Наумов П.Ю., Повшедная Ф.В. Психолого-педагогические условия формирования ценностного отношения к интеллигентности у будущих офицеров в среде военной образовательной организации высшего образования

Постановка проблемы и ее теоретико-методологическое обоснование

«Я мыслю себе XXI век как век развития гуманитарной культуры, культуры доброй и воспитывающей, закладывающей свободу выбора профессии и применения творческих сил. Образование, подчиненное задачам воспитания, разнообразие средних и высших школ, возрождение чувства собственного достоинства, не позволяющего талантам уходить в преступность, возрождение репутации человека как чего-то высшего, которой должно дорожить каждому, возрождение совестливости и понятия чести — вот в общих чертах то, что нам нужно в XXI веке. Не только русским, конечно, но особенно русским, потому что именно это мы в значительной мере потеряли в нашем злополучном XX веке», — отмечал академик Дмитрий Сергеевич Лихачев [21].

Формирующаяся культура является порождением нового типа общества, определяющим фактором в котором становятся высокие технологии в целом и информационные в особой степени. Чтобы выявить специфику возникшей электронной культуры, необходимо обратиться к общим особенностям информационной эпохи, в условиях которой она возникла. Информационная эпоха, формирующаяся с конца XX в., связана с массовым внедрением информационных систем в сферу производства, управления и коммуникации. Исследования в области новой науки кибернетики способствовали утверждению информации как базовой категории физики и космологии, а также внедрению близких терминов и понятий в другие отрасли науки, в том числе в гуманитарные. «Информация» становится самым популярным научным понятием, начиная с 60-х гг. прошлого века, вследствие чего во многом вся нынешняя эпоха получила определение как «информационная» [2].

В этих сложнейших социально-культурных и информационных условиях перед системой профессионального военного образования и воспитания стоит задача формирования и развития личности профессионального военного — офицера. Здесь необходимо учитывать, что в период получения образования в военной образовательной организации высшего образования будущий офицер должен получать не только сумму определенных знаний, умений, навыков, компетентностей, но и получать соответствующий уровень ценностного воспитания, позволяющий ему как субъекту культуры относиться к интеллигенции.

Кроме профессиональных качеств офицера, обеспечивающих выполнение поставленных перед ним задач, его действия требуют внутреннего и внешнего морального обоснования и смысловой подпитки, основанной на ценностном переживании происходящих действий, сознательной уверенности в справедливости и честности своих действий. Да, участник боевых действий в бою не думает об этом, там человеком руководят, прежде всего, инстинкты и страх за собственную жизнь и жизнь своих родных и друзей. Но в минуты покоя, вытирая кровь и пот со своего израненного и изможденного лица, солдат спросит самого себя, за что он воюет и имеет ли он право на это. Есть известный афоризм: «В окопах нет атеистов». Он вовсе не означает, что все в период боевых действий ударяются в религию. Нет, хоть и процент таковых весьма велик. Смысловое содержание его заключается в том, что человек на войне находится одной ногой «здесь», другой — «там» и ни один человек — от солдата до маршала — не ответит ему на простой вопрос, куда его в итоге «перевесит».

В такой ситуации субъект обращается к собственным ценностным образованиям, и из них должен получить утвердительный ответ о том, что все, что сделано, совсем не зря. Военный должен не только метко стрелять и решительно идти в атаку, он должен проносить через себя собственную правоту, ощущение защиты Родины, а не варварского нападения с целью обогащения. Без этой уверенности такому человеку тяжело будет объяснить, за какие идеалы он подвергает свою жизнь и жизнь своих подчиненных ежедневному риску. Следовательно, военный человек, кроме набора профессиональных компетентностей, характеризующих его как солдата, вне зависимости от звания и должности, должен обладать устойчивой системой ценностных установок, объединяющих в себе различные ценностные компоненты: экзистенциальные, патриотические, моральные, правовые, эстетические, художественные и др. При этом военный человек уже не имеет возможности осмыслять содержание этих ценностей, он должен жить по ним. Ценности должны быть просты, понятны субъекту воинской деятельности [24]. Эти ценности по своей природе есть ценности человека интеллигентного, офицера в экзистенциальном, а не в рангово-иерархическом и управленческо-административном смысле.

