: ИвГУ, 2007. С. 48-50. [Rakov V. P. Intellectual discourse and its culturological supports. Intelligentsia in the processes of World transformation: historical Challenges, Social projects, and Achievements: Proc. XVIII Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 27-29 Sep 2007. Ivanovo: IvSU, 2007, 48-50. (In Russ.)] https://elibrary.ru/qoheqr

Раков В. П. Интеллигенция и миф. Интеллигенция современной России: духовные процессы, исторические традиции и идеалы: XIII Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 26-28 сентября 2002 г.) Иваново: ИвГУ, 2002. С. 46-48. [Rakov V. P. Intelligentsia and myth. The Intelligentsia of Modern Russia: Spiritual Processes, Historical Traditions and Ideals: Proc. XIII Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 26-28 Sep 2002. Ivanovo: IvSU, 2002, 46-48. (In Russ.)] https://www.elibrary.ru/uffdin

Раков В. П. О терминологическом языке интеллигентоведения. Интеллигенция: генезис, формирование, становление, развитие и деятельность: ХХ Междунар. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 24-26 сентября 2009 г.) Иваново: ИвГУ, 2009. С. 24-26. [Rakov V. P. The terminological language of intellectual studies. Intelligentsia: genesis, formation, development, and activity: Proc. XX Intern. Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 24-26 Sep 2009. Ivanovo: IvSU, 2009, 24-26. (In Russ.)] https://elibrary.ru/rzslqh

Рыженко В. Г. Родиноведение — новация, традиция, гражданский идеал (Из наследия российской интеллигенции). Интеллигенция России: традиции и новации: межгос. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 25-27 сентября 1997 г.) Иваново: ИвГУ, 1997. С. 102-104. [Ryzhenko V. G. Motherland studies: innovation, tradition, and civic ideal in the works by Russian intelligentsia. Russian intelligentsia: traditions and innovations: Interstate Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 25-27 Sep 1997. Ivanovo: IvSU, 1997, 102-104. (In Russ.)] https://elibrary.ru/wmrpfd

Рыженко В. Г. Родиноведческие идеалы и традиции как фактор укрепления культуры российской провинции (ХХ в.). Культура и интеллигенция России: социальная динамика, образы, мир научных сообществ (XVIII-XX вв.). Т. 2. Интеллигенция России: динамика, образы, потенциал местных культурных гнезд: 3-я Всерос. науч. конф. (Омск, 25-27 ноября 1998 г.) Омск: Сиб. филиал Рос. ин-та культурологии, 1998. С. 3-8. [Ryzhenko V. G. Motherland ideals and traditions as a factor in strengthening the culture of the Russian provinces in the XX century. Russian culture and intelligentsia: social dynamics, images, and the world of scientific communities in XVIII-XX centuries. Vol. 2. Intelligentsia of Russia: dynamics, images, potential of local cultural nests: Proc. 3rd All-Russian Sci. Conf., О Omsk, 25-27 Nov 1998. Omsk: Siberian branch of Russia Institute of Cultural Studies, 1998, 3-8. (In Russ.)] https:// p www.elibrary.ru/xecbbn

Сибиряков И. В. Роль интеллигенции в сохранении культурной памяти советского социума о революции 1917 года. Интеллигенция и мир. 2018. № 2. С. 9-20. [Sibiryakov I. V. The role of intelligentsia in maintaining cultural memory of the Soviet society of the revolution of 1917. Intelligentsiia i mir, 2018, (2): 9-20. (In Russ.)] https://elibrary.ru/lvlylb

Сибиряков И. В. Современная российская интеллигенция: феномен «фантомной боли» в условиях цивилизационного кризиса. Интеллигенция и мир. 2016. № 2. С. 66-75. [Sibiryakov I. V. Contemporary Russian intelligentsia: О a phenomenon of «phantom pain» in the context of civilizational crisis. Intelligentsiia i mir, 2016, (2): 66-75. (In Russ.)]

Сибиряков И. В. Современные теоретико-методологические проблемы изучения феномена интеллигенции. Интеллигенция и интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности, отв. ред. В. С. Меметов, https://elibrary.ru/oxhomw

Смирнов Г. С. Образование ноосферы: мировая интеллигенция и глобальное сознание. Иваново: ИвГУ, 2016. 428 с. [Smirnov G. S. Education of the noosphere: World intelligentsia and global consciousness. Ivanovo: IvSU, 2016, В. Л. Черноперов. Иваново: ИвГУ, 2014. С. 31-44. [Sibiryakov I. V. Modern theoretical and methodological problems of studying the phenomenon of the intelligentsia. Intelligentsia and intellectuals in the changing socio-political reality, eds. Memetov V. S., Chernoperov V. L. Ivanovo: IvSU, 2014, 31-44. (In Russ.)] https://elibrary.ru/wigfcb

