Келеман Л.А. Интеллигентность: антропологический статус и манифестация в современном мире

Оглавление диссертации 

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТИ.

1.1. Феномен интеллигентности и его осмысление в истории философии.

1.2. Проблема интеллигентности в российской философской мысли.

1.3. Философско-антропологический подход к исследованию интеллигентности.

ГЛАВА 2. ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ В СИСТЕМЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКИХ КАЧЕСТВ.

2.1. Интеллигентность как выражение духовности человека.

2.2. Интеллигентность как интегральное качество человека.

2.3. Идентификация интеллигентного человека.

ГЛАВА 3. ЦЕННОСТНЫЕ ОСНОВАНИЯ ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТИ.

3.1. Аксиологическое измерение интеллигентности.

3.2. Интеллигентность как интеллектуально-нравственно-эстетическая целостность.

ГЛАВА 4. ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ И ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ.

4.1. Сущность и специфика российской интеллигенции.

4.2. Гуманистические перспективы интеллигентности.

Актуальность темы исследования. Проблема качественной определенности человека была и остается центральной проблемой философии. Это объясняется тем, что качества, рассматриваются не только как сущности, тождественные наличному общественному и персоналистическому бытию человека, но и выступают постоянно актуализируемой стратегией их дальнейшего развития, поэтому качества человека рассматриваются самым важным «ресурсом человечества»1.

Стремясь компенсировать «онтологическую бездомность» и «биологическую недостаточность» собственного существования, человек вынужден постоянно создавать и пересоздавать основы своего бытия. При этом на каждой новой ступени своего бытийного восхождения человеку приходится одновременно пересматривать свои потребности, свою новую «силу» над материальным миром для его дальнейшего развития и покорения, а значит переосознавать свою сущность. Поэтому задача осмысления качественной определенности современного человека представляет собой закономерный этап в бесконечном процессе человеческих переосмыслений.

____________________

1См.: Печчеи А. Человеческие качества. — М., 1985.

Однако в настоящее время эта нормализированная актуальность вопроса качественной определенности человека тематизируется в вопрос о будущем существовании человечества как такового. Связано это с тем, что развитие науки и техники, призванное способствовать приспособлению и выживанию человека, открыв для человечества невиданные ранее перспективы материальной свободы, одновременно ввергло его в антропологический кризис. Сопровождающее этот процесс противопоставление внешнего материально-вещественного мира (как материальной основы существования человека) и внутреннего человеческого мира (как креативного потенциала персоналистического бытия), составляющих на самом деле две неотъемлемые стороны единого целого, привело как к кризису человеческого бытия, проявляющемуся в «бесчеловечности человеческого существования»1, так и к кризисному состоянию самого материального мира, выражающемуся в техногенно-экологических катастрофах.

Поэтому переосмысление взаимоотношений современного человека с миром требует признания того положения, что XXI век будет не только и не столько веком сложнейших технологических разработок (хотя необходимость и неизбежность прогресса и всего, что с ним связано сегодня ни у кого не вызывает сомнения), сколько веком переосмысления всех человеческих качеств. Особое значение в этой связи приобретают те качества, которые позволят восстановить единство человеческого мира с реальным материальным миром и способностью человека изменять мир.

Не отрицая необходимости оптимизации всех человеческих качеств, позволяющих говорить о возможности разрешения современного антропологического кризиса, нам представляется, что особое внимание должно быть уделено осмыслению интеллигентности, интерес к которой, начиная с конца XX века, значительно возрастает со стороны как научной, так и общественной мысли в целом. По-разному определяя интеллигентность, авторы многочисленных публикаций сходятся в признании того, что именно интеллигентность, изначально предопределенная как «высшая культура понимания и сознания человека», содержит тот потенциал, который позволит восстановить нарушенное равновесие в развитии мира и человека, создать систему защиты от негативных последствий человеческой деятельности «внутри» самого человека, в его культурно-личностном основании за счет возрождения гуманистической доминанты внутреннего мира2.

____________________

1 См.: Фромм Э. Духовная сущность человека // Философские науки.-1990. — № 8.

2См. например: Квакин А.В. Мифы и реалии истории русской интеллигенции // Интеллигент и интеллигентоведение на рубеже XXI века: итоги пройденного пути и перспективы. Тезисы докладов X Международной научно-теоретической конференции. Иваново, 22-24 сентября 1999. — Иваново, 1999. — С. 34-38; Лихачев Д.С. О русской интеллигенции. Письмо в редакцию // Новый мир. -1993. — № 2; Об интеллигенции. — СПб., 1997; Смирнов Г.С. Мировая интеллигенция и ноосфера: пространство философского дискурса // Интеллигенция и мир. — 2001. — № 1; Меметов B.C. О некоторых дискуссионных проблемах российского интеллигентоведения // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. — Иваново, 1998; Проблемы становления новой парадигмы интеллигенции // Генезис, становление и деятельность интеллигенции: междисциплинарный подход. — Иваново, 2000; Степин Ю.С. Константы: словарь русской культуры. — М., 2001 и др.

Актуальность исследования интеллигентности обусловлена также происходящими в современном мире процессами формирования нового универсального мирового сообщества, основывающегося на взаимодействии различных культур и цивилизаций. И в этом смысле интеллигентность может быть представлена как своеобразная модель нового формирующегося глобального мировоззрения, поскольку ее содержание, по крайней мере в российском понимании, отражает «болезненный процесс национально-исторического самонахождения и раздумья»1, обусловленный поиском оптимального способа соединения разнообразных культурно-исторических типов и идей, трансформируемых извне в национальную культуру.

Необходимость обоснования антропологического статуса

интеллигентности приобретает в настоящее время особую значимость для России. Анализ интеллигентности позволит не только выявить динамику происходящих изменений индивидуального и общественного бытия современного человека, но прогнозировать и регулировать перспективы дальнейшего развития.

Степень научной разработанности проблемы. Начало проблематики интеллигентности восходит к периоду античности, в рамках которой появляется и сам термин, определяемый как «субстрат и субстанция мысли» (Плотин ), как высшее познание, свойственное высшему разуму «божественной интеллигенции», который, «поднявшись над вселенной, проникает лезвием чистого разума в самую простую форму» (Боэций3). В обосновании идеи органического единства образа мыслей с размышлением и научным знанием античные философы опирались на идеал калокагатии: единства истины, добра и красоты (Сократ, Платон, Аристотель). Отсюда и проистекает понимание интеллигентности как идеальной, совершенной, умопостигаемой сущности, которое в целом сохраняется вплоть до Нового времени.

____________________

1 Флоренский П.А. Столп и утверждение истины // Лосский Н.О. История русской философии. — М.: Сов.
писатель, 1991.-С. 215.

