Красникова В.П. Природа интеллигенции

Более двух столетий не затихают споры о предназначении русской интеллигенции, ее месте и роли в развитии страны. В 1997 г. на международной конференции «Русская интеллигенция и западный интеллектуализм» обсуждались вопросы о природе понятий «интеллигенции» и «интеллектуала», их задач в разрешении многих проблем современности, но главное — ответственности за будущее своей страны[1].

До 60-х гг. XIX в. слово «интеллигенция» употреблялось в значении «разумность», «деятельность рассудка». Слово «разумность» введено в обиход в XVIII в. В.К. Тредиаковским, а в 1819 г. в работе «Опыт философского словаря» А.И. Галич использует такие понятия как «разумный дух» и «высшее сознание». В.А. Жуковский в 1836 г. впервые употребил слово «интеллигенция»: «…лучшее петербургское дворянство… представляет всю русскую европейскую интеллигенцию»[2].

В эти годы к интеллигенции относили людей образованных, с нравственным образом мысли и поведения, выполняющих долг служения Отечеству. В отдельных публикациях интеллигенция рассматривалась как слой граждан, принадлежащий к определенной социокультурной среде. В научный обиход термин «интеллигенция» вводит писатель П.Д. Боборыкин.

В различных российско-советских словарях интеллигенция рассматривается в основном как общественная группа людей, имеющих образование и специальные знания в области науки, техники и культуры, и занимающихся преимущественно сложным творческим трудом. Однако это понятие отражает и характерные черты «интеллектуала», «деятеля», представителя определенной профессии, понятия которых представлены во многих западных словарях, в отличие от слова «интеллигенция», которое в них обнаружить невозможно.

Интеллигенция является специфическим образованием русской общественной жизни, суть которого выразил философ Н.А. Бердяев. Он назвал интеллигенцию «идеологической, а не профессиональной и экономической группировкой, образовавшейся из различных социальных классов, объединенных идеями социального характера»[3].

В истории отечественной философской мысли выделяются различные взгляды на генезис интеллигенции. В трудах Г.П. Федотова указывается, что первые интеллигенты — это монахи и книжники Киевской и Московской Руси. Их объединяли не только близость к языку и быту народа, созерцательность и мечтательность, но и стремление к нравственно-эстетическому преобразованию действительности, духовному обновлению себя через аскетизм.

Д.С. Мережковский первым интеллигентом называет Петра I, поставившего в своей деятельности грандиозные цели и задачи на благо Отечества, и требовавшего достижения их как от себя, в первую очередь, так и от подданных.

В произведениях А.Н. Радищева, М.И. Новикова, П.Я. Чаадаева происхождение интеллигенции анализируется на основе развития наук, искусства эпохи Просвещения. Но наиболее распространенные мнения о появлении интеллигенции как социального слоя основываются на специфике разночинного движения.

Философы XIX в., в частности, В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Н.Г. Чернышевский подчеркивали, что интеллигенция не является классом или сословием. Это дух «нации», своеобразное, разночинное образование, разорвавшее со всяким сословным образом и стилем жизни.

Предназначение интеллигенции того времени состояло в служении своему народу. Поиск добра, истины и справедливости, разумное постижение действительности, являлось основой смысла жизни интеллигентов-разночинцев. Смысловой оттенок умственного и духовного избранничества разночинцев соседствовал с ироничным отношением к тем, кто претендовал на это самоназвание, что отразилось и в сборнике «Вехи».

В XX в. доминировало понимание интеллигенции как прослойки между рабочими и крестьянами. В нее включали всех образованных людей, занятых умственным трудом, и отличающихся от представителей физического труда. Но эту социальную группу можно назвать и интеллектуалами. Интеллектуал — это человек, способный к умственным операциям, имеющий образование и специальные знания в различных областях деятельности. Интеллектуал профессионально занимается умственным трудом, но разве каждого интеллектуала можно назвать интеллигентом?

Незаурядный мыслитель А.Ф. Лосев в работе «Диалектика художественной формы» (1927) писал: «…интеллигенция есть соотнесенность смысла с самим собой»[4]. В этом определении интеллигенции выделяется ее целостность и адекватная самоданность. Если ученый изучает то, что существует, а инженер создает «несуществующее», то интеллигент представляет «совокупность познаваемых идей»[5].