Смирнов Г. С. Интеллигенция и ноосфера: философско-культурологические проблемы интеллигентоведения. Иваново: ИвГУ, 2007. 128 с. [Smirnov G. S. Intelligentsia and the noosphere: philosophical and cultural problems of intellectual studies. Ivanovo: IvSU, 2007, 128. (In Russ.)] https://elibrary.ru/qohnpt

Смирнов Г. С. Ноосферная история человечества как процесс коэволюции мировой интеллигенции. Проблемы теории и методологии исследования интеллигенции, ред. В. С. Меметов. Иваново: ИвГУ, 2008. С. 347-370. [Smirnov G. S. The noospheric history of mankind as a process of coevolution of the world intelligentsia. Problems of theory and methodology of intelligentsia research, ed. Memetov V. S. Ivanovo: IvSU, 2008, 347-370. (In Russ.)] https:// https://elibrary.ru/ypfvvn

Смирнов Г. С. Российская интеллигенция и ноосферное измерение. Интеллигенция и интеллектуалы в изменяю- S щееся социально-политической действительности, отв. ред. В. С. Меметов, В. Л. Черноперов. Иваново: ИвГУ, ^ 2014. С. 59-84. [Smirnov G. S. Russian intelligentsia and the noospheric dimension. Intelligentsia and intellectuals 0 in the changing socio-political reality, eds. Memetov V. S., Chernoperov V. L. Ivanovo: IvSU, 2014, 59-84. (In Russ.)] s https://elibrary.ru/wigfcb

Смыслы жизни российской интеллигенции, отв. ред. Ж. Т. Тощенко. М.: РГГУ, 2018. 396 с. [Meanings of life of the Russian intelligentsia, ed. Zh. T. Toshchenko. Moscow: RSUH, 2018, 396. (In Russ.)] https://elibrary.ru/dnvaas

Соколов А. В. Интеллигенты и интеллектуалы в российской истории. СПб.: СПбГУП, 2007. 344 с. [Sokolov A. V. Intellectuals and intellectuals in Russian history. St. Petersburg: St. Petersburg University of the Humanities and Social Sciences, 2007, 344. (In Russ.)] https://elibrary.ru/qorluv

Соловьев А. А. Интеллигенция и Церковь в интеллектуальном поле России в конце XIX — начале ХХ века. Кострома: КГТУ, 2007. 161 с. [Soloviev A. A. Intelligentsia and the Church in the intellectual field of Russia in the late XIX — early XX century. Kostroma: KSTU, 2007, 161. (In Russ.)]

Софронова Л. В., Хазина А. В. Интеллигенция и интеллектуалы такие разные™ и похожие. Диалог со временем. 2018. № 64. С. 346-353. [Sofronova L. V., Khazina A. V. Intelligentsia and intellectuals — so different… and so similar. Dialog so Vremenem, 2018, (64): 346-353. (In Russ.)] https://elibrary.ru/xybphn

Страда В. Интеллигенция как зеркало европейской революции. Русская интеллигенция и западный интеллектуализм: история и типология: Междунар. конф. (Неаполь, май 1997). М.-Венеция, 1999. С. 28-31. [Strada V. Intelligentsia as a mirror of the European Revolution. Russian intelligentsia and Western intellectualism: history and typology: Intern. Conf., Naples, May 1997. Moscow-Venice, 1999, 28-31. (In Russ.)]

Стрелец М. В. Архивы и архивные данные в творчестве Леопольда фон Ранке: исследование ивановских ученых. Рец. на кн.: Черноперов В. Л., Усманов С. М. Леопольд фон Ранке — жизнь и творческое наследие: монография. Иваново: Иван. гос. ун-т, 2021. 364 с. Вестник Ивановского государственного университета. Серия: Гуманитарные науки. 2022a. № 4. С. 190-195. (In Russ.) [Strelets M. V. Archives and archival data in the creative work of Leopold von Ranke: research of Ivanovo scientists. Book review: Chernoperov V. L., Usmanov S. M. Leopold von Ranke — life and creative heritage: monograph. Ivanovo: Ivanovo State University, 2021, 364 p. Ivanovo State University Bulletin. Series: Humanities, 2022a, (4): 190-195. (In Russ.)] https://doi.org/10.46726/H.2022.4.19

Стрелец М. В. Фундаментальный труд по истории исторической науки. Вестник Северо-Восточного государственного университета. История. 2022b. Т. 3. № 3. С. 102-111. [Strelets M. V. Fundamental work on the history of historical science. Bulletin of North-Eastern State University. History, 2022b, 3(3): 102-111. (In Russ.)] https://doi. org/10.53549/27132374_2022_3_3_8

