Езова С.А. К уточнению понятия интеллигенция

Многолик подход к такому историческому явлению, как интеллигенция в последние годы. От традиционного ее рассмотрения как образованной части общества, занятой умственным трудом [1. C. 127], до поиска доказательств, что миф об интеллигенции как реально существующей (существовавшей) социальной группы себя исчерпал, а на смену ему приходит миф об элите [2]. Автор подхода к интеллигенции как мифологическому феномену солидарен с А.И. Солженицыным в том, что слово интеллигенция, давно извращенное и расплывшееся, лучше признать пока умершим [2. C. 57].

Однако в печати ведутся дискуссии о ценностной и социальной идентичности гуманитарной интеллигенции, о ее статусе и имидже; исследуются терминосистема, роль интеллигенции в реформируемый период российского общества, т.е. ни о поминках, ни о реанимации этого понятия не может быть и речи.

Далее перейду к логическому анализу искомых понятий, он не только значим, так как составляет компоненты методологической части программы научного исследования, но и увлекателен, поскольку совершаешь путь к основанию, корням, истокам, сути понятия.

Если проследить теоретическое уточнение понятия интеллигенция в различного рода словарях, то выявляются следующие его сущностные характеристики. Интеллигенты — это «люди умственного труда, образованные, живущие интересами политики, литературы и искусств». Интеллигентный значит просвещенный [3. C. 248]. В Толковом словаре живого великорусского языка В. Даля уточняется, что интеллигенция — это здравомыслящая часть людей [4. C. 46]. В словаре С.И. Ожегова акцент делается на наличие большой внутренней культуры у человека, который претендует на интеллигентность. В некоторых справочных изданиях понятие интеллигенция сужается до совокупности людей, которые профессионально заняты умственным трудом и имеют высшее образование [5. C. 107]. Большой энциклопедический словарь отразил в определении интеллигенция придаваемый ему нередко моральный смысл, считая ее воплощением высокой нравственности и демократизма [6. C. 452].

Таким образом, главным признаком интеллигенции можно считать образованность. Его дополняют такие характеристики, как внутренняя культура и высокая нравственность.

В сборниках афоризмов, крылатых слов и выражений термины интеллигенция, интеллигентность как по количеству высказываний, так и по содержанию представлены нерепрезентативно, т.е. не отражают многообразие мыслей авторитетных специалистов в этой области.

Далее в поисках критериев искомого понятия интеллигент, интеллигентный, т.е. операционализации понятия, я обратилась к определениям, которые, на мой взгляд, отражают значимые его признаки.

Н.А. Рубакин считал, что «Особенно ценны для нас те образованные люди, у которых есть отзывчивость, сила чувства, энергия, воля; те, кто умеет проникнуться до самых своих основ духом общественности. Этих и только этих образованных людей мы можем назвать людьми интеллигентными в лучшем смысле слова» [7. C. 41]. Он обосновал четыре признака (качества) образованного (интеллигентного) человека. Основываясь на них, я попыталась нарисовать портрет современника — библиотечного интеллигента [8].

Работая в дальнейшем с текстом Н.А. Рубакина, я пришла к выводу, что признаки можно сгруппировать и выделить три, характеризующие интеллигентного человека: 1) разносторонние знания (образование, причем полученное и с помощью самообразования); 2) нравственные принципы «отзывчивость, это умение не делать другим того, чего не желаешь, чтобы тебе делали», «образованность чувства» [7. C. 49]; 3) саморазвитие и самореализация, воздействие на других. «Активность, умение проявлять себя как мыслящую, чувствующую, сознательную личность…» [7. C. 47-49].

На роль самовоспитания, самосовершенствования личности и преобразования ею существующего мира в формировании интеллигентности обращает внимание Я.А. Мильнер-Иринин: «Благородство характера есть интеллигентность — в настоящем и наивысшем значении этого слова, т.е. та внутренняя интеллигентность, которая отнюдь не предопределяется принадлежностью к известной прослойке общества, занятой исключительно умственным трудом, но вырабатывается и воспитывается в себе постоянно и неустанно, повседневно и всечасно, создается творческой работой человека над собственным сознанием в духе принципов истинной человечности» [9. C. 283-284]. Далее он продолжает: «Истинная интеллигентность деятельна по природе и столько же выражается в реальном стремлении к облагораживанию себе подобных, сколько и в стремлении к интеллектуальному, эстетическому и моральному самосовершенствованию и к непрерывному разумному улучшению существующего» [9. C. 284].

