Викторов С. К вопросу об интеллигентности

В словарях даётся такое определение словам «интеллект» и «интеллигенция»:

Интеллект (лат. intellektus — понимание, познание) – общие способности к познанию, пониманию и разрешению проблем.

Интеллигенция (лат. intelligentia, intellеgentia — понимание, познавательная сила, знание) – особая социально-профессиональная и культурная группа людей, занятая преимущественно в сфере умственного труда, обладающая чуткостью, тактом и мягкостью в проявлениях, ответственная за поступки и склонная к самоотречению.

Поскольку в этих латинских словах прослеживается общая основа (intel), то, вероятно, именно она относится к деятельности разума, рассудка, «понимание» является продуктом этой деятельности.

Это значение действительно сохраняется в слове «интеллект», «интеллектуалность». И даже в слове «интеллигент», хотя оно уже дополняется и другим смыслом, связанным с поведением человека. А вот слово «интеллигентность» в реальном употреблении обретает смысл, практически целиком связанный не со способностью понимать, познавать – не с логической сферой, — но со сферой этической и относится к способности вести себя определённым образом. Мы бы предложили следующее определение понятию «интеллигентность», выделяющее, на наш взгляд, самый существенный признак этого явления:

Интеллигентность – это культура человеческого духа, направленная на сохранение человеческого достоинства ближнего.

(Для сравнения: интеллект – способность понимания /умозрительного/, основанная на культуре мыслительной деятельности.)

Некоторое разъяснение.

Попытки иных наблюдателей определить интеллигентность как степень образованности или наличие наибольшего количества дипломов вызывает лишь улыбку. Это никак не является определяющим признаком данного человеческого качества. Даже простой сельский труженик может быть гораздо интеллигентней иного профессора или академика, хотя это не означает, что тот труженик обязательно должен быть образованным или интеллектуальным.  Таким образом, мы видим, что в основе интеллигентности в качестве её орудия действует не разум, а дух. В основе же интеллектуальности как её орудие действует именно разум.

У Даля находим: «…в духе русского языка и верно будет: сей образованный слой, всё, что самозвано или опрометчиво зовётся сейчас «интеллигенцией», называть  образованщиной». А вот что говорит историк В.С. Меметов: «Подавляющее большинство исследователей по-прежнему подходит к этому понятию («интеллигенция» — С.Б.) как к некой общности всех профессионально образованных людей. При этом ни у кого не вызывает возражений тот факт, что в современном «образованном слое» сплошь и рядом встречаются безнравственные, ничего не имеющие общего с  интеллигенцией и интеллигентностью люди».

Можно быть совсем не образованным, но при этом очень интеллигентным. Т.к. для интеллигентности нужна развитая культура духа, а не культура ума. А развить её может не образование (как это происходит с умом и познавательной способностью), а сам дух. Культуру духа можно развить только самосовершенствованием, своим же человеческим духом, обращённым на самого себя в качестве критика.

Почему же понятия, связанные с культурой, выразили латинские слова с intel — понимание, познание? Любая культура (индивидуальная, как субъект) есть отбор, овладение, а именно на этих вещах базируется понимание, познание. Поскольку индивидуальная культура, культура субъекта, это «мера овладения наличными условиями деятельности» (есть такое определение), то в первом случае (-«интеллигентность») происходит отбор, овладение наличными условиями деятельности собственного человеческого духа, чтоб сохранить достоинство ближнего; а во втором (-«интеллектуальность») отбор, овладение наличными условиями собственного ума.

Есть люди, у которых это качество (интеллигентность) присутствует как дар свыше, без особого научения и развития с их стороны. О таких мы говорим «врождённый интеллигент».

Интеллигентный человек, как верно замечено некоторыми, никогда не поставит ближнего в морально неудобное положение, всегда сохраняет его честь и достоинство или, по крайней мере, стремится к этому. Этот признак является практически определяющим наличие интеллигентности. Нужно сказать, что если понятие «интеллигенция» (истинная, а не псевдо) и «интеллигент» (истинный) связаны с нравственностью, то понятие «интеллигентность» никак не связано с моральными качествами человека (как, впрочем, и интеллектуальность). Интеллигентным (т.е. духовно-культурным) может быть даже преступник (также как и интеллектуальным). В этом случае можно только говорить о неверной направленности его человеческого духа. Но интеллигентный враг или преступник, намеревающийся вас уничтожить физически, предложит вам способ уничтожения, не унижающий вашего достоинства и не роняющий вашей чести.

Если говорить о противоположностях этому понятию, то, как правильно замечает М.Гаспаров, антитезой к слову «интеллигентный» в современном языковом сознании будет не столько «невежда» (необразованный человек), сколько «невежа» (невежливый человек), а к слову «интеллигент» — «хам».

Так как интеллигентность содержит в себе духовный предмет, является духовным свойством личности, то и проявляется на «полевом», духовном уровне, и на этом же уровне её можно чувствовать и воспринимать. Утверждение академика Д. Лихачёва о том, что «интеллигентным человеком невозможно притвориться», является истинным, потому что на полевом уровне невозможно ничего замаскировать или «сыграть». И потому мы в реальной жизни очень быстро отличаем интеллигентного человека от неинтеллигентного.

https://proza.ru/2011/09/30/1027

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

4 × два =