Неустроева А.А. Украина на пути в Европу. Мнение украинской интеллигенции: pro et contra

В 1991 году после распада Советского Союза Украина стала независимой страной. После этого события украинское общество почувствовало свободу, появилось предчувствие, что страна вступает в новую эпоху развития. Однако эйфория сменилась смятением — как же жить дальше? Какой путь развития выбрать? За это сложное дело принялись как представители политической власти, так и интеллигенция. Поскольку именно интеллигенция «формирует и формулирует стратегии, тренды и сверхсмыслы существования нации, страны и государства»[1], то, на наш взгляд, интереснее и актуальнее проанализировать именно ее вклад в разработку этой проблемы.

Интеллигенция видела своей задачей «сделать Украину частью западной (западнохристианской, евро-атлантической) цивилизации, утвердить систему специфически западноевропейских ценностей, интегрировать Украину в западноевропейские структуры (НАТО, ЕС и другие)»[2], надеясь, что при присоединении к НАТО, при членстве в ЕС Украина повысит свой авторитет и, тем самым, добьется поставленных целей и задач.

Однако не все представители интеллигенции считали такой способ наилучшим. Некоторые видели дальнейшее развитие Украины в выработке своего собственного пути. В этом и заключается первая проблема — отсутствие единства в среде интеллигенции по вопросу будущего Украины. Отсутствие единства интеллигенции кроется и в другой, не менее важной проблеме — проблеме условного деления страны на Восток и Запад, причем речь идет больше не о территориальном делении, а о ментальном и культурном. Именно в совокупности это затрудняет определение выбора пути дальнейшего развития.

В данной статье предпринята попытка рассмотреть проблему Востока и Запада Украины с точки зрения взглядов украинской интеллигенции, а также изложить взгляды интеллигенции на дальнейшее развитие Украины, а именно мнения сторонников и противников евроинтеграции.

Проблема Востока и Запада на Украине существует не одно десятилетие, и даже не одно столетие. «У земель, на которых располагается современная Украина, была очень разная и запутанная судьба»[3]. Данный вопрос достаточно подробно исследуется российским историком Б. Флорей. Сфера его научной деятельности охватывает проблематику славянского вопроса. Однако у него есть интересные материалы по формированию политической элиты в Польше и России, о зарождении восточнославянских народностей, об этническом самосознании восточных славян. Для нас наибольший интерес представляет одна из работ, раскрывающая проблему этнического самосознания жителей современной Украины, в которой объясняется их происхождение, этнические и культурные отличия. Б. Флоря, в свою очередь, опирается на исследования М. Грушевского и П. Толочко.

Этих ученых также интересовал вопрос этнического самосознания украинцев. Например, почему произошло условное деление на восточную и западную части, насколько различны по своему развитию, культуре и языку западные, центральные и восточные украинские земли, насколько сильный отпечаток наложило на украинцев польское и литовское влияние. Отметим, что западные земли долгое время находились в составе австро-венгерских земель, что, несомненно, повлияло на культуру и развитие этих территорий. Однако, как считает Б. Флоря, изучая процессы развития этнического самосознания, «недостаточно существования определенных особенностей материальной или духовной культуры той или иной общности людей, заимствованных у этнического субстрата, важно, чтобы эти отличия осознавались населением и осмыслялись им как этнообразующие признаки, отличающие данный этнос от других, соседних»[4]. В нашем случае это отличие осознают и сами украинцы. Причем понимание своей несхожести у так называемых интеллектуалов началось достаточно рано. В качестве примера можно привести львовскую интеллигенцию, которая еще в XIX веке отделяла себя от остальной части населения. Однако наибольший пик пришелся на XX век, когда и были заложены основы западной и восточной идеологии, сформировавшей впоследствии условное разделение на Восток и Запад.

До XX века, по сути, не существовало такой острой проблемы, как Восток и Запад. Конечно, конфликты, националистически настроенные группировки — всё это было, но в массе своей населением не поддерживалось. Наиболее остро конфликт проявился в XX веке. Именно в этот момент большевиками началась осуществляться политика украинизации, поэтому именно большевики во многом «поспособствовали формированию восточной версии украинской идентичности»[5]. На Западе же формировалась своя идеология, которая взяла за основу идеи Организации украинских националистов и Украинской повстанческой армии.

