Усманов С.М., Черноперов В.Л. Одиночество и (не)свобода: проблемы самоопределения российской интеллигенции в условиях мирового кризиса

Название нашей работы представляет собой прямую отсылку к статье Георгия Викторовича Адамовича «Одиночество и свобода», напечатанной в его одноименной книге 1955 г., вышедшей в Нью-Йорке [1]. «То, что в нашу эпоху случилось с людьми, — писал Адамович, — случается раз в тысячелетие, если не реже. За всю историю России не было примера, чтобы человек остался без всякой опоры, без какой-либо поддержки где бы то ни было, откуда бы то ни было» [1, с. 519]. Георгий Викторович здесь имеет в виду трагизм как советского, так и эмигрантского опыта наших соотечественников в ХХ столетии. Причем в столь драматичном опыте одиночество было феноменом не только личностным, но и социальным. В таких условиях целые общественные группы теряли свою устойчивость внутри социума и оказывались один на один со многими испытаниями и потрясениями. Одной из самых пострадавших в потрясениях ушедшего века, бесспорно, являлась российская интеллигенция.

Впрочем, и в нынешнем столетии траектория ее дальнейшего развития отнюдь не стала более определенной и обещающей. Новая фаза кризиса современного мира, начавшаяся в 2020 г. в связи с пандемией коронавируса, можно сказать, идет по нарастающей. События, связанные с конфликтом вокруг Украины, еще более углубили глобальные проблемы и противоречия. А Россия оказалась вовлеченной в них в числе главных участников. Само собой разумеется, что российская интеллигенция, даже в силу своей социальной природы, является одним из самых отзывчивых к этим изменениям социальных слоев российского общества.

Другое дело — как изучать и оценивать столь противоречивые и драматичные социальные трансформации. Думается, в данном случае многие утвердившиеся научные подходы и сложившиеся представления не всегда оказываются убедительными.

Вспоминая профессора В.П. Ракова

Вот почему, на наш взгляд, самое время обратиться к наследию выдающегося ученого нашего времени, доктора филологических наук Валерия Петровича Ракова. Валерий Петрович Раков скончался 29 ноября 2021 г. в г. Иваново в возрасте 85 лет. Долгое время Валерий Петрович был профессором Ивановского государственного университета, автором основательных работ по теории и истории литературы [2-4].

Но, что уже гораздо менее известно, профессор В.П. Раков внес немалый вклад и в изучение интеллигенции. Его научные изыскания в этой сфере являются действительно оригинальными, подлинно новаторскими и отрывающими обещающие перспективы в научном исследовании этой специфической социальной группы. Однако, как мы уже с сожалением отмечали в статье памяти Валерия Петровича Ракова, они остаются малоизвестными: «… приходится признать, что многие изыскания Валерия Петровича Ракова в сфере интеллигентоведения находили очень слабый отклик среди коллег и читателей. И вовсе не потому, что их можно было бы считать неубедительными. Напротив, эссе профессора Ракова, как правило, были столь оригинальными, настолько насыщенными и нешаблонными, что это приводило многих в недоумение. Настолько они не соответствовали обычным предпочтениям и вкусам, что очень многим было трудно оценить и усвоить такие оригинальные и новаторские соображения ученого. Валерий Петрович и сам понимал трудности усвоения его «интеллигентоведческого дискурса», стараясь прибегать к пропедевтике своих инноваций для интеллигентоведов, писать для них более простым языком» [5, с. 187-188].

Обратимся теперь к выступлению В.П. Ракова на научной конференции интеллигентоведов в Ивановском государственном университете в 2009 г. [6]. Как нам представляется, это его итоговое сочинение по проблемам изучения интеллигенции. В нем Валерий Петрович сознательно стремился сделать изложение своей научной концепции максимально кратким, ясным и понятным, так сказать, зафиксировать свои самые главные соображения. А также, помимо прочего, обозначить и несогласия со сложившими в интеллигентоведении подходами и стереотипами.

В сущности, статья В.П. Ракова, хотя и посвящена рассмотрению «терминологического языка интеллигентоведения», по своей проблематике гораздо шире. Мы бы дали ей еще одно название: «Семь тезисов об интеллигентоведении», поскольку самим автором она действительно разделена на семь частей.

