Достоинство – признак интеллигентности, интеллигентность – признак русскости

Олег Михайлов

«Спасительные рецепты» не помогут, а только помешают,
превратясь в очередной «национальный проект».
А поможет только тотальный прыжок в себя самого,
во все свое существо
для дальнейшего преображения себя,
окружающего ойкоса и мира.
Не зря ведь сказано:
«Спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи»
Дмитрий Данилов

Что значит быть русским? Достаточно ли для этого родиться в России? Или необходимо, чтобы и папа, и мама, и дедушки, и бабушки были русскими? Каковы признаки этой самой русскости, помогающие отличить русского человека от всех остальных?

Для многонациональной России вопрос вовсе не праздный. И ответ на него важен не только казахам, чеченцам, евреям, армянам, корейцам и т.д., всем, кто сегодня живет и в будущем намерен жить в России, а, прежде всего, самим русским.

«Нам нужен проективный образ, вглядываясь в который мы могли бы понять себя, т.е. актуализировать и рационально воспроизвести заложенную в нас наследуемую схему развития. Так давайте же попробуем вспомнить себя. Вспомнить и обрести искомую идентичность. Из русского чего-то, сделаться просто кем-то. Прекратить прилагаться к чему угодно и начать существовать. Что для этого нужно? Только одно — адекватный образ, аналог, матричная форма, в которую может воплотиться, в которой может быть воспринят, понят и прочувствован носитель «русскости»[1].

Русским можно быть по крови, а можно по духу. А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, Д.Тухманов, М.Магомаев и многие-многие другие по крови русскими не были, но каждый из них вклад в русскую культуру внес не меньший, чем миллионы чистокровных русских, питающихся их духовным наследием.

В России достойны любви ее природа, остатки сохранившейся самобытности и культура. Природа с каждым годом все больше уступает свое очарование ненасытным мира сего, самобытность можно встретить, но только в глубинке, а вот культура проявляется благодаря своим носителям. Это не только авторы произведений, но и их читатели, зрители, поклонники. Они могут быть представителями не творческих профессий и даже стопроцентными технарями, но всех их объединяет стремление постичь, познать, прочувствовать. А еще — манеры, стиль поведения, образ жизни. Они не шумят, не хамят, не наглеют, считаются с интересами окружающих, ответственны,… одним словом, — интеллигентны.

Вот эти люди и есть то лучшее, что есть в русской нации. Вот из-за них многие, и не только русские, любят далекую от совершенства Россию. И, если бы интеллигентных людей в России было больше, больше было бы в ней порядка, гармонии, любви и красоты.

«Понимание русскости в современных культурологических исследованиях во многом совпадает с тем, что было обозначено религиозными философами прошлого. Подтверждающим материалом могут служить, например, тезисы многих докладов научной конференции “Русская культура и мир” (Н. Новгород, 1993), в которых понятие русскости расширяется и дополняется таким набором признаков, как безмерность, жизнь не по телу, а по духу; соборность; отзывчивость, мудрость, терпимость и открытость, искренность, доверчивость, самоирония и даже “самоедство”»[2].

Ну, а разве «безмерность, жизнь не по телу, а по духу; соборность; отзывчивость, мудрость, терпимость и открытость, искренность, доверчивость, самоирония и даже «самоедство»» не есть признаки интеллигентности?

А тот факт, что интеллигентность русских не столь очевидна, как, например, педантизм немцев, объясняется тем, что в отличие от педантизма в Германии, интеллигентность в России все семьдесят лет советской власти подвергалась гонению.

Почему, с одной стороны, любима, а, с другой, — гонима?

Потому что в совокупность качеств, ее образующих, агрессия, коварство, подлость не входят. Поэтому, над носителями интеллигентности издевались все, кому не лень. И русские тоже. Но не те русские, которые впитали русский дух и русскую культуру, а остальные. Особенно преуспели прислуживающие находящимся у власти.