Постепенно советской власти удалось погасить нарастающее противостояние, и в годы ее правления было относительно спокойно. Но после распада Советского Союза конфликт проявился с новой силой. В журналах, газетах появляются статьи, выпускаются книги, в которых шла полемика о положении Украины между Востоком и Западом, о влиянии этих направлений на ее развитие и, наконец, о месте Украины в Европе. Формулу, которая стала складываться в среде большей части интеллигенции, можно обозначить тонко продуманным высказыванием украинского политика О. Галенко: «Как бы отделить Восток от Запада, чтобы самим оказаться на Западе»[6].

Влияние на Украину шло и продолжает идти с двух сторон — запада и востока. Тем самым «раздел на Восток и Запад отражается на исторической и культурной реальности»[7]. Подтверждением тому являются памятники литературы, архитектуры и т. п. Историки И. Шевченко, И. Лысяк-Рудницкий, В. Лыпинский в своих трудах подчеркивали, что долгое время Запад оказывал сильное влияние на прибрежные регионы современной Украины. В этой связи можно утверждать, что «западное влияние угрожало украинской идентичности, с другой стороны — позволяло эффективнее бороться за ее сохранение»[8].

О ранней природе влияния Запада на развитие Украины писал украинский историк Я. Грицак. «Без этого влияния Украина вообще бы не возникла, — утверждал он в одном из своих интервью. — Украина наиболее среди всех стран восточно-христианского цивилизационного мира переняла западную политическую и интеллектуальную культуру»[9]. Я. Грицак рассуждает о том, что европейская культура пронизывает все слои общества, а не является элементом лишь привилегированной части населения. Тем не менее, «несмотря на проникновение Запада в украинские земли — а длилось оно в течение нескольких веков — украинцы стали «Востоком» в западноевропейских глазах довольно рано»[10].

Влияние двух различных по своим моделям развития направлений привело к тому, что Украина неформально распалась на части. Однако не все ученые согласны с тем, что существует такое условное деление Украины. В связи с этим представляется необходимым рассмотреть существующие позиции и мнения.

Первой концепции о разделении Украины придерживаются не только сами украинские интеллектуалы, но и западные авторы. По их мнению, различие между восточной и западной частями Украины еще больше усилилось после распада Советского Союза. Представители западных регионов считают себя «настоящими украинцами» в нынешнем украинском государстве»[11], отделяя себя от жителей восточной Украины, которые, в свою очередь, относят себя к украинцам, а на «западенцев» смотрят «как на неправильных украинцев, как на чужих, как на людей, доводящих украинскую идентичность до абсурда»[12].

Различия существуют, прежде всего, в языковом и культурном отношении. Например, жители этих регионов по-разному трактуют понятие «украинец». «Для жителей Харькова и Донбасса украинцы — это граждане Украины без различия этнической принадлежности. Для жителя Львова они, прежде всего, этнос, принадлежность к которому неотъемлемо связана с украинским языком»[13]. Яркий пример различия жителей Украины приводит в своей работе историк Д. Яневский: «Галичина — Донецк. И там и там — украинцы. Но они не понимают, никогда не поймут и не примут друг друга»[14].

Поэтому на Украине стала как никогда популярной формула «Украина разделена, и — словно Янус — имеет два лица, одно обращено к Востоку, второе — к Западу»[15]. Не секрет, что Западная Украина ориентирована на европейские ценности, реформы, национальные идеи. Восточная Украина больше близка по своему мировоззрению к России.

Достаточно подробно занимался изучением данного вопроса публицист и журналист М. Рябчук. В ходе своего исследования он пришел к выводу, что «западные украинцы не вольны отречься от Украины Восточной, ибо это было бы отречением от большей части своей истории и культуры, то есть от своего прошлого; однако и восточные украинцы, несмотря на все искусственно насаждавшиеся предубеждения, не в силах отречься от Украины Западной, ибо интуитивно угадывают в ней образ-символ своего будущего — будущего европейского полноправно-государственного, а не губернско-провинциального»[16].

