Интеллигентность как конкурентное преимущество

Олег Михайлов

«Мы должны <…> сохранить то наследие, которое делает нас счастливыми. Не для того, чтобы навязывать его другим (каждый вправе быть счастливым по-своему),
а для того, чтобы сохранить сегодня и передать будущим поколениям возможность следовать тем примерам, которым последовали мы».
Лев Остерман

Отвечая на вопрос Владимира Познера о причинах низкой производительности труда в России, Михаил Прохоров сказал:

«У нас просто нет нашей российской модели управления. Мы говорим: «Японское чудо, германское чудо, американское чудо, китайское чудо». Эти чудеса придуманы внутри страны. Они опираются на конкурентные преимущества этих стран. И поэтому, эти чудеса начинают реализовываться. Мы же очень непоследовательны»[1].

Да, мы очень непоследовательны.

Чтобы создать свою модель управления, опирающуюся на наши конкурентные преимущества, прежде всего, эти преимущества нужно обнаружить, обозначить, выбрать из них наиболее достойные и использовать их.

Таким преимуществом, незаслуженно отвергнутым и преданным жесточайшему искоренению, является  уважительное отношение русского человека к людям с такими качествами, как просвещенность, благородство, добродетельность и др., совокупность которых со второй половины XIX ст. в России стали называть интеллигентностью[2].

Какая же связь между интеллигентностью и конкурентными преимуществами? Самая непосредственная и русскому человеку очень даже очевидная.

Результаты производственной и любой другой деятельности напрямую зависят от отношения человека к труду, к своим обязанностям, к своему предприятию, к начальству, в конце концов. Поэтому, правомерен вопрос, чем это отношение обусловлено?

Оно зависит от многих факторов, но в первую очередь от общей культуры человека. Если работа для него не более чем способ получения средств к существованию, отношение к труду можно назвать потребительским, и ждать от такого человека трудовых свершений можно лишь в том случае, если ему за них хорошо заплатят. Но для этого трудовые операции должны быть очень четко структурированы, что в условиях высококонкурентной, быстро развивающейся экономики не всегда возможно. Все, что поддается структуризации, сегодня автоматизируется, вытесняя человека из регламентированной части производственного процесса. А в той части, где регламентация пока затруднена, нужны люди, способные решать нестандартные задачи, — интеллектуалы.

Но усилиями чистых интеллектуалов российской экономике со своими проблемами уже не справиться. Чистый интеллектуал это хороший специалист, но с мещанским (куркульским, кугутским, жлобским, как говорят в народе) мировоззрением и поэтому с очень низким синергетическим потенциалом. Из-за того, что у него абсолютно не развито социально-системное мышление, он не склонен состояние социума рассматривать в качестве условия, определяющего его собственное благополучие. Как следствие, он неоправданно прагматичен и, если размер вознаграждения в своей стране его не устраивает, готов работать где угодно. С точки зрения особенностей сегодняшнего дня с характерными для него побочными явлениями глобализации, это принято считать за норму. Но поскольку наша экономика сегодня, мягко говоря, не на высоте, то и конкурентную борьбу за мозги своих интеллектуалов выигрывать она не способна. Поэтому чистые интеллектуалы с удовольствием работают на благо других стран и вполне довольны собой. И Бог им в помощь!

Российской экономике сегодня, конечно же, нужны интеллектуалы с высоким уровнем профессионализма. Но не только. К этому качеству нужно добавить порядочность и патриотичность. То есть, нам нужны не просто интеллектуалы, а интеллектуалы высоконравственные, с уважением и любовью относящиеся к культуре, истории, а также к настоящему и будущему своей Родины, обладающие стремлением своим трудом решать накопившиеся в ней проблемы. То есть, нам нужны истинные (подчеркиваю, — истинные) интеллигенты.

Для культурного, интеллигентного человека с высоко развитой нравственностью работа является способом самореализации, поэтому к результатам своего труда он относится, как к своему детищу, — с трепетом, любовью и ответственностью. Ему не нужны ни толкачи, ни надзиратели. Ему нужно одно – соответствующее его потенциалу отношение. Причем, размер зарплаты далеко не всегда имеет для интеллигентного человека решающее значение. Главное для него идея и наличие возможностей для ее реализации.

