Шалва Амонашвили

Советский, грузинский и российский педагог.

Кандидат педагогических наук (1960), доктор психологических наук (1972), с 1989 года академик АПН СССР (сейчас Российская академия образования), член Академии Педагогических Наук Украины, заведующий лабораторией гуманной педагогики в Московском городском педагогическом университете (МГПУ) (с 1998), почётный доктор Софийского Университета имени святого Климента Охридского, основатель Международного Центра Гуманной Педагогики (2001), лауреат премии Правительства РФ в области образования (2008, 2013), «Рыцарь Гуманной Педагогики» (2003), «Рыцарь детства» (2007).

Награждён медалью: «К.Д.Ушинского, «Учитель Великой России» (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Учитель постоянно ищет самого себя, ищет в себе учителя для своих ребятишек.
Этот поиск означает: быть только творческим, не стандартным, быть интеллигентным»

Ш.А. Амонашвили

Известно, Шалва Александрович Амонашвили сформулировал огромнейшее число очень ценных педагогических мыслей. Однако не все понимают, что воплотиться в жизнь они способны только в том случае, если станут достоянием именно интеллигентного учителя. Неинтеллигентный их либо не поймет, либо не оценит, либо не сможет применить по назначению. Другими словами, изложенное великим педагогом адресовано всем нам, но не каждому из нас доступно. Начнем с интеллигентности и самих себя.

«Какими же личностными качествами должны обладать мы, учителя…? Остановлюсь на тех, которые мне представляются самыми главными.

Во-первых, мы должны быть людьми доброй души и любить детей такими, какие они есть. Надо одинаково любить и шалуна, и послушного, и сообразительного, и тугодума, и ленивого, и прилежного. И еще надо, чтобы нашу доброту души мы делили поровну между своими воспитанниками, однако в тех формах, которые будут необходимы в каждом конкретном случае. Доброта и любовь к детям должны быть не только внутренне переживаемым состоянием, но и главным мотивом, стимулом нашей педагогической деятельности, общения с ребенком или со всем классом.

Доброта и любовь к детям не позволят нам грубо обращаться с ними, ущемлять их самолюбие и достоинство, кричать на них и пугать их, не замечать огорчений и не радоваться успехам каждого из них, не приходить к ним на помощь без замедления, проявлять недоверие. Педагог доброй души, всем сердцем любящий ребенка, чаще улыбается, реже хмурится, он живет настоящей педагогической жизнью и тем самым обретает свое профессиональное счастье.

Во-вторых, мы должны уметь понимать детей. Ребенок маленький, но дела и заботы у него большие. Не будем же полагать, что мы делаем более важное дело, уча детей разным наукам, чем дети, самозабвенно отдающиеся игре! Если ребенок потерял своего оловянного солдатика и из-за этого плачет, то он переживает не меньшее огорчение, нежели мы, когда теряем какой-нибудь любимый и нужный нам предмет. Дети живут ежеминутно, ежечасно, ежедневно, живут без передышки, и педагогическая формула, что мы готовим их к жизни, для них не имеет никакого смысла. И если мы хотим действительно вырастить наших детей настоящими людьми, то вовсе не обязательно приостанавливать их сегодняшнюю детскую жизнь и заставлять со всей серьезностью думать о своем будущем. Понимать детей — значит стать на их позицию, ценить их чувства, принимать их заботы и дела как серьезные (они и есть такие) и считаться с ними. К этим заботам и делам нужно проявлять не снисхождение, а уважение, заинтересованное, деловое отношение. Понимать детей — значит не подчинять их нашей власти, а, опираясь на их сегодняшнюю жизнь, взращивать ростки их завтрашней жизни. Понимая движения души и переживания сердца ребенка, его чувства и устремления и входя в жизнь детей как свой, близкий человек, педагог сможет заняться глубинным воспитанием, когда сам ребенок становится его соратником в своем же воспитании. Понимать детей — значит овладеть высочайшим мастерством воспитания маленького человека.

В-третьих, нам необходимо быть оптимистами. Мы должны, обязаны верить в свою педагогику, верить в преобразующую силу воспитания. Случается, что иной педагог опускает руки перед строптивым нравом отдельных детей («Ничего не могу поделать с ним!»), теряет веру в способности ребенка с временной задержкой в умственном развитии («Из него ничего не выйдет!»). Пессимизм в воспитании и обучении равносилен тому, чтобы заживо похоронить возможное радостное будущее ребенка; лишь наш оптимизм воодушевляет ребенка, будит дремлющие в нем силы. Речь, разумеется, идет не о филантропическом оптимизме, когда, сложа руки, педагог с надеждой ожидает; вот ребенок поумнеет, проявит способность соображать, и потом можно заняться его воспитанием, приступить к развитию его сознания. Речь идет о деятельном оптимизме, когда педагог глубоко вникает в индивидуальность, внутренний мир ребенка и в зависимости от этого ищет методические пути его преобразования — воспитания, обучения и развития. Деятельный оптимизм требует от педагога постоянного творчества, непрекращающегося поиска.

В-четвертых, мы обязаны олицетворять человека будущего, человека нового склада. Таким человеком нас сделают убежденность, высокая гражданственность, преданность общему делу, глубокое осознание нашего исключительного долга перед народом, государством, перед детьми, перед будущим человечества. Каждый из нас — творец нескольких сотен судеб, в наших классах, как в кузнице, куется счастье наших воспитанников. На свой педагогический труд мы должны смотреть через призму дальнейшего усиления могущества нашей Родины, расцвета нашего общества. В нас должно пленять всё: и улыбка, и строгость, и сдержанность, и скромность, и одежда, и знания, и чуткость, и искренность, и интеллигентность, и общительность, и любовь к жизни. Нам должно быть присуще всё наилучшее, что людям нравится в человеке.

Обучая и воспитывая, учитель приобщает детей к материальным и духовным ценностям прошлых и современных поколений. Но как это приобщение происходит? Учитель — посредник между ребенком и этими ценностями, лишь через него дети познают действительность, познают людей. И это «через» означает, что разные ценности, знания, морально-этические нормы не доходят до детей в стерилизованном виде, а несут в себе личностные черты учителя, его оценки, отношения, его мировоззрение» (Амонашвили Ш.А. В школу — с шести лет // nsportal.ru).

Шалва Александрович Амонашвили в передаче «Линия жизни» на телеканале «Культура»:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

пятнадцать − 2 =