Маторина И.И. Проблема высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г. в контексте взаимоотношений «старой» интеллигенции и советской власти

Введение  

До недавнего времени история взаимоотношений «старой» интеллигенции и советской власти рассматривалась исключительно как одна из форм классовой борьбы пролетариата с буржуазией, которая имела своей целью формирование новой, «социалистической» интеллигенции. Эта цель была достигнута благодаря применению советской властью целого комплекса мер, частью которого была высылка в административном порядке за границу и в северные губернии группы «старой» интеллигенции, осуществленная в начале 1920-х годов.

Причины этого события были в свое время изложены в газете «Правда»1, документальные источники, кроме письма Ленина В.И. Дзержинскому Ф. от 19 мая 1922 г. , хранились в партийных архивах и были строго засекречены, поэтому в силу скудности доступных источников тема эта оказалась практически неразработанной.

Произошедшие в 1990-е годы изменения в общественной жизни позволили рассмотреть историю взаимоотношений интеллигенции и советской власти с позиций, отличных от классового подхода. Таковыми являются, например, теория факторов, теория элит, теория властных отношений, концепция государства-движения и т.д. Проблема высылки интеллигенции из РСФСР в 1922 г. в этой связи стала актуальной. Причин тому несколько.

Во-первых, в связи с открытием доступа к ранее засекреченным документам и опубликованием мемуарной литературы, посвященной высылке, стало возможным изучение подробностей ее хода, уточнение списка высланных, что имеет значение для разработки вопроса о судьбе «старой» интеллигенции в России и за рубежом после Октябрьской революции.

Во-вторых, изучение истории высылки интеллигенции из России в 1920-е годы позволяет детально прояснить вопрос о том, действительно ли это событие обеднило русскую культуру, нанесло ей столь непоправимый ущерб, как считают такие западные историки, как Верт Н., Пайпс Р. и др.3

В-третьих, определенный интерес представляет тот факт, что высылка за границу применялась советской властью неоднократно. В 1929 г. за границу был выслан Троцкий Д., в 1959 г. эта же участь чуть не постигла Пастернака Б., в 1974 г. за пределы СССР был выдворен Солженицын А., в 1980 г. эта же мера в виде ссылки в г. Горький была применена к Сахарову А. Даже при простом перечислении подобных случаев становится понятным, что существует определенная закономерность, связывающая все указанные факты в одно целое. В этом смысле проблема высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г. может быть рассмотрена как завершение первого этапа развития взаимоотношений интеллигенции и советской власти. Рассмотрение же всех этапов позволило бы дать ответ на вопрос о содержании взаимоотношений власти и интеллигенции в современном российском обществе.

Предваряя постановку проблемы данной работы, определимся с ключевыми понятиями и терминами, используемыми в ней. Под «старой» интеллигенцией понимается та ее часть, которая сформировалась в России до октября 1917 г., и именовалась «буржуазной» в документах партийно-советских органов власти. Соответственно под «новой» понимается та часть интеллигенции, которая сформировалась уже после октября 1917 г., и называлась «советской» и «социалистической». Впервые такое подразделение вводится Луначарским А.В. в статье «Интеллигенция и ее место в социалистическом 4 строительстве.

Под «интеллигенцией» в данном исследовании понимается определенная социокультурная группа, присущая только российскому обществу и включающая в себя такие характеристики, как образованность, нравственность, независимость мышления (свобода творчества), оппозиционность существующему государственному режиму. Последняя черта присуща только небольшой политически активной части интеллигенции. При определенных условиях она свойственна большинству интеллигентов, что и позволяет констатировать наличие противоречий в их взаимоотношениях с властью. Оппозиционность эта проистекает в большей степени из специфики возникновения и формирования этой группы, нежели из характера власти в государстве и материальных и духовных условий жизни людей. Определенный тип взаимоотношений «старой» интеллигенции и власти складывается, помимо всего прочего, из представлений самих интеллигентов и лидеров государства и партии о том, каковы должны быть место и роль интеллигенции в «социалистическом» обществе. Характер Октябрьской революции определяется как «некапиталистический», «социалистической» она именуется только в рамках анализа идеологических установок правящей большевистской партии. Установившееся после осуществления Октябрьской революции в России общество именуется «социалистическим» условно, и это понятие синонимично понятию «советское общество».

Хронологические рамки исследования составляют один год — с осени 1921 года до начала зимы 1923 года. Верхняя граница определяется началом подготовки партийно-советских органов власти к осуществлению высылки, нижняя — временем ее окончания, когда все намеченные лица были отправлены либо за пределы государства, либо в его северные губернии. Рассмотрение этого события как завершения первого этапа развития взаимоотношений интеллигенции и советской власти за все время существования последней считается оправданным, поскольку это была первая мера подобного рода, имевшая массовый единовременный предупредительный, а не оградительный характер, получившая широкое освещение в печати и примененная в дальнейшем только через несколько лет.

Подготовка и осуществление правящей партией высылки группы «старой» интеллигенции за границу и в северные губернии страны совпадает по времени с началом формирования в советском государстве авторитарного политического режима. В связи с этим возникает вопрос о возможности рассмотрения факта высылки группы «старой» интеллигенции как следствия проходивших в государстве процессов формирования однопартийности, командно-административной системы, единой массовой идеологии и т. д.

Такое предположение выглядит вполне допустимым, поскольку позволяет рассматривать акцию высылки как меру борьбы советской власти с инакомыслием интеллигенции, продолжавшуюся вплоть до конца 1980-х годов. Однако исследование истории высылки с этой точки зрения может оказаться ошибочным в силу, во-первых, слишком узкого понимания причин возникновения определенных противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и власти, а с другой стороны, в силу затруднения с объяснением причин негативного отношения власти к интеллигенции в современной России.

Рассмотрение факта высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР как следствия установления советской власти в России также представляется ошибочным, поскольку не позволяет дать аргументированного объяснения причин гонения интеллигенции до октября 1917 г.

Постановка всех означенных проблем свидетельствует о том, что рассмотрению вопроса о высылке «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г. как завершения 1 этапа развития взаимоотношений интеллигенции и советской власти, должен предшествовать анализ этих взаимоотношений. Это позволяет определить причины их становления, характерные особенности и перспективы развития.

Рассмотрение взаимоотношений интеллигенции и власти предпочтительнее осуществлять через раскрытие их властных отношений, формирующихся в момент образования данного государства и сохраняющих определенную устойчивость независимо от классовых интересов и социального состава обеих сторон. Возникновение определенного типа этих отношений определяется, во-первых, субъектом власти, во-вторых, объектом власти, в-третьих, способом принуждения объекта власти к подчинению, в-четвертых, причинами подчинения объекта власти ее субъекту.

Подчинение объекта власти ее субъекту является главным условием возникновения властных отношений. Его отсутствие есть проявление определенных противоречий в их взаимоотношениях, и называется оппозиционностью. Она является показателем самосознания объектом своего места и роли в общественной жизни. В этом случае субъект власти применяет такие способы принуждения к подчинению, выбор которых зависит от конкретной исторической обстановки, интересов правящей верхушки и государства.

Основоположником концепции властных отношений считается Вебер М.5 Он разработал учение о власти на основе социологической теории факторов, объясняющих развитие общества влиянием на него политических, экономических, культурных, религиозных, идеологических процессов. В разработке этой концепции, помимо М. Вебера, принимали участие такие ученые, как Моска Г., Ковалевский М., др. На сегодняшний день она является общепринятой.6

Данный концептуальный подход к рассмотрению проблемы высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1920-е годы как одного из способов принуждения, примененных советской властью для разрешения противоречий между ней и частью «старой» интеллигенции, представляется наиболее целесообразным. Очевидно, что взаимоотношения «старой» интеллигенции и советской власти находятся в непосредственной связи с экономическими, политическими, идеологическими, культурными и прочими процессами, проходившими в так называемом «социалистическом» обществе. Оппозиционность «старой» интеллигенции как проявление противоречий в этих взаимоотношениях возникает, когда советской властью (для защиты завоеваний диктатуры пролетариата, если пользоваться терминологией большевистской партии) вынужденно ограничивается свобода творчества, наличие каковой считается интеллигентами непременным условием их существования.

В данном случае факт применения советской властью высылки как административной меры воздействия на «старую» интеллигенцию можно рассматривать как завершение 1-го этапа развития взаимоотношений интеллигенции и советской власти, в ходе которого произошло формирование определенного типа этих взаимоотношений.

Данная работа позволяет разрешить отдельные аспекты проблемы высылки из РСФСР в 1922 г. группы «старой» интеллигенции, а именно:

1) восполнение пробелов (в первую очередь на основании ранее не публиковавшихся засекреченных документов и мемуарной литературы) в освещении хода высылки;

2) уточнение списка высланных за границу и в северные губернии РСФСР интеллигентов;

3) определение причин и обстоятельств подготовки акции высылки.

Предметом исследования избраны взаимоотношения «старой» интеллигенции и советской власти в первые годы после Октябрьской революции.

Целью исследования является раскрытие на примере высылки из РСФСР в 1922 году группы «старых» интеллигентов механизма возникновения и разрешения определенных противоречий во взаимоотношениях между «старой» интеллигенцией и советской властью в первые годы после Октябрьской революции. Кроме того, разрешаются следующие задачи:

1) раскрытие причин возникновения определенных противоречий во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти в первые годы после Октябрьской революции;

2) раскрытие позиции лидеров государства и партии в отношении «старой» интеллигенции советской власти;

3) раскрытие причин оппозиционности «старой» интеллигенции советской власти;

4) раскрытие причин высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР и в северные губернии страны в 1922 г.;

5) выяснение деталей подготовки и хода высылки;

6) составление списка высланных интеллигентов с их биографическими данными;

7) определение итогов и значения высылки.

Для достижения поставленных целей и задач исследования были использованы следующие общенаучные, специальные, исторические и применяющиеся в других науках методы, а именно: а) сравнительный анализ, применявшийся для рассмотрения взаимообратной связи субъекта и объекта властных отношений; б) системный анализ, использовавшийся для выявления причин возникновения противоречий во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти, выбора советской властью высылки как меры административного воздействия на «старую» интеллигенцию для разрешения этих противоречий; в) метод синтеза, применявшийся в работе при составлении списка высланных интеллигентов; г) индуктивный метод (факт-факт-вывод), применявшийся при изложении материала в каждом параграфе; д) хронологический метод, применявшийся при написании глав о подготовке и ходе высылки; е) синхронный метод, применявшийся при рассмотрении причин высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г.; ж) диахронный метод, применявшийся при рассмотрении акции высылки как завершения первого этапа взаимоотношений интеллигенции и советской власти; з) исторический метод, применявшийся при рассмотрении причин оппозиционности части «старой» интеллигенции по отношению к советской власти; и) источниковедческий метод, применявшийся при анализе документов и мемуарной литературы по подготовке и ходу высылки; к) количественный метод, применявшийся для исследования вопроса самосознания «старой» интеллигенцией своего места и роли в капиталистическом и социалистическом обществах.

Историография

Тема взаимоотношений интеллигенции и советской власти получила весьма разностороннее освещение как в русской зарубежной, так и в отечественной советской и постсоветской историографии. История их взаимоотношений начинается с момента установления этой власти, поэтому в историографическом обзоре охватывается весь пласт литературы, посвященной данной проблеме с момента ее возникновения, то есть с октября 1917 г. и по конец 1990-х годов. На основании хронологического метода выделяется несколько этапов ее изучения. При написании обзора использовался метод проблемного изложения, то есть группировка литературы по частной проблематике, что позволяет судить о степени изученности темы в целом. Метод использовался как при анализе литературы в рамках каждого этапа, так и при определении «сквозных» тем, затрагивавшимися различными авторами в различное время. В историографический обзор также включена литература по вопросу определения понятия «интеллигенция», поскольку авторы, занимающиеся этой проблемой, выводят, в качестве одного из критериев этого понятия, оппозиционность интеллигенции существующему государственному строю.

1 этап. Начало изучению темы взаимоотношений интеллигенции и власти в отечественной историографии было положено проходившими в 1920-х годах дискуссиями и диспутами о будущем современной интеллигенции, партийной политике в отношении немарксистски настроенных деятелей науки и искусства. В них приняли участие Полонский В., Раскольников Ф., Ра-дек К., Плетнев В., Мещеряков Н. и другие общественно-политические деятели советского государтва7. Обсуждение затронутых проблем продолжилось в печати. Статьи, лекции, доклады опубликовали такие философы немарксисты, как Аскольдов С., Бердяев Н., Введенский А., Ильин А., Лосский Н., Степун Ф., Шестов и др., а также марксисты Адоратский В., Бухарин Н., Ленин В., Луначарский А., Троцкий Л., Скворцов-Степанов И., др. О вкладе Луначарского А.В. в разработку проблемы взаимоотношений интеллигенции и советской власти следует отдельно сказать несколько строк. В период 1920-х годов из-под его пера вышло несколько публицистических статей, посвященных анализу причин оппозиционности интеллигенции и ее перехода от конфронтации к сотрудничеству с новой властью9. Именно Луначарский А.В., в отличие от Ленина В.И., обратил внимание на роль личностного фактора в этом вопросе10.

Отметим, что вопрос о взаимоотношениях интеллигенции и власти стал-предметом обсуждения в кругах общественности задолго до установления советской власти, а именно после неудачи первой русской революции. В 1909 г. в свет вышли сборники «Вехи: сборник статей о русской интеллигенции» и «Из глубины: сборник статей о русской революции». Статьи в них были написаны известными российскими философами, писателями, журналистами, публицистами, то есть теми самыми людьми, которые после установления советской власти получили название «старой» интеллигенции. В «Вехах» авторы размышляли о специфике русской интеллигенции, причинах ее появления в обществе, отношениях с властью. В сборнике «Из глубины» практически те же авторы анализируют вопрос отношения интеллигенции к революции, рассуждают о причинах ее оппозиционности власти, определяют место и роль интеллигенции в историческом процессе.

Самый первый и обширный историографический обзор, посвященный проблемам интеллигенции, был составлен в 1927 г. Сомовым Н.М. Он включает в себя более тысячи отечественных и эмигрантских изданий, написанных в период с 1921 по 1927 годы. Первыми историографами проблемы взаимоотношений интеллигенции и советской власти являются Полонский В., Вольфсон С., Войтоловский Л. и др. В их работах, в соответствии с классовым подходом, характеризуется социальная сущность интеллигенции, определяется ее роль в строительстве нового общества.

2 этап. 1930-1940-е годы. В разработке темы взаимоотношений интеллигенции и советской власти возникло новое направление. На первый план выступает необходимость детального освещения истории формирования советской интеллигенции как одной из важных проблем истории «культурной» революции в СССР. Поэтому в работах Волина Б., Келлера Б.А., Луппола И., Процько Ш.А., Шлихтера А.Г. Вопрос взаимоотношений «старой» интеллигенции с властью раскрывается главным образом как борьба компартии с саботажем и вредительством «буржуазных специалистов».

3 этап. В период 1950-1980-х годов тема взаимоотношений интеллигенции и советской власти начинает активно разрабатываться как в направлении обобщения всего накопленного материала, так и в направлении углубления исследования отдельных ее аспектов, а именно:

  1. Анализ взглядов В.И. Ленина на использование буржуазных специалистов, общие вопросы ленинской политики в отношении «старой» интеллигенции, характеристика конкретных путей перехода «старой» интеллигенции на сторону социализма. Этим вопросам посвящены монографии Амелина П.П., Смирнова И.С., статьи Генкиной Э.Б., Запорова П.И., Красниковой А.В., Ревенко В.Г., Свинцовой М.П., Точеной В.П. и др.
  2. Анализ формирования и положения отдельных групп интеллигенции в период гражданской войны и в восстановительный период, привлечение военных специалистов на службу в Красную армию. Эти вопросы раскрываются в работах Алексеевой Г.Д., Ивановой Л.В., Ульяновской В.А., Сырцова В.Ф., Черкашиной В.Г., Зосимского В., Зак Л.М., Ермакова В.Г., Месеняшина И.А., а также Винокурова А.В., Данилевского А.Ф., Иовлева A.M., Кораблева Ю.И., Кузьмина Н.Ф., Спирина Л., Хасанова И.З. и др.
  3. Борьба компартии за привлечение «старой» интеллигенции на сторону советской власти. Этой теме посвящены труды Антонова В.В., Краморенко Л.И., Королева Ф.Ф., Маерович Б., Плешаковой А.В., Шилова А.А., Ширяева П., Демидова Н.И., Екисинина Б.И., Курылева Ю.И. и др.
  4. Борьба компартии с буржуазной идеологией в первые годы советской власти и в условиях НЭПа. Это направление является одним из самых обширных, поскольку исследователи рассматривали эту проблему как в целом, так и в отдельных аспектах. В частности, вопросам идейной борьбы идеализма и марксизма уделили внимание философы Клушин В., Чагин Б., Чернега Р.П., Кирикова Л.М., др20.

Необходимо особо отметить заслуги Федюкина С.А. Его перу принадлежат труды по вопросам привлечения буржуазных специалистов к социалистическому строительству, борьбы компартии с буржуазной идеологией, деятельности партии по формированию социалистической интеллигенции и т. 21 д. Он является автором одной из первых монографий, в которой характеризуются взаимоотношения советской власти и интеллигенции за период с 1917 22 по 1930-е годы. Федюкин С.А. был первым советский историографом, отказавшимся от принятой по идеологическим соображениям догмы разделения интеллигенции по отношению к революции на три группы. Он привел доказательства того, что политическое расслоение могло проходить и внутри этих групп. Также он является, практически, единственным советским историком, затрагивавшим на страницах своих работ проблему высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г.

