Наумова Т.В. Есть ли место интеллигенции в российском среднем классе?

В недавнем прошлом проблемы среднего класса у нас не существовало, как не было и самого понятия «средний класс». Трансформационные процессы, происходившие в российском обществе в начале 1990-х годов, привели к тому, что проблема создания массового среднего класса стала весьма актуальной для нас. Особенно, если учесть, что в начале 1990-х годов власть внедряла в общественное сознание необходимость создания среднего класса в новой России. Актуальность проблемы формирования среднего класса вызвана и тем, что в результате реформ наше государство стал[о] страной, в которой люди сосредоточены на полюсах богатства и бедности. В то время как социальная середина у нас очень незначительная. К тому же средний класс, выполняющий стабилизирующую функцию в обществе, играет огромную роль в решении задачи модернизации России, становлении ее на инновационный путь развития.

У нас стали проводиться специальные исследования, посвященные проблемам среднего класса, начали выходить научные публикации по этой теме. Различные аспекты этой важной для России проблемы стали объектом исследования отечественных специалистов. За прошедшие годы по проблеме среднего класса вышло множество статей, в которых либо напрямую, либо в той или иной степени, анализировались вопросы становления и развития среднего класса в новой России. Появились и монографические работы по данной теме. Причем, интерес исследователей к проблеме формирования среднего класса на протяжении всего постсоветского периода остается достаточно высоким.

Средний класс как сложное социальное образование формируется из различных социальных слоев общества. Одним из таких социальных слоев является интеллигенция. Между тем эта проблема до сих пор не получила должного освещения в научной литературе. Нет и специальных социологических исследований, посвященных этой проблеме.

Под средним классом обычно понимают ту часть общества, которая занимает «средние», промежуточные позиции между «верхами» и «низами» и выполняет функцию социального медиатора. В большинстве развитых стран средний класс составляет не просто большинство, а подавляющее большинство общества — от 60 до 80% населения. Здесь в его состав входят «старые» слои, к которым относятся мелкие и средние частные собственники, имеющие свой небольшой бизнес.

В этих странах в средний класс входят также и «новые» слои — носители знаний, лица, владеющие интеллектуальной собственностью. Это — массовая интеллигенция, в частности, ученые, преподаватели, врачи, менеджеры — лица, которые заняты в отраслях, связанных с созданием новой информации, ее переработкой, распространением и применением. В развитых странах основу среднего класса составляют лица интеллектуальных профессий, высококвалифицированные специалисты. Важно и то, что при всей своей неоднородности там средний класс представляет собой общность, которая обладает собственными, характерными только для нее ценностями и ориентациями. Именно они и определяют характер данного общества.

Следуя современной западной научной традиции, при определении среднего класса в России, отечественные исследователи обычно используют два подхода — субъективный и объективный. Основу первого подхода составляет принцип самооценки человеком своего положения в обществе, идентифицировании себя с тем или иным социальным слоем.

Второй подход при определении среднего класса основан на критериях, которые не зависят от суждения человека.

Основными критериями, качественно определяющими средний класс в его классическом содержании, являются профессиональный капитал — высокий уровень образования, квалификации и культуры; величина дохода, позволяющая среднему классу обеспечивать, по меньшей мере, простое воспроизводство развитого человеческого капитала, качество жизни и стандарты потребления. По мнению отечественных исследователей [1], основными критериями принадлежности к российскому среднему классу являются: нефизический характер труда; наличие высокого уровня образования; среднемесячный душевой доход не ниже их медианных значений для данного региона страны; самооценка человеком своего социального статуса в обществе.

Если говорить о далеком прошлом России, то можно утверждать, что к ней трудно было применить понятие «средний класс» В интеллигентской этике и интеллигентской субкультуре было широко распространено мнение, согласно которому, быть богатым было стыдно, а бедным, но честным — почетно [2]. А среднего положения человека в российском обществе как бы не существовало.

