Сергей Сергеевич Аверинцев

Советский и российский филолог культуролог, анагност, историк культуры (в том числе христианской), философ, литературовед,  библеист, крупный специалист в области изучения истории античной и средневековой литературы, поэтики, философии и культуры, русской и европейской литературы и философии культуры XIX—XX вв., поэзии Серебряного века.

Переводчик, поэт, лектор, член СП СССР (1985), русского ПЕН-центра (1995), председатель Российского библейского общества (с 1990), международного Мандельштамовского общества (с 1991), президент Ассоциации культурологов, член Папской академии общественных наук.

Член-корреспондент АН СССР (с 23 декабря 1987) и действительный член РАН (с 22 мая 2003) по Отделению историко-филологических наук (Секция языка и литературы) (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Интеллигент не лучше никого другого, может быть, хуже;
но он не меньше никого другого нуждается в спасении»

С.С.Аверинцев

Несмотря на подобные заявления,

«Аверинцев никогда от своей принадлежности к интеллигенции не отказывался» (Гусейнов Г.Ч. Интеллигент или поэт, гуманитарий или проповедник? С.С.Аверинцев в своем времени // gefter.ru).

Более того, он подчеркивал:

«Замечу вскользь, что антиинтеллигентские аффекты — вообще характерная принадлежность интеллигентской психологии, «интеллигентщины» в негативном смысле этого слова» (Аверинцев С.С. Обращение к Богу советской интеллигенции в 60-70-е годы // gumer.info).

Свою позицию по отношению к интеллигенции Сергей Сергеевич обосновал так:

«Конечно, понятие «интеллигенция» допускает слишком много различных толкований. Для меня интеллигенция — что-то вроде сословия, цеха, гильдии; у нее есть или должны быть свои корпоративные правила. Я к этому сословию или гильдии принадлежу, а потому нахожу абсолютно запретным для себя умиляться «интеллигентности» или бранить «интеллигентщину». … Интеллигенция имеет право и обязанность критиковать себя — в конце концов, сборник «Вехи» написали русские интеллигенты. Но аффект ненависти против своей гильдии — это психическая патология, если в основе лежит надрывная ненависть к себе самому, и гораздо более вульгарная низость, если в основе лежит ненависть к коллегам и конкурентам, к тем, кого все время приходится встречать и дышать с ними одним воздухом» (Аверинцев об интеллигенции // intelligentsia1.livejournal.com).

Вполне естественно, что на портрете интеллигентного человека ученый поставил свой, уникальный, ранее не существующий штрих:

«В своей замечательной беседе со студентами Историко-архивного института, опубликованной в журнале «Юность», Сергей Аверинцев говорит:

«Может быть, я даже попробую ответить на вопрос о портрете интеллигентного человека. Очень важное его свойство — ясное различение минимума общеобразовательных требований и требований, скажем, своего круга. Нельзя требовать от «своего» с ножом к горлу того же, чего от другого. Ничего — ни почвенности, ни всемирности. Видеть и уважать другого таким, какой он есть. И требовать от другого того, что действительно обязательно; этого же требовать (во всяком случае и прежде всего) от самого себя» (Евграфов Г. Давид Самойлов: «Меня интересует суть искусства» // hum.hse.ru).

В чем же состоит заслуга Сергея Сергеевича в основании интеллигентности?

В период перестройки и после крушения социалистической системы советская интеллигенция нуждалась в духовно-нравственной реанимации. Для некоторой ее части роль реаниматолога сыграл ученый Аверинцев:

«Можно сказать, что Аверинцев легитимировал для интеллигентов-западников обращение к православию, то есть своевременно отвечал на обращение общества к поиску религиозных, т.е. сугубо личных, путей для решения встающих в жизни этических вопросов» (Серебряная О. Феномен Гаспарова // polit.ru).

Но вывод о том, что результаты исканий ученого были адресованы лишь интеллигенции, был бы неправильным. В первую очередь интеллигенции, поскольку функционально она являлась проводником культуры, но конечным адресатом было, конечно же, российское общество:

«Как ученый и общественный деятель, он стремился к тому, чтобы вернуть русским людям их человеческое достоинство, вновь научить их свободно мыслить, ценить и принимать как драгоценное сыновнее наследство мировую культуру. Просвещение, которое нес с собой Аверинцев, было одновременно и просвещением культурным, и просвещением духовным; оно было светом Христовым, который освещает всю земную жизнь человека» (Культурно-просветительский фонд «Преображение». Божий человек Сергей Сергеевич Аверинцев // /psmb.ru).

Документальный фильм о Сергее Сергеевиче Аверинцеве:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

два × четыре =