Ряд работ, написанных авторами в рамках третьего этапа, был посвящен исследованию вопросов борьбы партии с буржуазной идеологией в области науки. Этим аспектом взаимоотношений интеллигенции и советской власти занимались, помимо уже упоминавшихся Алексеевой Г.Д. и Ивановой Л.B., Генкина Э.Б. и Широкоград Л.Д. Проблема роли советской печати в борьбе с буржуазной журналистикой в восстановительный период освещена в работах Ученовой В.В., Максимова А.А., Барабохина Д.А., Назарова А.И., Федоровой О.П. и др26. Вопросы идеологической борьбы с буржуазией в области литературы и искусства исследовались в трудах литераторов и искусствоведов Метченко А., Лукина Ю.А., Андреева Ю., Беляева А. и др27. Общие вопросы идеологической борьбы КПСС с буржуазной идеологией в первые годы советской власти рассматривались Федюкиным С.А., Демидовым Н.И.,

Бусыгиным Ю.А., Гагариным А.П., Генкиной Э.Б., Ермаковым Т.В., Хохуно-28 вой О.И. и др. Взаимоотношения «старой» интеллигенции и советской власти трактуются ими как классовая борьба «старой» интеллигенции в области идеологии против диктатуры пролетариата. Все исследователи подробно рассматривают меры, которые использовала партия для прекращения этой борьбы, но практически только Федюкин С.А., Мухачев Ю.В., Алексеев П.В. затрагивают в этой связи вопрос о высылке группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 году. В частности, Федюкин С.А. упоминает об этом событии в двух своих книгах: «Великий Октябрь и интеллигенция» (С. 208) и «Борьба с буржуазной идеологией в условиях перехода к НЭПу» (С. 177), где приводит фамилии некоторых высланных, не указывая при этом источник информации. Эта маленькая деталь свидетельствует о том, что проблема высылки интеллигенции в 1922 г. из РСФСР оказалась малоисследованной, в том числе в силу засекреченности источников.

В 1960-1970-х гг. историками Лутченко А.И., Власовым М.Г., Соскиным В.Л., Лебиным Б.Д., Амелиным П.П. и др. была исследована проблема развития советской интеллигенции за весь прошедший со времени осуществления Октябрьской революции период. Авторы рассмотрели положение интеллигенции в капиталистическом и советском обществах; проанализировали ее роль в формировании и развитии социалистической культуры; определили специфику данной социальной группы на современном этапе. Особо следует отметить работу Кима М.П. «Сорок лет советской культуры» , в которой рассматривается позиция и эволюция политических взглядов «старой» интеллигенции, как в первые годы советской власти, так и в восстановительный и реконструктивный период.

Период 1930-1950-х гг. в истории взаимоотношений интеллигенции и советской власти в советской историографии практически не освещен. Кроме С.А. Федюкина, характеризовавшего период 1930-х годов как период завершения идеологической борьбы с буржуазией и формирования «социалиста ческой» интеллигенции, можно упомянуть работы Меметова B.C., исследовавшего вопросы взаимоотношений интеллигенции и советской власти в период Великой Отечественной войны. В основном этот период охарактеризован только в обобщающих трудах по истории советской интеллигенции. Причины такого осторожного подхода советской историографии к проблеме взаимоотношений интеллигенции и власти в этот период кроются в политической обстановке, сложившейся в стране в 1960-1980-х годах. В связи с этим вызывает интерес, например, факт, с какой тщательностью Федюкин С.А. обращает внимание читателя в своей монографии «Советская власть и буржуазные специалисты» на проявление советской властью гуманного отношения к разоблаченным и осужденным «вредителям».

Период 1960-1980-х гг. в истории взаимоотношений интеллигенции и советской власти в советской историографии освещался в трудах Зезиной М.Р., Ковальчука А.С., Мансурова В.А., Барбаковой К.Г., Павловой А.Е. и др34. Уважая вклад этих авторов в разработку проблемы, отметим, что они совершают ошибку, считая проблему противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и советской власти свойственной только периоду становления социалистической интеллигенции, и не рассматривают в связи с этим вопрос о возникновении правозащитнического движения в СССР. Это объясняется тем, что с позиции классового подхода в эпоху так называемого «развитого социализма» советская интеллигенция рассматривалась не как межклассовая прослойка, а культурная составляющая классов крестьянства и рабочих, которые сливаются в историко-культурную единую общность, именуемую «советский народ».

4 этап. С конца 1980-х гг. ситуация с разработкой проблемы взаимоотношений интеллигенции и советской власти, и высылки группы «старой» интеллигенции как одного из аспектов этой проблемы начинает меняться. Уже в современной отечественной историографии появляется ряд статей и работ, посвященных анализу природы взаимоотношений власти и интеллигенции через определение понятия «интеллигенция». Начало этому процессу было положено статьей Кормера В. «Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура», написанной в связи с 60-летием выхода в свет сборника «Вехи» и вновь опубликованной в 1989 г. в журнале «Вопросы философии»36. В дальнейшем тема эта получила весьма широкое освещение в публицистике и научной литературе. Проблемам, связанным с судьбой российской интеллигенции, посвящены сборники статей «1917 год в судьбах российских граждан» , «Российская провинция в годы революции и гражданской войны (1917-1922 г.)», «Судьбы российской интеллигенции», «Русская интеллигенция: история и судьба»,40 «Интеллигенция на пороге XXI века»,41 «Проблемы истории и творческое наследие профессора Н. П. Соколова»42, «Петроградская интеллигенция в 1917 году»43, «Интеллигенция и нравственность»,44 «50 на 50: опыт словаря нового мышления»45 и т. д. В них излагаются новые концептуальные подходы к определению понятия «интеллигенция», одним из важнейших признаков которой выделяется ее оппозиционность власти, и с разных точек зрения анализируются причины этой оппозиционности. Рассмотрению этих же проблем посвящены статьи Иванова А., Гордина Я., Люкс JI.46, а также труды Соскина B.JL, Лазаревой Л.Н., Коржихиной Т.П., Галай Ю.Г., Булдакова В.П., Раева М., Белоуса В.Г., Степанова Ю.С. и других47.

Наравне с разработкой различных аспектов понятия «интеллигенция», происходит и углубление исследования таких малоизученных тем, как проблема высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР и в северные ее губернии в 1922 году. Этому вопросу посвящен ряд монографий (Костикова В.В., Квакина А.В., Литвина А.Л., Соскина В.Л., Тополянского В.Д., др.),48 статей (Красовицкой Т.Ю., Голланда Ю., Геллера М., Хорунжего С., Кондакова И.В., Белоуса В.И., Маториной И.И.,49 а также Дмитриевского В.Н.50). Авторы пытаются определить причины и последствия этого события, осветить его ход и рассказать о людях, которые подверглись этой акции.

На данный момент рассекречено много фондов партийных архивов и опубликовано, в связи с этим, большое количество документов, касающихся подготовки и хода высылки из РСФСР и в северные губернии страны в 1922 г. группы » старой» интеллигенции. Благодаря этому исследователи получили возможность детально изучить это событие из истории взаимоотношений интеллигенции и советской власти. Необходимо отметить, что ценный вклад в разработку проблемы внесли Главацкий М.Е., Мазур В.А., Соскин B.JI. Последний в своей работе «Переход к НЭПу и культура (1921-1923 гг.)», основываясь на материалах Архива Президента РФ, выстраивает наиболее полную (на сегодняшний день) версию подготовки и осуществления высылки. Ее причины Соскин B.JI. видит в том, что «старая» интеллигенция сама, путем активизации своей общественной позиции в рамках профсоюзного движения, издательской деятельности, способствовала накоплению «критической массы», которая и привела Советскую власть к погрому интеллигенции.

В современной отечественной историографии наметились две основные тенденции рассмотрения проблемы высылки интеллигенции. Сторонники первой, в частности, Костиков В., Голланд Ю., Геллер М., др., предлагают расценивать это событие как следствие борьбы советской власти с инакомыслием интеллигенции в условиях формирования в стране авторитарного политического режима. Необходимо также отметить и интересный подход, который предлагает в рамках этой тенденции Литвин А.Л., включая осуществление высылки в ряд операций, проведенных ГПУ в рамках политики «красного террора». Сторонники второй, в частности, Дмитриевский В.Н., Кондаков И.В., выясняют причины оппозиционности интеллигенции советской власти, отталкиваясь от определения понятия «интеллигенция».

Эти две тенденции характерны для всей постсоветской историографии, посвященной различным аспектам проблемы взаимоотношений интеллигенции и власти. В частности, Черных А.И. в своей монографии «Становление России Советской: 1920-е годы в зеркале социологии» излагает суть этих взаимоотношений на основе концепции государства-движения, предложенного Арендт X. С точки зрения борьбы оппозиции с антидемократическим характером советской власти исследует эту проблему Алексеева JI.M. в монографии «История инакомыслия в СССР: Новейший период»54, которая написана исключительно на основе информации, почерпнутой из зарубежных (в том числе и русских) печатных изданий. Примерно с таких же позиций рассматривают взаимоотношения интеллигенции и советской власти авторы сборников «Власть и оппозиция: российский политический процесс XX века», «Нравственное сопротивление», «Философия не кончается», «Поле сражения — душа», «Две тенденции в истории социалистической мысли: социалистический гуманизм и казарменный коммунизм», «Освобождение духа»55. Такого же мнения придерживается и Лерт Р.В.56 В монографии Павлова Б.Д.57 эта проблема рассматривается как борьба партийно-советских органов власти за установление однопартийной системы в СССР.

За последние десять лет в отечественной историографии появились работы, в которых исследуются отдельные аспекты взаимоотношений интеллигенции и советской власти в довоенные и послевоенные годы. Этими вопросами занимались и продолжают заниматься Лихачев Д.С., Громов С., Дедков И.А., Бордюгов Г.А., Козлов В.А., Аксенов И.С., Елагин Ю., Белецкая В.В., Выскочков И.С., Волобуев О., Кулешов С., Кара-Мурза С. и др58. Вопросы взаимоотношений интеллигенции и власти в современном обществе активно обсуждаются учеными на научных конференциях и семинарах. С докладами, представленными на них, можно ознакомиться в таких сборниках, как: «Интеллигенция на пороге XXI века»; «На путях политической трансформации: политические партии и политические элиты постсоветского периода»; «Русекая культура и мир»; «Духовная культура»; «Интеллигенция России: история и современность»; «Интеллигенция России: традиции и новации» и т.д.59. Среди проблем, обсуждавшихся на этих конференциях, особое внимание привлекают те, в которых делается попытка определения места и роли интеллигенции не только в прошлом и настоящем, но и в будущем обществе. Особенно интересен в этом отношении концептуальный подход Головинского А.Г.,60 рассматривающего историю интеллигенции как процесс формирования нового класса, которому будет принадлежать господство в обществе будущего. Он определяет его как «интеллигенизм» и помещает в историческом процессе между капиталистическим и социалистическим обществами.

Охарактеризовав основные тенденции отечественной историографии по изучению темы взаимоотношений интеллигенции и власти и, соответственно, высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г., остановимся более подробно на некоторых предлагаемых авторами подходах к изучению темы, которые представляют наибольший интерес.

Одним из таких подходов является исследование проблемы взаимоотношений интеллигенции и власти через определение понятия «интеллигенция». В частности, Кормер В. в своей статье «Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура»61 осуществляет попытку сравнительного анализа так называемой «веховской» интеллигенции и советской интеллигенции 1960-х годов. В результате он формулирует следующее понятие интеллигенции: «это единственное в своем роде историческое событие: появление в определенной точке пространства в определенный момент времени совершенно уникальной категории лиц». По мнению Булгакова С.Н., ее представители должны обладать такими качествами, как неотмирность, стремление к спасению человечества, мечтания о грядущем царстве правды (под различными социалистическими псевдонимами)63. Кормер В. добавляет, что этим людям присуща одержимость нравственной рефлексией, ориентированной на преодоление глубочайшего внутреннего разлада, возникшего между ними и собственной нацией, народом, государством. Эту отчужденность он считает отличительнейшим признаком русской интеллигенции, который и составляет ее сущность. Далее Кормер В. рассуждает, что до октября 1917 г. эта отчужденность объясняется тем, что сама власть рассматривала интеллигенцию как оппозицию себе в силу взятия последней на себя заботы о защите социальных интересов народа и с этой целью использовавшей оппозиционность как способ ее достижения65. Но, после установления советской власти, интеллигенция, «породившая большевизм,. тотчас же ощутила его себе внеположным,. поняла, что этим она не решила своих проблем и должна снова од терзаться своей ненужностью. Отвечая на вопрос, почему интеллигенция не боролась с советской властью, Кормер В. пишет, что: «интеллигенция не смела выступить против советской власти не только оттого, что ей не давали этого сделать, сколько оттого, что ей не с чем было выступить. Коммунизм был ее собственным детищем. Идеи, с которыми она пришла к нему, были ее собственными идеями, которые. отнюдь не были изжиты. Ей было нечего противопоставить коммунизму.

Путем таких размышлений Кормер В. приходит к выводу, что «интеллигенция не принимает советскую власть и одновременно боится себе признаться в этом, ибо тогда ей пришлось бы взять на себя ответственность за все несчастья страны за всю историю советской слабости. Этот страх и породил, по его мнению, феномен «двойного сознания», который является характерной особенностью советской интеллигенции.

Приведенная концепция представляет собой четко аргументированный алгоритм взаимоотношений советской власти и интеллигенции и причин оппозиционности последней. Некоторые сомнения вызывает только факт выведения противостояния интеллигенции власти до и после Октябрьской революции из различных причин. Представляется, что такая оппозиционность должна иметь под собой общие причины, в противном случае приходится признать, что возникновение определенных противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и советской власти порождается характером этой власти.

Несколько иначе подходит к проблеме Степанов Ю.В. Определяя интеллигенцию как «субъект (носитель) исторического самосознания народа в процессе государственного строительства’®2, ее взаимоотношения с советской властью он раскрывает, как борьбу за право быть этим самым носителем. Концепция весьма спорная, поскольку на ее основании невозможно четко определить причины возникновения определенных противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и власти в досоветский период, так как до событий февраля 1917 г. подавляющее большинство интеллигенции, независимо от их политической ориентации, не сомневались в праве государственного аппарата осуществлять свои функции. Получается, что интеллигенция оппозиционна советской власти, поскольку обиделась, что ее исключили из участия в управлении государством, а функция интеллигенции перешла к советской власти. Кстати, именно с таких позиций пытаются вывести определение понятия «интеллигенция» в России западные историки. Они рассматривают ее как «слой общества, воспитанный в расчете на участие в управлении обществом, но за отсутствием вакансий оставшиеся со своим образованием не у дел.

Особый интерес вызывает статья Кондакова И.В. «К феноменологии русской интеллигенции, в которой автор осуществляет систематизацию традиций изучения генезиса интеллигенции в России и, соответственно, ее взаимоотношений с властью. Первой он выделяет народническую традицию выведения корней интеллигенции из разночинской среды, чем и объясняется ее разрыв с обществом и властью. Вторая традиция связывает генезис русской интеллигенции с истоками русского вольномыслия. Интеллигенция рассматривается как «группа инакомыслящих» по отношению к власти, проникнутой духом деспотизма и авторитаризма. Отметим, что большинство исследователей проблемы взаимоотношений интеллигенции, и советской власти в постсоветской отечественной историографии придерживаются именно этой точки зрения. Третья традиция связывает происхождение интеллигенции с реформами Петра Великого, поэтому успехи просвещения в России ставятся в зависимость от державной воли просвещенного монарха. Такая ситуация ставит интеллигенцию в двойственное положение: с одной стороны она «рекрутируется» властью, являясь средством реализации политической воли государственного аппарата, а с другой стороны, интеллигенция сама творит себя и определяет смысл и цели своей деятельности, которая связана с творчеством74. Четвертая традиция выводит генезис интеллигенции из древнерусских корней, а потому одним из характерных признаков ее считается подвижничество. Трагедия русской интеллигенции, с этой точки зрения, состоит в том, что из нее может выделиться некоторая часть революционеров-прагматиков, которые в угоду жажде практических преобразований «срываются» в массовый или индивидуальный террор, что приводит к вырождению духовного и культурного творчества самой интеллигенции75. Пятая традиция рассматривает взаимоотношения интеллигенции и власти с точки зрения русского марксизма, которая объявляет интеллигенцию группой, враждебной революции. Ей не находится места в социально-классовой стратификации, и она получает статус «прослойки». Она считается «прислугой» господствующих классов, а создаваемые ею произведения культуры в соответствии с поступавшим «социальным заказом» являются опасными и вредными для народа, а потому подлежат изъятию и переосмыслению. Потому существует партийно-государственный контроль неблагонадежной, продажной интеллигенции, склонной к политическому предательству. Эмиграция, высылка, процессы 1930-х годов над «буржуазными специалистами» — все это должно убедить массы, что интеллигенция им враг. Именно отсюда, считает Кондаков И.В., берут свое начало корни «двойного сознания» интеллигенции. Отметим, что на основании этой пятой традиции написано подавляющее большинство трудов советской отечественной историографии.

Осуществив вышеперечисленную систематизацию, Кондаков И.В. приходит к справедливому выводу о том, что исследование генезиса интеллигенции и взаимоотношений ее с властью следует осуществлять на основе их синтеза, дабы получить объективную картину исторического процесса. Отметим, что в настоящем исследовании выводы Кондакова И.В. были учтены и использован системный подход к рассмотрению проблемы взаимоотношений «старой» интеллигенции и советской власти.

