Ключевые понятия интеллигентности

«Интеллигентность – это проблематика, к которой как к центру, фокусу, контрапункту
стягивается вся, без малейшего изъятия, философская проблематика иная.

Онтологическая, гносеологическая, этическая, эстетическая etс.
Вот и судите, возможен ли на нее «наскок»
Б.В. Новиков

Лишь постепенно выясняется, насколько содержательным, объемным, сложным, многогранным и интересным оказывается явление интеллигентности. Все попытки ее определения и описания сопровождаются использованием понятий, свойственных носителям интеллигентности, или как-то их характеризующих. Но есть понятия, интеллигентность обусловливающие. От того, насколько глубоко мы способны их осознать, зависит очень многое в нашей жизни.

Как было отмечено прежде, «анализ поведения носителей истинной интеллигентности позволяет сделать вывод о том, что совершаемые ими поступки продиктованы особенностями их мышления, характеризующегося интуитивно обусловленной целесообразностью применения приемов, используемых современным менеджментом при осуществлении системного[1], ситуационного[2] и процессного[3] подходов»[4]:

При этом, «суть системного подхода заключается в понимании человеком степени своей свободы в иерархии всей совокупности пространственно-временных систем, начиная с семьи, продолжая государством, заканчивая макрокосмом.

Суть ситуационного подхода заключается в понимании человеком и признании в любой жизненной ситуации своего собственного достоинства и достоинства всех окружающих его людей в качестве высшей ценности.

Суть процессного подхода заключается в понимании человеком значения веры в обеспечении взаимосвязи между прошлым и настоящим, настоящим и будущим»[5].

Как видим, каждое из описаний сути используемых подходов содержит понятие «понимание». Понимание на самом деле очень тесно связано с понятием «интеллигентность». Ведь не случайно слово «intelligentia» с латинского языка переводится как понимание, познавательная сила, знание[6].

В чем же уникальность интеллигентского понимания понятия «понимание»? Прежде всего, она заключается в том, что для интеллигента[7] понимание не ограничивается обычным восприятием[8] или даже осознанием информации. Для него понимание есть процесс и результат всей совокупности мыслительных операций вместе взятых и последовательно расположенных во времени, — восприятия, осознания, осмысления, обобщения и систематизации поступающей информации. Если одна из этих операций по какой-то причине выпадает, интеллигентское сознание полученную информацию в статусе понятой не принимает. Этим объясняются многие особенности поведения и деятельности интеллигентов. Так, например, интеллигенты, интеллектуально одаренные, способны проявлять чрезвычайно высокую компетентность в областях, к которым когда-либо они проявили интерес. Объясняется это глубиной понимания изучаемых ими объектов. А интеллигенты, особыми интеллектуальными способностями не отличающиеся, нередко производят впечатление тугодумов, что связано с их стремлением не только воспринять, осознать и запомнить информацию, как это делает большинство людей, но и осмыслить ее, обобщить и тут же систематизировать.

Второе отличие заключается в том, что сознание интеллигента без понимания чего-то важного для него способно испытывать чрезвычайно острую нужду. Эту нужду по своему воздействию на самочувствие и поведение интеллигента можно сравнить с голодом, — она не даст покоя, пока не будет удовлетворена. Иными словами, если интеллигент что-то важное не понял, он будет делать все, чтобы понять. Этим своим качеством интеллигенты изрядно раздражают окружающих. Особенно это проявляется в служебной и производственной деятельности, когда руководитель в форме, не допускающей возражений, дает задание подчиненному интеллигенту в лаконичном виде и вместо армейского «есть!» встречает полный недоумения и растерянности взгляд. Если начальник предпочитает давать голые распоряжения, рассчитывая на четкое и быстрое их выполнение, из интеллигентов получаются очень плохие исполнители.

Третьим отличительным признаком интеллигентского понимания является его потенциал, заключающийся в наличии и качественном превосходстве продуктивных компонентов мыслительной деятельности интеллигентов, в частности наличия и развитости у них творческого мышления[9]. Этим объясняется, что интеллигенты предпочитают творческие занятия и избегают рутинных.