2 Плотин. О нисхождении души и тела // Историко-философский ежегодник. — 1995.

3 См.: Уколова В. И. «Последний римлянин» Боэций. — М., 1987. — С. 100.

Современные тенденции в осмыслении интеллигентности базируются на идее И. Канта1, об органической связи интеллигентности с нравственным законом человечества, реализация которой привела к тому, что интеллигентность стала рассматриваться не только как идеальная умопостигаемая универсальная сущность, но и как специфический параметр человека: как «способность иметь знания посредством разума» (Г.В.Ф. Гегель)2, как производящее основание и деятельностный принцип (И.Г. Фихте)3, как проявление высшего уровня внутреннего мира человека (Ф.В.Й. Шеллинг)4.

Подобное смещение акцентов в осмыслении интеллигентности имело своим следствием то, что термин intelligence получил новое понимание. Он стал обозначать не только субстанциональное ядро, самостоятельное сущее, характеризующее человека, но и самого человека как внешнюю форму осуществления этого сущего, то есть человека, обладающего умом и разумом, умеющего понимать, разуметь, разъяснять и действовать. Данное обстоятельство привело к ряду следствий.

Во-первых, к смещению проблемы интеллигентности в область философской антропологии, что нашло отражение в следующих идеях:

  • о системной целостности человека, в рамках которой он предстал, как внутренне противоречивая «целокупность» физического, психического и духовного начал (В. Дильтей5, X. Плеснер6, Л. Фейербах7, М. Шелер8 и др.). Понимание человека как феномена, представляющего собой взаимодействие «природозаданных» и «надприродных» сущностных качеств, позволило перейти от упрощенных «моделей» человека, в которых он рассматривался как явление «вторичного», производного порядка к «достраиванию» человека в глубину, к обнаружению в нем самом специфических импульсов внутренней свободы, позволяющих выстраивать свое собственное бытие на основании

____________________

1 Кант И. Критика чистого разума. — М., 1994; Критика способности суждения // Соч.: В 6 т. Т. 5.- М., 1966;
Основы метафизики нравственности //Соч.: В 6 т. Т. 4. Ч. I. — М., 1965; Трактаты и письма. — М., 1971.

2 См.: Гегель Г.В.Ф. Феноменология духа // Соч.: В 14 т. Т. 4. — М., 1959. — С. 234.

3 См.: Гайденко П.П. Философия Фихте и современность. — М., 1979.

4 См.: Шеллинг.Ф.В.Й. Соч.: В 2 т. Т. 1. — М., 1987.

5 Дильтей В. Категории жизни // Вопросы философии. — 1995. — № 10.

6 Плеснер X. Ступени органического в человеке // Проблема человека в западной философии. — М., 1988.

7 Фейербах Л. Избранные философские произведения. Соч.: В 4 т. Т. 2. — М., 1955.

8 Шелер М. Избранные произведения. — М., 1994.

причинности, исходящей из центра его личности. Подобную позицию разделяли такие отечественные философы как B.C. Барулин1, М.М. Бахтин2, Н.А. Бердяев3, В.А. Лекторский4, Н.О. Лосский5, М.К. Мамардашвили6, Н.Н. Моисеев7, В.И. Толстых8, П.Д. Успенский9, С.Л. Франк10 и другие);

  • о динамике человеческих качеств, о возможности и необходимости их переосмысления на каждом новом этапе наличного бытия (X. Плеснер», А. Гелен12, А. Печчеи13, П. Тейяр де Шарден14). При этом А. Печчеи и П. Тейяр де Шарден обращают особое внимание на сущностные характеристики современного человека, на бытийную востребованность тех качеств, которые позволяют обеспечить результативность и успешность развития, как человека, так и общества в целом;
  • об аксиологическом измерении человека, включающем такие взаимосвязанные проблемы как сущность собственно ценностного и различных сторон его проявления и функционирования, вопросы развития и формирования ценностных представлений человека. Самые различные аспекты изучения в данном контексте нашли отражение в работах как зарубежных

___________________________

1 Барулин B.C. Философско-социальная антропология. — М., 1991.

2 Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики: Исследования разных лет. — М., 1975.

3 Бердяев Н.А. Диалектика божественного и человеческого. — М.: ACT; Харьков: Фолио, 2003; О назначении человека. — М.: Республика, 1998; Царство Духа и царство Кесаря. — М.: Республика, 1995.

4 Лекторский В.А. Субъект, объект, познание. — М., 1980, Исторические типы рациональности: В 2 т. / РАН.
Институт философии. Отв. ред. Лекторский В.А. — М., 1995. Т. 1.

5 Лосский И.О. История русской философии. — М., 1991; Условия абсолютного добра: Основы этики; Характер
русского народа. — М., 1991; Ценность и бытие // Бог и мировое зло. — М., 1994.

6 Мамардашвили М.К. Как я понимаю философию. — М., 1990.

7 Моисеев Н.Н. Вехи — 2000: Заметки о русской интеллигенции кануна нового века // Дружба народов. — 1999. —
№ 3; Как далеко до завтрашнего дня. — М., 1997; Об интеллигенции, ее судьбе и ответственности // Социально —
гуманитарные знания. — 1999. — № 2; Расставание с простотой. — М., 1998; Система «Учитель» и устойчивое
развитие / Материалы для обсуждения на заседаниях тематические секций Всероссийского съезда по охране
природы. — М., 1995; Современный рационализм. — М., 1995; Судьба цивилизации — Путь Разума. — М., 2000;
Универсальный эволюционизм (Позиция и следствие) // Вопросы философии. — 1991. — № 3; Человек и
ноосфера. — М., 1990.

8 Толстых В.И. Об интеллигенции и интеллигентности. (Культурно-личностный аспект) // Вопросы философии.
-1982.-№10.

9 Успенский Б.А. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры // Россия / Russia. —
1999. — № 2; Психология возможной эволюции человека // Заблуждающийся разум. — М., 1990.

10 Франк С. Л. Духовные основы общества. — М., 1992; Русское мировоззрение // Общественные науки и
современность. — 1991. — № 1; Этика нигилизма. (К характеристике нравственного мировоззрения русской
интеллигенции) // Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. — М.: Изд-во, Правда, 1999.

11 Плеснер X. Ступени органического в человеке// Проблема человека в западной философии. — М., 1969.

12 Гелен А. О систематике антропологии // Проблема человека в западной философии. — М., 1969.

13 Печчеи А. Человеческие качества. — М., 1985.

14 Тейяр де Шарден П. Феномен человека. — М.: Наука, 1987.