Для такого офицера ведущими ценностями являются долг, честь, совесть, социальная справедливость как важнейшая социальная ценность, терпение, ответственность и др. Присутствие подобных ценностных компонентов в структуре ценностного сознания офицера возможно на основе его целенаправленного формирования [7].

В современной педагогической теории не найти проблемы формирования интеллигентности, поскольку она не охватывается понятием «образование». Между тем, как бы ни трактовать его содержание, оно отлично по сути своей от понятия «интеллигентность»: уже Иванов-Разумник подчеркивал, характеризуя феномен русской интеллигентности, что «никакие дипломы не сделают еще сами по себе «образованного» человека «интеллигентным» [9]. Интеллигентный человек — это образованный человек с больной совестью [10].

Для решения вопроса формирования интеллигентности офицера важно не только определиться с конкретным перечнем выполняемых мероприятий, но и выявить и обосновать психолого-педагогические условия формирования ценностного отношения к интеллигентности у будущих офицеров в среде военной образовательной организации высшего образования.

В большом количестве психологических и педагогических исследований, посвященных формированию структуры личности или отдельных ее компонентов (в том числе профессионально важных качеств) у будущих офицеров (или курсантов), отмечается, что образовательная среда в военной образовательной организации высшего образования (далее — военный вуз) имеет свои сущностные отличия от образовательной среды гражданской образовательной организации, где обучают студентов.

В большинстве подобных исследований особое место в данной специфике отводят жесткой правовой регламентации любых действий, будь то подъем или учебные занятия (самостоятельная работа), и связанным с этим психолого-педагогическим трудностям.

Безусловно, такая позиция имеет право на существование и выполняет одну из важнейших функций в формировании личности будущего военного профессионала.

По нашему мнению, не только (и не сколько) она заслуживает внимания при целенаправленном формировании личности будущего офицера как интеллигента ввиду того, что она выражает не столько содержательную, сколько формальную сторону образовательного процесса. При этом реальные психологические процессы, «бурлящие» в сознании юного военного, могут остаться без внимания психолого-педагогического сообщества, хотя именно они и определяют в дальнейшем весь вектор деятельности воинского субъекта, индивидуального или коллективного.

На самом деле правовая регламентация различных видов человеческой жизни, как и установление определённых правил поведения и поступков, составляет сущность современного правового государства. Безусловно, к военнослужащему и тем более будущему офицеру предъявляются особые требования по выполнению нормативно-регулированных правил и знанию таковых.

Однако это совсем не исключает возникновения чувства внутреннего отторжения принципов и норм, так активно «насаждаемых» военным сообществом, притом в дальнейшем это чувство может лишь прогрессировать на фоне существенного усиления роли общественного в жизни военнослужащего и нивелирования личного.

На фоне только усложняющихся требований к строгому следованию правилам поведения происходит исчезновение внутренней стимуляции к развитию дисциплинированности и формированию правового сознания, приводящее, в конце концов, к тому, что все педагогические усилия коллектива военного вуза выброшены на задворки истории и у будущего офицера сформировалось противоположное необходимому желание не следовать нормам и требовать соответствующего поведения от подчиненных, а, напротив, выделиться неповиновением, несоблюдением норм и правил поведения, что приводит к неуважению со стороны подчиненных и служебным конфликтам.

Психологический механизм формирования подобного поведения связан с тем, что уже окончивший военный вуз молодой человек свое «выполнил и отработал» и теперь-то можно показать во всей красе иное поведение, противоположное дисциплинированному. Более того, такие действия требуют наличия нескольких акторов и обязательно зрителя, в сознании которого зафиксируется неповиновение существующим нормам. Это вредное и очень сложное психологическое явление, довольно трудно диагностируемое, но столь необходимое к преодолению еще в ходе обучения.