Выделим самые существенные соображения об изучении интеллигенции из этой статьи профессора В. Ракова. Помимо всего прочего, Валерий Петрович отмечает легковесность и научную несостоятельность ряда принятых в нашей науке подходов к изучению интеллигенции, включающих почти обязательное для многих исследований выделение «профессиональных отрядов» интеллигенции: техническая, городская, сельская, учительская и прочая. Напротив, сам Валерий Петрович показывает, что главным в интеллигентоведении должно быть внимание к личности («интеллигентной личности»), а затем уже — и к интеллигенции в целом [6, с. 25]. Вместе с тем, как подчеркивал Раков, такая «интеллигентная личность» имеет не только светлые, лучезарные свойства (здесь исследователь использует такое фундаментальное для него понятие, как «эйдос»), но обязательно несет в себе и «мглистую стихию меона» [6, с. 25]. Поэтому в интеллигентоведении нельзя ограничиться только применением «средств победного и благостного стиля» [6, с. 26].

При всем том, как подчеркивал Валерий Петрович Раков, настоящий интеллигент в своих поисках, в своем служении не одинок. Правда, данную проблему ученый рассматривал не столько в социальном измерении, а скорее в метафизическом. Эту тему профессор В.П. Раков трактует очень тонко и не без изящества. Он напоминает читателю известное выражение апостола Павла: «Не я живу, но живет во мне Христос». Однако делает это не прямо, как проповедник, а ссылаясь на личный опыт Андрея Белого, тем самым напоминая, что данная максима уже давно стала необходимой в духовном и человеческом опыте русской интеллигенции [6, с. 26].

Разумеется, мы здесь выделили лишь некоторые, но — думается — самые значимые наблюдения и научные подходы профессора В.П. Ракова по проблематике интеллигентоведения. Как нам представляется, глубокий и духовно тонкий анализ проблем самосознания и бытия интеллигенции, проведенный Валерием Петровичем Раковым, оказывается как нельзя более ценным и своевременным именно в нынешнюю эпоху.

Расколотое сообщество

Резкое обострение в отношениях России и Запада в 2022 г. не могло не отразиться на самоощущении и социальном бытии всего российского общества. Первыми на эти изменения очень болезненно отреагировали те круги московского бомонда, которые были наиболее тесно связаны со своими западными покровителями и партнерами [7]. Для многих других социальных групп российского общества этот резкий поворот воспринимался не столь однозначно негативно и осмыслялся значительно медленнее. В этой связи очень показателен всероссийский опрос общественного мнения конца сентября 2022 г., спустя семь месяцев после начала специальной военной операции России на Украине. Как показывают результаты опроса, тогда половина наших соотечественников все еще не видела никаких угроз для России извне [8]. И это при том, что уже несколько месяцев Брянская, Курская и Белгородская области постоянно подвергались обстрелам и нападениям.

Разумеется, российская интеллигенция в большинстве своем не могла быть по-обывательски столь тугодумной и равнодушной. Однако ее реакция на происходящее оказалась ожидаемо очень неоднозначной и противоречивой. Многое в данном процессе самосознания и самоопределения российской интеллигенции остается не вполне ясным и определенным. Но все-таки самовыражение интеллигенции происходит, что ярче всего проявляется не только в ее каждодневной социальной практике, но и в ее откликах на происходящее в средствах массовой информации. Причем позиции ее разных групп, можно сказать, фокусируются и проясняются в определенных, отнюдь не близких друг другу СМИ и социальных сетях.

Конечно, какая-то часть интеллигенции заняла отчетливо провластные позиции [9]. Но это — явное меньшинство (параметры которого трудно вымерять с достаточной точностью). Тем более что и сама российская политическая элита в поддержке интеллигенции не особенно заинтересована. Прежде всего потому, что ей чужды интеллигентские переживания и чаяния, даже если они и оказываются на какое-то время благоприятными для власти.

В основной своей массе нынешняя российская интеллигенция распалась на два больших конгломерата, которые можно было бы определить как западнический и антизападнический. Стоит учесть, что оба этих конгломерата из интеллигентских слоев и групп очень неоднородны. И оба в основном не являются клиентами существующей власти. Мало того, внутри этих двух больших интеллигентских формирований накопилось значительное недовольство политикой Кремля. Однако направленность этого недовольства совершенно разная. Ведь по самосознанию и политическим ориентирам оба нынешних российских интеллигентских конгломерата оказываются во многом антиподами и воспринимают друг друга с явной враждебностью.