 

(В. Виндельбанд1, И.С. Кон2, И. Кант3, П. Риккер4, М. Шелер и др.), так и отечественных мыслителей (B.C. Барулин, О.Г. Дробницкий5, А.Г. Здравомыслов6, Е.В. Золотухина-Аболина7, М.С. Каган8, Н.О. Лосский, А.Ф. Лосев9, Н.П. Медведев10, С.Л. Рубинштейн11, Н.К. Рерих12, B.C. Рахманин13, А.А. Ручка14, B.C. Соловьев15, А.Г. Спиркин16, Н.З. Чавчавадзе17, В.А. Ядов18 и др.);

о возможных модификациях духовного начала (в западной философии А. Бергсон19, П. Тейяр де Шарден, Э. Фромм20 и др., в русской — Д. Андреев21, Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, В.И. Вернадский22, И.А. Ильин23, С.Л. Франк24 Н.Н. Моисеев, В.В. Розанов, В.Н. Сагатовский, B.C. Соловьев и др.

о соотношении сущности и существования человека (Э Гуссерль25, А. Камю , И. Кант, X. Ортега-и-Гассет , А. Швейцер и др.), в том числе о

_____________________

1Виндельбанд В. Прелюдии. — СПб., 1964; Философия культуры. — М., 1994.

2 Кон И.С. В поисках себя: Личность и ее самосознание. — М., 1984; Люди и роли//Новый мир. -1970. -№ 12.

3 Кант И. Критика чистого разума. — М., 1994; Критика способности суждения // Соч.: В 6 т. Т. 5.- М., 1966;
Основы метафизики нравственности // Соч.: В 6 т. Т. 4. 4. 1. — М., 1965; Трактаты и письма. — М, 1971.

4 Риккер П. Человек как предмет философии // Вопросы философии. -1989. -№ 9.

5 Дробницкий О.Г. Мир оживших предметов. — М., 1967.

6 Здравомыслов А.Г. Потребности, интересы, ценности. — М., 1986.

7 Золотухина-Аболина. Е.В. Курс лекций по этике. — Ростов-на-Дону, 1999.

8 Каган М.С. Лекции по марксистско-ленинской эстетике. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1971; Системный подход и
гуманитарное знание // Избранные статьи. — Л: Изд-во Ленинградского университета, 1991; Философская теория
ценностей. — СПб: Петрополис, 1997; Наука и ценности: Проблемы интефации естественнонаучного и
социогуманитарного знания / Под ред. М.С. Кагана, Б.Г. Маркова. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1990.

9 Лосев А.Ф. Очерки античного символизма и мифологии. — М., 1993; Философия имени // Лосев А.Ф. Из
ранних произведений. — М, 1990.

10 Медведев Н.П. Ценности и их роль в жизни общества. — Ставрополь, 1993.

11 Рубинштейн С.Л. О мышлении и путях его исследования. — M., 1958; Проблемы imoto психологии. — M., 1973.

12 Рерих Н.К. Обитель света. — М., 1990.

13 Рахманин B.C. Образование и гуманизм // Вестн. Воронеж, гос. ун-та. Сер. 1. Гуманит. науки. -1998. -№ 1.

14 Ручка А.А. Социальные ценности и нормы. — Киев, 1979.

15 Соловьев B.C. Общий смысл искусства; Оправдание добра; Смысл любви // Соч.: В 2 т. Т. 2. — М., 1989.

16 Спиркин А.Г. Сознание и самосознание. — М., 1972.

17 Чавчавадзе Н.З. Культура и ценности. — Тбилиси, 1984.

18 Ядов В.А. Символические и примордиальные солидарности (социальные идентификации личности) в
условиях быстрых социальных перемен // Проблемы теоретической социологии. — СПб., 1994.

19 Бергсон А. Избр.: В 4 т. Т. 1. — М., 1992.

20 См.: Фромм Э. Духовная сущность человека //Философские науки. — 1990. — № 8-9; Бегство от свободы. — М.,
1990.

21 Андреев Д. Роза мира. — М., 1993.

22 Вернадский В.И. Размышления натуралиста. — М., 1977.

23 Ильин И.А. Основы христианской культуры; Путь духовного обновления // Соч.: В 10 т. Т. I. — М., 1993.

24 Франк С. Л. Духовные основы общества. — М., 1992.

25 Гуссерль Э. Кризис европейских наук и трансцендентальная феноменология // Вопросы философии.-1992.
-№7.

26 Камю А. Бунтующий человек. Философия. Политика, Искусство. — М.: Политиздат, 1990.

27 Ортега-и-Гассет X. Философия культуры. — М., 1991.

28 Швейцер А. Культура и этика. — М., 1973.

гуманистической составляющей интеллигентности как основы человеческого существования (Н.А. Бердяев1, А.Ф. Лосев2, М.К. Мамардашвили, B.C. Соловьев).

Во-вторых, к тому, что термин intelligence стал употребляться для обозначения просвещенных людей, представляющих собой «мыслящую часть общества» — интеллигенцию, как носителя интеллигентности. Именно в таком понимании он утвердился в России. Подобную точку зрения в ее различных модификациях можно найти в работах отечественных философов XIX-XX веков (Н.А. Бердяева, А.С. Изгоева3, К. Каутского4, Е. Лозинского5, А.Ф. Лосева, В.Р. Лейкиной-Свирской6, П.Н. Милюкова, П.Б. Струве, М.И. Туган-Барановского и других). Но при этом одни авторы в связке интеллигенция-интеллигентность в качестве основания выделяли социально-экономические характеристики (Д.И. Писарев, В.П. Воронцова, А. Вольский, Е. Лозинский и др.), другие же говорили о приоритете нравственно-этических начал (П.Л. Лавров7, Н.К. Михайловский8, М.И. Туган-Барановский9, Г.Г. Шпет10 и др.).

Начиная со знаменитого сборника «Вехи»11, в состав авторов которого входили такие философы как Н.А. Бердяев, А.С. Изгоев, П.И. Новгородцев, И.А. Покровский, П.Б. Струве и ряд других, за интеллигенцией в качестве ее основного признака закрепились нравственно-этические качества, совокупность которых и рассматривалась как интеллигентность.

Следствием «Вех» явилось и то, что под интеллигенцией стали мыслить русскую интеллигенцию. Это, в конечном итоге, обусловило то, что

___________________________

1 Бердяев Н.А. Духовный кризис интеллигенции. Статьи по общественной и религиозной психологии (1907-
1909 гг.).-СПб., 1910.

2 Лосев А.Ф. Дерзание духа. — М.: Политиздат, 1988.

3 Изгоев А.С. Интеллигенция как социальная группа//Образование. -1904. -№ 1.

4 Каутский К. Интеллигенция и пролетариат. — Одесса, 1903.

5 Лозинский Е. Что же такое, наконец, интеллигенция? Критико-социологический опыт. Размышления о
марксизме. Изд. второе, стереотипное. — М., 2003.