В контексте формирования ценностного отношения будущих офицеров к интеллигентности это приобретает особое значение, поскольку офицер-руководитель на порученном участке не просто строгий исполнитель чужой воли, он непосредственный организатор реализации в жизнь ценностей правового государства, принципов верховенства закона и справедливости. При этом его деятельность связана не только с проведением в жизнь политики государства в области обороны страны и безопасности общества, на него возлагаются государственно значимые функции и полномочия должностного лица, чьи поручения и требования в установленной сфере деятельности обязательны для исполнения всеми органами и должностными лицами. Значение данных функций будет только возрастать в дальнейшем, что требует не только определенной суммы знаний, но и развитого чувства нравственной ответственности и справедливости, столь характерного для отечественной интеллигенции, а также соответствующего решения вышеназванных психолого-педагогических проблем, связанных с их формированием.

Обзор литературы

Для понимания сущности интеллигентности важно отметить позицию А.В. Попова по данному вопросу, который, анализируя мнения ученых, указывает следующее: «А.Г. Кавтарадзе и А.Е. Корупаев относят к военной интеллигенции всех кадровых офицеров русской армии, получивших среднее, или высшее, или высшее военное образование и соответствующее воспитание. С.Н. Полторак, считает «военную интеллигенцию» и «офицерский корпус» синонимами, характеризуя их как «вполне сложившуюся кастовую организацию, традиционно платившую государственные налоги не деньгами, а собственной кровью и жизнями». А.З. Гильманов относит к военным интеллигентам офицеров, своим квалифицированным трудом реализующих военную политику государства. А.М. Лушников считает военными интеллигентами офицеров, для которых характерны интеллектуальный характер труда, высокий уровень образования и общей культуры» [ 27].

К проблеме формирования ценностного отношения к различным явлениям имеются многочисленные научные подходы.

При этом методологическое значение для проведения подобного исследования имеет системно-деятельностный подход (И.В. Блауберг [3], В.А. Лекторский [18], В Н. Садовский [18], С.Л. Рубинштейн [31], М.С. Каган [13], Н.В. Кузьмина [17], Л.С. Выготский [5] и др.), функциональный анализ (П.К. Анохин [1], М.С. Каган [13], Н. Винер [39], Н.В. Мартьянов [23] и др.) и теоретические положения синергетики (Е.Н. Князева, С.П. Курдюмов [16] и др.).

Актуальность их применения весьма точно отмечает В.С. Степин: «В историческом развитии науки можно зафиксировать эпохи, которые характеризуются изменениями типа научной рациональности. Можно выделить три таких типа: классическую, неклассическую и постнеклассическую рациональность. Критериями их различения выступают:

1) особенности системной организации объектов, осваиваемых наукой (простые системы, сложные саморегулирующиеся системы, сложные саморазвивающиеся системы);
2) присущая каждому типу рациональности система идеалов и норм исследования (объяснения, описания, обоснования, структуры и построения знаний);
3) специфика философско-методологической рефлексии над познавательной деятельностью, обеспечивающая включение научных знаний в культуру соответствующей исторической эпохи» [33].

В философских науках подходы к анализу ценностей, ценностного отношения и ценностных ориентаций представлены в трудах Л.В. Баевой [2], О.Г. Дробницкого [6], М.С. Кагана [12], М. Рокича [30], Н.Л. Худяковой [35], С.Г. Чукина [36, 37, 38] и др.

Педагогическими исследованиями, посвященными ценностной тематике, являются труды А.В. Кирьяковой [15], В.А. Караковского [14], Н.Д. Никандрова [25], В.А. Сластенина [32] и др.

Представителями психологической науки в области изучения ценностей и ценностного отношения являются С.С. Бубнова [4], В.П. Зинченко [8], Д.А. Леонтьев [19], А. Маслоу [22], О Н. Прохорова [28], В.М. Розин [29], В. Франкл [34], М.С. Яницкий [40] и др.

Отдельно хотелось бы привести некоторые позиции по данной проблематике. Так, А. Маслоу было выделено две группы ценностей. Первая группа — это Б-ценности (ценности бытия), данные ценности чаще выбираются «психологически здоровыми» людьми (самоактуализирующимися, зрелыми и т.д.). Вторая группа — это Д-ценности (дефицитарные ценности), они превалируют у индивидов с акцентом на ликвидацию дефицита (безопасность, сон, зависимость и т.д.). Поскольку среди существующих нужд, требующих удовлетворения, выбирается более насущная, т.е. «низшая», то вероятное предпочтение бытийных ценностей в своем основании подразумевает предварительное осуществление более насущных [22].