Ткачев В. В. Интерес М. Д. Бутина к развитию социокультурных связей в среде художественной интеллигенции Байкальской Сибири второй половины XIX — начала ХХ в. Интеллигенция и мир. 2022. № 3. С. 73-92. [Tkachev V. V. M. D. Butin’s interest in the development of socio-cultural ties among the artistic intelligentsia of Baikal Siberia in the second half of the XIX — early ХХ centuries. Intelligentsiia i mir, 2022, (3): 73-92. (In Russ.)] https://doi.org/10.46725/IW.2022.3.4

Ткачев В. В. Роль художественной интеллигенции в социокультурной жизни Байкальской Сибири начала ХХ в. О (по материалам периодической печати). Интеллигенция и мир. 2021. № 2. С. 88-100. [Tkachev V. V. Artistic от intelligentsia in socio-cultural life of Baikal Siberia in the early ХХ century (based on periodicals). Intelligentsiia i mir, 2021, (2): 88-100. (In Russ.)] https://doi.org/10.46725/IW.2021.2.6

Тощенко Ж. Т. Фантомы российского общества. М.: ЦСПиМ, 2015. 668 с. [Toshchenko Zh. T. Phantoms of the Russian £ society. Moscow: CSFM, 2015, 668. (In Russ.)] https://elibrary.ru/truijb

Уайтхед Л. Сравнительная политология: исследования по демократизации. Политическая наука: новые направ-j ления, ред. Р. Гудин, Х.-Д. Клингеманн. М.: Вече, 1999. С. 345-361. [Whitehead L. Comparative political science: fS Studies in democratization. Political science: new directions, еds. Gudin R., Klingemann H.-D. Moscow: Veche, 1999, 345-361. (In Russ.)] https://elibrary.ru/tiflgz

Усманов С. М. Интеллигенция и интеллектуалы в современном мире: дискуссионные проблемы и варианты < научной интерпретации. Вестник Костромского государственного университета. 2016. Т. 22. № 6. С. 40-44. [Usmanov S. M. The intelligentsia members and the intellectuals in the modern world: The discussion issues and variantions of scientific interpretation. Vestnik of Kostroma State University, 2016, 22(6): 40-44. (In Russ.)] https://~ elibrary.ru/ykugyf

Усманов С. М., Калинин А. К. Методологические проблемы изучения интеллигенции: между «антитеоретическим — консенсусом» и «приближением к универсальности». Вестник Нижегородского университета им. Н. И. Лобачевского. 2021. № 6. С. 58-64. [Usmanov S. M., Kalinin A. K. Methodological problems of the study of the intelligentsia: Between the «antitheoretical consensus» and «approaching universality». Vestnik Nizhegorodskogo universiteta im. N. I. Lobachevskogo, 2021, (6): 58-64. (In Russ.)] https://doi.org/10.52452/19931778_2021_6_58

Хавкин Б. Л. Леопольд фон Ранке: ключевая задача историка состоит в том, чтобы «показать, как это было на самом деле» (В. Л. Черноперов, С. М. Усманов. Леопольд фон Ранке — жизнь и творческое наследие: монография. Иваново, 2021). Новая и новейшая история. 2022. № 5. С. 236-239. [Khavkin B. L. Leopold von Ranke: The historian’s key task is to show «how things actually were» (V. L. Chernoperov, S. M. Usmanov. Leopold von Ranke — life and creative heritage: monograph. Ivanovo, 2021). Novaya i Novejshaja Istoriya. 2022, (5): 236-239. (In Russ.)] https://doi.org/10.31857/S013038640022423-3

Халиулина А. А., Красильников С. А. Памяти сибирского ученого и педагога. Интеллигенция России: традиции и новации: межгос. науч.-теоретич. конф. (Иваново, 25-27 сентября 1997 г.) Иваново: ИвГУ, 1997. С. 9-12. [Khaliulina A. A., Krasilnikov S. A. In memory of a Siberian scientist and teacher. Russian intelligentsia: traditions and innovations: Interstate Sci.-Theor. Conf., Ivanovo, 25-27 Sep 1997. Ivanovo: IvSU, 1997, 9-12. (In Russ.)] https:// elibrary.ru/wmrpfd

Черноперов В. Л. Противоборство «дипломатов ленинской школы» во время советско-германского конфликта 1924 г. Личность. Культура. Общество. 2005. Т. 7. № 2. С. 254-274. [Chernoperov V. L. The struggle between «diplomats of the Leninist school» during the Soviet-German conflict of 1924. Lichnost. Kultura. Obshchestvo, 2005, 7(2): 254-274. (In Russ.)] https://elibrary.ru/htlcap

