Варлам Тихонович Шаламов

Русский советский прозаик и поэт.

Наиболее известный как автор цикла рассказов и очерков «Колымские рассказы», повествующего о жизни заключённых советских исправительно-трудовых лагерей в 1930—1950-е годы  (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Шаламов — это один из наиболее значимых мостов из мира современности в мир революционной интеллигенции»
А. Кунахов

Жизнь и творчество Варлама Тихоновича Шаламова без преувеличения можно назвать великим предупреждением той части современной интеллигенции, которая не видит перед собой других задач, кроме как противостояние существующей власти. Ознакомившись с биографией и произведениями писателя, становится очевидным, к чему ведет революционный энтузиазм молодых людей, лишенных четкого представления о подлинной интеллигентности.

В свои молодые годы наивный, — как признавался он позже, — В. Шаламов придерживался взглядов русской революционной интеллигенции, одной из традиций которой было сопротивление политике, исходящей от государства:

«Конец 24-го года буквально кипел, дышал воздухом каких-то великих предчувствий. …. Еще раз поднималась та самая волна свободы, которой дышал 17-й год. Каждый считал своим долгом выступить еще раз в публичном сражении за будущее, которое мечталось столетиями в ссылках и на каторге» (Шаламов В.Т. Несколько моих жизней // readli.net).

Возвратившись с Вишерского лагеря, где отбывал свой первый трёхлетний срок как социально опасный элемент, Шаламов увидел уже другую Москву, — преобразованную бывшими революционерами по своему усмотрению:

«Москва 30-х годов была городом страшным. … Подполье 20-х годов, столь яркое, забилось в какие-то норы, ибо было сметено с лица земли железной метлой государства. Бесконечные очереди в магазинах, талоны и карточки. … Закрытые распределители для привилегированных и надежных» (Шаламов В.Т. Москва 30-х годов. Воспоминания // biography.wikireading.ru).

Обвиненный в ведении контрреволюционной троцкистской деятельности Шаламов в 1937 г. снова попал в заключение, которое отбывал в лагерях Севвостлага на Колыме. В течение нескольких лет он был свидетелем явления, названного растлением интеллигентов, исполнителями которого были несовместимые с миром нормальных людей конвоиры и блатари:

«Интеллигент-заключенный подавлен лагерем. Все, что было дорогим, растоптано в прах, цивилизация и культура слетают с человека в самый короткий срок, исчисляемый неделями. Аргумент спора – кулак, палка. Средство понуждения – приклад, зуботычина. Интеллигент превращается в труса, и собственный мозг подсказывает ему оправдание своих поступков. Он может уговорить сам себя на что угодно, присоединиться к любой из сторон в споре. В блатном мире интеллигент видит «учителей жизни», борцов «за народные права». «Плюха», удар, превращает интеллигента в покорного слугу какого-нибудь Сенечки или Костечки. Физическое воздействие становится воздействием моральным. Интеллигент напуган навечно. Дух его сломлен. Эту напуганность и сломленный дух он приносит и в вольную жизнь» (Шаламов В.Т. Колымские рассказы // booksonline.com.ua).

Спустя двенадцать лет после возвращения в 1953 г. из заключения Варлам Тихонович опишет результат растления интеллигентов:

«Я знаю много интеллигентов – да и не только интеллигентов, – которые именно блатные границы сделали тайными границами своего поведения на воле. В сражении этих людей с лагерем одержал победу лагерь. Это и усвоение морали «лучше украсть, чем попросить», это фальшивое блатное различение пайки личной и государственной. Это слишком свободное отношение ко всему казенному. Примеров растления много» (Шаламов В.Т. Инженер Киселев // shalamov.ru).

Дефицит подлинной интеллигентности у людей интеллигентных профессий — одна из главных тем в творчестве В. Шаламова. Наряду с множеством других вопросов, поставленных им перед собой, как писателем, были и такие:

«Как рассказать о том, что только религиозники были сравнительно стойкой группой? Что партийцы и люди интеллигентных профессий разлагались раньше других? В чем был закон? В физической ли крепости? В присутствии ли какой-либо идеи? Кто гибнет раньше? Виноватые или невиноватые? Почему в глазах простого народа интеллигенты лагерей не были мучениками идеи? О том, что человек человеку — волк и когда это бывает. У какой последней черты теряется человеческое?» (Шаламов В.Т. Память // shalamov.ru).

В какой степени писатель на эти вопросы ответил, зависит не только от его уст, но и от наших ушей. Остается надеяться, что имеющие уши услышат.

Документальный фильм о Варламе Тихоновиче Шаламове:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

3 × 1 =