Более того, он считал, что «метафора «двух Украин» демонстрирует два географических и идеологических полюса, символами которых можно считать Львов и Донецк»[17]. Один полюс с центром во Львове — это европейская Украина, которая стремится в ЕС и НАТО. Причем «Галицкий стандарт основан, прежде всего, на европоцентризме. Получив многовековой польско-австрийский заряд, Галиция давным-давно утратила связь с русской православной цивилизацией, превратившись в форпост западного проникновения в русско-православный мир»[18]. Другой полюс с центром в Донецке — это пережиток советской Украины. Он тяготеет к тесному взаимодействию с Россией. По мнению М. Рябчука, данная метафора «хорошо иллюстрирует сущность выбора, который уже много лет делает — и не может сделать — Украина, по-прежнему стоящая на цивилизационном, культурном и геополитическом распутье»[19]. Однако М. Рябчук оговаривается, что это всего лишь метафора и нельзя провести четкой линии между данными полюсами.

Представители второй концепции — Т. Возняк и Я. Дашкевич — выступали против жесткого деления на Восток и Запад. Так, по мнению Т. Возняка, Украину нельзя рассматривать лишь в параллели Восток — Запад, нужно учитывать еще параллель Север — Юг. «Украина относится и к католическо-протестантскому Западу, и к византийско-православному Востоку, и к мусульманскому Югу, в результате чего представляет своеобразную модель современной Европы»[20]. Т. Возняк, представляющий, в большей степени, галицкую интеллектуальную элиту, придерживается мнения, что деление Украины на территории мешает сформировать здоровую нацию. В данном случае под нацией он понимает «политическое образование, это согласие всех людей на какой-нибудь территории разделить одну судьбу[21]. Задача этой нации — сделать свою страну развитой. Но пока население будет разобщено, ни о каком объединении для счастливого будущего не может быть и речи.

Несколько схожей позиции придерживается и еще один украинский историк — Я. Дашкевич. В своих выступлениях и трудах он высказывался против строгого деления Украины между Востоком и Западом, считая, что нельзя говорить о четкой меж-цивилизационной границе в Украине, поскольку «границы не только делили, но и соединяли нации»[22].

О существовании двух идентичностей, но не о делении на Восток и Запад говорила и доктор исторических наук О. Пахлевская: «Украинская идентичность разделена, но она разделена только между двумя полюсами — европейским и советско-евразийским. Это не раздел между украинским и русским языками — это раздел между демократическим и тоталитарным мышлением»[23].

Представитель третьей концепции — Б. Лепкой придерживается мнения, что Украина — это не разделенная на восток и запад страна, а «синтез элементов двух цивилизаций: римской и византийской»[24]. Об этом писал и Д. Яневский. В своих трудах он подчеркивает отличность восточных и западных, северных и южных украинцев, но, тем не менее, придерживается мнения, что единственный способ «построить государство… избегать унификации. Нужно создать такую страну, где каждый сможет развивать свою идентичность»[25].

Однако все эти выступления вызвали еще большую дискуссию среди ученых, историков, политологов, журналистов. Наибольшее внимание привлекала сама формулировка проблемы «Украина между Востоком и Западом». Как считает историк П. Толочко, употребление такой формулировки — это уже «подверженность «евроцентризму» со свойственным ему стремлением к разделу на «цивилизационный Запад» и «варварский Восток»»[26].

Влияние Востока и Запада не могло не сказаться на мировоззрении интеллигенции.

Как мы уже отмечали, немалая часть интеллигенции видела будущее Украины в Европе. Некоторые интеллектуалы даже говорили: «Мы являемся Западом с самого рождения»[27]. Эта часть интеллигенции всячески пыталась показать и обосновать, что место Украины в Европе.