Начнем с характеристики западнической группировки интеллигенции. Нередко ее характеризуют как либеральную, что нам представляется далеко не точной оценкой. Конечно, в России есть либеральная интеллигенция, располагающаяся в основном в четырех мегаполисах — Москве, Петербурге, Екатеринбурге и Новосибирске. Но и в этих городах она немногочисленна, хотя и была до последнего времени неплохо организованной и весьма влиятельной. При этом стоит учесть, что некоторая часть либеральной интеллигенции с началом открытого конфликта России и Запада перешла на более или менее провластные позиции. Можно сказать, что она сильно разочаровалась деятельностью западной политической элиты нашего времени. Так что, по нашим впечатлениям, эта часть либеральной, в основном столичной, интеллигенции стоит вне двух конгломератов, предпочитая сотрудничество с властью [10-14].

Основную часть западнически настроенной интеллигенции составляют те значительные по своей численности группы столичной и провинциальной интеллигенции, которые полностью принимают стандарты современного постиндустриального общества, желают идти «в ногу со временем», а потому ментально очень глубоко вписались в процессы глобализации. Поэтому без тесной связи с Западом они «нормальную жизнь» представить себе не могут. Значительная часть этого западнического конгломерата интеллигенции уже немалое время через западные НКО, фонды, проекты и обмены была основательно вовлечена в сотрудничество с американскими и европейскими структурами, зачастую имея внутри них личных друзей. Выразителем настроений данной части интеллигенции можно назвать газету «Собеседник», в то время как для наиболее убежденных западников это были, несомненно, уже прекратившие свое существование «Новая газета» и радиостанция «Эхо Москвы» [15-18].

Напротив, конгломерат интеллигентов-антизападников гораздо в меньшей степени настроен на сотрудничество с иностранными силами. Впрочем, и в этом случае мотивы самоопределения и поведения интеллигентов оказываются очень неоднозначными.

Первой в данном конгломерате следует назвать интеллигенцию советского типа. Мы имеем в виду в данном случае не только советских интеллигентов старшего возраста, еще успевших пожить в СССР, но и складывающиеся группы «неосоветской» интеллигенции, обычно формируемые различными левыми партиями и более мелкими организациями. У всех интеллигентов советского типа за редкими исключениями есть значимый ориентир, существенно помогающий их сплочению. Это личность И.В. Сталина. Хорошо известна, в частности, неутомимая деятельность газеты «Завтра», Изборского клуба или (с недавних пор) телеканала КПРФ «Красная Линия» по пропаганде сталинизма уже в постсоветскую эпоху. Но ведь тем же самым были заняты и некоторые другие интеллигентские группы [19; 20].

Данная, весьма значительная часть интеллигенции мечтает о реставрации основ советской системы, в рамках которой она и надеется найти себе достойное место.

Другую, тоже немалочисленную часть антизападнического конгломерата представляют собой интеллигенты консервативного типа с религиозными доминантами самосознания — прежде всего православным и исламскими, но также и буддистскими и иудаистскими. Так, именно православная интеллигенция этого типа составляет основной костяк телеканалов «Спас», «Союз» и «Царьград». Для исламской интеллигенции, конечно, существуют свои авторитетные СМИ.

Наконец, немаловажная часть конгломерата интеллигентов антизападнической настроенности состоит из отдельных лиц и групп, можно сказать, общепатриотического самосознания. Такие интеллигенты могут быть, например, читателями «Московского комсомольца», газеты в прошлом явно прозападной, а ныне уже в значительной степени антизападной.

Нынешняя российская власть более или менее отчетливо осознает, что интеллигенция — как прозападная, так и антизападная — представляет для нее явное неудобство, а со временем может причинить и серьезные неприятности. Поэтому российская политическая элита стремится ограничить ее активность, сдержать ее политизацию, взять ее под контроль. Обычно это делается с помощью привычных для нее методов административного регламентирования, а также посредством тех или иных воздействий со стороны нехаризматичных и внешне невыразительных управленцев, всегда не просто готовых выполнить любую программу, спущенную сверху, но быть инициативными в ее исполнении. В этом контексте сразу же вспоминаются бывшие министры Эдуард Днепров, Владимир Кинелёв или Андрей Фурсенко (хочется надеяться, что нынешние главные функционеры в сфере образования или культуры будут действовать более предусмотрительно как в определении стратегических векторов развития, так и в достижении намеченных целей). Во всяком случае, на наш взгляд, подобные меры управления интеллигенцией для власти являются привычными и достаточно удобными, но в перспективе могут оказаться несостоятельными и даже контрпродуктивными.