В работах М. Рокича развивается представление о системе ценностей как иерархической системе. Он представляет ценности как «…устойчивое убеждение в том, что определенный способ поведения или конечная цель существования предпочтительнее с личной или социальной точек зрения, чем противоположный или обратный способ поведения либо конечная цель существования». В данной теории выделяются два класса ценностей: терминальные ценности (ценности-цели) — это убеждения, что какая-то цель индивидуального существования с определенной точки зрения стоит того, чтобы к ней стремиться, и инструментальные ценности (ценности-средства) — убеждения, что какие-либо действия представляются с определенной точки зрения предпочтительными в любых ситуациях [30].

Д.А. Леонтьевым выделяются три переходящих одна в другую формы существования ценностей: общественные идеалы, предметновоплощенные и личностные ценности, — что можно рассматривать как попытку автора развести представления о ценности по основаниям, представляющим собой различные стороны данного многомерного явления [20].

По мнению М.С. Кагана, ценность предстает перед нами именно как отношение, причем специфическое отношение, поскольку она связывает объект не с другим объектом, а с субъектом, то есть носителем социальных и культурных качеств, которые и определяют сверхиндивидуальное содержание его духовной деятельности. Ценность и возникает в объектно-субъектном отношении, не будучи поэтому ни качеством объекта, ни переживанием другого объекта — человека или животного. При таком подходе к ценностному отношению и становится возможным построить его структурную модель и тем самым увидеть его целостно, преодолевая любой односторонний подход к ценности, типичный, как мы видели, для истории аксиологической мысли. Целостное понимание ценностного отношения предполагает соотнесение двух аспектов его изучения — внутреннего и внешнего. Рассматриваемое изнутри, ценностное отношение образуется связью двух контрагентов — некоего предмета, который становится носителем ценности, и человека (или группы людей), который оценивает данный предмет (точнее — устанавливает его ценность, потому что оценка, как мы вскоре увидим, может иметь и не аксиологический характер) и придает ему определенный смысл. Таким образом, ценность есть значение объекта для субъекта — благо, добро, красота и т.п., а оценка есть эмоционально-интеллектуальное выявление этого значения субъектом — переживание блага, приговор совести, суждение вкуса и т.д. Отсюда следует, что рассматриваемое изнутри ценностное отношение как некая системная целостность имеет свое содержание и свою форму: его содержание — мировоззренчески-смысловое, детерминированное общим социокультурным контекстом, в котором рождается и «работает» конкретное ценностное значение, а его форма — психологический процесс, в котором ценность «схватывается» сознанием [12].

Отношение в научной литературе понимается как связь между некоторой сущностью и тем, что с ней соотнесено. Оно есть фиксированное по какому-либо признаку взаиморасположение субъектов, объектов и их свойств. Отношение может иметь место как между меняющимися объектами, явлениями и свойствами (например, любой закон как сущностное отношение между явлениями), так и в ситуации выделенного, неизменного объекта в его отношении к другим объектам, явлениям, свойствам (например, отношение субъекта к политической системе) [26].

Теоретические исследования, сбор экспертных оценок, интерпретация иных эмпирических данных, полученных на различных этапах исследования, позволяют нам отметить, что проблемы, связанные с формированием ценностного отношения будущего офицера к интеллигентности, преодолимы и связаны, прежде всего, с учетом не столько формальных условий существования социальных субъектов в стенах военного вуза, сколько с исследованием, конкретизаций и описанием содержательно-смысловых условий этого существования и деятельности.

Следуя этой установке, применяя комплексно системно-деятельностный подход к проводимому исследованию, приходим к выводу о необходимости установить структуру (строение) и динамику (функционирование) данных условий в образовательном процессе военного вуза.

Материалы и методы

В качестве методологии исследования авторами используется творчески интерпретированный системно-деятельностный подход (И.В. Блауберг, В.А. Лекторский, В.Н. Садовский, С.Л. Рубинштейн, М.С. Каган, Н.В. Кузьмина) и функциональный анализ (П.К. Анохин, М.С. Каган, Н. Винер, Н.В. Мартьянов). Раскрывая особенности педагогической деятельности по формированию ценностного отношения будущего офицера к интеллигентности, подробно анализируется образовательный процесс военного вуза и его формально-содержательные и функциональные характеристики.