Особенно настойчиво это делали представители львовской интеллигенции. Как писала канадская исследовательница Э. Нарвселиус (Гаврелюк), в Галиции начались «дебаты вокруг Центральной Европы задолго до того, как эти дебаты стали актуальными в независимой Украине»[28]. Такие обсуждения велись в основном на базе журнала «I», который даже посвятил несколько номеров данной дискуссии. Но отметим, что обсуждение больше касалось концепта Центральной Европы, нежели места Украины в ней. Выводы, к которым пришли интеллектуалы, таковы: Европа «имманентна в массовом сознании западных украинцев» . Рассуждая о Центральной Европе на страницах журнала «I», германский исследователь Отто фон Габсбург писал, что на его взгляд, «все украинцы принадлежат к Центральной Европе, которая по идеологической конструкции отличается от доминирующей восточноевропейской русской»[30].

Львовская интеллигенция подхватила эту идею, кроме того и сама периодически проводила дебаты, сфокусированные на европейской ориентации Галиции и Западной Украины в целом: «Исторически, географически и ментально Западная Украина связана с Центральной Европой, поэтому перспектива европейской интеграции воспринимается как жизненная необходимость»[31]. Некоторые интеллектуалы по этому поводу предлагали сделать Западную Украину буферной зоной с Европой для дальнейшего усиления евроинтеграционного процесса. Периодически стали проводиться круглые столы и другие обсуждения. Началось, так называемое, движение «»возвращение в Европу», с которым связывались большие надежды»[32].

Академик В. Скуративский писал: «Кажется, что на протяжении всего столетия никогда так часто в Украине не использовался топоним «Европа» и прилагательное «европейский». Они буквально заполнили украинские журналы, радиопрограммы, телевидение, слух и речь наших современников. Сегодня они являют собой своего рода лексические сигналы патриотической ортодоксальности»[33].

Особенно активно интеллигенция включилась в процесс борьбы за евроинтеграцию в период правления В. Ющенко, а связано это было, прежде всего, с его прозападной ориентацией.

Начало такому взаимодействию Президента и интеллигенции было положено на Всеукраинском форуме интеллигенции, который состоялся 27—28 марта 2008 года. На форуме обсуждались вопросы языковой ситуации на Украине, рассматривалась концепция гуманитарного развития страны, обсуждались дальнейшие шаги властей и интеллигенции на пути развития. Президент, выступая на форуме, не раз отмечал, что Украина должна стать европейской страной, а помочь ей в этом должны европейские государства. Многие украинские интеллектуалы гордятся так называемым европейским измерением украинской идентичности. Именно украинскую идентичность они «трактуют как входной билет в поезда евроинтеграции»[34] и считают, что евроинтеграция поможет им вернуть национальную культуру, сформировать здоровую нацию и в дальнейшем развиваться как европейское государство.

Кроме выступлений на конференциях, круглых столах, статей в журналах и газетах, дискуссий, украинская интеллигенция активно публиковала открытые письма. Одним из наиболее значимых было письмо-обращение к Администрации США, написанное некоторыми представителями украинской интеллигенции. Они выступили с просьбой поддержать их усилия в процессе евроинтеграции Украины и оказать помощь. Они считают, что «Украина может и должна сделать свой вклад в безопасность, стабильность и процветание европейского региона, и является ключевой для последующего расширения пространства свободы и демократии на Востоке Европы»[35].

В своем письме авторы неоднократно подчеркивали готовность действовать на благо евроинтеграции. Они осознают, что данный процесс небыстрый, что Украина имеет много препятствий на своем пути, однако считают необходимым «развивать наше сотрудничество, активно выполнять годовую Национальную программу, получать профессиональную помощь, принимать участие в формировании общей стратегии безопасности и делать свой практический вклад в безопасность союза демократий»[36].

Не так давно состоялась встреча группы интеллигентов «Первое декабря» с председателем Представительства Евросоюза в Украине Я. Томбинским и другими руководителями дипломатических миссий государств — членов ЕС. На встрече обсуждались перспективы развития отношений между Украиной и Евросоюзом. Представители данной группы считают, что «украинские и европейские интеллектуалы должны заботиться о взаимном открытии Европы и Украины»[37].

Историк и политолог А. Кордун полагает, что «единственным естественным направлением развития моей страны есть только этот — западное направление»[38].