6 Лейкина-Свирская В.Р. Зарубежная историография о дореволюционной России // Историографический
сборник: Вып. 4 (7). — Саратов, 1978.

7 Лавров П.Л. Исторические письма. — СПб., 1905.

8 Михайловский Н.К. Записки современника // Михайловский Н.К. Соч., 5-е изд. T.5. — СПб., 1911.

9 Туган-Барановский М.И. Интеллигенция и социализм // Интеллигенция. Власть. Народ: Антология.- M., 1993.

10 См.: Шпет Г.Г. Очерк развития русской философии // Шпет Г.Г. Соч. — M., 1990. — С. 17.

11 Вехи. Из глубины. — М., 1991.

интеллигентность стала рассматриваться как специфическое качество, отражающее особенности культурно-исторического развития русской интеллигенции. Существенный вклад в осмысление нравственно-этической составляющей русской интеллигенции привнесли научные труды, проецирующие на современность взгляды авторитетных зарубежных исследователей1, среди которых можно выделить Р. Пайпса2, А. Макконнела3, К. Манхейма4и др.

Подобное понимание, в целом сохраняясь на протяжении всего XX века (А.С. Панарин5, М.Н. Руткевич6, Л.Я. Смоляков7, В.И. Толстых8), активно дополняется идеей об универсальной значимости интеллигентности, несмотря на ее, специфически русское происхождение (П.П. Амелин9, А.В. Квакин10, А.А. Труфанов и другие).

Вместе с тем уже в конце XIX — начале XX века формируются и другие подходы к осмыслению интеллигентности: интеллигентность как внеисторическая, общечеловеческая характеристика (Д.Н. Овсянико-Куликовский ) и интеллигентность как историческое универсально-человеческое качество, духовные истоки которого следует искать не только в истории и культуре России, но и всего человечества.

Последнее понимание, восходя к идеям Н.А. Бердяева, П.Л. Лаврова, А.Ф. Лосева, М.И. Туган-Барановского, П.Н. Милюкова13, Р.В. Иванова-

___________________________

1 См.: Давыдов Ю. Два подхода к пониманию российской интеллигенции. М. Вебер и «Вехи» // Свободная
мысль.-1991.-№8.

2 Пайпс Р. Россия при старом режиме. — М., 1993. — С. 330.

3 Цит. по: Карпачев М.Д. Истоки Российской революции: Легенды и реальность. — М., 1991. — С. 72.

4 См.: Манхейм К. Проблема интеллигенции. Исследования ее роли в прошлом и настоящем. — М., 1993;
Человек и общество в век преобразований. — М., 1991.

5 Панарин А. Российская интеллигенция в мировых войнах и революциях XX века. — Изд-во: Эдиториал УРСС,
1998.

6 Руткевич М.Н. Интеллигенция как социальная группа и ее сближение с рабочим классом // Классы,
Социальные группы в СССР / Под ред. Ц.А. Степаняна, B.A. Семенова. — М.: Наука, 1968.

7 Смоляков Л.Я. Социалистическая интеллигенция.- Киев, 1986; Об интеллигенции и интеллигентности //
Коммунист.- 1988.-№ 16.

8 См.: Толстых В.И. Об интеллигенции и интеллигентности // Вопросы философии. — 1982. -№ 10.

9 См.: Амелин П.П. Интеллигенция и социализм. -Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1970.

10 Квакин А.В. Октябрьская революция и идейно-политическое размежевание российской интеллигенции:
теоретико-методологические, источниковедческие, историографические аспекты. — Саратов, 1989.

11 Труфанов А.А. Основы теории интеллигентности. — Казань: ЗАО «Новое знание», 2002.

12 См.: Овсянико-Куликовский Д.Н. История русской интеллигенции // Овсянико-Куликовский Д.Н. Собр. соч. — СПб., 1909,1911. Т. 7-9.

13 См.: Милюков П.Н. Из истории русской интеллигенции. — М., 1902.

Разумника1, активно разрабатывается в советское и постсоветское время, что нашло отражение в исследованиях таких авторов, как К.З. Акопян2, Т.В. Блаватская3, В.В. Возилов4, В.Р. Веселов5, А.В, Квакин, Г.С. Кнабе6, В.И. Кузищин, Д.С. Лихачев7, И.Л. Маяк, О.П. Севастьянова8, Г.С. Смирнов9, В.П. Соскин10, B.C. Меметов11, М.Т. Петров12, Ю.С. Степин13, А.И. Солженицин14 С.Л. Ушакин15, В.Г. Чуфаров16 и других.

_____________________

1 Иванов-Разумник Р.В. Что такое интеллигенция? Содержание истории русской интеллигенции / История
русской общественной мысли. Соч.: В 3 т. Т. 1. — М.: Республика; TEPPA, 1997.

См.: Акопян К.З. Русская интеллигенция: многоликость и уникальность // Поиск смысла: Сб. ст. — Н. Новгород, 1994; Соль земли? (интеллигенция как феномен русской культуры) // Человек. -1995, № 6,1996, № 1.

3 См.: Блаватская Т.В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. — М., 1983.

4 См.: Возилов B.B., Меметов B.C. Русские мыслители начала века об интеллигенции и нигилизме (Историко-
философский аспект) / Некоторые современные вопросы анализа российской интеллигенции: сб. науч. тр. —
Иваново, 1997.-С. 69-80.

5 См.: Веселов В.Р. Интеллигенция на рубеже эпох: проблемы исторического выбора и преемственности //
Интеллигенция и мир. — 2001. -№ 1.

6 См.: Кнабе Г.С. Служить народу, а не власти. Протоинтеллигенция или как зарождалось на Руси третье сословие // Родина. — 2001. — № 8.

7 Лихачев Д.С. Раздумья о России. — СПб., 2001; О русской интеллигенции. Письмо в редакцию // Новый мир. — 1993. — № 2; Об интеллигенции. — СПб., 1997; Основной инстинкт интеллигента // Российские вести. 2000. 27 сент. — 3 окт. (№ 38-39). Прил. С. 2. (Древо; № 8); Письма о добром и прекрасном. — М., 1985.

8 См.: Кузищин В.И. Существовала ли интеллигенция в античном обществе? // Интеллигент и интеллигенция на рубеже XXI века: итоги пройденного пути, перспективы: тез. докл. X Межд. науч.-теоретич. конф. Иваново, 22-24 сент. 1999. — Иваново, 1999. — С. 32-33; Кузищин В.И., Маяк И.Л., Савостьянова О.П. История древнего Рима.-М., 1993.