Осуществив разбор различных подходов к изучению проблемы взаимоотношений интеллигенции и власти, обратим внимание на один из аспектов этой проблемы, а именно на факт высылки из РСФСР в 1922 г. группы «старой» интеллигенции. В советской историографии, несмотря на практическую не разработку данной проблемы, на основе классового подхода была выработана концепция ее изучения. Высылка рассматривалась как одна из мер по ликвидации внутренней контрреволюции путем изгнания из страны самых ярых носителей буржуазной идеологии, чтобы они не могли вести борьбы внутри страны. Федюкин С.А., авторству которого принадлежит данная концепция, и Мухачев Ю.В. выводят причины осуществления этой акции из обострения идеологической борьбы в условиях введения НЭПа. Мухачев Ю.В. добавляет также, что еще одной причиной высылки можно считать борьбу КПСС с попытками контрреволюции победить советскую власть путем врастания ее представителей в лице отдельных специалистов в структуры советского государственного аппарата.

Приводимые авторами доказательства были бы вполне убедительными, если бы высылка как мера административного воздействия на интеллигенцию никогда более не повторялась. Но она применялась неоднократно уже против советской интеллигенции. Это означает, что рассмотрение причин высылки как борьбы с контрреволюционностью «старой» интеллигенция слишком узко для понимания проблемы в целом. Расширяя рамки, можно рассматривать причины высылки как проявление борьбы с буржуазной идеологией, которая была актуальна для советского общества за все время его существования. В этом случае все факты применения высылки как административной меры, воздействия на интеллигенцию можно трактовать как борьбу с проникновением буржуазной идеологии извне, из капиталистического мира. Именно так и считают Иоффе И.З. и Романовский Н.В.79. Если исходить из представления об интеллигенции как об определенной социальной группе, представители которой способны, в силу умения получать и анализировать информацию, видеть различные недостатки в действиях властей и пытаться всеми доступными им способами устранять их, очевидно, что оппозиционность уже советской интеллигенции советской же власти может быть объяснена и без ссылок на какое-либо влияние извне. Похожего мнения придерживается и автор монографии «История инакомыслия в СССР: Но-80 вейший период» Алексеева Л., рассматривающая оппозиционность интеллигенции советской власти в 1970-х годах в узком смысле как проявление борьбы наиболее сознательных и активных членов общества с мешающей развитию страны командно-административной системой, переродившейся партией, единой массовой идеологией.

В современной отечественной историографии, как уже отмечалось, тема взаимоотношений власти и интеллигенции рассматривается как борьба оппозиции с авторитарными методами, применяемыми советской властью для управления обществом. На этих позициях, в частности, стоит Костиков В., говоря, что «. решение о высылке было неожиданным и продиктовано не совсем ясным зигзагом большевистской политики. Оно было тем более неожиданным, что условия НЭПа позволяли надеяться на активное сотрудничество советской власти с интеллигенцией. Казалось бы, для мирного сожительства создались более благоприятные условия. Активная оппозиция в лице меньшевиков и эсеров была окончательно разгромлена. Суд над лидерами партии социалистов-революционеров в июне-июле 1922 г. и высылка лидеров эсеров и меньшевиков за границу ликвидировала оппозицию. С точки зрения политической целесообразности высылка группы интеллигенции он представляется необъяснимой.

Не видя политической необходимости в осуществлении высылки, Костиков В. находит причины в идеологии: поскольку у большевиков власть была монополизирована, начинается борьба с инакомыслием и «старая» интеллигенция стала одной из жертв этой борьбы. Справедливо полагая, что одной из причин высылки стало ограничение свободы творчества «старой» интеллигенции, Костиков В., тем не менее, приходит, на наш взгляд, к неверному выводу, что борьба с инакомыслием в советском государстве является следствием изначально присущему советской власти авторитарному способу управления государством. При осуществлении анализа взаимоотношений «старой» интеллигенция и советской власти на основе концепции властных отношений становится понятно, что тип этих взаимоотношений определяется не только характером власти, но и целым рядом других причин, условий и факторов. Стремление ряда отечественных историографов объяснить все антидемократические процессы, проходившие в нашем обществе за все время существования советской власти «запрограммированностью» ее на авторитаризм вполне понятно, однако не отражает реального положения вещей. В своей статье «НЭП: история и современность» Грехова Н.Н. раскрывает причины этого стремления: «В годы перестройки, когда потребовалось противопоставить «хороший» НЭП «плохому» сталинизму, отечественная историография этого периода в целом пошла под знаком поиска альтернативы сталинскому «великому перелому» 1929 г. НЭП в этой связи (со всем его многообразием), представлялся «идеальной» моделью «социалистической рыночной экономики», якобы волюнтаристски отброшенной Сталиным, стремившимся к установлению личной власти, а потому не нуждавшимся в «плюралистическом» НЭПе. Такой трактовке способствовала общественно-политическая ситуация конца 1980-х — начала 1990-х годов. Поэтому на вооружение зачастую бралась тоталитарная концепция советского общества, признающая изначальную запрограммированность антидемократического перерождения советского режима существованием марксистской доктрины и характером правящей партии» 83.

Именно с этих позиций раскрываются Черных A.J1. процессы, происходившие в культурной жизни советского общества в 1920-х годах. В своей монографии «Становление России Советской: 1920-е годы в зеркале социологии»84 она опирается на анализ государства-движения, данный Арендт X. в книге «Истоки тоталитаризма» и разработанный немецким социологом Рамштетом О. Суть его сводится к следующему.

Во-первых, всякая партия развивается из социального движения, которому свойственная историчность и поведенческий характер. Во-вторых, участники движения должны постоянно быть в движении, т.е. изменяться. В-третьих, должно существовать единство цели движения и мотивации его участников. В-четвертых, движение не должно быть сводимо к формальной организации. В-пятых, должна существовать постоянная нарастающая радикализация движения. Черных А.И. доказывает, что советская Россия как раз и была государством-движением, возникшим на основе движения, формализовавшим его и создавшим псевдодвижение: «большевистская партия, победившая в 1917 г., столкнулась с невозможностью «вместить» массовое движение, приведшее ее к власти, в рамки государственных структур. Результатом стал террор по отношению к прежним соратникам, уничтожение «старой ленинской гвардии», означавшее подавление движения в прежнем виде. Тем не менее, идеология и побудительные импульсы были сохранены и находили свое выражение в государственной организации, в экспансии вовне, проявлением чего стала теория перманентной революции JI. Троцкого. Но поскольку страна явно не обладала достаточными для внешней экспансии силами, то Сталин предпочел экспансию внутрь. Страна приобрела облик государства-движения. Институциолизация движения традиционно означала его стагнацию, т. е. гибель. Сохраниться оно может только в условиях кризиса. Именно поэтому Советская Россия постоянно жила в условиях чрезвычайщины».

Время формализации партии-движения в государство-движение Черных А.И. относит к началу 1920-х годов, объясняя тем самым причины высылки группы «старой» интеллигенции как начало внутренней экспансии государства-движения. Предлагаемая концепция рассмотрения жизни советского общества была бы вполне приемлема, если бы не следующие обстоятельства.

Во-первых, очевидно, что все процессы, происходившие в советском обществе, Черных А.И. истолковывает опять же через «заданность» авторитарного характера советской власти, каковую ошибочность мы подробно изложили выше.

Во-вторых, если придерживаться этой концепции, то советское государство-движение перестает существовать в результате августовского путча 1991 года, вместе с советской властью и КПСС. Следовательно, при использовании этой концепции для анализа взаимоотношений интеллигенции и власти на современном этапе будет необходимо предоставить доказательства продолжения существования государства-движения уже в рамках РФ, что опять ведет означенный анализ к объяснению гонений на интеллигенцию характером власти, «запрограммированной» на авторитаризм.

С другой стороны, рассмотрение на основе этой концепции высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г. как начала репрессивных мер советской власти в отношении интеллигенции вполне возможно. В этом случае мы исследуем не всю совокупность взаимоотношений интеллигенции и советской власти, а то влияние, которое оказывается на эти взаимоотношения политическим режимом, существующим в государстве.

Предлагаемый подход к изучению взаимоотношений интеллигенции и советской власти через анализ властных отношений позволяет рассмотреть всю совокупность этих взаимоотношений, а не какой-либо аспект их. Также он предоставляет возможность выделить причины оппозиционности интеллигенции и определить степень влияния на них существующего политического режима. В-третьих, позволяет выделить причины негативного отношения советской власти к интеллигенции и определить степень влияния на них характера этой власти. Благодаря такому подходу к поставленной проблеме можно избежать, как нам кажется, ошибок, свойственных в этом вопросе современной отечественной историографии. Это должно позволить построить своего рода модель взаимоотношений не только советской власти и «старой» интеллигенции, но и любой власти и любой интеллигенции в России за 1000-летний период ее истории.

Говоря о точках зрения и подходах к рассмотрению проблемы высылки группы «старой» интеллигенции как завершения первого этапа взаимоотношений интеллигенции и советской власти нельзя не отметить мнения, имевшегося по этому поводу у самих высланных интеллигентов. На страницах

89 сборников статей «Вехи» и «Из глубины» авторы размышляют о смысле понятия «интеллигенция», приемлемости революционного пути развития общества и ответственности интеллигенции за содержание процессов, происходящих в обществе. Некоторые из этих авторов, в частности, Бердяев Н., JToc-ский Н., подвергнутые в дальнейшем насильственной высылке из РСФСР, оставили воспоминания, в которых изложили свои размышления по этой проблеме. В статье «Кризис интеллекта и миссия интеллигенции» Бердяев Н. приходит к выводу о том, что противоречия во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти вызваны ограничением свободы духовного творчества последней. Причинами этого ограничения он считает не только тоталитарный характер советской власти, но и эгоизм интеллигенции, которая позволила этой власти установиться в России: «В эпоху глубоких социальных переустройств, когда старые общества рушатся, а новые еще не созданы, духовные ценности отступают на второй план, их творцы утесняются. Человек есть ущербное существо, которое с трудом вмещает полноту и живет реакциями. Революция психологически есть такая же реакция, она сопровождается сужением сознания, вытеснением многих творческих стремлений и ценностей. От духа могут потребовать, чтобы он служил удовлетворению материальных интересов и потребностей. Движения социально революционные могут быть духовно реакционными, но ошибочно противополагать свободу служению. Поэтому есть вина, лежащая на культурной элите. Русская культурная элита виновата в катастрофе русской духовной культуры. Есть ужасный эгоизм культурной элиты, ее изоляция, ее презрение к жизненным нуждам человеческих масс. Идея служения высшей цели преображения жизни померкла в сознании творцов духовной культуры.

Бердяев Н. рассматривает интеллигенцию, в соответствии с традициями русской религиозной философии конца 19 — начала 20 веков, как своего рода духовную элиту общества, призванную служить проводником народных масс в борьбе за установление справедливого общества. Ее вину он усматривает в том, что после революционных событий 1917 г. власть в стране захватила именно большевистская партия, являющаяся тоталитарной по своей сути. Поэтому его точка зрения на проблему высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г. отличается от рассмотренных ранее тем, что ответственность за свершение этой акции он поровну разделяет между субъектом власти — советской властью и объектом власти — «старой» интеллигенцией.

Мнение Бердяева Н. в этом плане совпадает с мнением Красовицкой Т.Ю., являющейся одним из первых отечественных историков постсоветского периода, занявшихся изучением проблемы высылки из России в 1922 г. группы «старой» интеллигенции. Она формулирует причины осуществления этой акции следующим образом: «Беда той власти, которая не может позволить себе иметь оппозицию, но и беда той оппозиции, которая не хочет понять власть». С этим мнением нельзя не согласиться, поскольку он в общих чертах характеризует модель взаимоотношений интеллигенции и советской власти за все время существования последней.

Однако эта точка зрения разделяется не всеми авторами, анализировавшими ход высылки. Голланд Ю. в статье «Экономика и политика» ставит осуществление этой акции в зависимость от экономической и политической ситуации, сложившейся в стране в результате перехода к НЭПу: «После перехода к НЭПу наметилась определенная демократизация общественной жизни, но принципиально структура власти не изменилась. Важной стороной политики партии, призванной обеспечить ее соответствие интересам народа, была забота о беспартийной интеллигенции. 6 марта 1922 г. на заседании коммунистической фракции Всесоюзного съезда металлистов, В. И. Ленин предложил заменить коммунистов-руководителей предприятий беспартийными специалистами. Ленинские идеи нашли отражение в одобренных Политбюро тезисах к XI съезду «Об укреплении и новых задачах партии». На съезде мало кто возражал Ленину, но на практике предложенный им куре был сорван. Интересы целого слоя ответственных работников этим курсом были поставлены под угрозу. Не решаясь выступить открыто, они искали обходной путь. Как ни парадоксально, но Ленин сам подсказал этот путь, обеспокоившись открытыми критическими высказываниями в адрес советской власти ряда известных экономистов»^2. Голланд Ю. делает попытку раскрытия проблемы высылки «старой» интеллигенции из России через рассмотрение борьбы за власть между двумя элитами — управленческой и партийной. Узость такого подхода становится очевидной, если попытаться применить эти причины к другим примерам высылки. Существует и определенное сомнение в правильности такой точки зрения, поскольку автором практически не приводятся доказательства. Есть некоторые сомнения в том, что использование услуг «старых» специалистов действительно представляло угрозу для партийных органов, поскольку за деятельностью каждого специалиста на производстве надзирали профкомы и первичные партийные организации, регулярно докладывавшие о результатах своих наблюдений в вышестоящие партийные органы.

Определенный интерес представляет пояснительная записка, которая сопровождает публикацию документов по высылке в сборнике «В.И. Ленин. Неизвестные документы». Сотрудники РГАСПИ коротко информируют читателя, что высылка представляет собой репрессивную политику советского государства в отношении политических оппозиционеров из числа беспартийных ученых, инженеров, педагогов, врачей, экономистов и др. Основной причиной осуществления высылки авторы считают стремление большевиков дискредитировать оппозиционно настроенных «старых» интеллигентов в глазах тех, кто решил сотрудничать с советской властью.

Произведенный обзор историографии позволяет констатировать отсутствие на сегодняшний день монографических либо коллективных работ, посвященных анализу взаимоотношений интеллигенции и советской власти за весь период существования последней. Отсутствуют также работы, всесторонне раскрывающие историю высылки группы «старой» интеллигенции из РСФСР в 1922 г. и в последующие годы как один из аспектов этих взаимоотношений.

В настоящем исследовании ставится задача частично восполнить данный пробел, разрешая вопросы причин, подготовки и хода высылки, рассматривая эти вопросы, в отличие от тенденций, присущих современной отечественной историографии, в контексте структуры властных отношений «старой» интеллигенции и советской власти.

Источники

При подготовке и написании данной работы были использованы такие группы источников, как неопубликованные и опубликованные документы, воспоминания участников событий, газеты и журналы тех лет.

В ходе исследования была проделана обширная работа по разысканию в архивных фондах неопубликованных документов, касающихся подготовки и осуществления высылки. Изыскания проводились в таких архивах, как Российский государственный архив социально-политической истории РФ (РГАСПИ), и Государственный общественно-политический архив Нижегородской области (ГОПАНО). Розыски увенчались определенным успехом. В фондах РГАСПИ был обнаружен список антисоветской интеллигенции Украины, содержащий фамилии 77 человек94. Соскин B.J1. в своей монографии «Переход к НЭПу и культура (1921-1923 г.г.)» цитирует выдержки из этого документа, но не приводит его полностью, а также указывает, что этот документ хранится в Архиве Президента РФ (АПР). Этот факт позволяет утверждать, что обнаруженный им документ является дубликатом списка антисоветской интеллигенции Украины, хранящегося в РГАСПИ95. Об осуществлении контроля хода высылки со стороны лидеров советского государства и партии свидетельствует рапорт от 26 августа 1922 г., направленный заместителем начальника 4 секретного отдела ГПУ т. Запольским Ленину В.И. по его личному поручению. Этот документ, хранящийся в РГАСПИ, ранее нигде не публиковался96.

Там же, в РГАСПИ, была обнаружена выписка из протокола заседания комиссии под председательством т. Дзержинского по пересмотру ходатайств освобождения от высылки, из которого была почерпнута информация о том, кто из кандидатов на высылку был в результате освобожден от нее. Там упоминается фамилия Замятина Е., который решением комиссии был от высылки освобожден97. В настоящем исследовании также приводится письмо Ленина В.И. к членам Политбюро по вопросу о высылке из страны меньшевиков, эсеров и энесов, опубликованное в сборнике документов РГАСПИ в 1999 г.

Анализ подготовки и хода высылки на территории Нижегородской губернии написан исключительно на основании документов, обнаруженных в ГОПАНО, которые нигде ранее не были опубликованы. Это документы, содержащие информацию о том, кто из нижегородцев подвергся высылке ссылке) за пределы губернии,» как осуществлялся контроль политической благонадежности нижегородской технической интеллигенции,100 как работники партийно-советских органов власти на территории Нижегородской губернии следили за подготовкой и ходом учительской забастовки. Обнаруженный материал содержит уникальную информацию и нуждается в дальнейшей источниковедческой обработке. Были просмотрены многочисленные информационные сводки Нижегородского губкома, губисполкома, губотдела ГПУ о политическом положении в губернии за 1921-1922 г.г., письма, телеграммы, переписка Нижегородского губкома с укомами, фракциями ГПУ по контролю процесса так называемого «возрождения буржуазной идеологии», деятельности так называемой «сменовеховской» интеллигенции, а также представителей небольшевистских партий102.