При этом Т. Возняк, оценивая ситуацию на Украине, предлагает свой путь вступления Украины на путь евроинтеграции. Он считает, что это не должна быть «формированная гонка, а продуманный план действий, который бы учитывал все стороны украинской жизни»[39]. Но прежде чем Украина начнет реализовывать этот план, она должна привести в порядок свою политическую и экономическую ситуацию, т. е. первоначально необходимо решение внутренних проблем. А после решения и улаживания конфликтов необходимо внедрять «европейские нормы, но мы должны вводить их постепенно и выборочно. Их внедрение должно иметь целью не обслуживание требований ЕС, а развитие самой Украины. То есть мы должны принимать их для себя, а не потому, что этого требует ЕС»[40]. Только грамотно следуя этим правилам, Украина сможет приблизиться к своей цели — интеграции в ЕС.

Еще одной защитницей пути европейского развития является О. Пахлевская, которая выпустила ряд книг, посвященных обсуждению будущего Украины, ее места в Европе. Она считает, что европейский проект, возникший в начале 2000 годов, мог бы реализоваться после Оранжевой революции. «Оранжевая революция — это грандиозный взрыв общественной и культурной энергии. Но взрыв моментальный, который далее требовал системной работы по укоренению задекларированных принципов»[41]. Однако украинское общество не использовало свой шанс в реализации европейского проекта. О. Пахлевская объясняет это тем, что «идея европейского пути Украины до сих пор не насыщена конкретным культурным содержанием»[42]. Под культурным содержанием подразумевается свобода человека, верховенство права, ответственность гражданина. В своих выступлениях она не отрицает европейского пути развития Украины, но как бы предостерегает, а что ждет Украину там, в Европе: «Украина вновь — который уже раз! — рискует стать колонией… только на этот раз Запада»[43]. Достаточно меткое высказывание, если Украина станет Европой, то она сразу станет зависимой, а это не даст возможности развиваться собственным путем.

Историк В. Скуративский, пожалуй, несколько скептически относился к утверждениям о том, что Украина является частью Европы. «Сегодня Украина еще не является Европой, а лишь стремлением, возвышенным намерением, но не фактом. Мы должны еще прийти в Европу: так же как когда-то древний народ смог вернуться на свою землю, так и Украина должна искать собственные пути, чтобы найти свой контекст в мире»[44]. Своими словами он пытается донести до общественности мысль о том, что Украина должна пройти, хотя и ориентированный на Европу, но свой собственный путь развития. Причем под Европой в данном контексте понималось, скорее всего, не географическое положение Украины, а использование европейских знаний, опыта, достижений, модели построения и управления обществом.

Показательно, что В. Скуративский и О. Пахлевская придерживаются мнения, что европейские стремления Украины «обречены на неудачу, если они не будут сопровождаться преобразованиями не только идентичности, но и культурными»[45].

Рассуждая о сложностях на пути к евроинтеграции, они пришли к выводу, что нельзя слепо смотреть на Запад и при этом испытывать неприязнь к Востоку, т. е. России. Они пытаются склонить общество к более продуманному пути развития, а именно к постепенности общественных и политических преобразований, которые в дальнейшем будут способствовать евроинтеграции. Например, О. Гриценко пишет: «Если понятие интеграции Украины и Европы несет конструктивное, а не мифологическое содержание, то она должна быть тождественна созданию в нашей стране зрелого гражданского общества и развитой рыночной экономики. Не вижу надобности в другой «европеизации»»[46].

Похожую мысль высказывал другой украинский историк и политолог — К. Бондаренко. Считая, что Украина должна самостоятельно выбрать свой путь развития, он отмечал, что «экономические интересы Украины — в Евразии, а политические — в Европе. Мы просто должны более критично подходить к идеям как евро-атлантической интеграции, евроинтеграции, так и евразийства. То есть, мы должны их воспринять, трансформировать и каким-то образом подать свое видение»[47].