В настоящее время господства техники все больше возрастает роль интеллектуалов и все меньше — интеллигентов, стремящихся к идеальному. «Все разложилось на элемент интеллектуальный и на чувственные ощущения… Техника убийственно действует на душу»[6], — справедливо отмечал Бердяев. Господство естественных и технических наук и «беспомощность» гуманитарных не способствует разрешению многих конфликтом между человеком как биосоциальным существом и средой его обитания. Этический и духовный характер управления технологическими разработками, которые должны не уничтожать, а сохранять все живое на Земле, требуют именно от интеллигентов новых теоретических концепций, нацеленных на доброе и прекрасное как основы идеального. Но для этого сам интеллигент обязан стремиться стать творцом и носителем национального и самобытного жизненного разумения.

Конечно, интеллектуала и интеллигента объединяет стремление к расширению знаний и совершенствованию интеллекта. Однако интеллектуал ценит научное знание, а интеллигент — идеал знания. Часто можно наблюдать количественное накопление фактов и сведений, подтверждающих гераклитовское: «многознание уму не научает». Научное знание интеллектуала не является образцом его действия и поступка, поэтому принципы и убеждения не являются основой его жизни. Для интеллигента мысли, действия и поступки выступают как единое целое.

Знание для интеллектуала превыше всего, и оно должно быть в первую очередь полезно и целесообразно. Для интеллигента знание выступает как необходимость и ступень к реализации своих способностей. Для интеллигента главное — это поиск гармонии и целостности его духовного опыта, выработка собственных принципов и убеждений, от которых он не отказывается.

Особенность интеллектуала — это опора на науку, логическая обоснованность и доказательность, рассудочность действий во всем. Интеллигент же, руководствуясь здравым смыслом и стремясь к единому, соединяет в своих изысканиях и образе жизни чувственное и рациональное, душевное и духовное. Поиск блага на основе справедливости более значим для интеллигента, чем последствия научно-технического прогресса, имеющего как положительные, так и отрицательные значения. «Глупость умных людей с ясной головой и узким кругозором породила много катастроф»[7].

Если для интеллектуала приоритетны цена и польза, то для интеллигента — ценность и плодотворность. Попытка соединения интуиции и интеллекта, художественного вкуса и моральных ценностей является коренным отличием интеллигента от интеллектуала.

Развивая иде[и] Платона и возрожденцев, европейских просветителей, отечественные интеллигенты раскрывали величие человека в его разуме, позволяющем человеку творчески трудиться и преодолевать в себе раба. Сократовский раб — это человек, не знающий доброе, прекрасное и справедливое. Всегда интеллигентов волновали вопросы несправедливости, социального неравенства и неволи. В интеллигенте чувственное, рассудительное и разумное не противоречат, а дополняют друг друга. Служение добру, красоте и правде основано на созидании, а не на разрушении основ бытия. Русские просветители (А.П. Куницын, А.Ф. Бестужев и др.) стремились к идеальному как гармонии мира.

Сегодняшняя техногенно-потребительская цивилизация, к сожалению, опирается на интеллектуалов, для которых использование среды обитания должно приносить выгоду и прибыль. Безмерно жесткое, циничное и меркантильное отношение к живому не свойственно интеллигенту. Интеллигент призван научить человека жить не навязанными стереотипами поведения, превращающими его в «киборга» и «ходячий компьютер», а традиционными ценностями, передающимися из поколения в поколение.

Поставив рассудок в качестве «всевысшего», цивилизация создает человека, для которого эгоцентрические и личные интересы доминируют и отодвигают общие интересы. Еще А.Ф. Бестужев подчеркивал: «…если воспитание состоять будет в одних науках, к званию только каждого относящихся, то сие не есть воспитание… Истинное воспитание состоит в соединении сих наук с истинным просвещением, в направлении молодых людей к общему предмету любви отечества, в произведении нравственного и народного характера»[8].

Для интеллигента «Мы» означает больше, чем «Я». В эпоху господства компьютерно-информационных технологий отклонения в поведении, которые раньше были единичными, все более становятся общими и «оправданными», «странности» психики утверждаются как нормы «толерантности». За все более возрастающую аномалию в поступках людей (распутство, педофилия, наркомания, нетрадиционные браки) несет ответственность и интеллигенция, которая довольно часто занимает конформистскую и оправдательную позицию.