Результаты исследования

При выяснении структуры особенностей (содержательных условий) развития личности курсанта в образовательном процессе военного вуза отметим, что она продиктована во многом той организаций и коллективом, в которой происходит образовательная деятельность.

Во-первых, она характеризуется высоким уровнем социального отчуждения, во-вторых, усложненными и углубленными процессами адаптации, в -третьих, высоким уровнем психологической сложности будущей деятельности, в-четвертых, высоким уровнем социального доминирования и угнетения, в-пятых, усложненным процессом общения с внешним миром, в-шестых, формирование личности будущего офицера выпадает на период полового и личностного взросления, а уменьшение контактов с окружающим миром порождает внутриличностные противоречия, в-седьмых, высоким уровнем социальных ожиданий от военной службы, реальное столкновение которых с действительностью не приносит положительной информации.

Отдельно все равно стоят требования к беспрекословному выполнению установленных правил, требование высокой ответственности и дисциплинированности. Это приводит к существенному ущемлению художественно-творческого и аксиологического потенциалов личности, услужению психологического восприятия происходящего, стимулирует неверную расстановку приоритетов и определения круга общения, что порой приводит к весьма удручающим последствиям.

Чтобы под влиянием подобных факторов происходило целенаправленное формирование у курсанта личности будущего офицера, становление ценностного отношения, необходимо установление системы организованных и непрерывных действий коллектива постоянного состава военного вуза с конкретным распределением функций и обязанностей между структурными подразделениями и должностных лиц.

В рамках нашего исследования отдельно хотелось бы отметить, кто и какие функции должен выполнять с целью формирования ценностного отношения к интеллигентности.

На административный состав военного института помимо административных и организационно-распорядительных функций должны быть возложены функции социально-адаптивные, позволяющие сформировать самостоятельность в принятии решения будущим офицером на основе правового просвещения и разбора реальных ситуаций, связанных с деятельностью военной организации. Правовое воспитание «мертво» без необходимого обоснования актуальности его осуществления, главным мотиватором которого выступает полное и всестороннее обеспечение офицера и его будущего подчиненного личного состава установленными видами довольствия, гарантиями и компенсациями. Фундаментом такого обеспечения выступает знание нормативно закрепленных порядка и правил их предоставления. Знания эти приобретаются и переходят из разряда усваиваемой информации в разряд социальной ценности только в ходе целенаправленного и планово организованного правового воспитания. В формировании данного компонента особую роль приобретает практический опыт офицеров управления военного вуза, которые ежедневно на практике осуществляют необходимое социальное обеспечение личного состава. Безусловно, проведение «круглых столов», индивидуального и коллективного консультирования и обмена опытом с обсуждением реальных «жизненных» ситуаций самих курсантов и иного личного состава будет выступать одним из факторов эффективного, направленного, результативного и прогнозируемого формирования ценностного отношения будущего офицера.

При этом из всех структурных подразделений управления военного института важно выделить отдельно такое структурное подразделение, как отдел по работе с личным составом и входящую в него лабораторию профессионального и психологического отбора. Особняком данные подразделения стоят потому, что именно на них возложены основные воспитательно-наблюдательные и социально-диагностические функции, позволяющие за весь период обучения в военном институте будущего офицера получать объективную информацию о его психологическом состоянии, на основании которой корректировать психолого-педагогические усилия командиров и педагогов и поведение самого курсанта.

Функции педагогического состава и его влияние на формирование ценностного отношения будущих офицеров к интеллигентности мы рассмотрим отдельно, здесь лишь отметим, что каждый учебный предмет влияет на уровень формируемого нами ценностного отношения к интеллигентности. Однако это вовсе не значит того, что в ходе каждого занятия, каждого учебного предмета формируется дисциплинированность как строгое и точное следование порядку и правилам, что является ядром ценностного отношения. Педагогический состав выступает основным коллективным субъектом в формировании ценностного отношения к интеллигентности, средством которого выступают преподаваемые предметы и дисциплины.