Опираясь на концепцию отношений личности В.Н. Мясищева, суть которой заключается в том, что ядро личности составляет система ее отношений к себе и внешнему миру, и которая является одной из форм отражения сознанием личности окружающей среды, выделю те из отношений, которые, на мой взгляд, могут служить признаками интеллигентности: 1) отношение к знанию (к образованию), 2) отношение к нравственности, 3) отношение к личностному росту и преобразованию окружающей действительности.

В связи с тем, что проблема получения образования на госбюджетной основе с каждым годом становится все более эфемерной, возрастает значимость самообразования личности. Отношение к непрерывному самообразованию — важнейшая характеристика современного человека. Нравственная составляющая определяет взаимоотношения человека с самим собой, с другими людьми, с обществом, с природой и т.д. Главным этическим принципом личности является уважение человеческого достоинства своего и партнера по взаимодействию. Личностный рост (самосовершенствование), развитие творческого потенциала и т.п. определяют удовлетворение «высших» потребностей личности (по А. Маслоу), обретение конкретного смысла жизни человеком в конкретный момент (по В. Франклу) и т.д.

Активная жизненная позиция проявляется не только в личностном росте, но и в благотворном влиянии на других, природу, общество. Таким образом, третий критерий следует рассматривать как интегративное качество.

Далее попытаюсь через излюбленный мною способ — систему координат — представить типы людей (в конкретном случае библиотекарей) в зависимости от критериев интеллигентного человека. В качестве критериев приняты отношение к нравственности, отношение к личностному росту и отношение к воздействию на окружающую жизнь.

Подразумевается, что у библиотекарей во всех четвертях положительное отношение к образованию (наличие специального или иного образования). На оси х расположим отношение библиотекаря к личностному росту и влиянию на окружение. На оси у отношение к нравственным ценностям.

Библиотечному специалисту в первой четверти свойственны нравственные отношения к себе и читателю, т.е. он уважает себя и читателя, отзывчив, умеет встать на его место, развивает свой творческий потенциал, повышает квалификацию, внедряет инновационные способы работы, развивает информационную культуру читателя и свою собственную, оказывает воздействие на жизнь того места, где он проживает (села, района и т.д.), т.е. у библиотекаря только в этой четверти превалируют нравственные нормы и ценности, которые соответствуют высшим духовным и нравственным ценностям личности, ему также свойственна высшая человеческая потребность — это потребность в саморазвитии, самосовершенствовании.

В библиотечном деле еще существует такое в высшей степени нравственное явление, как подвижничество. Так, по результатам исследования национальных просветительских традиций в ракурсе профессиональной этики в Республике Саха (Якутия), от 80 до 94% библиотекарей разных возрастных групп считают, что в их библиотеках есть подвижники. Таковыми их делают оптимизм, преданность профессии, энтузиазм, самоотверженная отдача делу, бескорыстие, патриотизм, забота о библиотеке, читателях и другие качества [10. C. 36].

Человек во второй четверти (если библиотекаря можно заметить в ней, то как исключение) не дорожит своим именем, честью, не в ладах с совестью, но поскольку у него ярко выраженная активность, напористость, то он способен не на нравственное возвышение себя и других, а на разрушение своей личности и личности других, на преступное поведение.

В третьей четверти поведение библиотекаря безнравственно (допустим, высокомерное, уничижительное, с подвохом и т.п.); но поскольку библиотекарь пассивен, не способен направить ни себя, ни других на совершение тяжких аморальных поступков, он проявляет себя через циничные замечания, выражения, оскорбления и др.

В четвертой четверти библиотекарь — нравственный человек, он уважительно относится к себе и читателю, не оскорбит, не обидит ни словом, ни делом; но он не активен, не созидателен, поэтому не может существенно влиять на развитие ни себя, ни читателя. Он просто хороший человек, без творческой жилки, новаций в своем деле.

Таким образом, в первой четверти наблюдается активно нравственное, интеллигентное поведение; во второй — безнравственное, вплоть до преступного; в третьей четверти поведение циничное (пренебрежение нормами общественной морали), в четвертой — поведение пассивно-нравственное, т.е. человек соблюдает нравственные нормы, но не способен к саморазвитию, к творческим преобразованиям в профессиональной деятельности.