Черноперов В. Л., Усманов С. М. Интеллигенция и интеллектуалы в современном мире: самоопределение, социальный профиль, судьба. In: Меметов В. С., Черноперов В. Л., Зобнин А. В., Комиссаров В. В., Смирнов Д. А., Усманов С. М. Интеллигенция и интеллектуалы — такие разные… и похожие: проблемы самоопределения и деятельности в ХХ — начале XXI века. Иваново: ИвГУ, 2016. С. 8-53. [Chernoperov V. L., Usmanov S. M. Intelligentsia and intellectuals in the modern world: self-determination, social profile, and fate. In: Memetov V. S., Chernoperov V. L., Zobnin A. V., Komissarov V. V., Smirnov D. A., Usmanov S. M. Intelligentsia and intellectuals are so different and so similar: problems of self-determination and activity in the ХХ — early XXI century. Ivanovo: IvSU, 2016, 8-53. (In Russ.)] О

Черноперов В. Л., Усманов С. М. Леопольд фон Ранке — жизнь и творческое наследие. Иваново: ИвГУ, 2021. 364 с. р [Chernoperov V. L., Usmanov S. M. Leopold von Ranke: life and heritage. Ivanovo: IvSU, 2021, 364. (In Russ.)] https:// С elibrary.ru/nhyqos

Черноперов В. Л., Усманов С. М. Российская интеллигенция и западные интеллектуалы в современном мире: модели социально-политического поведения. Интеллигенция и интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности, отв. ред. В. С. Меметов, В. Л. Черноперов. Иваново: ИвГУ, 2014. С. 8-28. [Chernoperov V. L., Usmanov S. M. Russian intelligentsia and Western intellectuals in the modern world: Models О of socio-political behavior. Intelligentsia and intellectuals in the changing socio-political reality, eds. Memetov V. S., н Chernoperov V. L. Ivanovo: IvSU, 2014, 8-28. (In Russ.)] https://elibrary.ru/wigfcb

Черноперов В. Л., Усманов С. М., Буданова И. А. Российские интеллигенты и европейские интеллектуалы _ ХХ столетия: особенности взаимодействия с обществом и властью. Интеллигенция и мир. 2015. № 4. С. 9-31. Л [Chernoperov V. L., Usmanov S. M., Budanova I. A. Russian intelligentsia members and European intellectuals S of the 20th century: features of interaction with society and the authority. Intelligentsiia i mir, 2015, (4): 9-31. (In Russ.)] И https://elibrary.ru/vkxypl

Черноперов В. Л., Усманов С. М., Комиссаров В. В. Варлен Львович Соскин (1925-2021). Интеллигенция и мир. ^ 2022. № 1. С. 182-186. [Chernoperov V. L., Usmanov S. M., Komissarov V. V. Varlen Lvovich Soskin (1925-2021). Intelligentsiia i mir, 2022, (1): 182-186. (In Russ.)] https://elibrary.ru/vgisvk

Якуб А. В., Бычков С. П. Валентина Павловна Корзун — основательница Омской историографической школы. S К юбилею. Вестник Омского университета. Серия: Исторические науки. 2018. № 4. С. 7-8. [Yakub A. V., Т Bychkov S. P. Valentina P.Korzun as the founder of the Omsk Historiographical School: anniversary. Herald of Omsk — University. Series «Historical Studies», 2018, (4): 7-8. (In Russ.)] https://elibrary.ru/yvmzbj

____________________

    1. Межвузовские научные центры в интеллектуальном образовательном пространстве постсоветской России (материалы круглого стола). Интеллигенция и мир. 2014. № 1. С. 30. https://elibrary.ru/rvslex
    2. Валерия Степанович Волков — ученый, педагог, гражданин. Интеллигенция и мир. 2016. № 1. С. 113. https://elibrary.ru/vvgqsh
    3. Там же. С. 117.
    4. Межвузовские научные центры в интеллектуальном образовательном пространстве постсоветской России™ С. 37.
    5. Там же. С. 30-32.
    6. Там же. С. 31.
    7. Там же. С. 32.
    8. Там же. С. 31.
    9. Там же. С. 36.
    10. Там же. С. 37.
    11. История интеллигенции России в биографиях ее исследователей: опыт энциклопедического словаря, отв. ред. М. И. Кондрашева. Екатеринбург: Ур. ун-т; АИРО-XX, 2002. 197 с.
    12. Сергей Александрович Красильников. URL: https://www.nsu.rU/n/humanities-institute/60-years/history/RusHist/krasilnikov-sa/ (дата обращения: 21.12.2022).
    13. Иркутская историческая школа интеллигентоведения. URL: http://zhizngoroda.tilda.ws/ (дата обращения: 12.10.2022).
    14. Померанц Г. Вечное противостояние интеллигенции. Российская газета. 07.08.1997. С. 3.

https://cyberleninka.ru/article/n/rossiyskoe-intelligentovedenie-spetsifika-osnovnye-nauchnye-shkoly-perspektivy

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × четыре =