Николай Вавилов

Русский и советский учёный-генетик, ботаник, селекционер, химик, географ, общественный и государственный деятель.

Академик АН СССР (1929), АН УССР (1929) и ВАСХНИЛ. Президент (1929—1935), вице-президент (1935—1940) ВАСХНИЛ, президент Всесоюзного географического общества (1931—1940), основатель (1920) и бессменный до момента ареста директор Всесоюзного института растениеводства (1930—1940), директор Института генетики АН СССР (1930—1940), член Экспедиционной комиссии АН СССР, член коллегии Наркомзема СССР, член президиума Всесоюзной ассоциации востоковедения.

Под руководством Вавилова была создана крупнейшая в мире коллекция семян культурных растений.

Погиб в годы сталинских репрессий (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Вавилов – образ настоящего русского интеллигента, не оторвавшегося народа»
С. Дженюк

Николай Иванович Вавилов был образцом интеллигентности, которая, из-за своей подлинности не смогла уберечь ученого, но по той же самой причине оставила о нем светлую память на долгие-долгие годы. Жить и творить академику Вавилову пришлось в очень трудные годы, когда ценилась не столько способность честно и самоотверженно трудиться, сколько способность ловчить и угождать. А Николай Иванович этого не умел.

«Время жестокое, не гуманное, можно сказать антигуманное, превращавшее человека в послушный винтик бездушной государственной машины. А под видом воодушевления масс на них проводился опыт массового политического зомбирования. Но «времена не выбирают, в них живут и умирают», как сказал один хороший и умный поэт. И приходится только удивляться, если не восхищаться, как в такое время Н.И. Вавилову удалось осуществить столь многое и замечательное. …

Успех был безусловный и связан во многом и главном с огромной природной одаренностью Н.И. Вавилова, невероятной его работоспособностью и энергией, очень глубоким и емким интеллектом, делавшим его человеком поистине энциклопедических знаний. При всем этом неподдельный демократизм, истинно русская интеллигентность и необычайное человеческое обаяние. Таким он был и остался в памяти влюбленных в него современников и благодарных потомков. Это был человек, отмеченный знаком свыше» (Трускинов Э.В. Н.И. Вавилов Драма жизни и смерти // darwin200.narod.ru).

В отмеченных знаком свыше власть не нуждалась, ей нужны были лысенки и хваты, поэтому она их размножала и выращивала*.

«В том, что академик Вавилов не умел, не мог пользоваться в борьбе теми же средствами, что и Лысенко, таится, как мне кажется, главная причина, по которой один был низвергнут, а второй вознесен на вершину карьеры. Ученый и интеллигент, Вавилов не мог объявить, что он одним махом удвоит и утроит урожаи проса по всей стране. Ему хорошо известно, как разнообразны климатические и почвенные условия в разных зонах огромной сельскохозяйственной державы, как долог и сложен путь к победе научного земледелия. Он не способен был заявить, что выведет сорт пшеницы за два с половиной года, потому что теми средствами, которыми располагали селекционеры начала тридцатых годов, сделать это было невозможно. Лгать стране для Вавилова столь же невыносимо, как лгать сыну или другу. Он не может заниматься интригами и писать доносы, так же как не способен печатать фальшивые деньги или торговать наркотиками. Тут два различных организма, два непримиримых характера. Вопрос о том, кому из двоих торжествовать на общественной и научной арене, зависел, однако, не только от внутренних, но и в значительной степени от внешних причин. Обществу, которое в своем развитии, хотя бы для видимости, опирается на научный прогресс, необходимы Вавиловы. Когда же естественный ход общественного развития нарушен, когда на первый план выступает политика, пропаганда, — возникает повышенный спрос на чудотворца типа Лысенко. Фокусники и чудотворцы должны прикрыть экономический провал, выдать черное за белое, кризис за расцвет экономики. …

Николай Иванович упорно борется со своим следователем против квалификации “шпион”. В этих препирательствах явственно видятся остатки наивной веры интеллигента в Закон, в тот Закон, который карает шпиона иностранной державы строже, нежели своего вредителя. Хват со своим средним умом и средним образованием, наверное, снисходительно посмеивался, перечитывая страстные протесты заключенного академика. Чудак! И хотя в “деле” не было ни одного документа, уличающего Николая Ивановича в государственной измене, следователь довел тезис о шпионаже Вавилова до обвинительного заключения» (Поповский М. Дело академика Вавилова // litmir.me).

Документальный фильм о Николае Ивановиче Вавилове:

_________________
* Они и размножились.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

девятнадцать − 12 =