Также был привлечен целый блок опубликованных источников, которые можно разбить по тематическим группам. Это документы, освещающие деятельность партийно-советских органов власти в отношении «старой» интеллигенции, церкви и церковнослужителей, членов небольшевистских партий. В отдельную группу сведены документы, касающиеся подготовки и осуществления партийно-советскими органами власти операции высылки интеллигенции за границу и в северные губернии страны. Деление это производится весьма условно, так как одни и те же документы раскрывают деятельность партийно-советских органов власти в отношении сразу всех оппозиционно настроенных общественных групп. Поэтому анализ этих групп источников будет осуществляться по следующему принципу: недавно опубликованные рассекреченные источники и так называемые «официальные» источники, не содержавшие секретной информации.

В первую очередь необходимо отметить недавно вышедшие из печати сборники документов и содержащие рассекреченную информацию. В сборник «Власть и интеллигенция в сибирской провинции (1919-1925 гг.) , составленный Соскиным B.JL, вошли материалы ГАНО (Государственного архива Новосибирской области), касающиеся деятельности партийно-советских органов Сибири в отношении «старой» интеллигенции, а именно механизма контроля деятельности последней. В сборник «В.И. Ленин. Неизвестные документы, 1891-1922 гг.»104, вошли ранее неопубликованные документы этого архива, освещающие переписку Ленина В.И. с сотрудниками партийно-советских органов власти по вопросам взаимоотношений интеллигенции и власти. В сборнике «История России, 1917- 1940 гг.» , составленном Гла-вацким М.Е. и др., содержатся списки кандидатов на высылку из числа антисоветской интеллигенции г.г. Москвы и Петрограда, протоколы допросов арестованных интеллигентов (в частности, Бердяева Н.А.). В него также включен блок документов о деятельности партийно-советских органов власти в отношении церкви и церковнослужителей (в частности, составленный Лениным В.И. план разгрома духовенства).

Также при написании данной работы был использован такой сборник документов, как «В.И. Ленин и ВЧК «, содержащий в себе письмо Ленина В.И. Дзержинскому Ф. от 19 мая 1922 года, в котором лидер советского государства определяет, кого и за что следует выслать и кто должен это организовать.

Вопросы, касающиеся политики советского государства и партии в отношении оппозиционно настроенных общественных групп, в том числе и интеллигенции, раскрываются, в том числе на основании нормативно-правовых актов, в частности, по вопросам созыва и роспуска Учредительного собрания, борьбы с антисоветскими партиями и течениями, охраны правопорядка. В частности, речь идет о таких документах, как Положение о ГПУ от 6 февраля 1922 г., Декрет об административной высылке и т. д., которые содержатся в сборнике «Собрание узакононений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства».

Деятельность правящей большевистской партии в отношении интеллигенции раскрывается также на основании привлечения ее программных и тактических документов. Речь идет, в частности, о резолюции XII партконференции «Об антисоветских партиях и течениях», которая содержится в сборнике «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК» Она объединяла членов небольшевистских партий и «старых» интеллигентов в одну оппозиционно настроенную по отношению к советской власти и большевистской партии группу.

Большой круг вопросов, касающихся теоретических основ политики правящей большевистской партии в отношении места и роли интеллигенции в так называемом «социалистическом» обществе, раскрывается в работе на основании статей и работ Ленина В.И. разных лет. В первую очередь это такие основополагающие статьи, как: «О государстве», «О «левом» ребячестве и мелкобуржуазности», «О значении воинствующего материализма», «Очередные задачи советской власти «, «Партийная организация и партийная литература», «Партийность искусства», речь на XI съезде РКП (б)»109. В них Ленин В.И. излагает основные принципы политики партии в отношении «старой» интеллигенции и выделяет причины ее оппозиционности советской власти, что позволяет построить модель взаимоотношений интеллигенции и советской власти с позиции официальной идеологии государства в 1920-х годах.

При подготовке и написании настоящего исследования использовались источники личного характера, а именно воспоминания, статьи, письма, написанные самими высланными или членами их семей, современниками событий. Эти источники дают субъективный, но ценный материал по изучению вопросов подготовки и хода высылки, а также характеризуют отношение части «старой» интеллигенции к советской власти. Это позволяет выстроить модель взаимоотношений интеллигенции и советской власти с точки зрения этой социальной группы. В первую очередь необходимо упомянуть такие сборники, как «Вехи: сборник статей о русской интеллигенции» и «Из глубины: сборник статей о русской революции». Речь о них уже шла в историографическом обзоре, но эти сборники могут быть также отнесены и к источникам. Входящие в них статьи принадлежат ряду интеллигентов, которые в дальнейшем были высланы за пределы РСФСР (в частности, Лосский Н., Бердяев Н., др.). Статьи написаны гораздо раньше установления советской власти в России, но они характеризуют отношение интеллигенции к революции 1905 г. и раскрывают ее позицию в отношении собственной роли в общественном историческом процессе. Это позволяет использовать этот материал для изучения причин возникновения определенных противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и советской власти. Сочетание характеристик взаимоотношений власти и интеллигенции, которые предлагаются авторами сборников «Вехи» и «Из глубины» с аналогичными данными из воспоминаний Шаляпина Ф., Толстой А., Ильина А., Берберовой Н. позволяет построить в настоящем исследовании концепцию причин оппозиционности части «старой» интеллигенции по отношению к советской власти.

Большое значение для изучения проблемы взаимоотношений интеллигенции и советской власти имело опубликование в 1990-х годах в России мемуарной литературы русского зарубежья. Она позволяет рассмотреть вопрос об отношении высланных интеллигентов к событиям, происходившим в России после октября 1917 года. Особо в этой связи следует отметить составителей альманаха «Минувшее» , в многотомном издании которого отражен весь спектр мнений «старой» интеллигенции о событиях первой трети XX века в России, а также составителей двухтомной антологии «Литература русского зарубежья», в которой представлен вклад русской зарубежной литературы в мировую художественную культуру.

Большое количество данных, использованных для описания процесса высылки интеллигентов в 1922 г. за границу (глава 5, §1, §3), взято из воспоминаний Рещиковой В., Лосского Б., Ванеева А., опубликованных в альманахе «Минувшее», а также из воспоминаний Бердяева Н., Осоргина М., Сорокина П., Лосского Н., Харитона Б., др.

При подготовке и написании настоящего исследования использовалась также и периодическая печать тех лет, которая подразделяется на две подгруппы: это так называемые «официальные» СМИ и пресса, издаваемая в так называемых «частных буржуазных издательствах».

В первую входят такие печатные издания, как газета «Правда», журналы «Под знаменем марксизма», «Печать и революция», «Красная новь» , т. д. Задача их редакторов и авторов статей состояла в разъяснении читателям идеологических установок правящей партии в отношении определённых общественных групп (в данном случае — «старой» интеллигенции). Поэтому большинство статей в «Правде», посвященных «возрождению буржуазной идеологии», опубликованы либо с пометкой «редакционная статья», либо вообще без указания фамилии автора, зато с «кричащими» заголовками. Статья «Высылка контрреволюционеров» содержит информацию о том, кто из интеллигентов и за какие проступки был выслан за пределы РСФСР. Написанная в ноябре статья Михайлова В. «Вести из Европы» информировала читателей о том, как сложилась жизнь высланных за границей. Официальное отношение лидеров государства и партии к высылке было высказано Троцким Л. в интервью Брайандт Л., опубликованном в той же «Правде».

Отношение «старой» интеллигенции к советской власти, к процессам, происходящим в советском государстве, к введению НЭПа раскрывается в работе на основании статей, опубликованных в легальных журналах «Артельное дело», «Архивное дело», «Летопись Дома литераторов», др. Особо следует отметить питерский журнал «Экономист», в третьем номере которого за 1922 год была опубликована статья Бруцкуса Б. «Проблемы народного хозяйства при социалистическом строе», которая до такой степени не понравилась Ленину В.И., что журнал был закрыт, а многие из его сотрудников, включая самого Бруцкуса Б., были высланы. Также следует отметить, что многие статьи, публиковавшиеся «старыми» интеллигентами в печати в 1921-1925 гг., были вновь недавно переизданы в сборнике «На переломе. Философские дискуссии 1920-х годов»

Охарактеризуем достоинства рассмотрения взаимоотношений интеллигенции и советской власти через анализ властных отношений. Рассмотрев в историографическом обзоре различные точки зрения и подходы к изучению проблемы высылки из России в 1922 г. группы «старой» интеллигенции как завершения 1 этапа развития взаимоотношений интеллигенции и советской власти, можно утверждать, что у предложенной нами концепции изучения данной проблемы есть определенные преимущества.

Во-первых, рассмотрение проблемы высылки группы «старой» интеллигенции из России в 1922 г. как одной из мер разрешения противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и советской власти, являющегося проявлением оппозиционности первой, позволяет определить, что причины осуществления этой акции зависели от того: а) по каким причинам интеллигенция отказывалась подчиняться; б) была ли у советской власти экономическая, политическая или иная необходимость требовать от интеллигенции немедленного подчинения; в) какими мерами могла принудить советская власть интеллигенцию к подчинению; г) как повлияла экономическая, политическая, идеологическая и прочая обстановка в стране на выбор советской властью этих мер; д) как сами руководители советского государства оценивали создавшуюся ситуацию.

При таком подходе к исследованию данной проблемы можно выделить всю совокупность причин, порождающих возникновение определенных противоречий во взаимоотношениях интеллигенции и советской власти, что позволит в дальнейшем использовать накопленный материал для анализа последующих случаев применения советской властью высылки в отношении интеллигенции.

Во-вторых, определение причин, вызывающих противоречия во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти позволяет выявить закономерность возникновения противоречий уже между «новой» интеллигенцией и советской властью.

В-третьих, возникшая в результате модель взаимоотношений интеллигенции и советской власти может быть применена для анализа современного состояния взаимоотношений интеллигенции и власти в России.

В-четвертых, построенную модель можно будет сравнить с аналогичными взаимоотношениями власти и социальной группой, условно называемой «интеллигенцией», в других государствах, чтобы определить, присущи ли эти противоречия во взаимоотношениях между ними только русской (российской, советской) интеллигенции, или они проявляются в любой культуре.

В соответствии с поставленными целями и задачами исследование включает в себя следующие главы: введение, где обосновывается актуальность темы, ее новизна, сложность, излагаются методологические основы концепции, определяются цели и задачи, методы исследования, характеризуются использованные источники, дается историографический обзор литературы по проблеме исследования, рассматриваются различные точки зрения. Последующие пять глав последовательно раскрывают задачи исследования, содержание их отражено в названии. Каждая глава подразделяется на несколько параграфов. В заключении даются обобщающие выводы, и определяется их соответствие поставленным целям.

Заключение

Эти выводы свидетельствуют о правильности заключений философа Леонтьева К.Н. о том, что «духовная свобода личности может существовать даже при самом жестоком политическом режиме, поскольку, когда у человека действительно есть что-то такое самобытное, так он и без официальной свободы обнаружит это вопреки всем препятствиям и опасностям. А у того, кто не сумеет обойти препятствия или не сможет против них, рискуя всем, восстать, значит нет и содержания, нужного для человечества.

Сложившиеся в первые годы советской власти противоречия в ее отношениях с интеллигенцией, составной частью которых явилась высылка как административная мера воздействия, существенно изменили положение интеллигенции в обществе. Она рассматривалась как межклассовая прослойка, а развернувшаяся в период акции высылки пропаганда в печати привела к тому, что «широкие слои рабочих и крестьян начинают отождествлять интеллигенцию с буржуазией и питать к ней необычайно сильную классовую ненависть». Отождествление это вначале касалось только «старой» интеллигенции, а именно специалистов, которых Советская власть активно привлекала к работе в первую очередь при помощи материальных стимулов. Возможно, как считает Соскин В.Л., эта ситуация была следствием того, что «интеллигенция использовалась в качестве амортизатора, частично снимавшего социальное напряжение. Наличие социальных, имущественных и иных привилегий для партийно-советской номенклатуры не афишировалось, чего нельзя сказать о публично обсуждавшихся правах и привилегиях спецов. Все это подпитывало недовольство рабочих и служащих,. придавая v ~ //228 ему антиспецовскии, а не антиноменклатурныи характер. В дальнейшем негативное отношение распространилось и на новую, советскую интеллигенцию, которая постепенно в массе своей начинает терять все свои привилегии.

Труд интеллигентский начинает уважаться и оплачиваться не в пример меньше труда рабочего. Разумеется, это не является непосредственным итогом высылки группы «старой» интеллигенции из России, но несомненно, что акция эта стала первым шагом на пути возникновения в дальнейшем такого положения.

Одним из немногих положительных итогов высылки является то, что за счет высланных в пределах РСФСР решалась проблема с научными кадрами в наиболее удаленных от центра губерниях, в частности, в Сибири. Соскин B.Л. пишет: «для бедной интеллигентскими силами Сибири вновь, как и до революции, высылка и ссылка по суду (в административном порядке) становилась культурным фактором: сотни политических ссыльных, работая в самых отдаленных местах, заставляли считаться с собой местные власти.

Говоря об итогах высылки, нельзя не сказать, пожалуй, о самом очевидном из них, а именно о трагедии в жизни людей, насильственным образом выдворенных за пределы государства, бывшего их Родиной, причем в тот момент, когда, как им казалось, они нашли компромисс во взаимоотношениях с новой властью и начинали сотрудничать с ней. Высланные пережили самое страшное, что только может случиться с представителями интеллигенции: новая власть продемонстрировала им их ненужность, тогда как за границей все они были востребованы обществом, о чем свидетельствует их последующая деятельность.

Также к итогам высылки можно отнести тот факт, что все труды высланных интеллигентов, опубликованные ими, попали в список запрещенной литературы более чем на 70 лет. Это привело к тому, что из культурной жизни общества был вычеркнут, в угоду идеологическим установкам правящей партии, богатейший пласт русской культуры. С другой стороны, запрещенные в СССР произведения высланных философов и писателей стали достоянием культуры стран, приютивших их, а их мысли, идеи и творческая деятельность дали толчок к развитию новых наук и направлений в них. Так, в частности, получилось с Сорокиным П., которого в западных учебниках по социологии называют американским ученым. Этот факт также можно считать отрицательным итогом высылки, поскольку он свидетельствует о формировавшемся пренебрежительном отношении со стороны западных идеологов к русской культуре в целом.

Учитывая итоги высылки, гуманной ее можно назвать только по отношению к репрессиям 1930-х гг., и объясняется эта гуманность исключительно показательным характером высылки, поскольку такой меры воздействия на интеллигенцию, в отличие от расстрелов, советская власть еще не применяла.

На основании всех вышеперечисленных итогов высылки можно утверждать, что эта акция во-первых, повлияла на научную и культурную жизнь как внутри страны, так и за рубежом; во-вторых, повлияла на положение в государстве сначала «старой», потом «новой» интеллигенции (косвенным образом); в-третьих, послужила моделью развития дальнейших взаимоотношений советской власти с интеллигенцией.

Заключение.

В ходе исследования было установлено, что при рассмотрении взаимоотношений «старой» интеллигенции и советской власти через структуру властных отношений, механизм возникновения противоречий в них выглядит следующим образом. Субъектом власти, то есть партийно-советскими органами осуществляются определенные преобразования во всех сферах общественной жизни с целью обеспечения защиты достигнутых в ходе Октябрьской революции так называемых «социалистических» завоеваний. Политика партийно-советских органов власти по отношению к «старой» интеллигенции реализовалась в соответствии с представлением о том месте и роли, которые отводились данному объекту в марксистском учении о социалистической революции и диктатуре пролетариата. Руководители советского государства рассматривали интеллигенцию как межклассовую прослойку, выражающую интересы в первую очередь буржуазии. Условия осуществления так называемой «социалистической» революции в России заставляли их привлекать «старую» интеллигенцию к формированию новой, «социалистической» культуры. Поскольку интеллигенция рассматривалась как носительница чуждой буржуазной идеологии, то свобода ее творчества ограничивалась в силу необходимости обеспечения господства в государстве социалистической идеологии. Сама же «старая» интеллигенция рассматривала себя как «духовную элиту», миссией которой в обществе была борьба за установление социальной справедливости. Изменения, проводимые советской властью в обществе (в частности те, которые ограничивали свободу ее творчества), определенная часть «старой» интеллигенции справедливыми не считала, а потому находилась в оппозиции к советской власти. С учетом данной установки можно сделать следующие выводы:

  1. Главной причиной возникновения противоречий во взаимоотношениях советской власти и «старой» интеллигенции является расхождение в их взглядах на определение места и роли «старой» интеллигенции в капиталистическом и советском обществах. Этот вывод полностью подтверждается фактами, что и было показано в главах III и IV настоящего исследования.
  2. Было бы закономерным утверждать, что это расхождение основано на разграничении мировоззрения обеих сторон участников властных отношений, если бы противоречия во взаимоотношениях интеллигенции и власти существовали только некоторое время после октября 1917 г. Однако они присутствуют и в дальнейшем. Следовательно, наличие этих противоречий зависит не столько от мировоззрения участников взаимоотношений, сколько от самосознания и самоопределения интеллигенцией своего места и роли в обществе. Это означает, что в принципе в любом обществе и при любой власти определенная и, как правило, небольшая часть интеллигенции будет находиться в оппозиции к власти.
  3. В ходе исследования было установлено, что оппозиционность «старой» интеллигенции советской власти была обусловлена следующими факторами. (А) Авторитарным политическим режимом, начавшим формироваться в тот период в советском государстве. (Б) Действиями партийно-советских органов власти, использовавшими авторитарные методы для достижения своих целей. (В) Идеологическими установками правящей партии, искажавшими, с точки зрения «старых» интеллигентов, их миссию в обществе. Оппозиционность «старой» интеллигенции, являющаяся свидетельством наличия противоречий в ее взаимоотношениях с советской властью, может быть следствием ее специфики как социальной группы. Оппозиционность «старой» интеллигенции также может носить ситуационный характер, являясь реакцией на изменение условий жизнедеятельности этой группы в обществе. Установить правильность этих утверждений можно на основании определения критериев понятия «интеллигенция». В ходе исследования было доказано, что оппозиционность части «старой» интеллигенции советской власти проистекала как из специфичности этой социальной группы, считавшей себя «духовной элитой», а отнюдь не межклассовой прослойкой, так и из изменений условий ее жизнедеятельности. Противоречия во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти после высылки самых «ярых» оппозиционеров в 1922 г. за границу и северные губернии страны исчерпаны не были. Они присутствовали в дальнейшем уже во взаимоотношениях советской интеллигенции и советской власти. Поэтому можно утверждать, что оппозиционность власти присуща интеллигенции как социальной группе изначально, а изменение условий жизнедеятельности лишь обостряет или сглаживает ее. Отметим также, что оппозиционность власти присуща больше русской (российской, советской) интеллигенции, нежели аналогичным социальным группам в других государствах.
  4. Формирующийся в то время в государстве авторитарный политический режим оказал влияние на избрание советской властью способов разрешения противоречий во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти, но не является причиной их возникновения. Можно утверждать, что применение высылки как административной меры воздействия партийно-советских органов власти на «старую» интеллигенцию с целью разрешения противоречий в их взаимоотношениях является следствием применения советской властью (для обеспечения политической стабильности в государстве) авторитарных методов руководства, что и было показано в I, II, III, IV главах настоящего исследования.
  5. Мнение ряда исследователей о том, что причиной высылки группы «старой» интеллигенции из России в 1922 г. была борьба советской власти с инакомыслием интеллигенции, верно только отчасти. Эта причина является следствием определенной политической, экономической и идеологической ситуации в обществе. Свободное творчество, которое можно рассматривать как один из признаков существования интеллигенции как социальной группы, является непременным условием ее профессиональной деятельности. В условиях авторитарного политического режима свободное творчество превращается в инакомыслие, так как идет в разрез с интересами правящего класса и государства. Но человек, как член общества, в принципе не может быть свободен от властных отношений, поэтому вопрос о свободе творчества интеллигенции в ее взаимоотношениях с властью может быть сведен к вопросу об установлении границ этой свободы. Эти границы, говоря словами Толстых В., определяются «невозможностью писать то, что хочешь, и неспособностью писать то, что можно», но свободы творчества не исключают. Она становится «привилегиеи избранных», как считал Федотов Г.П., а потому обладают ею только те представители интеллигенции, которые наиболее ясно осознают свою миссию. В случае с высылкой группы «старой» интеллигенции из России в 1922 г. дело обстояло несколько иначе.

Советское государство, защищавшее интересы пролетариата, захватившего власть (на деле — большевистской партии), должна была обеспечить защиту завоеванных в ходе революции прав и свобод. Следовательно, свобода творчества «старой» интеллигенции как носительницы чуждого формирующемуся новому обществу мировоззрения, должна быть ограничена, так как ее деятельность в сфере культуры препятствовала распространению социалистического мировоззрения на всех членов общества. Можно утверждать, что ограничение свободы творчества «старой» интеллигенции после осуществления Октябрьской революции рассматривалось лидерами РКП(б) как необходимая мера по защите интересов советского государства. С другой стороны, существование в советском государстве частных издательств свидетельствует о том, что свобода творчества «старой» интеллигенции не была ограничена. Права на свободу слова не были расширены по сравнению с тем положением, в котором круг этих прав был юридически закреплен в капиталистическом обществе. Это означает, что под ограничением свободы творчества «старой» интеллигенции в первые годы после свершения Октябрьской революции следует понимать ограничение распространения буржуазного мировоззрения, а не изъявление «старой» интеллигенцией собственных мыслей.

Под «инакомыслием» в период конфронтации двух культур следует понимать нежелание части оппозиционно настроенной «старой» интеллигенции принять «социалистическое» мировоззрение как основу новой культуры. Это в конечном итоге и стало одной из причин их высылки советской властью за границу и в северные губернии страны. Объясняя «инакомыслие» «старой» интеллигенции этим обстоятельством, можно утверждать, что борьба советской власти с ним была следствием наличия противоречий в ее взаимоотношениях с частью «старой» интеллигенции.

Политический режим, существовавший в государстве, оказывал влияние на выбор мер, применяемых партийно-советскими органами власти для разрешения этих противоречий. Полянский В. сказал об этом так: «Насилием мы вырвали у буржуазии политическую власть, насилием сломили экономическое господство, не обойдется без насилия и в области духовной. Но это насилие не партии, не отдельных лиц, а насилие нарождающейся новой жизни над прошлым. Насилие того же порядка, что и насилие буржуазной идеологии над религиозно-схоластической мыслью средневековья. Старое должно уступить место молодому. Таков закон развития». Приведенная цитата позволяет сделать весьма любопытное наблюдение. В начале 1920-х годов по вопросу свободы творчества между представителями идеализма и марксизма разгорелась полемика. Адоратский В., критикуя книгу Франка С. «Очерк методологии общественных наук», заметил, что «Если в обществе решающую роль играет сознание, тогда для того, чтобы переделать общество, не надо производить материальных революций, надо лишь переделывать идеи. Если все зависит от идей, то обеспечено господство над теми, кто утвердил за собой монополию в области идей».4 Можно утверждать, что все меры, предпринятые советской властью для разрешения противоречий в ее взаимоотношениях со «старой» интеллигенцией, преследовали одну цель: установление монополии марксизма-ленинизма в области идей. Это подтверждает уже сделанный вывод о том, что свобода творчества «старой» интеллигенции в тот период не была ограничена. В противном случае представителям партийно-советских органов власти не пришлось бы бороться с так называемым «оживлением буржуазной идеологи».

  1. В ходе исследования было установлено, что противоречия во взаимоотношениях советской власти и «старой» интеллигенции проявлялись в оппозиционности последней субъекту власти с самых первых дней ее установления. Проделанный в ходе исследования анализ случаев этой оппозиционности позволяет утверждать, что выражалась она преимущественно в трех формах. (А) В форме саботажа распоряжений советской власти, отказа от сотрудничества с нею на профессиональней основе. (Б) В форме аполитичности, т.е. сознательного уклонения от участия в политической жизни, публичного выражения недовольства по поводу вмешательства представителей партийно-советских органов власти в профессиональную сферу деятельности «старой» интеллигенции. (В) В форме внутреннего неприятия советской власти при сохранении внешне лояльного отношения к ней и ее представителям. Одной из разновидностей этой формы следует считать движение сменовеховства, поскольку оно было основано на убеждении части «старой» интеллигенции в предстоящем перерождении советского государства в результате экономических и политических изменений в рамках НЭПа в буржуазную республику. Все это было раскрыто в ходе исследования в главах I,III, IV.
  2. В ходе исследования был также рассмотрен вопрос о взаимосвязи высылки группы «старой» интеллигенции с введением НЭПа. В советской историографии, в частности, Федюкиным С.А., и в постсоветской историографии, в частности, Костиковым В., отмечается, что высылка из России в 1922 г. группы «старой» интеллигенции является следствием идеологической борьбы, разгоревшейся в стране в результате введения НЭПа. Поскольку обзор различных точек зрения по данному вопросу был проделан во введении к настоящему исследованию, то, не вдаваясь в подробности, приведем сделанные Федюкиным С.А. выводы и определим степень соответствия их с выводами, полученными нами в ходе исследования данного вопроса через структуру властных отношений. Федюкин С.А. считает, что причинами обострения идеологической борьбы, разгоревшейся в стране в результате НЭПа, стали: (а) формирование в результате введения НЭПа нового общественного слоя (так называемой «нэпмановской буржуазии»), интересы которой стала выражать реакционная часть буржуазной интеллигенции; (б) расширение в результате введения НЭПа легальных возможностей проявления буржуазной идеологии, чем активно начинают пользоваться носители буржуазного мировоззрения в лице «старой» интеллигенции.5

С позиции классового подхода эти причины являются логически обоснованными. Однако рассмотрение проблемы обострения идеологической борьбы в результате НЭПа через структуру взаимоотношений «старой» интеллигенции и советской власти приводит нас к несколько иным выводам. НЭП представляет собой реакцию партийно-советских органов власти на изменение политической и экономической ситуации в обществе, что, естественно, должно было повлечь за собой изменения в отношении советской власти к настроенной оппозиционно части «старой» интеллигенции. Представление же «старой» интеллигенции о своем месте и роли в обществе осталось неизменным, а благодаря НЭПу она получила возможность легальной реализации своей миссии. Поэтому руководители советского государства рассматривали активную общественную деятельность ряда представителей «старой» интеллигенции (вроде ее участия в деятельности Всероссийского комитета помощи голодающим) как новую форму классовой борьбы и принимали меры по ее ликвидации. Представители «старой» интеллигенции воспринимали эти меры как ограничение своей свободы творчества, против чего и протестовали. Таким образом, никакого обострения идеологической борьбы во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти в принципе не существовало. Введение НЭПа показало руководителям государства, что противоречия в этих взаимоотношениях за прошедшие годы не ликвидированы, что заставляет их изыскивать другие способы их разрешения. Одним из них и стала высылка.

  1. В ходе исследования был сознательно обойден вопрос о разрешении деятельности частных издательств в государстве в первые годы НЭПа. Связано это с тем, что их разрешение повлияло в незначительной степени на обострение противоречий во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти. Как было доказано в ходе исследования, эти противоречия возникли задолго до введения НЭПа, а потому разрешение деятельности частных издательств, в которых публиковали свои статьи старые интеллигенты, сделало эти противоречия более явными. Поскольку доминирующим мировоззрением в обществе на момент установления советской власти было мировоззрение идеалистическое, следовательно, для обеспечения господства «коммунистического» мировоззрения партийно-советским органам власти требовалось контролировать «старую» интеллигенцию, имевшую возможность в силу специфики своей деятельности влиять на формирование мировоззрения остальных членов общества. Одним из средств такого контроля стал контроль печатной продукции. Федюкин С.А. в своей монографии пишет, что «причина, по которой Советское правительство дало некоторый простор частной печатной инициативе, заключалась в стремлении смягчить остроту книжного голода в стране»J Однако, подразумевает он под этим то, что на самом деле руководители советского государства считали за прошедшие годы противоречия во взаимоотношениях со «старой» интеллигенцией исчерпанными, а потому не ожидали их проявления в связи с легальными возможностями НЭПа. Это явление получило название «возрождения буржуазной идеологии» и было объяснено как новая форма классовой борьбы буржуазии в условиях гражданского мира. С этим и связано изменение в тактике (но не в стратегии) большевистской партии в отношении «старой» интеллигенции, о чем и было заявлено на XII Всероссийской о партконференции. Высылка же осенью 1922 г. из РСФСР и в северные губернии страны группы «старой» интеллигенции является следствием этого изменения. Следовательно, введение НЭПа обусловило сроки проведения этой акции, но не сами причины ее осуществления.

Вопрос о причинах осуществления высылки был рассмотрен в настоящем исследовании с различных точек зрения. Поскольку высылка рассматривается как одна из мер административного воздействия на «старую» интеллигенцию, предпринятых советской властью для разрешения противоречий во взаимоотношениях между ними, следовательно, причины осуществления этой акции обеими сторонами характеризовались различно, что и было показано в III главе настоящего исследования.

В ходе исследования также был изучен вопрос об итогах и значении высылки. Проделанный анализ позволяет утверждать, что осуществление этой акции не оказало такого огромного ущерба для русской культуры, как утверждали многие исследователи данной проблемы, по следующим причинам. (А) Вклад, сделанный интеллигентами, пострадавшими от высылки, стал достоянием общемировой культуры и на сегодняшний день стал доступен всем желающим, в том числе и в нашем государстве. (Б) Высылка не прервала преемственности культур, поскольку и в дальнейшие годы часть интеллигенции находилась в оппозиции к власти. В ее среде постоянно находились граждане, боровшиеся всеми доступными средствами, в том числе и при помощи свободного творчества, с несправедливостью власти. (В) Ограничение свободного доступа к ценностям определенной культуры не всегда связано с действиями власти, порождающими это ограничение. Оно может быть основано и на не заинтересованности большинства населении в наличии этого доступа к культурным ценностям, что мы видим, например, в наши дни. К этому явлению высылка, осуществленная в 1922 г., не имеет никакого отношения.

Таким образом, в ходе исследования удалось доказать:

Во-первых, правомерность рассмотрения высылки из РСФСР и в северные ее губернии в 1922 г. группы «старой» интеллигенции как одного из способов разрешения советской властью противоречий во взаимоотношениях между ними, применение которого было обусловлено введением НЭПа и формированием в государстве авторитарного политического режима. во-вторых, правомерность рассмотрения взаимоотношений «старой» интеллигенции и советской власти в первые годы после Октябрьской революции через структуру властных отношений.

Это позволило на примере высылки построить модель этих взаимоотношений и определить причины возникновения противоречий в них, а также формы их проявления и пути разрешения.

Данное исследование позволяет также восполнить некоторые пробелы в изучении собственно проблемы высылки из РСФСР и в северные губернии страны в 1922 г., группы «старой» интеллигенции. В частности, в ходе исследования удалось восстановить практически весь ход высылки в Москве и Петрограде. На основании опубликованных на сегодняшний день воспоминаний, в частности, Лосского Б., Рещиковой В., Осоргина М., Степуна Ф.9 и других, в работе описывается процесс произведения арестов и допросов высылаемых, сборов к высылке, времени и места отъезда. Так же из воспоминаний, в частности, Рещиковой В., стало известно, почему высылаемые выехали именно в Германию, а не в какую-либо другую страну, а также то, что «философских пароходов» было два, а не один. Также из воспоминаний были получены отдельные подробности приезда высланных в Германию и их дальнейшей жизни в эмиграции. Поскольку эти факты в современной отечественной историографии практически не фигурируют, можно отметить, что данное исследование частично восполняет этот пробел и создает более-менее целостную картину событий.

Также необходимо отметить, что в данной работе приводится намного более полный список высланных интеллигентов, чем в трудах других исследователей. Приведенный список насчитывает 100 фамилий и составлен на основании списка антисоветской интеллигенции г. Москвы и г. Петрограда, опубликованного в сборнике документов «История России, 1917 -1940 гг.», составленного Главацким М.Е. Этот список был дополнен данными из воспоминаний Рещиковой В., Лосского Б., других. Обнаруженный в ходе архивных изысканий список антисоветской интеллигенции Украины, утвержденный комиссией Политбюро по высылке , который также приводится в работе, не содержит информации о судьбе людей, попавших в него, поэтому их фамилии не были включены в общий список высланных интеллигентов (глава V, §3).

Необходимо заметить, что при составлении этого списка был выявлен ряд неточностей, которые существенно затрудняли исследования по данному вопросу. В частности, Литвин А. приводит в своей монографии «Красный и белый террор в России» письмо Ленина В.И. от 17 июля 1922 г., в котором вождь настаивает на высылке Потресова А.14 Но Федюкин С.А. в монографии «Борьба с буржуазной идеологией в условиях перехода к НЭПу» пишет, что в последний момент решение о высылке его было приостановлено. В списке же антисоветской интеллигенции, составленном ГПУ, на основании которого, собственно, и проводилась высылка, фамилия Потресова вообще 1 б не значится. Все сомнения относительно высылки этого человека были разрешены в результате обнаружения в 5 фонде РГАСПИ документа в виде пояснительной записки т.Уншлихта Ленину В.И. о том, что по решению Политбюро Потресов от высылки освобожден. Некоторая путаница произошла и с фамилией Озерова. В уже упоминавшейся монографии Литвин А. приводит письмо Ленина В.И. с требованием высылки этого человека. Рещикова В. пишет, что с ними на пароходе ехал высланный Озеров Н., а в списке антисоветской интеллигенции Москвы и Петрограда, составленном сотрудниками ГПУ, Озеров указан как Иван Христофорович. В выписке из протокола №1 заседания комиссии под председательством т. Дзержинского от 31.08.1922 г. по пересмотру ходатайств об отмене высылки лиц, о которых соответствующими учреждениями делались заявления об оставлении на местах, напротив фамилии Озерова стоит пометка: «Высылка временно приостановлена впредь до распоряжения по выяснению вопроса с т. Малышевым, ввиду специальности работы (финансово-экономической), которую ведет сейчас Озеров («Монополька»). Поэтому вопрос о том, какой же конкретно Озеров был выслан, или оба сразу, так и остался невыясненным. Костиков В., перечисляя фамилии высланных интеллигентов, упоминает среди них публициста Герецкого В.Я. В списке антисоветской интеллигенции Москвы и Петрограда указано, что он не разыскан. В энциклопедии русских писателей он значится как «Ирецкий В.Я». Известно, что за границу в 1922 г. был выслан философ Ильин А.И. В «списке антисоветской интеллигенции Москвы и Петрограда» в подразделе «профессора разных учебных заведений» эта фамилия указана с инициалами «Н.А.»24. Так и осталось неизвестным, идет ли в данном случае речь об опечатке, или же осенью 1922 г. из РСФСР было выслано два человека с одинаковой фамилией. Тем не менее, приводимый в работе список высланных интеллигентов является наиболее полным из всех, которые существуют в советской и постсоветской историографии, что позволяет утверждать, что проведенное исследование существенно восполняет пробел, в том числе и в вопросе изучения истории высылки группы «старой» интеллигенции из России в 1922 г.