9 Смирнов Г.С. Мировая интеллигенция и ноосфера: пространство философского дискурса// Интеллигенция и мир. — 2001. — № 1; Ноосферная аксиология: цели и ценности бытия интеллигенции // Общечеловеческие
императивы и этносоциальные ценности интеллигенции. — Иваново, 2005; Социокультурная динамика
ноосферной идеи: история и современность // Интеллигенция России: традиции и новации: Тезисы докладов Межгосударственной научно-теоретической конференции. — Иваново, 1997.

10 Соскин В.Л. Конформизм интеллигенции: вина, беда или необходимость? // Интеллигенция России в XX веке
и проблема выбора. — Екатеринбург, 1999; Некоторые теоретические аспекты современного этапа изучения
советской интеллигенции России / Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции. — Иваново, 1996; О новых концептуальных подходах к изучению истории советской интеллигенции // Поиск
новых подходов в изучении интеллигенции: проблемы теории, методологии, источниковедения и
историографии: Тезисы докладов Межгосударственной научно-теоретической конференции.- Иваново, 1993;
Современная историография советской интеллигенции России. — Новосибирск, 1996.

11 См.: Меметов B.C. К дискуссии о времени появления и формирования российской интеллигенции. /
Некоторые современные вопросы анализа российской интеллигенции. Межвуз. сб. науч. тр. — Иваново, 1997; О
новых направлениях и тенденциях анализа жизнедеятельности интеллигенции в коллективе Ивановского межвузовского центра // Интеллигенция XXI века: тенденции и трансформации: мат. Межд. науч.-теорет. конференции. — Иваново, 2003; К первым итогам становления «интеллигентоводения» как самостоятельной отрасли научного знания / Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции. Межвузовский республиканский сборник научных трудов. — Иваново, 1996; О некоторых дискуссионных проблемах российского интеллигентоведения // Нравственный императив интеллигенции: прошлое, настоящее, будущее. — Иваново, 1998; Проблемы становления новой парадигмы интеллигенции. // Генезис, становление и деятельносіь интеллигенции: междисциплинарный подход. — Иваново, 2000; О некоторых проблемах теории и методологии исследования интеллигенции, ее генезиса и формирования / Интеллигенция и мир. — 2005. — № 1-2.

12 См.: Петров М.Т. Итальянская интеллигенция в эпоху Ренессанса. -Л., 1982.

13 См.: Степин Ю.С. Константы: словарь русской культуры. — М., 2001.

14 См.: Солженицин А.И. Образованщина// Новый мир. — 1991 -№5.

15 См.: Ушакин С.А. Интеллигентность сквозь призму интересов //Полис-1998. -№ 4.

16 См.: Чуфаров В.Г. О новых методологических подходах в изучении истории интеллигенции в советский
период // Поиск новых подходов в изучении интеллигенции: проблемы теории, методологии, источниковедения и историографии. — Иваново, 1993.

Исследованию специфики интеллигентского сознания посвящены работы, написанные в разные периоды российской истории. Эта проблема нашла свое воплощение в работах П. Д. Боборыкина1, Р.В. Иванова-Разумника, В.Ф. Кормера, П.Л. Лаврова, А.Ф. Лосева, Ю. Лотмана , Д.С. Лихачева, Н.К. Михайловского, Л.Я Смолякова4, А.И. Солженицина5.

И хотя позиции авторов отличаются в конкретном содержании и понимании интеллигентности, все они делают акцент на присутствие и значимость общечеловеческих ценностей. Ими же были заложены и наиболее важные для исследования интеллигентности идеи, нашедшие развитие в работах современных авторов:

  • о соотношении интеллигенции и интеллигентности (Ю.Ф. Абрамов, Е.А. Будникова, И.А. Бутенко, В.Н. Волков, Ф.И. Гиренок, Ю.Н. Давыдов, Л.П. Капаева, В.Г. Ледяев, В.В. Линько, И.И. Осинский, Ю.С. Степин, O.K. Степанов, В.Г. Чуфаров и др.);
  • об идентификации интеллигентного человека (А. Злобина, Ю.Л. Качанов, С.Г. Климова, О.Н. Козлова, СБ. Крымский и др.);
  • об интеллигентности как интеллектуальном ресурсе общества (Л.Д. Гудков, Д.В. Диденко, В.Л. Иноземцев, СМ. Климов, А.Н. Кочетов, A.M. Орехов, А.И. Ракитов, Б.М. Фирсов и др.), как характеристике качественных особенностей человека (Л.Г. Березовая, И.Н. Звонов, А.В. Квакин, Г.С Померанц, В.Л. Соскин, В.И. Толстых, А.А. Труфанов и др.), как консолидирующей идее (А.И. Морозов, Т.П. Наумова и др.), как определенном типе мышления и поведения (Л.Н. Коган, М.А. Колеров, А.И. Лазарева, И.Н. Семенова и др.), как особом социально-культурном феномене (В.Р. Веселов, Д.А. Ольшанский, СБ. Орлов, Г.С. Смирнов,

______________________

1 Боборыкин П.Д. Подгнившие вехи // В защиту интеллигенции. Сборник статей. — М., 1909; Солидные
добродетели // Отечественные записки. — СПб., 1870. — № 9.

2 Кормер В. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура // Вопросы философии. -1989. — № 9.

3 Лотман Ю.М. Интеллигент может ошибаться, но за ошибки готов платить // Новая газета.-2002. -№ 2. -14-
16.01.; Интеллигенция и свобода: (К анализу интеллигентского дискурса) // Россия. Russia. Русская
интеллигенция и западный интеллектуализм: история и типология: Материалы международной конференции,
Неаполь, май 1997 г. / сост. Б.А. Успенский. — М.; Венеция, 1999.

4 Смоляков Л.Я. Социалистическая интеллигенция. — Киев, 1986. — С. 150.

5 См.: Солженицин А.И. Образованшина // Новый мир. -1991. — № 5.

С.А. Ушакин, E.C. Элбакян и др.), как общечеловеческом идеале (В.Г. Рыженко, А.А. Труфанов, В.Ш. Назимова, Н. Шмелев и др.), как мировоззрении (Ю.Ф. Абрамова, Г.В. Акименко и др.).

Названные аспекты в той или иной мере нашли свое воплощение и в работах ученых юга России, среди которых следует отметить В.Н. Грузкова1, А.Г. Данилова2, В.В. Линько3, Е.О. Ярославского4 и др.

О возрастании значения качества интеллигентности в перестроечном и постперестроечном российском обществе и о необходимости воспитания интеллигентности пишут такие авторы как М.Е. Главацкий, М.И. Кондрашева5, Э.Б. Ершова6, В. Межуев7, B.C. Меметов, Л.Н. Коган8 и др.