Трудная судьба

Итак, в условиях мирового кризиса самоопределение российской интеллигенции проходит очень сложно и противоречиво. В сущности, такого рода особенности развития нашей интеллигенции характерны для всего постсоветского периода. И нам уже не раз приходилось выделять некоторые проблемы и противоречия в рамках данного процесса [21-26]. Напомним, что с середины прошлого десятилетия авторы настоящей статьи разработали собственную модель участия российской интеллигенции в жизни общества и ее взаимоотношений с властью, предусматривающую три основных варианта самореализации интеллигенции: «хождение во власть», «вечное противостояние», «башня из слоновой кости» [27]. Кроме того, совсем недавно один из авторов настоящей статьи в предварительном анализе выделял именно последнюю модель («башня из слоновой кости») как, безусловно, преобладающий тип социального поведения российской интеллигенции в настоящее время [28, с. 43]. Здесь можно добавить еще ряд существенных соображений о преимуществе именно такого варианта самореализации для российской интеллигенции.

Во-первых, он прямо не связывает ее самосознание и поведение с различными, зачастую малоубедительными, зигзагами политического курса российской элиты и вместе с тем не предполагает тщетных надежд на некую «гуманитарную помощь» из-за рубежа.

Во-вторых, этот путь развития российской интеллигенции имеет и ту выигрышную для нее особенность, что он разграничивает ее труды от бездумного конформизма масс обывателей. Конечно, и интеллигенции приходиться считаться с беззаботностью «одномерного человека». Но для нее такая позиция как социальный выбор просто невозможна. Это все равно, что отказаться от самой себя.

В-третьих, избрание модели поведения «башня из слоновой кости» сохраняет за интеллигенцией реальные возможности воздействия на общество. Причем, как мы отмечали ранее в одной из работ, «свое собственное, не ангажированное, не привязанное к интересам власть имущих» [22, с. 27].

Однако, принимая модель «башня из слоновой кости», интеллигенции оказывается необходимо осознать, что это путь социального одиночества со всеми сопутствующими страхами [подр. см.: 29]. И далеко не всегда — свобода. Об этом предупреждал еще несколько десятилетий назад автор книги «Одномерный человек» американский философ Герберт Маркузе [30]. Тем более это наблюдение американского ученого верно в современных условиях процессов глобализации, когда возможности контроля над каждым индивидуумом и возможности манипулирования его поведением значительно возросли.

Так что специфика самореализации интеллигентов в условиях социальной модели «башня из слоновой кости» определяется прежде всего тем, что интеллигенции не приходится надеяться на кого-то кроме самой себя. Это действительно «трудная судьба». Но, как уже отмечал один из авторов настоящей статьи ранее, российской интеллигенции надо «нести свой крест» и не уклоняться от своей судьбы [31, с. 175]. В современном мире других, более удобных путей в будущее у нее пока не просматривается. Тем более что, как отмечалось в одной из статей ивановских исследователей А.А. Данилова и С.А. Корнева, «переживание одиночества интеллигенцией является одним из факторов, который оказывает влияние не только на формирование страха утраты субъектности, но и способствует развитию творческого потенциала» [29, с. 95].

Заключение

Одиночество, о котором писал Георгий Адамович в статье «Одиночество и свобода», — это, надо думать, одиночество русской интеллигенции и отчасти русской культуры в условиях эмиграции. Но вместе с этим одиночеством для русской интеллигенции была характерна и духовная свобода, поскольку, как отмечал Георгий Викторович, «по общему молчаливому уговору — хоть и с некоторыми досадными исключениями, — не было аляповатых подделок под рассчитанные на всемирный резонанс вопли (…) была скромность, серьезная сосредоточенность, отвечающая значительности исторических судеб». И далее: «понятие творчества в эмиграции искажено не было, духовная энергия на чужой земле не иссякла и когда-нибудь сама собой включится в наше вечное, общерусское дело» [1, с. 510].

Можно утверждать, что пока наследие русской эмиграции еще не вполне включено в «общее дело», а «воплей», рассчитанных на «всемирный резонанс», стало в среде современной российской интеллигенции значительно больше. Однако все это вовсе не отменяет необходимости для нынешних российских интеллигентов «не искажать» своих творческих усилий и не тяготиться собственным социальным одиночеством. Это актуально даже и в условиях усиливающейся несвободы во все более конфликтном глобализирующемся мире.