Размышления украинского историка Я. Грицака касались политического проекта Украины: либо Украина русифицируется, либо стоит вопрос о том, как именно идти в сторону евроинтеграции. 2004 год был самым показательным. Майдан продемонстрировал, чего ждет Украина: «Что происходило в 2004 году, на самом деле было тестом для Украины: принадлежит она к западной сфере практически или только риторически»[48]. С другой стороны, майдан разделил людей на приверженцев евроинтеграции и приверженцев собственного развития на пути сотрудничества с Россией. Если второй вариант понятен, то не совсем ясно, что подразумевается под европейским проектом. Я. Грицак отмечает, что европейский проект означает «две вещи: рынок и демократию»[49]. Демократия предполагает более высокий уровень жизни, а также способствует развитию рынка. Также «в украинском случае вестернизация означала принятие и подражания определенных образцов польской культуры»[50]. Однако Украина не смогла воспользоваться своим шансом после майдана.

Я. Грицак считает, что Украина имеет небольшой выбор: «модернизироваться или стать третьестепенной страной»[51]. Под третьестепенной страной понимается Украина, поддерживающая отношения с Россией. Однако Я. Грицак полагает, что украинская элита должна перестать делить себя на приверженцев Востока и сторонников Запада.

Но есть представители интеллигенции, которые скептически относятся к таким заявлениям. Например, М. Рябчук считает, что «если и возможны какие-либо существенные перемены, то лишь те, которые инициированы изнутри, благодаря общим усилиям и в существующих границах»[52].

Против евроинтеграции периодически возникали различного рода протесты, манифестации. Например, 1 декабря 2005 года на майдане в Киеве по инициативе известного политика Натальи Витренко прошла мирная акция «Нет НАТО в Украине!». Тысячи украинцев собрались на главной площади страны для того, чтобы выразить свой протест втягиванию Украины в военизированный блок НАТО[53]. Выступая перед собравшимися, она отметила, что лишь малая часть населения одобряет вступление в НАТО, а они не могут говорить от лица всего народа. Кроме того, Н. Витренко подчеркнула, что вхождение в НАТО — это условие для вхождения в ЕС. «Нам ставят условия: Украина не попадет в ЕС до тех пор, пока не вольется в НАТО. <…> Мировая общественность должна знать, что украинцы не видят себя частью Североатлантического альянса»[54].

За деятельностью украинской интеллигенции внимательно наблюдает московский эксперт А. Окара. Изучая поведение, настроение этого класса людей, он пришел к выводу, что они находятся «в прямой зависимости от евросимпатий и фактически оказываются заложницей евроцентризма»[55]. Ситуация получается интересная: если украинец выступает за развитие украинской культуры, за возрождение украинского языка, то он должен быть сторонником вестернизации или евроинтеграции. Но как принятие европейских ценностей и модели развития поможет возродить собственную культуру и язык? Скорее всего, вестернизация будет означать одно — усвоение полностью западных традиций и культуры, отказ от исторического опыта и народной памяти. Вероятно, украинские интеллигенты ответили бы на это предположение таким образом. Приведем в качестве примера слова историка Я. Грицака: «Без западного влияния Украина вообще бы не возникла. <…> Украина наиболее среди всех стран восточнохристианского цивилизационного мира переняла западную политическую и интеллектуальную культуру»[56].

Подводя итоги, отметим, что Украина действительно на протяжении своего исторического развития испытывала влияние со стороны соседних государств, что отразилось на ее культуре и мировоззрении населения. Также отметим, что это влияние оказывало и до сих пор оказывает воздействие на выбор дальнейшего развития страны.