Большую роль в координации исследований, выработке новых подходов к проблеме интеллигентности играют Межвузовский центр Российской Федерации «Политическая культура интеллигенции, ее место и роль в истории Отечества», Проблемный совет «Интеллигенция, культура, власть», созданные профессором B.C. Меметовым при кафедре истории и культуры России Ивановского государственного университета, и исследовательский Центр «XX век в судьбах интеллигенции», созданный на базе Уральского университета (Екатеринбург) под руководством профессора М.Е. Главацкого.

Благодаря объединению сил академической и вузовской науки, включающих не только представителей научных и культурных центров России,

_____________________

1 Грузков В.Н. Человек: к проблеме духовно-нравственного измерения (методологический аспект): Научный альманах. — Ставрополь: ООО «Бюро новостей», 2006; Духовное и профессионализм. Социально-философский анализ. — Ставрополь, 1997; Интеллигенция: проблемы духовно-нравственного самоопределения / Сборник научных трудов. — Ставрополь: Изд-во СГУ, 2003.

2 Данилов А.Г. Интеллигенция Юга России в конце XIX — начала XX века. — Ростов-на-Дону, 2000.

3 Линько В.В. Интеллигенция и интеллигентность. — Краснодар, 1999.

4 Ярославский Е.М. О старой и новой интеллигенции. — Ростов — на — Дону, 1939.

5 Кондрашева М.И., Главацкий М.Е. Итоги историографической «пятилетки» в исследовании истории российской интеллигенции (По материалам конференций межвузовского центра «Политическая культура интеллигенции, ее место и роль в истории Отечества») / Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции: Межвузовский республиканский сборник научных трудов. — Иваново, 1996; Кондрашева М.И., Главацкий М.Е. Научные конференции по исследованию проблем интеллигентоведения как историографический факт / Некоторые современные вопросы анализа российской интеллигенции. Межвузовский сборник научных трудов. — Иваново, 1997.

6 Ершова Э.Б. Социальная неоднородность российской интеллигенции (К постановке проблемы) // Генезис,
становление и деятельность интеллигенции: междисциплинарный подход. — Иваново, 2000.

7 Межуев В. Интеллигенция и демократия // Свободная мысль. — 1992. — № 16.

8 Коган Л.Н. Интеллигенция: слой специалистов или духовная элита общества // Интеллигенция в советском
обществе: Сборник статей. — Кемерово, 1993.

но стран ближнего и дальнего зарубежья, сегодня удалось воссоздать в рамках России единое интеллектуальное пространство, что позволяет свести воедино накопленный в истории мировой и российской мысли большой опыт в рассмотрении проблемы с позиций исторического, экономического, социального и философского анализа. Это дало основание ряду исследователей говорить о становлении новой отрасли научного знания -интеллигентоведения .

Анализ имеющихся источников показывает, что, хотя философия и другие гуманитарные науки и располагают обширным материалом, находящимся в исследовательском поле проблемы интеллигентности, следует признать, что до настоящего времени ни отечественными, ни зарубежными учеными интеллигентность не избиралась в качестве самостоятельного предмета философско-антропологического исследования. Это значит, что, несмотря на достаточную глубину рассматриваемых в вышеперечисленных работах вопросов, они затрагивают лишь различные аспекты объект-предметной области исследования, развивающаяся же философская мысль, исходя из актуализации проблемы интеллигентности в условиях современного антропологического кризиса, требует целостного исследования сущности и природы интеллигентности, что ставит вопрос о необходимости специального антропологического исследования.

Объектом исследования выступает интеллигентность как человеческое качество.

Предметом исследования является антропологическая сущность и проявление интеллигентности в современном мире.

Цель диссертационной работы — на основе анализа концепций интеллигентности в мировой и отечественной мысли раскрыть сущность и содержание интеллигентности и выявить пути ее актуализации в современном мире.

См.: Актуальные проблемы историографии отечественной интеллигенции. Межвузовский республиканский сборник научных трудов. — Иваново, 1996.

В соответствии с целью были определены следующие задачи:

  • рассмотреть эволюцию осмысления феномена интеллигентности в истории философской мысли;
  • проанализировать теоретико-методологические подходы к осмыслению интеллигентности в российской философской мысли и определить роль российских философов в конституировании интеллигентности;
  • выявить и обосновать методологическую основу, позволяющую синтезировать идеи, развиваемые практически во всех научных областях, формирующихся вокруг проблемы интеллигентности;
  • раскрыть интеллигентность как выражение духовности человека;
  • исследовать характер и природу интеллигентности в контексте человеческих качеств и дать определение интеллигентности;
  • определить основания идентификации интеллигентного человека;
  • проанализировать сущность интеллигентности как антропологического качества в контексте аксиологического подхода;
  • выделить базовые компоненты интеллигентности;
  • уточнить сущность интеллигентности через призму ее реализации российской интеллигенцией;
  • выявить позитивный потенциал интеллигентности в современном мире и определить пути его актуализации.

Теоретические и методологические основы исследования. Теоретическую основу исследования составляют работы отечественных и зарубежных философов, культурологов, психологов, историков, социологов, представляющие собой различные направления общественной мысли и отражающие различную историко-культурную реальность, но объединенные общей идеей поиска и теоретического обоснования человека как носителя разума, интеллекта, прогресса, культуры и общечеловеческих ценностей, совокупность которых тематизируется в качестве проблемы интеллигентности.

Теоретико-методологической основой диссертации выступает философско-антропологический подход, важнейшей чертой которого является положение о том, что проблема качественной определенности человека может быть поставлена и решена только в рамках целостного понимания человеческого существования. Это позволило преодолеть односторонность узкосоциальных и феноменологических версий и рассмотреть относительным постоянством, и как особую духовно-социальную субстанцию человеческого бытия, которая существует в условиях вполне конкретного времени и реального пространства в лице его носителей — интеллигентов.

Для реализации подобного целостного понимания интеллигентности использовались историко-философский, сравнительный, социокультурный, аксиологический, деятельностный, структурно-функциональный, системный и синергетический подходы, каждый из которых, имея ряд преимуществ, внес свой вклад в раскрытие той или иной задачи исследования.

Использование историко-философского, социокультурного и сравнительного методов исследования помогло сопоставить различные этапы развития интеллигентности, выявить константы, обусловливающие ее устойчивость и целостность, несмотря на имеющиеся пространственно-временные особенности проявления. При таком понимании в центре внимания находится взаимодействие человека и общества, основой соразвития которых выступают общечеловеческие ценности, что предопределило необходимость рассмотрения интеллигентности через призму аксиологического подхода.

Обосновать закономерность возникновения интеллигентности и рассмотреть ее как процесс, в ходе которого человек не только воспроизводит и творчески преобразует действительность, но тем самым творит и себя, позволило обращение к структурно-функциональному и деятельностному подходам.