Существенно дополнен недавно опубликованными (и только вводимыми в научный оборот) документами раздел о подготовке высылки. Материалы по ней собраны в хронологическом порядке и раскрываются по следующим направлениям. (А) Деятельность партийно-советских органов власти по ограничению влияний «буржуазного» мировоззрения «старой» интеллигенции в обществе. (Б) Деятельность официальных средств массовой информации по идеологическому обоснованию высылки. Начало подготовки высылки относится осени 1921г., так как в ходе исследования было установлено, что так называемое «возрождение буржуазной идеологии», представлявшее собой обострение противоречий во взаимоотношениях «старой» интеллигенции и советской власти, разрешить которое была призвана высылка, связано с введением НЭПа.

Проведенное исследование существенно восполняет пробел о подготовке и ходе высылки на периферии, а именно — на территории Нижегородской губернии. Обнаруженные в бывшем партийном архиве (ныне — ГОПАНО) документы позволяют судить о проводимых в губернии мероприятиях по подготовке высылки, о политическом положении в губернии в указанный период и т.д. Стали известны фамилии трех нижегородцев, высланных за пределы губернии, и место ссылки одного из них. Естественно, что они были включены в составленный список высланных интеллигентов. Следует отметить, что эта информация о ходе высылки на территории Нижегородской губернии является далеко не полной и предстоит восполнить еще очень много пробелов.

Что касается подготовки и хода высылки на территории Украины, то следует отметить, что в нашем распоряжении имеется только список антисоветской интеллигенции Украины, обнаруженный в РГАСПИ, а также информация о замене высылки украинских интеллигентов за границу ссылкой в северные губернии, почерпнутая Соскиным B.Л. в Архиве Президента (АПР).

Кого из упоминавшихся в списке украинских интеллигентов постигла такая судьба, неизвестно.

Остаются пока неосвещенными вопросы и о подготовке и ходе высылки в Ялте. Неизвестна также судьба высланных в северные районы страны, за исключением Донского Д. Связано это с отсутствием источниковой базы для изучения этих вопросов, так как многие документы еще не обнаружены.

На основании уже имеющегося опыта исследования вопроса о подготовке и ходе высылки на территории Нижегородской губернии можно сделать вывод о том, что столь же полно, как вопрос о подготовке и ходе высылки в Москве и Петрограде, вопросы о подготовке и ходе высылки на периферии не будут. Связано это, на наш взгляд, со следующими обстоятельствами.

А) В силу того, что РСФСР представляла собой централизованное государство, многие документы, касающиеся осуществления высылки на периферии, составлялись в единичном экземпляре (для соблюдения секретности) и отправлялись в центральные партийно-советские органы власти. На примере Нижегородской губернии это подтверждается анализом записей в журнале регистрации исходящих секретных документов заседаний губкома, для которого являются характерными документы следующего содержания: «Протокол №10-5 заседания Нижгубкома РКП от 12.08.1922 г. Порядок дня: 1) Принять к сведению информационное письмо ЦК № 10». Какая информация содержалась в информационном письме ЦК за №10, неизвестно.

Б) Большинство деталей хода высылки по Москве и Петрограду стало известно благодаря описанию этой акции в мемуарах высланных, по большей частью писателей и философов, которые имели возможность создать, и, что гораздо важнее, опубликовать свои записи, воспоминания и размышления. На периферии же высылке подвергались большей частью инженеры, кооператоры, врачи, поэтому вряд ли они могли письменно зафиксировать свои воспоминания. Даже если это им сделать удалось, то такие воспоминания являются достоянием семей их наследников и могут быть вообще никогда не опубликованными.

Для продолжения исследования означенной темы в будущем необходимо:

Во-первых, обстоятельно разработать вопрос о подготовке высылке и ее ходе на периферии, что также позволит увеличить общий список высланных интеллигентов.

Во-вторых, осуществить подробный, с привлечением архивных материалов и мемуарной литературы, анализ взаимоотношений власти и интеллигенции по тем этапам, которые предложены в настоящем исследовании. Это позволит проверить правильность предложенной модели взаимоотношений власти и интеллигенции в России и усовершенствовать ее.

Примечания

  1. Франк Семен Людвигович высылается, на свободе.
  2. Розенберг высылается, на свободе.
  3. Кизеветтер Александр Александрович высылается, на свободе.
  4. Озерецковский Вениамин Юрьевич высылается, на свободе.
  5. Юровский Александр Наумович не высылается, постановление Комиссии от 31.08.22 г., по ходатайству т. Владимирова.
  6. Огановский Николай Петрович не разыскан.
  7. Айхенвальд Юлий Исаевич высылается, на свободе.
  8. Бердяев Николай Александрович высылается, на свободе.

Озеров Иван Христофорович высылка приостановлена до особого распоряжения по выяснению вопроса с т. Малышевым.

  1. Осоргин Михаил Андреевич высылается, на свободе.
  2. Матусевич Иосиф Александрович высылается, на свободе.
  3. Ефимов (профессор) не разыскан.
  4. Дополнительный список антисоветский интеллигенции (профессура), Москва.31 июля 1922 г.
  5. Кравец Торичан Павлович передано дело в КРО ГНУ, контрразведывательный отдел,привлекается к ответственности за контрреволюционные действия, сидит под стражей,
  6. Изгарышев Николай Алексеевич от высылки освобожден, производится формальноерасследование по существу его оставления в РСФСР.1. Список литераторов.
  7. Кудрявцев Василий Михайлович высылается, на свободе.
  8. Мякотин Венедикт Александрович высылается, на свободе.
  9. Пешехонов Алексей Васильевич высылается, на свободе,
  10. Степун Федор Августович не разыскан.
  11. Чернолусский Владимир Иванович не разыскан.
  12. Изюмов Александр Филаретович высылается, на свободе.
  13. РГАСПИ Ф.2,Оп.2„ Д.1245, JI.1-7 Цитируется по: Ленин В. И., Неизвестные документы. -М.: РОССПЭН, 1999, С.550-557; Документ также опубликован в сборнике «История России, 1917-1940 г.г.». Челябинск: Южно-Уральское книжное издательство, 1994, С.184-189.
  14. Список профессоров (неразборчиво). антисоветскую политику (неразборчиво).
  15. Красуский. Ректор ХТИ (Харьковского технологического института). Из-за неразборчивости текста первые два абзаца переписать не удалось.
  16. Велеикий А.И. Профессор ИНО. Крупный активный черносотенец, для дела преподавания вреден и опасен. Разлагающе действует на студенчество. Опасен также и в религиозном отношении. Имеет связь с князьями церкви. Наркомпросом характеристика подтверждается.
  17. Довнар-Запольский Н.Б. Профессор ИНО. Крупный черносотенец, социалистов ненавидит. При Деникине был председателем по делу пропаганды. Известен как контрреволюционер, о чем имеется соответствующее дело.
  18. Витухов А.В. Профессор ИНО. Бывший член Национального центра, активный работник черносотенной прессы при Деникине. В данный момент будто бы изображает лояльность. Политически подозрителен.
  19. Бабкин В.Т. Профессор ИНО. Правый клерикал, антисемит, активный противник Советской власти, группирует вокруг себя эту часть профессуры. Лекций читал очень мало. Служил в АРА, где являлся крупной фигурой, тип вредный.
  20. Трефильев Е.Н. Профессор ИНО. Ставленник КАССО, элемент правый, крайне неустойчив, сомнительные знания. По выражению профессоров, скорее торговец, чем профессор. Часто избирается профессорами на различные совещания. Тип вредный.
  21. Буяницкий Е.Д. Профессор ИНО. Кадет по убеждениям, не согласен с реорганизацией и пролетаризацией ВУЗов, деморализующий своими выступлениями и действиями, влияет на студенчество и преподавателей.
  22. Фролов Б.С. Ассистент ИНО. Анархист, хулиган. Открыто демагогически выступает на собраниях против Советской власти, за что уже сидел в ЧК. Тип весьма вредный.
  23. Александров Ф.Е. Преподаватель ИНО. Человек правых убеждений, научных, печатных работ не имеет, как преподаватель слаб, но достаточно вреден.
  24. Крылов Д.Д. Профессор медакадемии. Ставленник КАССО. Принадлежит к правым. Активный противник всех начинаний Советской власти. Тип хитрый, как ученый ценности не представляет.
  25. Самарин A.M. Профессор медакадемии. Активный враг Советской власти и всей политики последней, особенно в Вузах. Эсерствует, один из организаторов неудавшейся забастовки в мединституте. Председатель общественных собраний сотрудников последнего. Вреден.
  26. Соболь. Бывший ассистент медакадемии. Активный противник Советской власти и участник апрельских событий в мединституте. Как контрреволюционный элемент в настоящее время отчислен. Тип вредный.
  27. Дуван-Хаджи. Ассистент медакадемии. Активный враг Советской власти и участник апрельских брожений в мединституте. Как контрреволюционный элемент в настоящее время отчислен и служит в АРА. Тип вредный.
  28. Добровольский. Бывший ассистент медакадемии. Активный враг Советской власти и участник брожений в апреле в мединституте. Как элемент контрреволюционный в настоящее время отчислен.
  29. Михайлов. Профессор ИНАРХОЗа. Преподает уголовное право. Человек правых убеждений. Враждебно относится к Советской власти. Работой же интересуется. Сомнительных знаний. Институту не нужен.
  30. Мулюкин А. С. Профессор ИНАРХОЗа. Правовед, обществовед. Активный враг
  31. Советской власти, противник всех ее мероприятий. С научной точки зрения слаб. На лекциях хулиганит и иронизирует, что плохо отражается на студенчестве. Тип вредный.
  32. Конев Ф.Ф. Преподаватель ИНАРХОЗа. Непримиримый враг Советской власти, Эсерствует. Достаточно вреден.
  33. Пясецкий. Преподаватель ИНАРХОЗа. Бывший бессарабский помещик, злостный, активный враг Советской власти. Вреден.
  34. Секачев Г. А. Преподаватель ИНХОЗа. Злостный и активный враг Советской власти, ее мероприятий, особенно в высших учебных заведениях. На лекциях хулиганит, иронизирует. Опасен, вреден.
  35. Хроневич Х.Н. Кадет черносотенного толка. Вредный и опасный тип кооператора.1. Киев)
  36. Маняева Е.А. Помощник проректора медакадемии. Петлюровка. Одна из организаторов забастовки служащих медакадемии. Состояла председателем комслужа. В настоящее время агитирует за забастовку, пользуясь малейшим недовольством служащих.
  37. Вашенко Н.Н. Профессор. Украинский шовинист. Против Советской власти. Ведет в этом духе контрреволюционную агитацию. Осторожен.
  38. Корчак-Чепурковский. Профессор, ярый украинский шовинист. Петлюровец, во имя чего готов на сотрудничество с кем угодно. Тип вредный. Ведет усиленную открытую контрреволюционную агитацию.
  39. Янышев К.Ф. Профессор. Преподаватель науко-педагогической секции при Украинской академии наук. Ярый приверженец Петлюры. Ведет усиленную агитацию против компартии за самостийную Украину. Тип вредный.
  40. Ефимов. Профессор ИНО. Украинец, кадет. Скомпрометировал себя сношением с украинским подпольем.
  41. Демец. Профессор ИНО. Характеристики губотделом не присланы.
  42. Митилино. Ректор ИНО. По мнению замнаркомпроса т. Ряско оба должны быть изъяты в первую очередь.
  43. Первый является активным контрреволюционером, второй крупной фигурой в петлюровском движении.1. Подолия)
  44. Копернинский. Профессор ИНО. Молодой ученый, большой националист, сын священника. В национализме доходит до абсурда развелся с женой как с кацапкой. В политическом отношении по проводимым идеям является безусловно вредным.
  45. Орлов Х.М. Ассистент ИНО. Начинающий ученый. Принимал участие в петлюровском движении, в прошлом пытался пробраться по пограиполосе с подложными документами. Был заподозрен в связи с подпольными организациями. Тип вредный.
  46. БОЭР Н.Н. Профессор ИНО. Руководитель кафедры геодезии. Одновременно состоит ректором сельскохозяйственного института в Каменце. Принимал активное участие в петлюровском движении и ранее при Петлюре работал в департаменте земледелия. Тип вредный.
  47. Запольский. Ректор ИНО. Председатель педагогического совета. Сторонник возрождения автономии школы. Имеет огромный авторитет среди лекторов. Тип вредный.
  48. Окисюк. Преподаватель ИНО. Исключен из состава преподавателей из-за организации автокефального движения. В настоящее время посвящен в архиереи. Тип несомненно вредный во всех отношениях и подлежит изъятию в первую очередь.1. Харьков)
  49. Гаврилко. Член правления того же братства и председатель хирургической секции Губздрава. По политическим убеждениям монархист. В свое время в различных харьковских театрах произносил хвалебные гимны Деникину и «все с ними».
  50. Жуковский С.Н. Курьер ОГОТД. Видный юрист. Окончил Киевский университет. Занимал высокие посты, скрывается в должности курьера, очевидно, с целью и примыкает к указанным выше группировкам.1. Киев)
  51. Гацанюк М.Д. Врач. Служит в медакадемии. По убеждениям ярый контрреволюционер. Ненавидит существующий строй и компартию. Среди студенчества ведет агитацию за самостийную Украину.
  52. Крупский А.И. Врач. Ярый петлюровец, арестовывался за контрреволюционную пропаганду. В настоящее время работает как специалист в медакадемии. К Советской власти и компартии относится явно враждебно, агитирует против всех мероприятий последней.
  53. Курсина В.Н. Врач. Буржуазная интеллигентка. Яркая приверженка старого режима. При отступлении Советской власти из Киева бралась как заложница.
  54. Колесников Д.Н. Врач. К Советской власти относится враждебно. Служа в Киевском водопроводе, активно проводит агитацию за забастовку на таковом,
  55. Олтаржевский Н.И. Врач. Убежденный петлюровец. Резко нападает на Советскую власть, агитирует за Петлюру, при агитации указывает, что Советская власть занимается грабежами, а потому служить ей не намерен.
  56. Подерика. Врач. При Петлюре был помкомиссара войсковой санчасти, в данное время устроился на работу на железную дорогу, где проводит широкую петлюровскую агитацию.
  57. Оверучев Н.К. Инженер. Заведующий Киевской электростанцией. Эсерствую-щий элемент, связан с эсерами, им была дана пишущая машинка эсерам Вернштейна для печатания эсерских прокламаций.
  58. Порнусевич. Инженер. Состоит на службе в НКПС, ярый контрреволюционер, возбуждает против Советской власти и компартии малосознательную массу. Самостийник, агитирует в пользу Петлюры.
  59. Коломеец. Артистка. Жена бывшего петлюровского офицера, убитого в боях с КА. Ярая активистка против Советской власти, жаждет прихода Петлюры с целью мести за убитого мужа.
  60. Лисовская Лиза. Артистка. Интеллигентка. Против Советской власти и компартии. Активная работница петлюровщины. Тип вредный.1. Екатеринослав)
  61. Щедрин В.А. Ветврач ГЗО. Тормозит работу всеми способами, саботирует. При белых издал книгу песен о милых союзниках Антанты, контрреволюционного направления.
  62. Примечание: указанный выше список обсужден на заседании Екатеринославского
  63. Губкома и характеристики в целом подтверждены.1. Подолия)
  64. Председатель ГПУ Украины (подпись). Вприднач СОЧ (подпись). Нач. III отд. (подпись).
  65. Список утвержден постановлением комиссии ЦК РКП от 9.08.1922 г. 18.08.1922 г. Нач. IVотд. И.Решетов.»
  66. РГАСПИ, Ф.5, Оп.1, Д.2603, Л.3-12
  67. Савич Константин Иванович. Управделами АН.
  68. Ермолаев Николай Николаевич. Завотделом «Северный кустарь «.
  69. Тельтевский Алексей Васильевич. Инструктор «Северного кустаря», правый эсер.
  70. Гусаров Игнатий Евдокимович. Там же.
  71. Еремеев Григорий Александрович.
  72. Согласно постановлению комиссии под председательством т. Дзержинского от 31.08. с.г. возбуждено дело по обвинению указанных лиц в принадлежности к антисоветской организации. Высылка отменена, находятся под стражей.
  73. Штейн Виктор Морицович. На основании ходатайств т. т. Коган, Бернштейна и отзыва т. Межлаука высылка отменена.
  74. Крохмаль Виктор Николаевич, на основании его личного письма к т. Дзержинскому, в котором он уверяет в своей лояльности, и ходатайства т. Богданова высылка отменена.
  75. Замятин Евгений Иванович. Вследствие ходатайства т. Воронского об оставлении Замятина в России на предмет сотрудничества его в «Красной Нови» высылка приостановлена до окончания переговоров.
  76. Канцель. Доктор. Высылка задержана впредь до получения ответа от т. Циперовича, ручательства и об основании такового.1. По Москве.
  77. Изгарышев Николай Александрович. Высылка задержана, проводится формальное расследование по существу противоречащих заявлений Главпрофобра и т. Шмидта.
  78. Кондратьев Николай Дмитриевич. Профессор. Возбуждено дело по обвинению его в содействии социалистам-революционерам, до окончания следствия высылка приостановлена, содержится под стражей.
  79. Куколевский Иван Иванович. Профессор. Высылка приостановлена, запрашиваются у т. Богданова мотивы его ходатайства, дополнительные сведения т. Яковлевой и комячейки (карандашом приписка: в его пользу).
  80. Озеров Иван Христофорович. Профессор. Высылка временно приостановлена впредь до распоряжения по выяснению вопросов с т. Малышевым, ввиду специальной работы (экономико-финансовой), которую ведет сейчас Озеров (карандашом приписка: монополька).
  81. Рыбников Александр Александрович. На основании ходатайства коллегии Наркомзема и замуправделами СНК т. Смолянинова высылка приостановлена, заведено следствие по обвинению в антисоветской деятельности.
  82. Юровский Леонид Наумович. На основании письменного ходатайства Наркомфина и личных переговоров с т. Дзержинским, Юровского как крупного специалиста -финансиста решено оставить для работы в Москве. Высылка отменена.241
  83. Коробков Николай Михайлович. Профессор. Ввиду его тяжелой болезни (последняя стадия туберкулеза) высылка за границу отменена.
  84. Фомин Василий Емелъянович. Высылка приостановлена впредь до выяснения вопроса с т. т. Яковлевой и Богдановым.
  85. Сахаров Андрей Васильевич. От высылки освобожден по секретным соотражениям ГПУ.
  86. Выписка верна: Начальник IV отделения СОГПУ Н.Зарайский.
  87. Секретариат коллегии ГПУ. Т. Ленину. На ваш запрос сообщаю, что гражданин Потресов по решению комиссии Политбюро не был включен в список высылаемых за границу. 2211.1922 г. Зампред ГПУ Уншлихт.»
  88. Цитируется по: РГАСПИ, Ф.5, Оп.1, Д.2603, Л. 15-18.
  89. ПОЛОЖЕНИЕ О ГОСУДАРСТВЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ УПРАВЛЕНИИ от 6 февраля 19 22 г.1. ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ.
  90. Государственное политическое управление (сокращенно ГПУ) состоит при народном комиссариате внутренних дел.
  91. Председателем ГПУ является народный комиссар внутренних дел или назначаемый Советом Народных Комиссаров его заместитель.
  92. Для разрешения основных вопросов и направлений работы и вопросов, требующих согласования между отдельными частями, при председателе ГПУ состоит Коллегия, члены которой утверждаются советом Народных Комиссаров.
  93. Служащие ГПУ несут ответственность, равную с той, которую несут лица, состоящие на действительной военной службе.
  94. Смета ГПУ утверждается Советом Народных Комиссаров, все сметы местных органов власти проходят и утверждаются в общем порядке по смете ГПУ.
  95. В непосредственном распоряжении ГПУ состоят особые войска, сведенные в Отдельную армию Госполитуправления, в количестве, установленном Советом Труда и Обороны, и подчиненные во всех отношениях председателю Госполитуправления.
  96. I. СРЕДСТВА К ОСУЩЕСТВЛЕНИЮ ЗАДАЧ
  97. Статистическая и политическая разработка данных регистрации. Регистрация и суммировка ненормальных явлений лсизни РСФСР в целях выявления их причин и последствий.
  98. Народный комиссариат юстиции осуществляет общий надзор за законностью действий ГПУ и его местных органов.
  99. Председатель ВЦИК М. Калинин. Секретарь ВЦИК А. Енукидзе.
  100. Собрание узакононений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства.1922. №51.
  101. Цитируется по: Коровин В.В. История отечественных органов безопасности.1. М., 1998 г., С.124-126.1. Из допроса Н.А. Бердяева.
  102. Показания по существу дела.
  103. Вопрос. Скажите, гр-н Бердяев, ваши взгляды на структуру Советской власти и на систему пролетарского государства.
  104. Вопрос. Скажите ваши взгляды на задачи интеллигенции и так называемой «общественности».
  105. Вопрос. Скажите свое отношение к таким методам борьбы с Советской властью, как забастовка профессоров.
  106. Ответ. Я недостаточно знаю этот факт и не могу окончательно судить об этом деле.
  107. Если профессора борются за интересы науки и знания, то я это считаю правомерным, их борьбу, если же стоят исключительно на экономической точке зрения, то считаю ошибочным.
  108. Вопрос. Скажите ваше отношение к сменовеховству, Савинкову и к процессу партии социалистов-революционеров.
  109. Вопрос. Скажите ваши взгляды на политику Советской власти в области высшей школы и отношение к реформе ее.
  110. Ответ. Не сочувствую политике Советской власти относительно высшей школы, поскольку она нарушает свободу науки и преподавания и стесняет свободу прежней философии.1. Бердяев.
  111. Допрашивал Бахвалов. 18.08.1922г.
  112. Цитируется по: сборник документов „История России, 1917- 1940г.», С.201- 203.245