Оценивая шаги украинской интеллигенции, заметим, что вместо того, чтобы выводить страну из кризиса, искать новые пути развития, она пытается «сменить цивилизационную идентичность Украины — с восточнохристианской на западнохристианскую»[57]. Украинской интеллигенции необходимо «раздвинуть тематические горизонты, углубить интерпретацию и позиционирование достижений украинской культуры, приложить усилия для ее раскрутки и продвижения как внутри Украины, так и во-вне»[58]. Помня советское прошлое и испытывая к нему глубокую ненависть, большая часть украинской интеллигенции пытается переписать историю Украины, более того, они пытаются доказать себе и всем остальным, что украинцы — европейцы, что их место в Европе. Поэтому интеллигенция всячески поддерживает власть в процессе евроинтеграции. Но нельзя сказать, что все представители интеллигенции так настроены. Среди них есть отдельные личности, которые сомневаются в правильности слепого копирования всего западного, а есть и те, кто против евроинтеграции, считая, что Украина должна выработать свой путь развития. Такая неоднородность украинской интеллигенции, на наш взгляд, связана с тем, что она сейчас находится в поисках самой себя и не может определиться со своим статусом и своими принципами. Однако если украинская интеллигенция сможет объединиться во благо своей страны, то она достигнет значительных успехов.