Применение системного подхода, ориентированного на качественный анализ и раскрытие механизмов внутренней интеграции интеллигентности, дало возможность «увидеть» интеллигентность и как качество реально существующих социальных субъектов, ибо качество человека не может существовать вне него, и как идеальную универсальную сущность, а не сущность только русской интеллигенции, традиционно рассматриваемой в качестве ее носителя.

Обращение к синергетическому подходу, направленному на «обнаружение» скрытых установок (структур-аттракторов) на благоприятное будущее в самом человеке, и к экзистенциальному, рассматривающему человека в конкретном единстве его бытия и психического переживания этого бытия, позволило рассмотреть интеллигентность как активизацию собственных поддерживающих человека путей развития и внутренних побуждений следовать этим путям.

Основой методологической ориентации в подобном полипарадигмальном исследовании выступает диалектика как в ее классическом понимании (взаимосвязь части и целого, противоречивость развития, соотношение исторического и логического), так и в современном прочтении (системный подход, принцип научной дополнительности).

Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем:

  • обоснована эвристическая ценность применения философско-антропологического подхода к изучению феномена интеллигентности, в рамках которого интеллигентность воссоздается как универсальное культурно-историческое явление, и показано, что интеллигентность представляет собой результат превышения человеком самого себя в процессе приобщения к идеалу, опирающемуся на общеродовую природу и ценность человека, вследствие чего человечество наполняется всечеловеческим смыслом, проявляющимся в каждом отдельном носителе данного качества;
  • предложена авторская концепция интеллигентности как интегрального интеллектуально-нравственно-эстетического качества и раскрыто, что это качество является внешним проявлением биосоциальной сущности человека и реализуется в трех компонентах: интеллектуальности, нравственности и эстетизме;
  • дано авторское определение интеллигентности как личностно-индивидуального качества, заключающегося в обладании индивидом определенным интеллектуальным уровнем, нравственно-эстетическими свойствами и специфическими психологическими чертами, позволяющими в своей совокупности обеспечить сущностное единство человека, и обосновано, что реализация данного качества носит ценностный характер;
  • показано, что осмысление феномена интеллигентности в истории философии тяготеет к абсолютизации либо интеллектуальной составляющей (западноевропейская традиция), либо нравственной (российская традиция), либо эстетической (восточная традиция), и обосновано, что эти традиции могут рассматриваться не как фиксирующие самостоятельные специфические типы интеллигентности, заданные определенной социокультурной средой, а как аспекты концептуализации единого универсального качества интеллигентности;
  • доказано положение о том, что заслуга российских философов в конституировании интеллигентности состоит не в «открытии» данного качества, а в его проблематизации, и уточнено, что интеллигентность как интеллектуальное осмысление и нравственно-эстетическое восприятие мира не является качеством, монопольно принадлежащим слою русской интеллигенции, а представляет собой универсальное человеческое качество;
  • развита и концептуализирована идея цикличности понимания интеллигентности и доказано, что в современных условиях возрождается первоначальное всеобще универсальное значение интеллигентности, но не как абстрактной, а как культурно-исторической сущности;
  • выявлено, что основанием интеллигентности выступает духовность, проявляющаяся в способности творческого преобразования и развития мира на основе общечеловеческих идей и ценностей; обосновано, что духовность вне зависимости от контекста ее понимания как в рамках религиозной, так и научной и философской парадигм выступает универсальной сущностью интеллигентного человека;
  • установлено, что основой идентификации интеллигентного человека выступает отношение индивида к действительности, основанием которого служат закрепленные в интеллигентности ценности, и обосновано, что эти ценности центрируются вокруг идеи самоценности человека;
  • обосновано, что одной из причин антропологического кризиса является разрыв сущности и существования человека, и доказано, что средством преодоления современного антропологического кризиса является формирование интеллигентности как гуманистической доминанты внутреннего мира человека.

Основные положения, выносимые на защиту.