Список литературы

    1. Адамович Г. Одиночество и свобода // Русская идея: В кругу писателей и мыслителей Русского Зарубежья: в 2 т. М.: Искусство, 1994. Т. 2. С. 506-529.
    2. Раков В.П. Филология и культура: статьи. Иваново: Изд-во МИК, 2003. 288 с.
    3. Раков В.П. Меон и стиль: Монография. Иваново; Шуя: Шуйский государственный педагогический университет, 2010. 447 с.
    4. Раков В.П. Поэтика и культура: Монография. Шуя: Шуйский государственный педагогический университет, 2011. 447 с.
    5. Черноперов В.Л., Усманов С.М. Человек большого стиля (Памяти Валерия Петровича Ракова (1936-2021)) // Интеллигенция и мир. 2022. № 1. С. 187-191.
    6. аков В.П. О терминологическом языке интеллигентоведения // Интеллигенция: генезис, формирование, становление, развитие и деятельность: Материалы XX Международной научно-теоретической конференции, посвященной 70-летнему юбилею Валерия Сергеевича Меметова, Иваново, 24-26 сентября 2009 г. / Отв. ред. В.С. Меметов. Иваново: Ивановский государственный университет, 2009. С. 24-26.
    7. Политолог Евстафьев назвал ожидаемым массовое бегство российских звезд за рубеж // Экономика сегодня. 13.04.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://rueconomics.ru/23012674-politolog_evstaf_ev_ nazval_ozhidaemim_massovoe_begstvo_rossiiskih_zvezd_ za_rubezh (дата обращения: 10.09.2022).
    8. Половина россиян не верит в военную угрозу извне — ВЦИОМ [Электронный ресурс] // Новые известия. 21.09.2022 URL: https://newizv.ru/news/so ciety/21 -09-2022/polovina-rossiyan-ne-verit-v-voennu yu-ugrozu-izvne-vtsiom (дата обращения: 30.09.2022).
    9. Более 100 представителей творческой интеллигенции РФ поддержали спецоперацию Z и президента Владимира Путина // Ruposters.ru. 05.03.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://ruposters.ru/ news/05-03-2022/intelligentsii-spetsoperatsiyu-putina (дата обращения: 10.09.2022).
    10. Лукьянов Ф. Иран и Турция представляют собой важнейшие государства на крайне значимом для России направлении — юг // RG.RU. 20.07.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2022/07/20/ o-polze-izoliacii.html (дата обращения: 10.09.2022).
    11. Лукьянов Ф. Разрыв экономических и энергетических связей ЕС и России противоречит всякой рациональности // RG.RU. 06.09.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2022/09/06/kuda-katitsia-mir.html (дата обращения: 10.09.2022).
    12. Лукьянов Ф. Диверсия на «Северных потоках» вновь доказала, что самостоятельности Старого Света от США не предвидится // RG.RU. 04.10.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://rg.ru/2022/10/04/ strategicheskaia-evropa.html (дата обращения: 04.10.2022).
    13. Тренин Д. Политика и обстоятельства. Способны ли мы сохранить страну и развивать её дальше. Мнения // Россия в глобальной политике. 20.05.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://globa laffairs.ru/articles/politika-i-obstoyatelstva (дата обращения: 21.05.2022).
    14. Тренин Д.В. Кто мы, где мы, за что мы — и почему // Россия в глобальной политике. 2022. Т. 20. № 3. С. 32-42.
    15. Ноздряков Д. Дугин — друг Лимонова, а не идеолог Путина // Собеседник.com. 06.09.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://sobesednik.com/ politika/20220906-dugin-drug-limonova-a-ne-ideolog-puti/ (дата обращения: 10.09.2022).
    16. Скворцова Е. Российские аграрии не смогут справиться без импортных семян (зампред Ассоциации независимых семенных компаний России Николай Клименко подробно объясняет суть проблемы) // Собеседник.сот. 08.08.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://sobesednik.com/ekonomika/20220808-ros siiskie-agrarii-ne-smogut-spravitsya/ (дата обращения: 11.10.2022).
    17. Скворцова Е. Михаил Горбачёв. Уроки свободы // Собеседник.сот. 04.09.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://sobesednik.com/obshchestvo/202 20904-mixail-gorbacyov-uroki-svobody/(дата обращения: 11.10.2022).