Итак, основной особенностью мышления интеллигента является та роль, которую играет в его жизни процесс и результат понимания. Соответственно, понимание представляет собой главное ключевое понятие интеллигентности.

Но, кроме основной, существует еще три особенности и, соответственно, еще три ключевых понятия.

Как следует из формулировки сути системного подхода, его реализация зависит от понимания человеком степени своей свободы. Но это непросто, поскольку

«…нет другого такого понятия, как свобода, которое имело бы столько самых разных, порой взаимоисключающих значений. Каждый говорящий о ней, подразумевает что-то свое, а каждый, слышащий о ней, расшифровывает ее по-своему»[10].

Свобода интеллигента зависит не от количества свободного времени и не от количества кабинетов, в которые можно свободно, без стука входить, а от количества и сложности пространственно-временных систем, за благополучие которых он несет ответственность. Поэтому, в отличие от распространенного понимания свободы, подразумевающего отсутствие запретов и выражающегося «в разнузданном жонглировании «свободой» без понимания огромной исторической ответственности за эту свободу»[11], интеллигентское понимание свободы накладывает на ее обладателя множество функций и обязанностей.

С другой стороны, для выполнения принятых на себя обязательств, интеллигенту необходимы соответствующие полномочия. Совокупность этих полномочий представляет собой ту систему имеющихся в наличии возможностей, которую можно назвать свободой. Поскольку полномочия предоставляются законами, правилами, традициями и т.п., количество и содержание степеней свободы, прежде всего, зависят от них. А так как ни одним циркуляром, регламентирующим жизнедеятельность систем, всех моментов предусмотреть невозможно, всегда существует некоторое количество степеней свободы остающихся без формальных ограничений. В этом случае в качестве факторов, ограничивающих свободу интеллигента, выступают его личностные качества.

Одним из таких качеств является уважительное отношение к человеческому достоинству как собственному, так и других людей. То есть, свобода (полномочия, ответственность) распространяется до тех пор и в тех масштабах, пока нет угрозы чьему-либо достоинству. Если какое-то решение способно унизить человека, нанести удар по его самолюбию, оно будет отвергнуто. Вторым личностным качеством, ограничивающим свободу интеллигента, является уважительное отношение к чувствам других людей, в том числе религиозным. Малейший намек на наличие пренебрежительного отношения к вере других людей и ее символам способен повлечь непредсказуемые последствия, поэтому настоящий интеллигент подобной бестактности в своем поведении не допустит. Вольтер, отстаивавший идею о том, что «естественную свободу личности можно ограничивать, но нельзя уничтожать её суть»[12], не случайно «подчёркивал важность религиозной терпимости и недопустимость пыток и унижения человеческого достоинства»[13].

Таким образом, свобода также является ключевым понятием интеллигентности.

Следующей отличительной особенностью интеллигента является его необыкновенно чуткое и чрезвычайно уважительное отношение к достоинству личности. Для него личное достоинство и собственная честь являются самыми дорогими ценностями, которые не могут быть обменяны ни на какие земные блага. Ни к чему интеллигентская сущность не относится так ревностно, болезненно и порой даже агрессивно, как к посягательствам на ее честь и достоинство. Ничто не способно доставить интеллигенту столько страданий, как попранная честь или уязвленное самолюбие.

А поскольку интеллигент собственному достоинству цену знает, он с таким же вниманием и почтением относится к достоинству других людей. Поэтому, как было сказано выше, при всем своем свободолюбии, он не позволит себе распространять свои полномочия там, где это может быть сопряжено с претензиями на чье-то достоинство, сопровождаться унижением личности или посягательством на самолюбие другого человека. Этим объясняется бросающаяся в глаза деликатность интеллигентов, которая большинством людей ценится, но в глазах тех, кто, не имея своего, не ценит и чужого достоинства, выглядит признаком слабости.