Но нужно понимать, что отношение к труду зависит не только от человека. Оно подвержено влиянию и внешних факторов, к числу которых (находящихся в распоряжении администрации) относятся методы мотивации и стимулирования персонала.

Доминирующее значение на сегодняшний день обрели материальные (или экономические, как их еще называют) методы стимулирования трудовой деятельности. И это естественно, поскольку материальное вознаграждение является именно тем стимулом, из-за которого подавляющее большинство людей работают. Но работать можно по-разному, с разной степенью целеустремленности, добросовестности, аккуратности, ответственности, творчества и, как свидетельствуют статистические данные, с разной эффективностью.

Известно, что материальные стимулы имеют ограниченную степень влияния на возникновение у работника стремления и готовности к выполнению своих обязанностей наиболее качественно и рационально. Поэтому, чтобы у него появлялась «потребность самоотверженно трудиться»[3], кроме материального стимулирования применяется моральная мотивация.

Перечень практикуемых средств мотивации довольно широк, но каждое из них на разных людей действует по-разному. И не беда, если к атмосфере взаимного уважения и доверия, например, определенная категория сотрудников оказалась не готова. Беда в том, что страдают от этого те, кто готовы и хотели бы работать в человеческих, исключающих взаимное унижение условиях, трудиться самоотверженно, с высокой самоотдачей.

Как ни странно может показаться на первый взгляд это утверждение, но в первооснове готовности человека добросовестно трудиться лежит его способность стыдиться — глупо выглядеть, плохо делать, бедно жить и т.д. Стыд является именно тем качеством, которое побуждает наших сограждан жить, как говорят, по-человечески[4].

Но, что значит по-человечески? Это значит, как другие, как все. Даже выражение есть — «чтоб от людей не было стыдно».

Значимость и важность для человека мнения окружающих есть не склонность к стадному инстинкту, как можно было бы предположить, а, наоборот, — необходимое условие благополучного человеческого общежития, в основе которого лежат такие человеческие качества, как ответственность, пунктуальность, аккуратность, дисциплинированность, законопослушность и многие другие.

Вместе с тем, среди нас немало тех, к кому применима старая славянская поговорка[5] и поэтому ответственность, дисциплинированность и законопослушность — нечасто встречающиеся в России качества. Отсюда и низкая производительность труда.

Выглядит парадоксально. С одной стороны, —  «уважительное отношение русского человека к людям с такими качествами, как просвещенность, благородство, добродетельность», с другой, — «ответственность, дисциплинированность и законопослушность — нечасто встречающиеся в России качества».

На самом деле ничего парадоксального в этом нет. Русский человек действительно предпочитает жить по-человечески. Но понятие «по-человечески» относительно. Если до октября 1917-го по-человечески означало жить так, как живут господа, — благородные и нередко интеллигентные люди[6], — то после него так, «как завещал великий Ленин». В той или иной мере его заветы декларировались и поэтому, в советские времена кое-что кое-где совместными усилиями достигалось. Но за счет чего? С одной стороны, значительная доля тех достижений была основана на страхе. Не потому, что, как следует из утверждения Ю.Лотмана, для людей бесстыдных страх является регулирующим свойством, а потому, что коммунистическая идеология из продекларированного гегемона (и не только с него) сделала фактически бесплатную рабочую силу, раба, зэка, репрессированного, осужденного и до смерти запуганного. С другой, — самые значительные достижения, о которых сегодня любят напоминать сторонники левых взглядов, были сделаны нашими учеными и деятелями культуры благодаря наличию у многих из них этой самой интеллигентности. Но вопреки идеологии коммунистической номенклатурной элиты, которая на протяжении семидесяти лет вела с интеллигентностью ожесточенную и непримиримую борьбу. По инерции и сейчас ведет, сменив красные знамена на переливающиеся всеми цветами баннеры.

В нынешнее время понятие «по-человечески» приобрело смысл, заимствованный из самых худших проявлений капиталистической морали, характеризующихся потребительской психологией со всеми вытекающими из нее последствиями. Жить по-человечески значит жить не хуже других, т.е. иметь доход не ниже и собственность не хуже, чем у людей твоего круга. И это нормально. Не нормально лишь то, что способы и средства при этом большого значения не имеют (главное, — чтоб не попался). А среди них могут быть и те, которые в нормальном человеческом обществе являются презренными, и поэтому их проявлений стыдятся. И на Руси ложь, воровство, мздоимство, стяжательство, карьеризм, барство и т.п. всегда осуждались, и проявлять их нормальные люди стыдились. Но это было раньше.