    18. Скворцова Е. Абел Аганбегян: «Пока это были только ягодки. Основные ограничения впереди» («Собеседник» поговорил с академиком РАН о том, каковы будут последствия 8-го пакета санкций, которые ЕС ввёл в ответ на присоединение к России новых территорий) // Собеседник.сот. 10.10.2022 [Электронный ресурс]. URL: https://sobesednik.com/ ekonomika/20221010-abel-aganbegyan-poka-eto-byli-tol ko-yag/ (дата обращения: 11.10.2022).
    19. Зиновьев А.А. Сталин. Сталинская эпоха. Сталинизм // Конец предыстории человечества: социализм как альтернатива капитализму: Материалы Международной научно-практической конференции, Москва, Институт философии РАН, 27-29 мая 2003 г. / Отв. ред. Д.В. Джохадзе. Омск: Литограф, 2004. С. 207-215.
    20. Михалков Н. С. Письмо товарищу Сталину // Бесогон-ТВ 18.02.2018 [Электронный ресурс]. URL: https://yandex.ru/video/preview/293232719230387581 (дата обращения: 09.09.2022).
    21. Черноперов В.Л., Усманов С.М., Буданова И.А. Европейские интеллектуалы и российские интеллигенты ХХ столетия: особенности взаимодействия с обществом и властью // Интеллигенция и мир. 2015. № 4. С. 9-32.
    22. Черноперов В.Л., Усманов С.М. Интеллигенция и интеллектуалы в современном мире: самоопределение, социальный профиль, судьба // Интеллигенция и интеллектуалы — такие разные… и похожие: проблемы самоопределения и деятельности в ХХ — начале XXI века: Коллективная монография / Отв. ред. В.С. Меметов, В.Л. Черноперов. Иваново: Ивановский государственный университет, 2016. С. 8-53.
    23. Усманов С.М. Интеллигенция и интеллектуалы в современном мире. Дискуссионные проблемы и варианты научной интерпретации // Вестник Костромского государственного университета. 2016. № 6. С. 40-44.
    24. Черноперов В.Л., Усманов С.М. Интеллигенция в современном мире: трудная судьба // Интеллигенция и интеллектуалы на перекрестках пространства и времени: Материалы XXVIII Международной очно-заочной научно-теоретической конференции: конференция приурочена к 100-летию революционных событий 1917 г., Иваново, 21-22 сентября 2017 г. Иваново: Ивановский государственный университет, 2017. С. 92-96.
    25. Черноперов В.Л. Причины радикализации российского студенчества в конце XIX — начале XX в. (на примере биографии В.Л. Коппа) // Государство, общество, церковь в истории России ХХ-XXI веков: Материалы XV Международной научной конференции, Иваново, 23-24 марта 2016 г.: В 2 ч. Иваново: Ивановский государственный университет, 2016. Ч. 1. С. 652-658.
    26. Черноперов В.Л. Интеллигентоведческая проблема «свой — чужой» на примере поведения сотрудников Наркомата по иностранным делам РСФСР/СССР в 1920-1930-е годы // Государство, общество, церковь в истории России XX-XXI веков: Материалы XVI Международной научной конференции, Иваново, 5-6 апреля 2017 г: в 2 ч. Иваново: Ивановский государственный университет, 2017. Ч. 2. С. 481-484.
    27. Черноперов В.Л., Усманов С.М. Вместо введения: российская интеллигенция и западные интеллектуалы в современном мире: модели социально-политического поведения // Интеллигенция и интеллектуалы в изменяющейся социально-политической действительности: Коллективная монография / Отв. ред. В.С. Меметов, В.Л. Черноперов. Иваново, 2014. С. 8-28.
    28. Усманов С.М. Российская университетская интеллигенция перед лицом новых вызовов: весна 2022 г. // Интеллигенция и интеллектуалы XXI столетия в контексте вызовов окружающего мира: Материалы 32-й Международной научно-теоретической конференции, Иваново, 22-23 сент. 2022 г. Иваново: Ивановский государственный университет, 2022. С. 40-45.
    29. Корнев С.А., Данилов А.А. Одиночество интеллигенции: страх утраты субъектности // Интеллигенция и мир. 2015. № 1. С. 88-96.
    30. Маркузе Г. Одномерный человек / Пер. с англ. А.А. Юдина. М.: АСТ, 2009. 331 с.
    31. Усманов С.М., Алябьев А.М. История и судьба интеллигенции: научная дискуссия в Костроме // Клио. 2011. № 1 (52). С. 147-176.

https://cyberleninka.ru/article/n/odinochestvo-i-ne-svoboda-problemy-samoopredeleniya-rossiyskoy-intelligentsii-v-usloviyah-mirovogo-krizisa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

1 × 2 =