В условиях господства основного закона капитала — обогащения и наживы — человеку довольно сложно встать на путь самоограничения своих потребностей. Новые морально-эстетические ценности созидания в состоянии разработать и предложить те интеллектуалы, которые способны по-иному осветить гуманитарные аспекты науки и техники. [?] Их и следует назвать интеллигентами.

Среди интеллектуалов к интеллигентам следует отнести и тех, кто обладает критическим отношением к происходящему и прежде всего к самому себе. Жажда практического преобразования несовершенного мироустройства через «общее дело», «хождение в народ», «коллективный труд» отличало интеллигенцию как общность людей, создающих ценности духовного и живущих в согласии со своими принципами.

Двойные стандарты не свойственны интеллигенту. Вырабатывая убеждения собственного поведения через аскетическое самоограничение, самоотдачу и самоотверженность, интеллигент их не продавал и не предавал в зависимости от меняющейся обстановки, выгодной и удобной для его существования. Интеллигент способен отделять мнимые ценности от подлинных, не претендуя на «духовное» избранничество и притязания в универсальности выражения высшего исторического смысла бытия.

Особенности интеллигента — деятельность созидающая, а не разрушающая основы жизни, конструктивные, а не деструктивные применения новейших научных открытий и технологических разработок. Постоянный поиск новых путей для реализации своих способностей, ответственность за совершаемые действия и модели поведения, а также критическое отношение к происходящему и недовольство собой — основа интеллигентного мышления. Для интеллигента важно соблюдение нравственных норм, которые позволяют соотнести возрастающие потребности с возможностями их удовлетворения только справедливыми методами.

Так, в шестом историческом письме («Культура и мысль») П.А. Лавров раскрывал значимость гражданственности, совести и личной ответственности каждого интеллигента за дело, которому он служит[9]. Самосовершенствование человека вне связи с общественными формами жизни, вне личностно-значимой озабоченности моральным состоянием общества равняется его индифферентности. Критически мыслящий интеллигент — это нравственный энтузиаст и человек патриотического сознания. Особую значимость для него имеет творческое самосозидание и реализация внутренних духовных ценностей.

Для интеллигента важен этический критерий всех поступков, разумность, взвешенность и долженствование при выполнении различных видов задач. Во все времена интеллигенцию отличала постоянная борьба за всеобщее просвещение и социальное равенство, за создание условий для раскрытия каждым своих задатков и способностей, выбора человеком своего места в обществе. Интеллигенции всегда было присуще чувство вины и боли за положение народных масс, поэтому настоящие интеллигенты выступали против нищеты, гнета и бесправия простых людей.

Многие интеллигенты жертвовали собой, служа не самой власти, а государству и оставаясь с ним в труднейшие периоды. Оппозиционность и критичность существующей власти связаны для интеллигента с постоянной мечтой о светлом будущем, построении земного рая. «Теория малых дел», «Общее дело», «Дело, которому ты служишь» — девиз интеллигентов, примером своего образа жизни ведущих за собой многих людей. В практической деятельности интеллигент не только проявляет максимальные возможности своего интеллекта, но своими поступками он показывает пример разумности и этико-эстетических норм существования.

«Бегство» от культивирования вещей, неприятие самодостаточности, самодовольства, самовосхваления, самолюбования, и стремление к скромности, аскетизму, самовоспитанию, самосовершенствованию — специфические черты интеллигента. Если бы они активнее развивались в людях, мир стал бы лучше.

______________________________

    1. Русская интеллигенция и западный интеллектуализм: История и типология. М., 1999.
    2. Жуковский В.А. Из дневников 1827—1840 гг. // Наше наследие. 1994. № 32. С. 46.
    3. Бердяев Н.А. Истоки и смысл русского коммунизма. М., 1990. С. 17.
    4. Лосев А.Ф. Форма. Стиль. Выражение. М., 1995. С. 22.
    5. Там же.
    6. Бердяев Н.А. Человек и машина // Вопросы философии. 1989. № 2. С. 156.
    7. УайтхедА.Н. Избр. работы по философии. М., 1990. С. 439.
    8. Бестужев А.Д. О воспитании // Русские просветители. М., 1966. Т. 1. С. 123.
    9. Лавров П.Л. Исторические письма. 1868—1869 // Философия и социология. Т. 2. М., 1965. URL://http://www.az.-lib.rU/l/lawrow_p_l/text_1869_istoricheskie_pisma.shtml

https://cyberleninka.ru/article/n/priroda-intelligentsii

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

5 × 5 =