Библиотекаря в первой четверти можно охарактеризовать как интеллигентного человека, в четвертой находится тот, про кого обычно говорят «хороший человек», в третьей четверти библиотекарь — циничный человек, а вторая четверть — это место для глубоко безнравственного человека, разрушителя себя и других, в этой четверти располагаются люди преступного мира.

Если обратиться к результатам изучения нравственных отношений между библиотекарем и читателем [11], то налицо пестрая картина, в которую вплетаются различные типы общения между ними: императивный, манипулятивный и в меньшей степени диалогический. Причем многие библиотекари игнорируют человеческое достоинство читателей, проявляют высокомерие, стремятся к манипуляциям, что явно не свидетельствует об их интеллигентности.

В некоторых зарубежных странах, преимущественно в тех, где господствовала социалистическая идеология, еще бытует понятие интеллигенция. В лексиконе большинства западных стран утвердился термин интеллектуал. В одном из отечественных словарей эти термины рассматриваются как синонимы [5. C. 107].

По мнению А.В. Соколова, водоразделом между интеллигентом и интеллектуалом проходит такой критерий, как «антимещанское этическое самоопределение (чувство совести, стыда, личного достоинства, эмоции сострадания, благоговения)» [12. C. 15]. В его интерпретации интеллигент — это хорошо воспитанный интеллектуал, а интеллектуал — крайне рациональный человек, он плохо воспитан, хотя образован и талантлив.

На мой взгляд, если у интеллектуала происходит проявление рассмотренных отношений в первой четверти, то он интеллигентен. Если у интеллигента выражено проявление интеллектуальных способностей, естественно, его целесообразно называть и интеллектуалом. В то же время не каждому интеллектуалу свойственна интеллигентность, и не у каждого интеллигента проявляются ярко выраженные интеллектуальные способности.

В заключение отмечу, что проблема библиотечного интеллигента, неоднократно поднимавшаяся на страницах сборника «Научные и технические библиотеки» А.В. Соколовым, весьма актуальна и ждет дальнейшего обсуждения и исследования.

Список литературы

  1. Осинский И.И. К истории разработки понятия «интеллигенция» // Вестник Бурятского университета. Серия 5: Философия, социология, политология, культурология. Вып. 1. — Улан-Удэ: Издательство Бурятского госуниверситета, 1997. — С. 114-128.
  2. Орлов С.Б. Интеллигенция как мифологический феномен. Историко-социологиче­ский анализ // Социолог. исследования. — 2001. — № 11. — С. 51-58.
  3. Брокгауз Ф.А., Ефрон И.А. Энциклопедический словарь. Современная версия. — М.: Изд-во Эксмо, 2003. — 672 с.
  4. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: Т. 1-4. — М.: Русский язык, 1978. — Т. 2. И-О. 1979. — 779 с.
  5. Социологический энциклопедический словарь. На русском, английском, немецком, французском и чешском языках. Редактор-координатор — академик РАН Г.В. Осипов. — М.: Издательская группа ИНФРА. — М.: Норма, 1998. — С. 107.
  6. Большой энциклопедический словарь — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: «Большая российская энциклопедия»; СПб: «Норинт», 1997. — 452 с.
  7. Рубакин Н.А. Письма к читателям о самообразовании. — СПб: Издание Н.П. Карбасникова, 1913. — С. 41.
  8. Езова С.А. О портрете библиотечного интеллигента (К 65-летию Ю.Н. Столярова) // Науч. и техн. б-ки. — 2003. — № 10. — С. 46-51.
  9. Мильнер-Иринин Я.А. Этика, или Принципы истинной человечности. — М.: Наука, 1999. — С. 283-284.
  10. Езова С.А. Национальные просветительские традиции в ракурсе библиотечной этики (по итогам исследования) // Библиотековедение. — 2004. — № 1. — С. 35-38.
  11. Езова С.А. Культура общения библиотекарей: Учеб.-метод. пособие. — М.: Издательство «Либерея», 2004. — 144 с.
  12. Соколов А.В. Интеллигенты и интеллектуалы в гуманитарной высшей школе постсоветской России // Науч. и техн. б-ки. — 2005. — № 2. — С. 12-26.

http://ellib.gpntb.ru/subscribe/index.php?art=7&journal=ntb&num=11&year=2005

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 × 1 =