Важным звеном в формировании ценностного отношения будущего офицера к интеллигентности выступают непосредственные командиры и начальники в звене ученых групп (взводов) и курсов (батальонов). Именно эти должностные лица являются для своих подчиненных личным примером (эта тема довольно полно раскрыта в психологических и педагогических исследованиях). Но, кроме того, находясь вместе с будущими офицерами в течение продолжительных отрезков времени, командиры и начальники имеют достаточно возможностей для изучения направленности личности каждого курсанта, его психолого-педагогических особенностей и стиля поведения, а также его потребностей, вкусов, предпочтений, желаний, трудностей, противоречий, успехов и неудач. Данная информация представляется наиболее ценной, поскольку ее весьма сложно спрятать за социальной маской «послушного ученика» или «терпеливого воспитанника», предстающего перед офицерами управления или педагогическим составом.

Именно на данные функции соответствующих структурных подразделений и должностных лиц (помимо традиционно рассматриваемых) следует обратить внимание при организации процесса по психологическому сопровождению формирования ценностного отношения будущих офицеров к интеллигентности.

В нашем исследовании свое отражение также нашли процедурные условия (условия, связанные с организацией и осуществлением воспитательной деятельности, направленные на формирование ценностного отношения к интеллигентности), которые включают в себя: условия проведения учебных и внеучебных мероприятий, алгоритмы работы преподавателей, курсантов и командиров подразделений, выполнение различных заданий и практик.

Педагогическими условиями формирования ценностного отношения будущего офицера к интеллигентности являются:

1) невариативные (реальная обстановка военного института, организационно-штатная структура подразделений, условия службы и быта, организация повседневной деятельности);
2) вариативные (место, время и способ проведения занятий, бесед, консультаций и тренингов, метод и используемые педагогические средства и технологии, содержание обучения и воспитания);
3) внешние (цели и задачи обучения в военном вузе, предназначение выпускников, нормативно-правовая регламентация деятельности);
4) внутренние (мотивация преподавателей и курсантов на формирование ценностного отношения, методическая, правовая и интеллектуальная готовность преподавателей и курсантов к формированию ценностного отношения к интеллигентности).

Организационные условия (условия, предназначенные для благоприятного и результативного осуществления воспитательно-образовательного процесса), связанные с выбором методов, средств, технологий и организационных форм, способствующих формированию ценностного отношения будущих офицеров.

При исследовании психолого-педагогических основ формирования ценностного отношения будущих офицеров нами были выявлены и внедрены следующие психологические условия:

1) достижение понимания специфического стиля жизни субъекта, направленность на его профессионально-личностное благополучие;
2) активизация рефлексии (саморефлексии) на фоне большей включенности в социальную среду;
3) психологическое сопровождение принятия социальной роли офицера и принятия соответствующей социальной «маски»;
4) усиление социальной потребности в интеллигентности, с целью ее перерастания в ценностное отношение;
5) устранение ситуации отверженности от воинского коллектива, активное включение курсанта в общую социальную деятельность и поведение.

Психолого-педагогические, организационные и процедурные условия создают необходимую среду для применения всего комплекса педагогических средств, направленных на формирование ценностного отношения к интеллигентности.

В формировании ценностного отношения будущих офицеров они выполняют следующие функции:

а) сигнально-информационную, позволяющую с помощью сигналов оценить внутреннее и внешнее состояние обучаемых, их готовность к восприятию и пониманию материала, собрать необходимую исходную, промежуточную информацию и информацию о результате формирования ценностного отношения;
б) компенсаторно-информационную, позволяющую компенсировать недостаток информации или исходных данных и установить тенденции развития ценностного отношения;
в) интегративно-генетическую, позволяющую соединить в себе информацию о прошлом, настоящем и будущем, определить их взаимосвязь и тенденции развития;
г) коммуникативно-деятельностную, позволяющую получать необходимую коммутативную информацию и формировать направленность профессионального общения в реальной деятельности субъектов;
д) регулятивно-практическую, позволяющую регулировать внешние и внутренние психические проявления обучаемых и регулировать их дальнейшее поведение по формированию ценностного отношения;
е) оценочно-рефлексивную, позволяющую анализировать результаты внешних и внутренних познавательных и аксиологических оценок, корректировать поведение и более глубоко осознавать и исследовать происходящие изменения в формировании ценностного отношения;
ё) генетически-прогностическую, позволяющую на основе анализа полученных данных и перспектив дальнейшего формирования ценностного отношения составить перспективный психолого-педагогический прогноз исследования.