В дореволюционной России наряду с другими социальными группами средним классом являлась бессословная интеллигенция и студенчество. После октябрьских событий 1917 года традиционные средние слои, которые были представлены значительной частью интеллигенции, эмигрировали или были высланы из страны. В советском обществе вновь средний класс сформировался в 30-е годы XX века. Наиболее массовыми слоями в нем стали инженеры, учителя, врачи. В позднесоветский период у нас был достаточно представительный средний класс, который развивался ускоренными темпами и занимал ведущее место в обществе. Средний класс являлся вполне благополучным социальным слоем. Стандарты его образа жизни и потребительского поведения отнюдь не уступали среднему уровню, существующему в мире. Тогда средним классом являлись до 35% интеллигенции. Это, прежде всего, такие ее профессиональные группы, как ученые, инженеры, преподаватели вузов, врачи.

Критериями выделения интеллигенции в среднем классе были достаточно благополучное по отечественным меркам материальное положение основной массы интеллигенции, занятой в области образования, науки, здравоохранения. К примеру, профессора и преподаватели вузов получали заработную плату, превышавшую даже заработную плату чиновников, высокий социальный престиж и статус в обществе. Хотя надо заметить, что по уровню доходов и имущественной обеспеченности наша интеллигенция значительно отставала от интеллектуалов, составляющих западный средний класс.

Кроме того, отечественная интеллигенция, входившая в состав тогдашнего среднего класса, обладала высоким интеллектуальным и творческим потенциалом. Немало его представителей окончили самые престижные высшие учебные заведения страны — МГУ, Ленинградский университет, МИФИ, МФТИ. В целом ряде направлений в мировой иерархии интеллектуально развитых стран представители интеллигенции, входившие в средний класс, занимали первые позиции.

Важно отметить и то, что немалая часть интеллигенции в советское время, являющейся средним классом, обладала высокой самооценкой, чувством собственного достоинства, уверенностью в будущем. К тому же интеллигенция выступала носителем национальной культуры, выполняла функции культурного объединителя общества, выражала интересы всего общества.

Существует ли в новой России средний класс как социальное образование, обладающее признаками, которые характеризуют его материальные ресурсы, культурный капитал и социальный статус? На этот вопрос пока нет единого ответа. Согласно одной точке зрения, передел государственной собственности под видом приватизации и реформы начала 1990-х годов привели к тому, что у нас средний класс, по сути дела, был практически уничтожен [3]. Аналогичную точку зрения высказывают и те авторы, которые полагают, что средний класс в новой России — это фикция [4]. Ибо, по сравнению с западноевропейским (подлинным) средним классом, российский средний класс находится за чертой бедности.

Основанием для такого утверждения служит то, что у нас были созданы крупные, но не средние и мелкие собственники. Основные ресурсы страны стали достоянием не более 1% населения. К тому же не был создан значительный слой эффективных собственников. Нельзя не учитывать и то, что преобразования в России привели к утрате интеллектуального и образовательного ресурса. К тому же общество в новой России распалось на два неравноценных полюса, пропасть между которыми постоянно увеличивается. На одном полюсе — богатые и очень богатые люди, составляющие не более 5% населения страны. На другом полюсе находится подавляющее большинство россиян, которое ведет нелегкую борьбу за существование.

Что касается интеллигенции, то, происходящий в современной России процесс поляризации расколол ее на отдельные социальные группы — элитарную и массовую, имеющую различную перспективу развития. В состав элитарной интеллигенции входят те ее представители, которые имеют власть, капитал и определенный интеллектуальный потенциал. Это — квалифицированные специалисты в области политики, бизнеса, науки, образования и т. п. Массовую часть интеллигенции составляют преподаватели ВУЗов, работники науки. В новой России в состав «верхнего» полюса общества входит верхушечная прослойка интеллигенции, то есть высококвалифицированные профессионалы — известные адвокаты, врачи, ученые. В то же время подавляющая часть интеллигенции, а, именно, учителя, преподаватели ВУЗов, рядовые врачи, инженеры составили «нижний» слой российского общества.