Сегодня, несмотря на то, что заслуживающие внимания рассуждения о роли стыда иногда все же появляются[7], отношение к нему у большей части чиновников, как к пережитку прошлого. Его место занял цинизм[8].

Поэтому, условия, необходимые для нормальной жизнедеятельности человека с интеллигентной психикой и человека бесстыдного, диаметрально противоположные. Если интеллигентный человек любых проявлений насилия над личностью, в том числе моральных, избегает и поэтому старается все делать так, чтобы за результаты не было стыдно[9], то неинтеллигентный их просто не замечает, легко уживается с хамством, грубостью, оскорблениями и отношение к труду у него соответствующее.

Таким образом, получается, что для повышения производительности труда необходимо применение морально-психологических методов мотивации, но на одних они действуют, а на других нет. Одних они вдохновляют, других оставляют равнодушными, от одних можно ожидать повышения результативности, а от других нет.

Понятно, что стыдиться никакими призывами не научить, никакими приказами не заставить. Так же, как и производительность труда ни призывами, ни приказами не поднять. Остается одно – постепенное, планомерное, настойчивое формирование у сотрудников уважительного, почтительного отношения к качествам, образующим комплекс интеллигентности[10]. А для этого предприятию достаточно взять курс на интеллигентизацию отношений[11], достижение целей которого естественным образом повлечет за собой существенное повышение производительности труда. Причем повышение не под влиянием заимствованных у кого-то идей, а на основе своих собственных исторически сложившихся преимуществ[12].

Если же подобные мероприятия по реанимации генетически заложенных в наш менталитет особенностей и возрождению культурных традиций провести на большей части наших предприятий, стремительный подъем российской экономики окажется закономерным и неизбежным.

__________________________
1. См. Михаил Прохоров в гостях у Познера. Передача от 20 февраля 2012 г.
2. См. Что такое интеллигентность?.
3. «Мотивация — это создание регулирующих трудовые отношения взаимно однозначных условий, обеспечивающих соответствие между конкретными интересами работника и работодателя, при котором у работника появляется потребность самоотверженно трудиться» (Словарь по профориентации и психологической поддержке).
4. «Для людей с интеллигентной психикой регулирующим свойством является стыд, а для людей бесстыдных регулирующим свойством является страх… Стыд — это чувство свободного человека, страх — это чувство раба»? («Беседы о русской культуре» Ю.М. Лотмана «Культура и интеллигентность»).
5. «БЕССТЫЖЕМУ <ХОТЬ> ПЛЮЙ (ПЛЮНЬ) В ГЛАЗА — ВСЕ БОЖЬЯ РОСА. Прост., неодобр. Человека, не испытывающего чувства стыда, нг смутит даже явно выраженное презрение. Говорится о человеке, который не обращает внимания на высказываемые в его адрес порицание, оскорбления, насмешки и продолжает вести себя по-прежнему. Пословица славянская, ср. в других языках, например, болг.», —   на poskart.rul.
6. Если внимательно присмотреться к героям произведений русской литературы предреволюционного периода, можно обнаружить, что, чем ниже социальный статус человека, тем более уважительное его отношение не только к господам, — носителям интеллигентности, — но и ко всему, что ее характеризует. Невольно такие люди сами становились интеллигентными. Это можно сказать, например, о швейке Поле Перчихиной из пьесы М.Горького «Мещане». Было, правда, немало и тех, кто пытался подражать господам, неумело копируя их поведение и образ жизни, как молодой лакей Яша из пьесы А.П.Чехова «Вишневый сад». И, несмотря на то, что плебейское отношение определенной части холопов обернулось в дальнейшем предательством своих господ (дворник Маркел, например, из романа Б.Пастернака «Доктор Живаго»), до провозглашения диктатуры пролетариата все они проявляли жгучее стремление иметь хотя бы внешние признаки интеллигентности.
7. «…если вам никогда не бывает стыдно, вы не можете жить с другими людьми. Если совестливых людей в обществе много, оно здорово. Если мало, значит, плохо дело. Может быть, страна добьется каких-то успехов, покорит соседей, бросит вызов, но потом все равно попадет в катастрофу», — Евгений Ясин/Блог Александра Архангельского/»Важнее, чем политика»: книжка и встреча на ярмарке.
8. Юрий Лотман стыд назвал чувством свободного человека, а страх чувством раба. Но это вовсе не означает, что человек с «интеллигентной психикой» не испытывает страха. Тоже испытывает, но перед чем? Чего он боится? Стыда и сопутствующих ему состояний униженности. А чего стыдится раб? Ничего. Ему нечем стыдиться, потому что совести у него нет, задумываться о своей чести и собственном достоинстве ему никогда не приходилось, поэтому увещевания типа «как тебе не стыдно!» на него не действуют. Раб способен только бояться. И испугать его порицанием или каким-либо иным способом, апеллирующим к нравственным категориям, невозможно. Испугать человека бессовестного можно только физическим наказанием (что сегодня, слава Богу, неприемлемо) или, в лучшем случае, экономическими лишениями.
9. «Когда человек стыдится своего поступка, он начинает сожалеть о нём и думать о нём так же, как думают окружающие. В дальнейшем в аналогичных ситуациях такой человек, прежде чем совершить поступок, представит сначала, как отреагирует на него общество. Иными словами, человек, прошедший через горнило чувства стыда, сумеет в будущем хотеть от себя того, чего хотят от него другие», — Новиков Е.В. Теория воссоединяющего стыда и этика гуманизма: пути взаимодействия.
10. См. Потенциал развития интеллигентности.
11. См. Концепция предприятия, ориентированного на интеллигентизацию отношений.
12. См. Достоинство – признак интеллигентности, интеллигентность – признак русскости.