Представители других национальностей, проживающие в России, невольно, подсознательно «приспосабливаясь» к русским, ведут себя не как-нибудь, а интеллигентно. И это, кстати, является одной из причин существующего мнения, что евреи более интеллигентны, чем русские. На самом деле, они более чувствительны к тому, на что есть спрос, и более эластичны в своих предложениях.

Нередко вопросы «Что делать?» и «Кто виноват?» называют извечными для России. Но так ли это? По крайней мере, на второй из них ответ давно существует. Кто виноват в том, что свершилась т.н. «Великая Октябрьская»? А кто виноват в развале Союза? Естественно, — интеллигенция. И кто ж этого не знает? Не рабочие и крестьяне, а подлые интеллигенты надели сюртуки с заплатами, свергли временное правительство и на пролетариев все свернули. А рабочие и крестьяне никогда такого делать не стали бы, они хорошие, умные, все понимают, знают, что делать и, главное, … едва ли не наперед знают, кто виноват. Хотя на самом деле глупо винить интеллигенцию в ее стремлении изменить жизнь к лучшему, а уж интеллигентность тем более.

Иногда встречается недоумение, почему космические просторы русские покорить сумели, а сделать приличный автомобиль не способны. А чего тут непонятного? В космической отрасли в основном работали люди интеллигентные, а во всех остальных отраслях – разные.

Или почему такое замечательное качество, как чувство собственного достоинства явилось причиной столь серьезных обвинений представителей интеллигенции в отрыве от собственного народа? Дело в том, что чувство собственного достоинства (гордость) очень тонкое, трудно постижимое, поэтому далеко не всеми хорошо осознанное понятие. Вся сложность состоит в том, что оно очень близко соседствует и поэтому путается с другим понятием – чувством собственного превосходства (гордыней). В результате такой путаницы вместо интеллигентности у человека нередко формируется псевдоинтеллигентность, которая имеет обыкновение проявляться в высокомерии, заносчивости, снобизме, чванстве, цинизме и т.п. Понятно, что перечисленные качества не способствуют сплочению, созданию творческой обстановки, созиданию, результативности взаимодействия. Самое безобидное следствие из всего этого в том, что

«… русский человек сегодня никого не слушает, кроме себя самого»[3].

А неспособность слушать и слышать имеет, в свою очередь, целый ряд последствий, невыгодно отличающих успехи России в экономике от достижений наших современников в других странах.

В качестве своеобразного наглядного пособия русской несговорчивости можно привести пример обсуждения 6 мая 2011 года темы «Где вы, патриоты» в открытой студии 5-го канала с участием А.Невзорова, М.Веллера, Ю.Полякова и Я.Кротова[4].

В результате высокомерного отношения к соотечественникам, не каждый русский способен признать, что Родину, как и мать, хоть глупую, хоть больную, хоть нищую, не любить нельзя. Можно не восторгаться, можно не гордиться, можно, не желать ее такой, но не любить нельзя. Какой бы она ни была.

В результате извращенного представления о человеческом достоинстве, не каждый русский способен признать несостоятельность своих аргументов, правоту собеседника, в результате чего умные люди вместо стремления, готовности и способности приходить к согласию, демонстрируют никому не нужную эрудицию.

Данный пример российской несговорчивости наталкивает на мысль: Поскольку интеллигентность при всей своей привлекательности для русского человека является причиной его же собственной несостоятельности, не следует ли от нее отказаться? Отказаться, а вместо нее внедрить в наш менталитет какой-нибудь другой комплекс, — консерватизма, педантизма, предприимчивости, или какой-нибудь иной?