Социальная дискредитация среднего класса в ходе преобразований в современной России привела к деградации ее «традиционных» слоев. Это выразилось в резком ухудшении их социального положения. «Новые» социальные слои в среднем классе, представленные людьми интеллектуальных профессий, далеко не все смогли выжить за счет традиционного для них труда по своей профессии. Уровень жизни, социальный статус и престиж в обществе «новых» средних, представленных интеллигенцией, резко понизился, и большинство оказалось на обочине жизни. Поэтому есть основания считать, что сегодня представители интеллигенции в массе своей не могут претендовать на устойчивое среднее место в социальной иерархии.

Социальные и культурные трансформации в России привели к тому, что наше общество стало резко дифференцированным и социально поляризованным. Рост реальных доходов граждан происходит в основном у их обеспеченных слоев. Естественно, это не способствует созданию благоприятных условий для формирования массового среднего класса, в том числе и за счет лиц интеллектуальных профессий.

Часть отечественных исследователей придерживается противоположной точки зрения на наличие у нас среднего класса, включая в его состав и интеллигенцию. Согласно ей, значительная часть представителей среднего класса, в том числе и интеллигенция, сохранила собственную идентичность. У нас продолжает существовать довольно многочисленный средний класс, который был создан еще в советское время. Вместе с тем в современной России развивается новый средний класс, который достиг значимой численности. В его состав входит и интеллигенция [5].

В фокусе внимания российских исследователей находятся проблемы, касающиеся определения границ среднего класса в новой России, его имущественного статуса, ценностного мира, культурных и политических предпочтений. В связи с этим отметим, что вопрос о существовании в современной России вообще среднего класса, критериях его выделения и численности является предметом дискуссии среди специалистов. По нему высказываются полярные точки зрения.

Большинство специалистов сходится во мнении, что сегодня у нас средний класс (его называют по-разному: «прототипом среднего класса», «средней прослойкой», «средним потребительским слоем», а нередко так называемым средним классом) расширяется и укрепляется, представляя собой активную социальную группу населения. Согласно данным одних исследователей [6], средний класс в постсоветской России насчитывает четверть (в крупных городах — треть) занятого населения. По данным других исследователей [7], средний класс у нас составляет около 40% активного населения. Однако в дальнейшем один из авторов этой работы (Н.Е.Тихонова) дает менее оптимистическую оценку доли среднего класса в нынешней России — 26%. Это, вне всякого сомнения, свидетельствует о крайней узости этого слоя в современном российском обществе.

Как представляется, основным источником формирования этого среднего класса являются лица, в большинстве своем, имеющие не только высшее образование, но и выходцы из наиболее образованных слоев общества, и проживающие в крупных городах. Что касается формирования среднего класса за счет лиц интеллектуальных профессий, то этому способствует распространение информационно-коммуникационных технологий, инноваций, изменение трудовой мотивации и ценностных представлений интеллигенции.

Существует и менее оптимистическая точка зрения о численности в нашей стране среднего класса, в том числе и за счет интеллигенции. Согласно ей, число представителей среднего класса за все годы преобразований вряд ли превышают 7-10% населения [8]. Причем средний класс растет главным образом за счет его пополнения чиновничеством, которому созданы наилучшие условия жизни и работы, а также лицами, занятыми в торговле и в сфере финансов. В то время как положение традиционных профессиональных групп среднего класса — врачей, учителей, инженеров, ученых, особенно в условиях экономического кризиса ухудшилось. В конечном счете, это не способствует росту численности среднего класса, его пополнению за счет лиц, массовых интеллектуальных профессий.

Представители интеллигенции, относящиеся к нынешнему среднему классу, сосредоточены лишь в Москве, отличающейся высоким уровнем централизации экономической и культурной жизни, развитием коммуникаций, высоким уровнем образования и квалификации людей, уровнем научного потенциала, и в Санкт-Петербурге, а также в некоторых крупных российских городах. В то время как в средних городах, а, особенно, в провинции средний класс ничтожен.