Список литературы

  1. Первое предупреждение // Правда, 1922, 31 августа.
  2. Ленин В. И. и ВЧК. — М., 1975, С. 566-567.
  3. Верт Н. История советского государства. — М., 1990; Пайпс Р. История России: советский период. — М., 1991; Рассел Б. Теория и практика большевизма. — М., 1991.
  4. Луначарский А.В. Интеллигенция и ее место в социалистическом строительстве // Революция и культура, 1927, № 1, С. 29.
  5. Вебер М. Хозяйство и общество. — М., 1991; Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. — М., 1990.
  6. См.: Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию: Учебник для студентов высших учебных заведений. — М., 2000.
  7. Содержание диспутов и выступления докладчиков приводятся в книге «Судьбы русской интеллигенции». Вступительная статья Красильникова С.А. — М.,1993.
  8. Статьи опубликованы в таких сборниках, как «На переломе. Философские дискуссии 1920-х г.г.»/ Составитель и автор вступительной статьи Алексеев В. П. — М.: Политиздат, 1990; «Судьбы русской интеллигенции»./ Составитель и автор вступительной статьи Кра-сильников С. А,- М., 1993.
  9. Луначарский А.В. Смена вех интеллигентской общественности // Культура и жизнь, 1922, №1; Луначарский А.В. Об интеллигенции. — М., 1923; Луначарский А.В. Интеллигенция в ее прошлом, настоящем и будущем. — М., 1924; Луначарский А.В. Интеллигенция и ее место в социалистическом строительстве // Революция и культура. 1927, №1; Луначарский А.В. Интеллигенция и социализм // ВАРНИТСО, 1930, №2.
  10. Луначарский А.В. Об интеллигенции. — М., 1923, С. 10.
  11. Вехи. Сборник статей о русской интеллигенции. — М., 1990
  12. Из глубины. Сборник статей о русской революции. — М., 1990.
  13. Судьбы русской интеллигенции. / Составитель Красильников С.А. — М., 1993, С. 195220.
  14. Полонский В. Заметки об интеллигенции // «Красная новь», 1924, Кн. 1; Полонский В. К вопросу об интеллигенции.// Литература и искусство. — М., 1929; Вольфсон С.Н. Интеллигенция как социально-экономическая категория. — М.-Л., 1926; Войтоловский Л. Ленин об интеллигенции // Печать и революция. 1925, Кн. 2; Чиренок Ф. Ленин о специалистах науки и техники. — Пг., 1924; Этчин И. Партия и специалисты. — М., 1922.
  15. Волин Б. Октябрьская революция и интеллигенция // Исторический журнал. 1938, № 11; Келлер А.П. Пролетарская революция и советская интеллигенция. — М., 1934; Процько М.А. О роли интеллигенции в советском обществе. — М., 1953; Луппол И. Интеллигенция и революция // Новый мир, 1939, №3; Шлихтер А.Г. Октябрь и наука. — Харьков, 1953.
  16. Амелин П.П. Интеллигенция и социализм. — М., 1970; Смирнов И.С. В.И. Ленин и советская культура. // Государственная деятельность В.И. Ленина в области культурного строительства (октябрь-лето 1918 г.). — М., 1960; Генкина Э.Б. О ленинских методах вовлечения интеллигенции в социалистическое строительство // Вопросы истории, 1965, № 4; Запоров И.П. О некоторых мерах пролетарского государства по сохранению кадров буржуазных специалистов в первые годы советской власти. //] Ученые записки Московского государственного педагогического института. — М., 1970; Красникова А.В. Из истории разработки В.И. Лениным политики привлечения буржуазной интеллигенции на службу советской власти. // Вестник Ленинградского университета. Серия истории, науки и литературы. 1970, № 8, Вып. 2; Ревенко В.Г. Ленин об использовании буржуазных специалистов как об одной из форм классовой борьбы пролетариата в эпоху его диктатуры.// Труды Московского высшего технического училища. — М., 1968, вып. 3; Свинцова М.П. В.И. Ленин об использовании буржуазных специалистов в социалистическом строительстве. 11 Вопросы стратегии и тактики в трудах В.И. Ленина послеоктябрьского периода. -М., 1971; Точеная В.П. В.И. Ленин об интеллигенции в переходный период от капитализма к коммунизму // Вестник МГУ. Серия истории. 1970, № 2; Хренов Н.И. О вовлечении буржуазных специалистов в социалистическое строительство. // Сборник научных трудов Ульяновского политехнического института. 1970, Вып. 2, Т. 6.
  17. Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука (подготовка кадров, 1921-1923 гг.). — М., 1968; Иванова Л.В. У истоков советской исторической науки (подготовка кадров ученых-марксистов, 1917-1929 гг.). — М., 1968; Ульяновская В.А. Формирование научной интеллигенции в СССР (1917-1937 гг.). — М., 1968; Сырцов В.Ф. Идеологическая борьба периода Октябрьской революции и гражданской войны (1917-1920 гг.) //Вопросы философии, 1965 № 2; Черкашина В.Г. Формы стимулирования социальной активности интеллигенции в первые годы советской власти. // Проблемы истории и теории научного коммунизма. — М., 1969; Зосимский В. Профессиональные союзы театральных работников в период Великой октябрьской социалистической революции и гражданской войны, (1917-1921 гг.). // Ученые записки Высшей школы профдвижения ВЦСПС. — М., 1968, Вып. 3; Зак Л.М. Создание и деятельность ВАРНИТСО в 1927-1932 гг. // История СССР, 1959, № 6; Ермаков В.Т. Идейная борьба на культурном фронте в первые годы советской власти // Вопросы истории, 1971, № 11; Месеняшин И.А. Петроградская группа левой профессуры // Вестник высшей школы, 1956, № 6.
  18. Винокуров А.В. Проблемы использования военных специалистов в Красной армии (1917-1920 гг.). // Из истории борьбы за победу буржуазно-демократической и социалистической революций и построения социализма в СССР. — М., 1968; Данилевский А.Ф. В.И. Ленин и вопросы военного строительства на VIII съезде РКП (б). — М., 1964; Иовлев A.M. Разработка и осуществление ленинской политики в отношении специалистов старой армии (1917-1920 гг.) // Вопросы истории КПСС, 1968, № 4; Кораблев Ю.И. В.И. Ленин и создание Красной армии. — М., 1970; Кузьмин Н.Ф. В.И. Ленин во главе обороны Советской страны (1918-1920 гг.) — М., 1958; Спирин Л. В.И. Ленин и создание советских командирских кадров // Военно-исторический журнал, 1965, № 4; Хасанов И.З. Борьба партии за привлечение военных специалистов (1918-1920 гг.). // Вестник Ленинградского университета. Серия истории, языка и литературы. 1971, № 2, Вып. 1.
  19. Антонов В.В., Штейнбрук В.О. Борьба партии за учительство в первые годы НЭПа (1921-1923 гг.) // Советская педагогика. 1967, № 7; Краморенко Л.И. Против фальсификации некоторых принципов деятельности КПСС по формированию технической интеллигенции (1917-1937 гг.). // Ученые записки Ленинградского педагогического института. -Л., 1969, Вып. 1., Т. 424; Королев Ф.Ф. Очерки по истории советской школы и педагогики (1917-1920 гг.). — М., 1958; Маерович Б. Из истории борьбы коммунистической партии за привлечение учительства на сторону советской власти. // Вопросы истории КПСС и философии. Сборник статей кафедры общественных наук Свердловского педагогического института. — Свердловск, 1965; Плешакова А.В. Из истории борьбы КПСС за использование профессионально-преподавательского состава в строительстве высшей школы (1918-1940 гг.) // Труды Ленинградского института авиационного приборостроения. — Л., 1958., Вып. 25; Шилов А.А. Деятельность КПСС по перестройке высшей школы в первые года советской власти (1917-1921 гг.). — Л., 1965; Демидов Н.И. Некоторые вопросы борьбы партии за привлечение литературно-творческих сил на сторону советской власти (1917-1925 гг.). // Труды кафедр общественных наук Московского инженерно-строительного института, -М., 1957, № 28; Ширяев П. Борьба за использование буржуазной производственно-технической интеллигенции в период с 1917 по 1928 годы. // Ученые записки Вологодского педагогического института. — Вологда, 1957., Т. 1; Екисинин Е.П., Курылев Ю.И, Борьба B.И. Ленина и партии за приобщение старой художественной интеллигенции к осуществлению задач культурной революции. // Труды Горьковской высшей партийной школы. Горький, 1969. Вып. 7.
  20. Клушин В. Борьба за исторический материализм в Ленинградском государственном университете (1918-1925 гг.). — Л., 1970; Чагин Б.А. Очерки истории социалистической мысли в СССР. — Л., 1971; Чагин Б.А., Клушин В.И. Борьба за исторический материализм в СССР в 1920-е годы. — Л., 1975; Чернега Р.П. Критика советскими марксистами буржуазных концепций культуры в восстановительный период (1918-1923 гг.) // Научные доклады высшей школы, — М., 1969; Кирикова Л.М. В.И. Ленин и некоторые вопросы теории культуры. // В.И. Ленин и проблемы культурной революции. — Л., 1970.
  21. Федюкин С.А. Борьба коммунистической партии с буржуазной идеологией в первые годы НЭПа. — М., 1977; Федюкин С.А. Советская власть и буржуазные специалисты. — М., 1965; Федюкин С.А. Привлечение буржуазно-технической интеллигенции к социалистическому строительству в СССР. — М., 1960; Федюкин С.А. Деятельность КПСС по формированию советской интеллигенции. — М., 1984; Федюкин С.А. Художественная интеллигенция в первые годы советской власти // История СССР, 1969, № 1; Федюкин С.А. Борьба с буржуазной идеологией в условиях перехода к НЭПу. — М., 1977; Федюкин С.А. Партия и интеллигенция. — М., 1980.
  22. Федюкин С.А. Октябрьская революция и интеллигенция. — М., 1968; Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. — М., 1972.
  23. Федюкин С.А. Великий Октябрь и интеллигенция. — М., 1972, С. 18.
  24. Алексеева Г.Д. Октябрьская революция и историческая наука (подготовка кад-ров,1917-1923 гг.).- М.,1968; Иванова Л.В. У истоков советской исторической науки (подготовка кадров ученых-марксистов, 1917-1929гг).-М., 1968.
  25. Генкина Э.Б. Деятельность Госплана в 1921-1925 гг. и борьба с буржуазной идеологией по вопросам планирования // История СССР, 1961, № 6; Широкоград Л.Д. В.И. Ленин о русской буржуазной экономической науке первых лет НЭПа. // В.И. Ленин и проблемы строительства социализма. — Л., 1970.
  26. Ученова В.В. Центральные партийные органы печати «Коммунистическая революция» и «Большевик» (1921-1925 гг.). — М., 1962; Ученова В.В. Партийно-советская печать восстановительного периода. — М., 1964; Максимов А.А. Советская журналистика 1920-х гг. -М., 1964; Барабохин Д.А. В.И. Ленин и коммунистическая партия за идейность я партийность журналистов (о сотрудничестве коммунистов в буржуазной печати). // Вестник Ленинградского университета. 1964, №14, Вып. 3; Назаров А.И. Октябрь и книга. — М., 1968.; Федорова О.П. Журнал «Новая Россия» (Россия), и отношение буржуазной интеллигенции к революционной действительности. // Проблемы истории СССР. — М., 1973.
  27. Метченко А. Кровное, завоеванное. — М., 1971; Лукин Ю.А. Ленин и теория социалистического искусства. — М., 1973; Беляев А. Идеологическая борьба и литература. — М., 1975.
  28. Федюкин С.А. Советская власть и буржуазные специалисты. — М., 1965; Федюкин С.А. Привлечение буржуазно-технической интеллигенции к социалистическому строительству в СССР. — М., 1960; Федюкин С.А. Деятельность КПСС по формированию советской интеллигенции. — М., 1984; Федюкин С.А. Советская власть и буржуазные специалисты. — М., 1965; Федюкин С.А. Борьба коммунистической партии с буржуазной идеологией в первые годы НЭПа. — М., 1977; Федюкин С.А. Борьба с буржуазной идеологией в условиях перехода к НЭПу. — М., 1977; Федюкин С.А. Партия и интеллигенция. — М., 1980; Демидов Н.И. Из истории борьбы коммунистической партии за чистоту социалистической идеологии в период НЭПа (1921-1923 гг.), — М., 1960; Бусыгин Ю.А. Некоторые вопросы усиления идеологического фронта в первые годы НЭПа (1921-1923 гг.). // В авангарде строителей коммунизма. — Ростов-на-Дону, 1970; Гагарин А.П. Некоторые вопросы идеологической борьбы коммунистической партии в области культуры (1917-1921 гг.). // Коммунистическая партия за победу Октября. — М., 1959; Генкина Э.Б. Из истории борьбы коммунистической партии за укрепление идеологического фронта // Вопросы истории, 1949, №1; Ермаков Т.В. Идейная борьба на культурном фронте в первые годы советской власти // Вопросы истории, 1971, № 11; Хохунова О.И. Из истории борьбы КПСС на идеологическом фронте (1921-1925 гг.). // Деятельность партийных организаций и социальный прогресс. — Иваново, 1968; Суворов J1.H. Борьба марксистско-ленинской философии против буржуазной идеологии и ревизионизма в переходный период от капитализма к социализму. — М., 1961; Трифонов И.Я. Из истории борьбы коммунистической партии против сменовеховства // История СССР, 1959, № 3; Красникова А.В. В.И. Ленин и A.M. Горький в 1917-1918 гг. (из истории взаимоотношений коммунистической партии с интеллигенцией в первый год советской власти). // Ученые записки Института истории партии Ленинградского обкома КПСС. — Л., 1970, Т. 1; Мухачев Ю.В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. — М., 1982.
  29. Лутченко А.И. Создание инженерно-технических кадров в годы построения социализма в СССР (1926-1958 гг.). — М., 1973; Лутченко А.И. Советская интеллигенция (формирование кадров, 1917-1961 гг.) — М., 1962; Власов М.Г. Рождение советской интеллигенции. -М., 1968; Соскин В.Л. Ленин, революция, интеллигенция. — Л., 1969; Лебин Б.Д. Ленин и научная интеллигенция. — Л., 1969; Амелин П.П. Строительство коммунизма и развитие советской социалистической культуры. — Л,, 1973; Амелин П. П. Культурная революция: закономерность строительства социализма и коммунизма. — Л., 1967; В.И. Ленин о роли интеллигенции в социалистическом строительстве и современность. / Под редакцией Рубцова Н.И. — Горький, 1969; Из истории советской интеллигенции. / Под редакцией Соски-на В.Л. — Новосибирск, 1974; Из истории советской интеллигенции. / Под редакцией Кима М.П. — М., 1966; Советская интеллигенция. История формирования и роста, 1917-1965 годы. / Под редакцией Кима М.П. — М., 1968; Советская интеллигенция. Краткий очерк (1917-1965 гг.). / Под редакцией Волкова B.C., Амелина П.П. — М., 1977; Советская интеллигенция и ее роль в строительстве коммунизма. — М., 1978.