Может быть, такая идея кому-то покажется привлекательной, но:

  • Во-первых, комплекс интеллигентности формировался в русском менталитете веками, и отказаться от него будет нелегко.
  • Во-вторых, внедрять чтобы то ни было инородное — дело абсолютно бесперспективное и есть масса примеров, подтверждающих безуспешность подобных попыток.
  • В-третьих, совокупность качеств, образующих комплекс интеллигентности, вполне может быть дополнена качествами конструктивного, созидательного и даже синергетического характера. Но добиться этого можно лишь осознанно.Практически реализация такого подхода требует инвентаризации качеств, образующих интеллигентность, их осознание, осмысление, оценку, расстановку по приоритетам и целенаправленную популяризацию посредством интеллигентизации отношений[5].

____________________________
1. Медведев В.А. Проективные образы национальной идентичности: русскость как трансовое (сновидческое) состояние.
2. Фархутдинова Ф. В. Такое простое и понятное слово, — русский…
3. Данилов Д. Особенности национальной идентичности.
4. См. видео, — http://www.youtube.com/watch?v=3TVNp61A23k
5. См. Концепция предприятия, ориентированного на интеллигентизацию отношений.

г.

К РУБРИКЕ:

Достоинство – признак интеллигентности, интеллигентность – признак русскости: 1 комментарий

  1. «… по определению, и по своему участию в общественно-политической жизни русскими интеллигентами были (и соответствующим образом воспринимались) лица разного национального происхождения и вероисповедания» (Аржаных Т.Ф. Н.В.Гоголь и русская интеллигенция 1830-1850-х годов).

    «Мне кажется, что интеллигенция – это один из важных отличительных признаков русскоязычного населения от других, т.к. понятие интеллигенции в понимании не только ум, но и духовность, существует только в России. И поэтому интеллигенция является одним из ключей к пониманию русского менталитета. В России интеллигенция – это важная прослойка общества, формирующая критичный взгляд на политические события, вносящая инновационные идеи и мысли» (Бакшутова Е. Что мы знаем об интеллигенции?).

    «…среди просвещенного дворянства было широко распространено и другое понимание привилегированности своего сословия, его «особенности». Это, прежде всего, понимание долга перед государством и другими непривилегированными сословиями — «кому много дано, с того и много спросится». При этом, по словам Пушкина, дворянину должны быть присущи «независимость, храбрость, благородство». Из среды просвещенного дворянства в первой половине XIX века вышли люди поразительной честности, высокой ответственности, тонкости чувств и настоящего благородства. Примеров такого бескорыстия и глубокого понимания дворянского долга, ответственности перед государством и дворянским сословием известно много. Так, М. С. Воронцов, командовавший в период 1814–1818 годов оккупационным корпусом во Франции, возвращаясь в Россию, заплатил из своих средств долги всех офицеров — больше 1 млн франков, — «дабы никакое нарекание не пало на русские войска». <…>

    Запрещенными же являлись ложь, своекорыстие, лицемерие, трусость. Эта высокая моральная требовательность, сочетавшаяся с «полной свободой мыслей и действий», воспитывала людей безупречно честных, благородных, радеющих не о своем благе, а о судьбах отечества» (Яковкина Н.И. История русской культуры XIX век).

    «Писатели же в XIX в. всегда отмечали чувство собственного достоинства у русских крестьян (Пушкин, Тургенев, Толстой и др.)» (Лихачев Д.С. О национальном характере русских).

    «Ориентироваться, возможно, следует прежде всего на то обстоятельство, что в историческом развитии России русские русские и русские нерусские играли одинаково важную, но не одинаковую роль.

    Русские русские создали и постоянно сохраняли одухотворяющие традиции символических значений «русской земли». Русские нерусские всегда выступали связующим звеном между русской землей и окружающим миром, выступая за модернизацию техники и государства и превращение народной культуры в профессиональную. То есть можно было бы сказать словами Н.А.Бердяева, что первые ориентированы на «святость», вторые – на «гениальность», или что первые ориентированы на культуру, а вторые на цивилизацию» (Костецкий В.В. Тропы Антропоса. Философские проблемы русской национальной школы).