Обсуждение и заключения

Вместе с традиционными приемами и методами формирования личности и интеллигентности выявленные психолого-педагогические условия в полном объеме и с максимальной эффективностью позволят решить поставленные психолого-педагогические задачи.

Исследование психологических характеристик образовательного и воспитательного процесса в военном вузе и путей повышения его эффективности, в формировании ценностного отношения будущих офицеров к интеллигентности позволит нам практически использовать их в этих процессах. Их теоретическое выявление и обоснование, а затем эмпирическая проверка позволит определить правильность выдвинутой нами научной гипотезы.

Впервые в истории от человеческой личности начинает зависеть судьба человечества! Ибо достигнутый сейчас, еще недавно казавшийся плодом изощренной фантазии романистов и кинематографистов, уровень научно-технического и технологического прогресса привел жителей планеты Земля к такому конфликту с силами природы и самими собой, который грозит гибелью или вырождением всего человеческого рода. Вопрос: «Что делать?», постановка которого еще недавно считалась отличительной чертой русской интеллигенции, сегодня осознается во всем цивилизованном мире как главный для ориентации практической деятельности людей. Однако он до сих пор не находит своего решения — не находит потому, что уникальность личност[и] все еще остается востребованной только в личной жизни и в искусстве, то есть за пределами материального производства. Джин научно-технико-технологического прогресса, выпущенный из бутылки культуры в середине прошедшего тысячелетия, имеет дело с имперсональными качествами человека, с массовидным и усередненным — поэтому в наши дни люди вытесняются из производства машинами, и даже игра, еще не так давно воспринимавшаяся как сфера свободы, попала под власть компьютеров [11]. Подобную задачу по силам выполнить лишь людям интеллигентным, осознающим собственные цели, ценности и смысл своего существования.

Список использованных источников:

    1. Анохин П.К. Теория функциональной системы // Успехи физиологических наук. 1970. Т. 1, №1.
    2. Баева Л.В. Электронная культура: опыт философского анализа // Вопросы философии. 2013. №5. С. 75-83.
    3. Блауберг И.В., Садовский В.Н., Юдин Э.Г. Философский принцип системности и системный подход // Вопросы философии. 1978. №8. С. 39-53.
    4. Бубнова С.С. Ценностные ориентации личности как многомерная нелинейная система // Психологический журнал. 1999. Т. 20, №5. С. 38-44.
    5. Выготский Л.С. Психология развития как феномен культуры. М., 1996. 512 с.
    6. Дробницкий О.Г. Моральное сознание и его структура // Вопросы философии. 1972. № 2.
    7. Егорова П.А., Наумов П.Ю., Сорокоумова С.Н. Развитие ключевых личностных компетенций будущих офицеров внутренних войск МВД России // Педагогика и психология образования. 2015. №4. С. 44-56.
    8. Зинченко В.П. Ценности в структуре сознания // Вопросы философии. 2011. №8. С. 8598.
    9. Каган М.С. Воспроизводство российской интеллигенции как педагогическая проблема // Формирование российского интеллигента в университете. СПб, 2000. С. 130-133.
    10. Каган М.С. Град Петров в истории русской культуры: учебное пособие. 2-е изд., пер. и доп. М., 2018. 499 с. (Серия 22. Антология мысли).
    11. Каган М.С. Перспективы развития гуманитарных наук в XXI веке // Методология гуманитарного знания и перспективы XXI века. К 80-летию профессора Моисея Самойловича Кагана. Материалы международной конференции. 18 мая 2001 г. Санкт-Петербург. Серия «Symposium». Выпуск 12. СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского философского общества, 2001. С. 9-14.
    12. Каган М.С. Философская теория ценности. СПб.: Издательство «Петрополис», 1997. 205 с.
    13. Каган М.С. Человеческая деятельность (опыт системного анализа). М.: Политиздат, 1974. 328 с.
    14. Караковский В.А. Стать человеком. Общечеловеческие ценности — основа целостного учебно-воспитательного процесса. М., 1993. 83 с.
    15. Кирьякова А.В. Развитие аксиологического потенциала личности в условиях университетского образования // Вестник ОГУ. Т.1. Гуманитарные науки. 2006. №1. С. 6-14.
    16. Князева Е.Н., Курдюмов С.П. Основания синергетики. Режимы с обострением, самоорганизация, темпомиры. СПб.: Алетейя, 2002. 414 с.
    17. Кузьмина Н.В. Понятие «педагогическая система» и критерии ее оценки. Методы системного педагогического исследования. Л.: Изд-во ЛГУ, 1989. С. 97-138.
    18. Лекторский В.А., Садовский В.Н. О принципах исследования систем // Вопросы философии. 1960. №8. С. 67-79.
    19. Леонтьев Д.А. Методика изучения ценностных ориентаций. М., 1992. 17 с.
    20. Леонтьев Д.А. Ценность как междисциплинарное понятие: опыт многомерной реконструкции // Вопросы философии. 1996. №4. С. 4-36.
    21. Лихачев Д.С. О национальном характере русских // Вопросы философии. 1990. №4.
    22. Маслоу А. Самоактуализация // Психология личности. Тексты / под ред. Ю.Б. Гиппенрейтер, А.А. Пузырея. М.: Изд-во МГУ, 1982. С. 108-118.
    23. Наумов П.Ю., Мартьянов Н.В., Дьячков А.А., Вальков А.В., Смирнов Д.В. Современные социально-гуманитарные проблемы военной науки, армии и внутренних войск: монография. Красноярск, 2013. 128 с.
    24. Наумов П.Ю., Новиков Н.С. Жизнь или смерть: ценностные константы и экзистенциальная миссия «Человека войны» // В мире научных открытий. 2015. №9-4(69). С. 1361-1375.
    25. Никандров Н.Д. Ценности в жизни и образовании // Высшее образование сегодня. 2004. №11. С. 40.
    26. Новая философская энциклопедия: в 4 т. 2-е изд., испр. и допол. / под ред. В.С. Степина. М.: Мысль, 2010.
    27. Попов А.В. Генезис, формирование и развитие системы ценностей военной интеллигенции России (X — начало XX века): автореф. дис. … д-ра ист. наук. М., 2012. 43 с.
    28. Прохорова О.Н. Базовые ценности американской культуры: учебное пособие. М.: Наука, 2013. 110 с.
    29. Розин В.М. Ценностные основания концепций деятельности в психологии и современной методологии // Вопросы философии. 2001. №2. С. 44-56.
    30. Рокич М. Природа человеческих ценностей. Нью-Йорк: Свободная пресса, 1973. С. 20-28.
    31. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. М., 1946. 458 с.
    32. Сластенин В.А. Педагогическая аксиология: монография. Красноярск: СГТУ, 2008. 293 с.
    33. Степин В.С. Научная рациональность в техногенной культуре: типы и историческая эволюция // Вопросы философии. 2012. №5. С. 18-26.
    34. Франкл В. Воля к смыслу. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000. 368 с.
    35. Худякова Н.Л. Аксиологические основы поведения человека: учебное пособие. Челябинск: Изд-во ЧелГУ, 2010. 109 с.
    36. Чукин С.Г. «Хорошее общество» и его противники: к проблеме концептуализации ценностей в социальной науке // Вопросы философии. 2009. №5. С. 36-47.
    37. Чукин С.Г., Наумов П.Ю. Справедливость сегодня: нелегкий выбор между распределением и признанием. Статья первая // Идеи и идеалы. 2015. Т. 1, №2(24). С. 46-58.
    38. Чукин С.Г., Наумов П.Ю. Справедливость сегодня: нелегкий выбор между распределением и признанием. Статья вторая // Идеи и идеалы. 2016. Т. 1, №3(29). С. 81-92.
    39. Штофф В.А. Моделирование и философия. М.-Л., 1966. 302 с.
    40. Яницкий М.С. Ценностное измерение массового сознания. Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2012. 237 с.

https://cyberleninka.ru/article/n/psihologo-pedagogicheskie-usloviya-formirovaniya-tsennostnogo-otnosheniya-k-intelligentnosti-u-buduschih-ofitserov-v-srede-voennoy

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

шесть + одиннадцать =