  30. .Ким М.П. Сорок лет советской культуры. — М., 1957.
  31. Меметов B.C. Партийное руководство в деятельности художественной интеллигенции в годы Великой Отечественной войны. — Воронеж, 1975; Меметов B.C. Защищая Москву. Интеллигенция столицы в период битвы под Москвой. — М., 1979.
  32. Лутченко А.И. Советская интеллигенция (формирование кадров, 1917-1961 гг.). — М., 1962; Лутченко А.И. Создание инженерно-технических кадров в годы построения социализма в СССР (1926-1958 гг.). — М., 1973; Власов М.Г. Рождение советской интеллигенции. — М., 1968; Советская интеллигенция. История формирования и роста, 1917-1965 гг. / Под редакцией Кима М.П. — М., 1968; Советская интеллигенция. Краткий очерк (19171965 гг.). / Под редакцией Волкова B.C., Амелина П.П. — М., 1977.
  33. Федюкин С.А., Указанное издание, С. 203-252.
  34. 3езина M.P. Советская интеллигенция в условиях развитого социализма. — М., 1982; Ковальчук А.С., Наумова Т.В. Интеллигенция в развитом социалистическом обществе. -М., 1978; Мансуров B.A., Барбакова К.Г. Молодой интеллигент развитого социалистического общества. — М., 1981; Павлова A.E. Классы и партия в развитом социалистическом обществе. — М., 1972.
  35. Статья впервые была опубликована в «Вестнике русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1970, № 97.
  36. Кормер В. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура // Вопросы философии, 1989, № 9, С.45-79.
  37. 1917 год в судьбах российских граждан. — Иваново, 1997.
  38. Российская провинция в годы революции и гражданской войны в 1917-1922 гг. Материалы всероссийской научно-практической конференции. / Ответственный редактор Набатов Г.В. — Нижний Новгород, 1998.
  39. Судьбы российской интеллигенции. Материалы III Всероссийской научной студенческой конференции, 1995. — Нижний Новгород, 1996.
  40. Русская интеллигенция: история и судьба. — М., 1999.
  41. Интеллигенция на пороге XXI века. Материалы международной научно-практической конференции. — Нижний Новгород, 1999, Ч. 1, 2000, Ч. 2.
  42. Проблемы истории и творческое наследие профессора Н.П. Соколова. — Нижний Новгород, 1998.
  43. Петроградская интеллигенция в 1917 г. Сборник статей и материалов. Редактор Знаменский О.Н. — M.-JL, 1990.
  44. Интеллигенция и нравственность: (социологические очерки). — М., 1993.
  45. 50 на 50: опыт словаря нового мышления. — М., 1989.
  46. Иванов А. Интеллигент — это кто? // Книжное обозрение, 1992, № 11; Гордин Я. Мыслящие восстали на нравственный подвиг // Знание — сила. 1988, № 6; Люкс JI. Интеллигенция и революция: летопись триумфального поражения // Вопросы философии, 1991, № 11.
  47. Соскин В.Л. Сибирь, революция, наука. — Новосибирск, 1989; Лазарева А.Н. Интеллигенция и религия: к историческому осмыслению проблематики «Вех». — М., 1996; Коржи-хина Т.П. Извольте быть благонадежны! — М., 1997; Галай Ю.Г. Власть и историко-культурные ценности в РФ (1917-1929 гг., историко-правовой аспект). — Нижний Новгород, 1997; Булдаков В.П. Красная смута: природа и последствия революционного насилия. — М., 1997; Раев М. Россия за рубежом: история культуры русской эмиграции, 1919-1939 гг. — М., 1994; Белоус В.Г. Петроградская Вольная философская ассоциация (1919-1924 гг.): антитоталитарный эксперимент в коммунистической стране. — М., 1997; Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. — М., 1999.
  48. Костиков В. Не будем проклинать изгнанье. — М., 1990; Квакин А.В. Идейно-политическая дифференциация российской интеллигенции в период НЭПа. — Саратов, 1991; Литвин А.Л. Красный и белый террор в России (1918-1922 гг.). — Казань, 1996; Со-скин В.Л. Переход к НЭПу и культура (1921-1923 гг.). — Новосибирск: издательство НГУ, 1997; Тополянский В. Д. Вожди в законе. Очерки физиологии власти. — М., 1996.
  49. Красовицкая Т.Ю. Что имеем, не храним // Московские новости, 1990, 20 мая; Голланд Ю. Экономика и политика // Знамя, 1990, № 3; Геллер М. Первое предостережение — удар хлыстом // Вопросы философии, 1990, № 9; Хорунжий С. Философский пароход // Литературная газета, 1990, № 19; Кондаков И.В. К феноменологии русской интеллигенции. // Русская интеллигенция: история и судьба. — М., 1999; Белоус В.И., Маторина И.И. Власть и интеллигенция: к вопросу о высылке интеллигенции в 1922 г. // 1917 год в судьбах российских граждан. — Иваново, 1997.
  50. Дмитриевский В.Н. Художественная интеллигенция и власть: роли, маски, репутации. // Русская интеллигенция: история и судьба. — М., 1999.
  51. История России, 1917-1940 гг. Сборник документов под редакцией Главацкого М.Е., Мазура В.А. — Челябинск, 1994; Власть и интеллигенция в сибирской провинции, 19191925 гг./ Под редакцией Соскина В.Л. — Новосибирск, 1996; Соскин В.Л. Переход к НЭПу и культура (1921-1923 гг.). Методические рекомендации к курсам «История отечественной культуры», «Отечественная история». — Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 1997, С.62-85.
  52. Литвин А.Л. Красный и белый террор в России. — Казань, 1996.
  53. Черных А.И. Становление России Советской: 1920-е годы в зеркале социологии. — М., 1997.
  54. Алексеева Л.М. История инакомыслия в СССР. Новейший период. — Вильнюс, 1992.
  55. Волобуев О., Аксютин С., Данилов А. Власть и оппозиция: российский политический процесс. — М., 1995; Нравственное сопротивление. — М., 1991; Философия не кончается. Сборник статей под редакцией Лекторского М. — М., 1992; Поле сражения — душа. — Воронеж, 1992; Две тенденция в истории социалистической мысли: социалистический гуманизм и казарменный коммунизм. / Под редакцией Даниловича П.М. — М., 1991; Освобождение духа. / Под редакцией Гусейнова Ю., Толстых В. — М., 1991.
  56. Лерт Р.В. На том стою. Правозащитническое движение в СССР. — М., 1991.
  57. Павлов Д.Б. Большевистская диктатура против социалистов и анархистов (1917-1950 гг.). -М., 1999.
  58. Лихачев Д.С. О русской интеллигенции // Новый мир, 1993, № 2; Громов С. Сталин: власть и искусство. — М., 1998; Дедков И.А. Испытание свободой. История отечества: люди, годы, решения (очерки истории советского государства). — М., 1991; Бордюгов Г.А., Козлов В.А. История и конъюнктура. — М., 1992; Аксенов Ю.С. Послевоенный сталинизм: удар по интеллигенции // Кентавр, 1991, № 10-12; Елагин К. Неустанная забота партии об актерах // Огонек, 1990, №3; Белецкая В.В. Судьба и совесть (об А.Д. Сахарове). — М., 1989; Выскочков И.С. История России: народ и власть. — СПб., 1997; Волобуев О., Кулешов С. Очищение: история и перестройка. — М., 1989; Кара-Мурза С. После перестройки: интеллигенция на пепелище родной страны. — М., 1991.
  59. Интеллигенция на пороге XXI века. Материалы международной научно-практической конференции. — Нижний Новгород. 1999, Ч. 1. 2000, Ч. 2; На путях политической трансформации: политические партии и политические элиты постсоветского периода. Сборник работ победителей конкурса научных проектов и материалы семинара «Новые элиты и политические институты в СНГ». — М., 1997, Вып. 8, Ч. 2; Русская культура и мир. Тезисы докладов международной научной конференции. — Нижний Новгород, 1993; Духовная культура. Материалы докладов 5-й межвузовской конференции по теории и методике преподавания культурологии в высшей школе. — Нижний Новгород, 1999; Интеллигенция России: история и современность. Тезисы докладов межгосударственной научно-теоретической конференции. — Иваново, 1994; Интеллигенция России: традиции и новации. Тезисы межгосударственной научно-теоретической конференции. — Иваново, 1997.
  60. Головинский А.Г. Прослойка или нарождающийся класс? // Интеллигенция на пороге XXI века. — Нижний Новгород, 2000, Ч. 1.
  61. Кормер В. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура. — М.: Традиция, 1997.
  62. Там же, С. 216.
  63. Булгаков С.Н. Героизм и подвижничество. // Вехи: сборник статей о русской интеллигенции. — М., 1990, С. 18.
  64. Кормер В. Двойное сознание интеллигенции и псевдокультура, С. 21.
  65. Там же, С. 218.
  66. Там же, С. 222.
  67. Там же, С. 223-224.
  68. Тамже, С. 224-225.
  69. Степанов Ю.С. Жрец нарекись, и знаменуйся: жертва (к понятию «интеллигенция» в истории российского менталитета). // Русская интеллигенция: история и судьба. — М., 1999, С. 20.
  70. Гаспаров М.Я. Интеллектуалы, интеллигенция, интеллигентность. // Русская интеллигенция: история и судьба. — М., 1999, С. 9.
  71. Кондаков Я.В. К феноменологии русской интеллигенции. // Русская интеллигенция: история и судьба. — М., 1999.
  72. Там же, С. 81.
  73. ам же, С. 82.
  74. Там же, С. 82.
  75. Там же.
  76. Там же, С. 83.
  77. Федюкин С.А. Борьба с буржуазной идеологией в условиях перехода к НЭПу. — М., 1977, С. 3-16.
  78. Мухачев Ю.В. Идейно-политическое банкротство планов буржуазного реставраторства в СССР. -М, 1982, С. 159.
  79. Иоффе Г.З., Романовский Н.В. Великий Октябрь и современная идеологическая борьба. -М, 1985.
  80. Алексеева JI.M. История инакомыслия в СССР: Новейший период. — Вильнюс, 1992.
  81. Костиков В. Не будем проклинать изгнанье. — М., 1990, С. 176.
  82. Там же.
  83. Грехова Н.Н. НЭП: история и современность. // Великий Октябрь и современная Россия. — Нижний Новгород, 1995, С. 99.
  84. Черных А.И. Становление России Советской: 1920-е годы в зеркале социологии. — М., 1997.
  85. Арендт X. Истоки тоталитаризма. — М., 1993. 86.Черных А.И. Указанное издание, С. 47.
  86. Там же, С. 48-51.
  87. Там же, С. 50-51.
  88. Вехи: сборник статей о русской интеллигенции. — М., 1990; Из глубины: сборник статей о русской революции. — М., 1991.
  89. Бердяев Н.А. Кризис интеллекта и миссия интеллигенции. Судьба человека в современном мире // Новый мир, 1990, № 1, С. 229-230.
  90. Цитируется по: История России, 1917-1940 гг. Сборник документов под редакцией Главацкого М.Е. — Челябинск, 1994, С. 198.
  91. Голланд Ю. Экономика и политика// Знамя, 1990, №3, С.35-98.
  92. Ленин В.И. Неизвестные документы. — М., 1999, С.545-546.
  93. РГАСПИ, Ф. 5., On. 1, Д. 2603, Л. 3-12.
  94. Соскин В.Л. Переход к НЭПу и культура (1921-1923 гг.). — Новосибирск, 1997, С.77-78.
  95. Документ хранится в Архиве Президента РФ (АПР), Ф. 3, Оп. 58, Ед. хран. 175, Л. 19-87.
  96. РГАСПИ, Ф. 5, On. 1, Д. 2603, Л. 13-14.
  97. Там же, Л. 15-16.
  98. Ленин В.И. Неизвестные документы, 1891-1922 гг. -М., 1999, С.579-580.
  99. ГОПАНО, Ф. 1., On. 1, Д. 2342, Л. 19.
  100. Там же, Д. 2361, Д. 2342, Д. 2346.
  101. .Там же, Д. 2342.
  102. ГОПАНО, Ф. 1. Деятельность Нижегородского губернского комитета ВКП (б) за 1917-1929 гг. Оп. 1,Т. 2.
  103. Власть и интеллигенция в сибирской провинции, 1919-1925 гг. Сборник документов под редакцией Соскина В.Л. — Новосибирск, 1996.
  104. В.И. Ленин. Неизвестные документы, 1821-1922 гг. — М., 1999.
  105. История России, 1917-1940 гг. Сборник документов под редакцией Главацкого М.Е. -Челябинск, 1994.
  106. Ленин В.И. и ВЧК. / Под редакцией Цвигуна С.К. — М., 1975.
  107. .Собрание узакононений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства, 1917-1922 гг.
  108. КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. Издание 8-е, дополненное. В 2-х томах. — М., 1970, Т. 2, С.390-396.
  109. Ленин В.И. О государстве. Полн. собр. соч., Т. 39, С. 64-84; Ленин В.И. О значении воинствующего материализма. Полн. собр. соч., Т. 45, С. 23-33; Ленин В.И. О «левом ребячестве» и мелкобуржуазности. Полн. собр. соч., Т. 36, С. 283-314; Ленин В.И. Очередные задачи советской власти. Полн. собр. соч., Т. 36, С. 165-208; Ленин В.И. Партийная организация и партийная литература. Полн. собр. соч., T.12, С. 114-116; Ленин В.И. Успехи и трудности советской власти. Поли. собр. соч., Т. 38, 39-79.
  110. Вехи: сборник статей о русской интеллигенции. — М., 1990; Из глубины: сборник статей о русской революции. — М., 1991.
  111. Шаляпин Ф.И. Маска и душа // Новый мир, 1988, № 6; Толстая A.J1. Проблески во тьме. — M., 1991; Ильин А. И. Наши задачи // Юность, 1990, № 8; Берберова Н. Курсив мой. // Минувшее. — М., 1991, Т. 10.
  112. Репринтное воспроизведение альманаха, выпускаемого парижским издательством УМКА. М., Прогресс. Совместное предприятие «Феникс».
  113. Литература русского зарубежья. Антология./ Вступительная статья и составление В. Астафьева. — М., 1990, в 3-х томах.
  114. Рещикова В. Высылка из РСФСР. // Минувшее. — М., 1992, Т. 11; Лосский Б. Наша семья в пору лихолетья. // Минувшее. — M., 1992, Т. 12; Ванеев А. Два года в Абези. // Минувшее. — M., 1990, Т. 6.
  115. Бердяев Н.А. Самопознание. — М., 1991; Сорокин П. Россия после НЭПа // Вестник РАН, 1992, № 2; Лосский Н. К изгнанию людей мысли // Ступени, 1990, № 1; Харитон Б. К истории нашей высылки // Социологические исследования, 1990, № 3.
  116. Под знаменем марксизма. 1922, № 3; Известия ЦК РКП (б), 1922, № 9; Печать и революция. 1921, Кн. 1; Красная новь, 1923, №4;
  117. Правда, 1922, 2 июня; Правда, 1922, 17 мая; Правда, 1922, 31 августа.
  118. Правда, 1922, 29 ноября.
  119. Правда, 1922, 30 августа.
  120. Артельное дело, 1922, № 5-8; Архивное дело, 1922, № 1-4; Парфенон, Пг., 1921, Сб. 1; Летопись Дома литераторов, 1922, № 1.
  121. Экономист, 1922, № 3.
  122. На переломе. Философские дискуссии 1920-х годов. Составление и предисловие Алексеева В. П. — М., 1990.

http://www.dissercat.com/content/problema-vysylki-gruppy-staroi-intelligentsii-iz-rsfsr-v-1922-g-v-kontekste-vzaimootnoshenii#ixzz41jQ67Txa

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 + 9 =