Известно, что средний класс, как комплексное социальное образование, дифференцируется по сектору занятости (государственный или частный): делится на верхний, собственно средний и нижний средний класс. Согласно эмпирическим исследованиям [9], в постсоветской России большинство представителей среднего класса заняты в государственном секторе экономики (46%). В то время как на приватизированных предприятиях — 11%, на вновь созданных частных предприятиях (основу которых составила государственная собственность) — 23%. В численном составе всего среднего класса его верхний (высший) слой составляет 20%; собственно средний класс — 28%; в состав нижнего слоя входит 41% населения. Именно этот слой среднего класса и определяет общую картину всего среднего класса современного российского общества.

Что касается интеллигенции, то в состав верхнего слоя среднего класса входит незначительная часть квалифицированных специалистов, относительно узкий слой интеллигенции, занятой в основном в гуманитарных науках. Эта часть интеллигенции существенно отличается от остальной ее часта, приближаясь к богатым слоям российского общества. Этому способствует занятие интеллигенции выполнением чрезвычайно доходной функцией — экспертной, заключающейся в выработке стратегий социально-экономического развития страны, для осуществления которой необходима интеллигенция, занятая в социальных и гуманитарных науках.

К среднему слою — собственно среднему классу — относится та часть интеллигенции, которая занята в частном секторе экономики, особенно, в нефтяных и газовых отраслях хозяйства. За прошедшие 20 лет она обеспечила себе нормальный, не только по российским меркам уровень жизни благодаря традиционному для нее труду по своей профессии.

Нижний (бедный) слой среднего класса составляет главным образом массовая интеллигенция, занятая преимущественно в государственном секторе экономики, так называемые бюджетники, либо на приватизированных предприятиях. По своему статусу, доходу, уровню и качеству жизни представители нижнего слоя среднего класса гораздо ближе к бедным, чем к собственно среднему классу.

Важно отметить, что наличие высшего образования само по себе еще не гарантирует попадание человека в средний класс. Одним из основных критериев при вхождении в него является уровень материального благосостояния. Конечно, по своим имущественным характеристикам и стандартам потребления средний класс в новой России, в том числе и представленный интеллигенцией, существенно отличается от других групп общества. Однако если сравнивать российский средний класс и средний класс развитых европейских стран и США, то отечественный средний класс в большинстве своем, включающий и лиц интеллектуальных профессий, не соответствует высоким западным стандартам по уровню материального благосостояния, а, следовательно, по образу и стилю жизни. У нас лица, занятые в сфере науки, образования, а особенно культуры, то есть, там, где больше всего сосредоточено высококвалифицированных специалистов, обычно входят в первую пятерку снизу по уровню оплаты труда в стране. Меньше их получают только работники сельского хозяйства.

К тому же средний класс в новой России, включающий и интеллигенцию, не обладает ни солидным капиталом, ни ценными бумагами, ни рентой, ни высоким социальным престижем. Естественно, это не делает интеллигенцию одним из источников формирования среднего класса в современной России.

Но, если говорить в целом, то отечественный средний класс, включающий в себя и интеллигенцию, характеризуется лучшими условиями жизни, стремится реализовать свой культурный капитал, ориентирован на интенсивный и хорошо оплачиваемый труд.

Важнейшими критериями среднего класса являются его социально-политические, культурные и морально-нравственные ценности, мировоззренческие установки. Что касается российского среднего класса, то он имеет различные интересы: частично средний класс является сторонником капиталистической рыночной системы, частично — сочетания различных идей, избегающих крайностей, частично — сторонником русского национального возрождения. Однако в целом в большинстве своем средний класс не придерживается никакого идейно-политического течения [10].

У отечественного среднего класса отсутствуют свои политические партии, а отношение к существующим политическим партиям у него крайне скептическое. В большинстве своем в работе политических партий, митингах, демонстрациях, забастовках участвует малое число представителей среднего класса, в том числе и интеллигенции. Причиной этому служит отсутствие тех общественно-политических сил, которые выражали бы интересы среднего класса. Кроме того, средний класс осознает, что лишен возможности оказывать влияние на принятие важных для страны решений.