Примечания

    1. Окара А. Украинская интеллигенция: поиски истребленного сословия : (ответ И. М. Дзюбе). URL: http://www.gvardiya.org.ua/neopatriotiz.html/ 0/52.html (дата обращения: 15.06.2014).
    2. Там же.
    3. Миллер А. Две Украины. URL: http://www.profile.ru/archive/item/79578 (дата обращения: 02.03.2015).
    4. Флоря Б. О некоторых особенностях развития этнического самосознания восточных славян в эпоху средневековья — раннего нового времени. URL: http://www.ukrhistory.narod.ru/texts/floria-2.htm (дата обращения: 25.02.2015).
    5. Миллер А. Указ. соч.
    6. Галенко О. Украшщ мiж карасями i траньями // Критика. 1998. № 11. C. 18.
    7. Грицак Я. Схщна £вропа як штелектуальна конструкщя // Там же. C. 25.
    8. Гнатюк О. Прощание с империей. Между Востоком и Западом. // Перекрестки. 2005. № 1/2. С. 41.
    9. Грицак Я. История — повод для пессимизма. Ярослав Грицак: «Украина словно улитка: медленная, но уверенная» / беседу вела Т. Нагорная. URL: http://gazeta.zn.ua/SOCIETY/istoriya_povod_dlya_pessimizma_yaroslav_gritsak_ukraina_slovno_ulitka_medlitelnaya,_no_uverennaya. html (дата обращения: 15.06.2014).
    10. Шевченко I. Украша мiж сходом и заходом. URL: http://litopys.org.ua/ishevch/ishev03.htm (дата обращения: 15.06.2014).
    11. Станет ли расколотая на Запад и Восток Украина федерацией? URL: http://www.newsru.com/background/22nov2004/confederation.html (дата обращения: 15.06.2014).
    12. Миллер А. Указ. соч.
    13. Станет ли расколотая на Запад и Восток Украина федерацией?
    14. ЯневскийД. Наше будущее утонуло в нашем прошлом. URL: http://expert.org.ua/statias/?st=2&id=74357 (дата обращения: 25.02.2015).
    15. Гнатюк О. Указ. соч. С. 48.
    16. Рябчук М. Две Украины // Независимая газета. 1992. 1 марта.
    17. Riabczuk M. Dwa swiatyi Wielki Brat // Tygodnik Powszechny. 2001. № 35. C. 10.
    18. Кочмарский О. Европейская миссия «украинского Пьемонта» // Еженедельник 2000. 2008. № 14. URL: http://2000.net.ua/2000/svoboda-slova/rakurs/38161 (дата обращения: 25.02.2015).
    19. Riabczuk M. Op. cit. C. 10.
    20. Wozniak T. O problemе samoidentyfikacji Ukrainy i Europy // Krasnogruda. 2000. № 10. S. 74.
    21. Возняк Т. Вы хотите счастья своим детям? Это единственное, что нас может объединить. URL: http://www.ji-magazine.lviv.ua/position/2004/ vozniak-ng.htm (дата обращения: 14.01.2015).
    22. Дашкевич Я. Украша намеж i мiж Сходом и Заходом // Записки Нау-кового Товариства îm Т. Шевченка. Львiв, 1991. Т. CCXXII : Праци iсторiко-фiлософскоï секцп. С. 36.
    23. Пахлевская О. Нас ожидает «евроинтеграция» украинских чингизханов в альпийские курорты и швейцарские банки. URL: http://gazeta.zn.ua/ CULTURE/oksana_pahlevskaya_nas_ozhidaet_evrointegratsiya_ukrainski h_chingizhanov_v_alpiyskie_kurorty_i_shvey.html (дата обращения: 25.02.2015).
    24. Лепт Б. Украша намеж i ]шж Сходом и Заходом // Новый час. 1939. № 63. С. 27.
    25. Яневский Д. Указ. соч.
    26. См.: Гнатюк О. Указ. соч. С. 41.
    27. Лучук I. №би поезieзнавчи шкщи. Львiв, 1996. C. 12.
    28. Narvselius E. Narrative Identity and Empowering Accounts of the Ukrainian Intelligentsia in Post-1991. L’viv, 2009. P. 256.
    29. См.: Ibid. P. 255.
    30. См.: Ibid. P. 257.
    31. См.: Ibid. P. 258.
    32. Гнатюк О. Указ. соч. С. 46.
    33. Скуратiвський В. Украша — via £вропа // Сучасшсть. 1992. № 5. C. 144.
    34. Hnatiuk О. Pozegnanie z imperium. Ukrainskie dyskusje o tozsamosci. Lublin, 2003.
    35. Украинская интеллигенция готова привести Украину в НАТО. URL: http://expert.org.ua/statias/?st=2&id=74357 (дата обращения: 18.01.2015).
    36. Там же.
    37. Инициативная группа «Первого декабря» выступает за оживление усилий граждан в поддержку евроинтеграции. URL: http://vchaspik.ua/ukraina/160394iniciativnaya-gruppa-pervogo-dekabrya-vystupaet-za-ozhivlenie-usiliy-grazhdan-v (дата обращения: 05.03.2015).
    38. См.: КацунЮ. Що хорошого? Що поганого? URL: http://www.day.kiev.ua/ uk/article/poshta-dnya/shcho-horoshogo-shcho-poganogo-60 (дата обращения: 25.02.2015).
    39. Возняк Т. Ретроспективна полгголопя. Епоха Ющенка. Довга прелюдiя. URL: http://www.ji.lviv.ua/ji-library/Vozniak/polit-juschenko1/ ukr-ec.htm (дата обращения: 03.03.2015).
    40. Там же.
    41. Пахлевская О. Нас ожидает «евроинтеграция»…
    42. Там же.
    43. Пахльовська О. Гей, Республжа банана // Ave, Europa! Кшв, 2008. С. 114.
    44. CxypamiecbKuü В. Указ. соч. C. 146.
    45. См.: Гнатюк О. Указ. соч. С. 56.
    46. Гриценко О. Свгг, £вропа i ми // Круглий стш Украша та £вропа: £дность у розмагтп. Львiв, 1998. C. 28.
    47. Бондаренко К. Сначала «ввязались в драку», а потом уже стали думать, как и чем это должно завершиться. URL: http://dialogs.org.ua/ru/ dialog/pagel-l.html (дата обращения: 18.01.2015).
    48. Грицак Я. История — повод для пессимизма.
    49. Там же.
    50. Грицак Я. Украина между Востоком и Западом: старая история на новый лад. URL: https://byzantina.wordpress.com/2011/09/25/grycak/ (дата обращения: 15.06.2014).
    51. Грицак Я. История — повод для пессимизма.
    52. РябчукМ. За огорожею саду Меттершха. URL: http://www.ji.lviv.ua/ n13texts/riabchuk.htm (дата обращения: 03.03.2015).
    53. Акция «Нет НАТО в Украине!». URL: http://vitrenko.org.ua/akciya-net-nato-v-ukraine/ (дата обращения: 03.03.2015).
    54. См.: Там же.
    55. Окара А. Указ. соч.
    56. Грицак Я. История — повод для пессимизма.
    57. Окара А. Указ. соч.
    58. Там же.

https://cyberleninka.ru/article/n/ukraina-na-puti-v-evropu-mnenie-ukrainskoy-intelligentsii-pro-et-contra

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

двенадцать + 9 =