г.

К РУБРИКЕ:

Интеллигентность как конкурентное преимущество: 1 комментарий

  1. «Интеллигентность по большому счету коммерчески выгодна: с интеллигентным человеком приятнее вести дела, а значит, и добьется он в бизнесе большего, чем некультурный субъект» (Греков А. Что такое «бизнес-интеллигенция»?).

    «… за рубежом широко используется методика английского исследователя Р. Беннета, который предложил выявлять степень проявления 20 качеств личности менеджера: интеллигентность, внимательность, честность, доступность, авторитетность, стремление к пониманию других, вдумчивость, тактичность, коммуникабельность, заинтересованность в людях, цельность характера, позитивное отношение к действительности, мужество, решительность, порядочность, чувство юмора, умение слушать, твердость, дружелюбие, энтузиазм» (Сербиновский Б.Ю. Управление персоналом. Теория личностных качеств).

    «Люди безошибочно вычисляют бескорыстие и тянутся к нему. Бескорыстный врач и педагог, сами того не желая, получают высокий социальный статус. К ним приходят и деньги, и слава, и известность. Все, чего они не хотели, все, о чем они не задумывались, приходит само, как людская благодарность за бескорыстие. Казалось бы, что для успеха бизнеса нужно быть эгоистичным, корыстным, словом, жестко нацеленным на прибыль. Это заблуждение, и множество горе-бизнесменов в этом убедились на практике. Бизнес – это форма служения людям. Успех приходит к тем людям, кто берет на вооружение этот тезис. Если человек организует бизнес с желанием нажиться, обмануть покупателей, «впарить» им «туфту», если у него разовый подход к клиенту – обчистил до нитки, все равно другие придут, значит, его бизнес обречен.

    Экология бизнеса в бескорыстии. Успешный бизнесмен – бескорыстный бизнесмен. С жадным никто не хочет иметь дело – он либо подведет, либо обманет. Бескорыстие – порядочно, обязательно и ответственно, с ним можно подписывать договора – не подведет, ведь у него цель, развивая и совершенствуя свой бизнес, служить себе и людям» (Ковалев П.Д. Бескорыстие).

    «Согласно мнению серьезных исследователей, в XXI в. эпоха постиндустриального общества уступает место информационной эпохе. На этом качественно новом этапе общественной жизни, когда все большую значимость приобретают знания, информация, у русского народа есть отличный шанс вписаться в мировую цивилизацию своими собственными доминантами. Внутренняя же предрасположенность человека к неординарному ходу мысли на информационном этапе российской истории может воплотиться в дальнейшем развитии интеллигентности и педагогическом использовании ее потенциала в ходе образовательного процесса. » (Зыбина О.О., Франц А.С. Интеллигентность как нравственная предпосылка интеллектуально-творческой деятельности человека (исторический аспект)).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

2 × один =