Российский средний класс, включающий в себя интеллигенцию, высоко оценивает личную заинтересованность в труде, а также значимость такой ценности, как свобода, возможность для проявления самостоятельности, личной самореализации, ответственности за собственную судьбу. Из человеческих качеств, которые наиболее ценит средний класс, стоит профессионализм. Следует отметить, что далеко не в полной мере у российского среднего класса сформирована соответствующая система морально-нравственных и духовных ценностей. Для него характерна ярко выраженная индивидуалистическая тенденция. Средний класс отрицает ценности солидарности. Чувство долга, неравнодушие в иерархии качеств человека стоят у него на последнем месте [11].

Мы полагаем, что в современной России большинство представителей традиционных групп интеллигенции — врачи, учителя, ученые, инженеры могли бы стать важным источником формирования «нового» среднего класса. Однако вступление России в начале 1990-х годов в эпоху радикальных перемен привело к деградации интеллектуального потенциала страны. Этому способствовали низкий уровень государственного финансирования таких важных сфер человеческой деятельности, как наука, образование, здравоохранение, а отсюда резкое ухудшение материального положения подавляющей части интеллигенции. Важно и то, что жизненные стандарты и потребительские ожидания значительной части интеллигенции являются одними из наиболее низких в стране. Российская интеллигенция не обладает высоким качеством жизни и потому вряд ли способно выполнять функцию социального стабилизатора общества. Резко упали социальный статус, престиж и стиль жизни интеллигенции в обществе.

Следует также отметить, что в развитых странах одной из наиболее важных характеристик среднего класса в его классическом смысле является то, что это носитель национальной культуры. Кроме того, здесь средний класс является основным носителем традиционных норм и знаний и выразителем общественных интересов. Потому, он и выполняет функцию культурного интегратора в обществе.

Что касается нашего недалекого прошлого, то интеллигенцию в целом характеризовало определенное единство социальных и культурных установок. Однако этого нельзя сказать о нынешней российской интеллигенции, как составной части среднего класса. В результате радикальных перемен в обществе в среде интеллигенции произошел раскол между различными социокультурными силами. Можно смело утверждать, что далеко не вся современная российская интеллигенция придерживается только традиционной культуры и традиционных ценностей.

Итогом радикальных преобразований явилось разрушение прежних культурных норм и ценностей. У советской и постсоветской интеллигенции, особенно ее молодого поколения, входящих в нынешний средний класс, присутствуют разные социокультурные установки. По словам социолога Л.Бызова [12], сохранившиеся «еще советские профессора и инженеры кажутся оазисом высокой культуры и духовности». Эта часть бывшей советской интеллигенции знает и ценит русскую культуру прошлого.

Вместе с тем среди части бывшей советской интеллигенции, но особенно молодого поколения современной российской интеллигенции (а именно, она и составляет ныне у нас средний класс) немало тех, кто оторвался от «почвы», от своих национальных корней и традиций. Эта часть российской интеллигенции является носителем новой посттрадиционной и постсоветской культуры. Для нее характерна ориентация на индивидуалистический успех, собственную карьеру, материальный достаток, комфортную жизнь, эта часть интеллигенции хочет жить здесь и сейчас, и для себя.

Конечно, нельзя отрицать того, что комфортная жизнь, к которой надо стремиться, и общие цели — вещи вполне совместимые. Плохо то, когда ценится только материальное благополучие и комфорт в жизни. Важно и то, что по сравнению с интеллигенцией нашего недалекого прошлого, в современной российской интеллигенции уже не так много людей, обладающих высокой духовной культурой, а также обширными и разносторонними знаниями, специалистов с высоким уровнем профессиональной подготовки. Особенно это касается молодых представителей интеллигенции.