  1. Философско-антропологическое исследование интеллигентности реализуется на основе синтеза идей и принципов системного, историко-философского, культурологического, феноменологического, экзистенциального, компаративистского, синергетического и иных подходов. Применение методологии полипарадигмального подхода дает возможность рассмотреть интеллигентность, во-первых, как результат взаимодействия человека и социальной действительности, в рамках которой создается новое индивидуальное и общественное бытие и реализуется внутренняя сущность человека; во-вторых, как идеальное качество, отражающее всеобщие тенденции общечеловеческого и культурно-исторического развития; в-третьих, как проявление многообразных частных онтологии, в рамках которых человек переосмысливает идеальное содержание интеллигентности в конкретных социально-исторических практиках.
  2. Интеллигентность представляет собой интегральное образование, характеризующееся единством интеллектуальных, нравственных и эстетических компонентов, выступающих продолжением родовых свойств человека как мыслящего, творящего и деятельного существа. Интеллектуальность как познавательная способность восприятия и осмысления окружающего мира выступает рациональной основой жизненных ориентации; нравственность, задавая ценностную направленность и смысл теоретической и предметно-практической деятельности, способствует преодолению центробежных сил человеческого бытия; эстетизм привносит гармонию в способность человека репрезентировать свое время, свой народ, все человечество. Эти три компонента отражают сущность интеллигентности как антропологического явления, задающего универсальный смысл сосуществованию и функционированию человека знающего, человека нравственного и человека эстетического.
  3. Интеллигентность на личностно-индивидуальном уровне, представляя собой отражение и воплощение универсальной сущности интеллигентности, в своем конкретном проявлении всегда содержит индивидуальность, обусловленную непосредственными ценностными предпочтениями личности, представляющими собой совокупный результат ценностей, функционирующих на всеобще-родовом, конкретно-историческом и индивидуальном уровнях. На уровне всеобще-родовом интеллигентность отражает проявление родовой сущности человека, обладающей всеобщими ценностными характеристиками, на конкретно-историческом — своеобразие конкретно-исторических особенностей духовного осмысления мира ценностей, способов деятельности и общения; на индивидуальном — субъективные особенности психической организации. Определяющее значение в интеллигентности придается всеобще-родовым (общечеловеческим) и конкретно-историческим ценностям, так как именно они содержат в себе то начало, которое определяет универсализм и
    задает направленность реализации интеллигентности на личностно-индивидуальном уровне.
  4. Исследование интеллигентности определяется не только индивидуальными качествами познающего субъекта, но и конкретной социокультурной средой, задающей смысл и направленность социокультурных исторических практик, что получило отражение в наличии трех исторических традиций в осмыслении интеллигентности: западноевропейской, русской и восточной, тяготеющих либо к рациональным, либо к нравственным, либо к эстетическим компонентам интеллигентности. Такое вариативное понимание свидетельствует не о наличии трех различных типов интеллигентности, а о преобладании интеллектуальной, нравственной или эстетической составляющих в эволюции западной, восточной и русской цивилизаций. Названные традиции дополняют друг друга и выступают неотъемлемыми частями целостного философского понимания интеллигентности как единого универсального качества, гармонизирующего разум и рассудок с нравственными и эстетическими свойствами человека.
  5. Заслуга российских философов в конституировании интеллигентности состоит в том, что они, ориентируясь, прежде всего, на текущие вопросы и интересы частного бытия, закрепили и упрочили позиции интеллигентности в ряду человеческих качеств, раскрыли глубинную взаимосвязь и органическое единство нравственных свойств человека, обосновали духовное содержание интеллигентности как внутреннюю основу общечеловеческого всеединства, и тем самым заложили основы, позволяющие перенести центр тяжести в осмыслении интеллигентности из чисто внутренней сферы духовной жизни в сферу теоретического анализа внешних форм бытия. Но эта же ориентация на текущие вопросы и интересы бытия обусловила и то, что интеллигентность осмысливалась российской философской мыслью преимущественно не как самостоятельная сущность, а как родовое понятие социального слоя интеллигенции.
  6. В осмыслении интеллигентности выделяются своеобразные ступени, указывающие на определенную цикличность понимания данного феномена. В рамках первой ступени (период античности) преобладало представление об интеллигентности как универсальном, умопостигаемом абстрактном целом. Для второй ступени, которая начинается с Нового времени, характерно осмысление интеллигентности через абсолютизацию ее реального бытия, актуализирующего один из ее компонентов. В настоящее время осуществляется переход к третьей ступени, на которой возрождается понимание интеллигентности как универсальной культурно-исторической сущности. Осмысление интеллигентности как интеллигибельного конструкта ведет к абсолютизации всеобще-родовой, абстрактной сущности человека, не учитывает многообразия форм ее реализации; отождествление интеллигентности с качествами конкретных материальных носителей неизбежно приводит к подмене общечеловеческой сущности ее конкретно-историческим проявлением, в то время как человек представляет собой единство всеобще-родовой и конкретно-исторической сущности.
  7. Основанием интеллигентности выступает духовность, понимаемая как способность человека возвыситься над своим природным бытием, освоить социокультурное пространство, созданное другими людьми, и создать свой собственный внутренний мир, в котором индивидуальные психические качества (способности, потребности, установки и др.) дополняются высшими надличностными гуманистическими ценностями. А поскольку эти ценности не могут быть ограничены ни рациональным знанием, ни признанием практических правил этики, являющихся результатом осознания людьми собственного отношения к действительности, ни иррациональным началом, связанным с религиозным пониманием, постольку духовность вне зависимости от контекста ее понимания выступает универсальной сущностью интеллигентности, проявляющейся в способности людей относиться к общественно-историческому процессу жизни и участвовать в его творческом преобразовании и развитии в соответствии с общечеловеческими идеями и ценностями.
  8. Идентификация интеллигентного человека традиционно основывается на ценностях, выступающих в форме общественных идеалов. При этом конкретный перечень ценностей в идентификационной модели интеллигентного человека, в соответствии с существующими феноменологическими или узкосоциальными версиями определения интеллигентности, является результатом либо обобщенных предоставлений о совершенном человека, либо возведенных в ранг эталонных единиц ценностных свойств конкретных людей, а потому носит ситуативный, переменчивый характер. Учитывая, что ценности идеальной модели имеют общественный смысл, то есть выступают основой единства человека с другими людьми и с самим собой, представляется оптимальным при идентификации интеллигентного человека исходить из того в какой мере закрепленные в интеллигентности ценности способствуют ориентации человека в его противоречивом, изменчивом и многообразном индивидуальным опыте.
  9. Интеллигентность приобретает особую значимость в условиях переживаемого современным миром антропологического кризиса. Это обусловлено тем, что ее основу составляет признание человека высшей ценностью. И в этом смысле интеллигентность предполагает не просто наличие внешней рассудочной отстраненности, а представляет собой качество, органически включающее механизм самостановления человека через приобщение к идеалу, в роли которого выступают общечеловеческие ценности, воспринимаемые человеком как условие собственного существования и развития и механизм гармонизации отношения человека и человеческого мира через реализацию интеллигентности как средства и как цели. Поэтому внутренняя сущность человека и ее внешнее проявление в контексте интеллигентности слиты в одно целое и не существуют раздельно, что позволяет рассматривать интеллигентность как выражение гуманистической доминанты внутреннего мира человека.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается в возможности применения материалов, обобщений и выводов, содержащихся в диссертации, для дальнейшей разработки концептуальных и теоретико-методологических положений как в проблемном поле интеллигентоведения, так и в философском, антропологическом, культурологическом, социологическом и историческом знании в целом. Результаты исследования могут способствовать расширению понимания интеллигентности, углублению знаний в области теории человека и его сущности в условиях современного мира, развитию антропологического понимания духовности человека, формированию новых мировоззренческих ориентиров, адекватных современной социокультурной ситуации, уточнению содержания понятий «интеллигентность», «интеллигенция», «интеллигент».

Материалы и выводы исследования могут быть использованы при разработке образовательных и воспитательных программ для средних и высших учебных заведений, в преподавании курсов философии, культурологии, социологии, психологии, педагогики, а также специальных и вариативных курсов гуманитарного и социального профиля.

Положения и выводы диссертации могут применяться управленческими структурами при проектировании и регулировании социальной действительности, что особенно важно в связи с поиском практического решения задач реформирования современного российского общества.

Апробация исследования.

Наиболее значимые результаты исследования отражены в двух авторских монографиях общим объемом 26,1 п.л., одиннадцати статьях, пять из которых объемом 3,9 п.л., опубликованы в журналах, включенных в утвержденный ВАК перечень ведущих научных журналов и изданий. Основные идеи и выводы диссертации изложены в докладах и выступлениях на тринадцати конференциях различного уровня, в частности, на Втором конгрессе социологов Казахстана (Астана, 2005); Международной научно-методической конференции «Педагогический менеджмент и прогрессивные технологии в образовании» (Пенза, 2005); Международной научной конференции «Этнопсихологические и социокультурные процессы в современном обществе» (Балашов, 2005); Международной научно-теоретической конференции «Общечеловеческие императивы и этнонациональные ценности интеллигенции» (Иваново, 2005) и других.

Материалы исследования использовались при разработке и преподавании спецкурса «Интеллигенция и интеллигентность» студентам Ставропольского государственного университета.

Основные положения и выводы диссертации изложены в 26 публикациях общим объемом 41,4 п.л.

Объем и структура работы. Диссертация состоит из введения, четырех глав, содержащих десять параграфов, заключения, библиографического списка использованной литературы, включающего 727 источников, в том числе 20 на иностранном языке. Общий объем — 386 страниц машинописного текста.

http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/174072.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один + девять =