    «Ключевое качество интеллигента, на мой взгляд, – способность уважать личное достоинство. <…>

    Интеллигент умеет вести дискуссию и критически обсуждать какой-либо вопрос без обвинений в адрес противника, уважая собственное достоинство и достоинство оппонента. Внимание к личности другого формирует вежливость и такое качество как обходительность. Он всегда знает, как обратиться к собеседнику, и в беседе старается уделять внимание всем.

    Безусловно, важнейшее качество интеллигента – уважение человеческого достоинства. Своего, собеседников и людей вообще. Очевидно, что именно поэтому настоящие интеллигенты часто становятся правозащитниками и пропагандистами высших ценностей – таковы примеры А. Сахарова, Д.С. Лихачева и др.» (Пестерева Е. Как сделать речь более интеллигентной).

    «… он был настоящий русский интеллигент сборных кровей, без капли русской, между прочим» (Улицкая Л. Первые и последние: рассказы. М.: Эксмо, 2002, сс 137 — 138).

    «Я не мог взять с собой в Америку русскую интеллигенцию, и вот уже 30 лет жизни в эмиграции у меня не пропадает чувство, что мне не хватает этой важной составной полноценной жизни» (Шляпентох В.Э. Русский интеллигент Феликс Раскольников).

    «Про интеллигенцию и псевдо — подмечено по сути. Но границы определены неправильно. Самая главная граница начинается с признака русофоб/русофил» (Комментарий buruhtan_buru к статье rovego «Культурные маркеры псевдоинтеллигенции»).

    «… в ментальности, в душе русского человека всегда есть стремление к какому-то высокому моральному идеалу, к каким-то высоким моральным ценностям. Это нас точно отличает, и уверен, в хорошую сторону» (Путин назвал наиболее ярко выраженную черту россиян).

    «Русская интеллигенция, даже будучи сугубо исторической, преходящей, приготовлявшей путь «призраку коммунизма», так или иначе работала на Метаисторический План. Сама же Метаисторическая Интеллигенция – это аристократия Духа, Элита, концентрирующая в себе совесть и вековые чаяния Русского народа = Всеобщий Принцип Народности. Это суть Настоящие русские» (ВладиМир, Казачество и интеллигенция как феномены сугубо русские).

    «Русские — это не кровь и не нация в узком европейском понимании. Русские — это цивилизация и особый мир. Русский мир, в котором живут многие обрусевшие этносы: русские татары, русские якуты, чеченцы… Русские — это набор ценностей, идеалов и традиций, культурного кода и исторической памяти, веры. Русский язык является важной внешней оболочкой, неким обозначением русскости и способом овладения ею — но сам по себе он не достаточен для полной русской идентичности» (Биров Э. Как нас ни назови — советские, россияне, всё равно мы – русские).

    «… вытеснение языка в сферу бытового общения лишает язык значения культурного кода. На самом деле, язык — то, чем человек является. В языке — шкала ценностей, фантастические смыслы, которые формируются в течение столетий. Это вот такой расширитель каждого человека и, собственно говоря, та система, в которой происходит формирование и возрастание личности, формирование человека. Поэтому, когда язык обрубается, и ему оставляют просто функцию общения — это удар по идентичности» (Бабицкий А. Случай Бабицкого. Беседа Захара Прилепина с журналистом Андреем Бабицким о либералах, националистах и ценностях высшего порядка).

    «Концепт «интеллигентность» (интеллигент) остается одним из главных в русской ментальности»(Кирнозе З.И. Концепт «интеллигентность»).

    «Русскость — это мироощущение человека, который родился в огромной стране, с очень сложным климатом, и это все веками создавало менталитет. И куда бы он ни ехал, ментальность эта в нем сидит. А когда он ее теряет, то теряет, может быть, самое ценное, что есть в человеческой индивидуальности. Ведь это же факт, что часть русской интеллигенции, изгнанная в октябре 1917 года из России, сохранялась как квинтэссенция русской интеллигенции» (Зорин В. Секреты старого американиста).

    В.В.Путин об особенностях человека русского мира:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

двадцать − пять =