Итак, негативные тенденции в интеллектуальной сфере, а, именно, низкий уровень финансирования науки, образования, культуры, резкое снижение уровня жизни интеллигенции, падение престижа и статуса труда интеллигенции, в том числе и на государственном уровне, низкая привлекательность науки, образования и культуры отнюдь не способствуют формированию среднего класса в России за счет интеллигенции.

Мы считаем, что источником формирования в новой России среднего класса за счет интеллигенции являются только те ее представители, которые играют новые социальные роли в обществе. Это в основном те группы интеллигенции, которые заняты в частном секторе науки, образования, а также на крупных приватизированных и частных предприятиях. Эта часть интеллигенции имеет высокий уровень жизни, доходы порядка нескольких тысяч долларов в месяц, в том числе и за счет грантов зарубежных научных фондов, обладают соответствующей имущественной базой, ее знания и опыт востребованы. Положение этой части интеллигенции приближается к положению интеллектуалов западных стран. Они имеют возможности для профессионального роста, способны к овладению новыми знаниями и успешно конкурируют на рынке труда.

Средним классом является и та часть российской интеллигенции, которая интеллектуально обслуживает власть, у которой находятся большие деньги, предлагает ей эффективные прикладные политические технологии, открывающие доступ к капиталу и ресурсам. Речь идет о таких профессиональных группах интеллигенции, как социологи, политологи, имиджмейкеры, разработчики избирательных технологий и т.д. За прошедшие со времени становления новой России годы, эта часть интеллигенции не только сохранила то, что она имела в советское время, но и существенно приумножила свое благосостояние, имеет достойно высокий статус и престиж в обществе.

В заключение отметим, что средний класс на протяжении всех лет преобразований является главным дефицитом в российском обществе. Но у среднего класса в новой России есть будущее. Говоря о том, может ли интеллигенция идентифицировать себя со средним классом, есть ли ей место в среднем классе в новой России, надо учитывать следующее. Необходима последовательная государственная политика, направленная на рост уровня материального благосостояния интеллигенции, повышение ее статуса и престижа в обществе, особенно тех ее социальных групп, кто, по словам В.Путина, «тащит на себе страну, — врачей, учителей, инженеров…». К тому же необходимо создание в современной России нормально функционирующего общества, предъявляющего спрос на опыт, знания и способности интеллигенции. Без этого невозможно создание полноценного среднего класса в России и его формирование за счет интеллигенции.

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. Тихонова Н.Е. Средний класс: теория и реальность / H. Е. Тихонова, С.В. Мареева. М., 2009. — С.89-90.
  2. Соколов А.В. Интеллигенты и интеллектуалы вы российской истории / А. В. Соколов. СПб., 2007. — С. 145.
  3. Симонян Р.Х. Средний класс: социальный мираж или реальность? / P. X. Симонян // Социологические исслед. — 2009. — № 1. — С.59.
  4. Симонян Р.Х. Средний класс: социальный мираж или реальность? / P. X. Симонян // Социологические исслед. — 2009. — № 1. — С.59.
  5. См. Свобода. Неравенство. Братство. Социологический портрет современной России. М., 2007. — С.240.
  6. Социальные факторы консолидации российского общества: социологическое измерение. М., 2010.-С.139.
  7. Тихонова HJE., Мареева С.В. Указ работа. С.93-95; Тихонова Н.Е. Средний класс как гарант стабильности и основа для консолидации российского общества / Н.Е. Тихонова // Социальные факторы консолидации российского общества: социологическое измерение. М, 2010. -С.40. 218
  8. Согрин В.В. Противоречивые итоги президентства ВЛутина / В.В. Сигрин // Общественные науки и современность. 2009. — № 1. — С.76.
  9. Тихонова Н.Е., Мареева С.В. Указ. работа. С.100-103.
  10. Средний класс в современной России. М. 2008. — С. 127,128,136.
  11. Средний класс в современной России, С.101,102,121.
  12. Литературная газета, 2-8 ноября 2011 г.

https://core.ac.uk/download/12086796.pdf

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

18 − четыре =