Объясняется данная особенность интеллигентского сознания тем, что, в отличие от большинства людей, гордость с гордыней отождествляющих, интеллигент эти понятия разделяет, хорошо друг от друга отличает, к гордости относится положительно и бережно, а к гордыне сугубо отрицательно. Отличие этих понятий заключается в том, что гордость это и есть чувство собственного достоинства, а гордыня — чувство собственного превосходства. Поскольку достоинство и превосходство это далеко не одно и тоже, интеллигент живет, сохраняя достоинство, в отличие от тех, кто имеет о нем смутное представление и при наличии малейшей возможности демонстрирует свое превосходство. Как метко заметил Эрлен Федин,

«Удел интеллигента — тяжкий путь познания. Удел образованщины — ложная уверенность в обладании знанием, дающим ей право на безапелляционные суждения и, тем самым, на дерзкое ниспровержение и беспощадное уничтожение всего отжившего»[14].

Именно здесь можно найти ответы на такие вопросы, как:

  • Чем интеллигент отличается от образованца?
  • Почему образованцев называют снобами и их не любят?
  • Прочему интеллигенты и образованцы не находят между собой общего языка?
  • Почему со стороны народа отношение к интеллигенции недоброжелательное?
  • Над чем стоит задуматься представителям интеллигенции?

И многие-многие другие.

Стоит добавить, что снобизмом производные гордыни не исчерпываются. Высокомерие, заносчивость, пренебрежительность, надменность, кичливость, напыщенность, спесивость, чванливость, цинизм – все это антиподы достоинства, представляющиеся его признаками. И, хотя по утверждению Евгения Ясина, «…когда православная церковь пришла на Русь, в это время здесь была дикая гордыня»[15], скорее всего, эти ничтожные суррогаты проникли в нашу жизнь как раз вместе с полупросвещением и недообразованием. Подтверждением тому является тот факт, что они и по сей день являются визитными карточками образованщины, характеризуя стиль поведения ее представителей.

Как нетрудно заметить, между понятиями свободы и достоинства просматривается некая взаимосвязь, о которой один из участников инициативной группы христианского демократического движения Георг Габриелян пишет:

«На мой взгляд, реальная свобода достается только тем, кто ее достоин. Но тогда – вопрос: каковы критерии этого достоинства, т.е. как понять, дорос ли отдельный индивид, страта, народ или нация до свободы?»[16].

В документах этого движения можно найти и ответ на поставленный вопрос:

«Наш лозунг: достоинство, ответственность, свобода. Именно в этой последовательности: только тот дозрел до свободы, кто способен взять на себя ответственность, а ответственность присуща людям, обладающим достоинством»[17].

Согласимся, что ответственность не только условие, необходимое для обретения свободы, как уже было сказано ранее, но и следствие имеющегося достоинства, что в очередной раз подчеркивает его важность.

Все это дает основание и достоинство признать в качестве ключевого понятия интеллигентности.

Еще одна особенность интеллигентского мышления проявляется в отношении к вере.

Естественно, вера в понимании интеллигента не ограничивается религиозным аспектом, а рассматривается, прежде всего, как категория человеческой психики. Этой категории человек обязан всем своим развитием, поскольку наше мировоззрение зависит, в том числе, от того, насколько тот или иной источник информации вызывает у нас доверие. С первых шагов на ниве просвещения огромные массивы информации, проверить достоверность которой, по понятным причинам, возможности нет, человек вынужден принимать на веру. Если ребенок, не доверяя родителям, учителям, подвергает сомнению достоверность поступающих от них сведений, советов, рекомендаций, но верит каждому слову товарищей, это, безусловно, отразится на его взглядах, поступках, успехах и т.д. Понятно, что опасность могут представлять, как способность верить всем подряд, так и склонность не верить никому, как способность верить каждому слову, так и склонность не верить ни во что.

Все используемые человечеством практики передачи опыта от поколения к поколению апеллируют к способности человека верить. Если б этой способности не было, мы подвергали бы сомнению каждое услышанное слово, каждую прочитанную мысль, каждую сформулированную аксиому, каждый изложенный факт. В результате, ни о какой передаче опыта не могло бы быть и речи. Каждое поколение в своем интеллектуальном развитии вынуждено было бы начинать с ноля. Можно с уверенностью сказать, что вся человеческая цивилизация своим существованием обязана той категории нашей психики, которую мы называем верой. Испытываемое человеком доверие, проявляемая чему-то или кому-то верность, доверчивость, как особенность личности, являются производными этой категории.

Человек может верить в справедливость, в светлое будущее человечества, в ту или иную теорию, в том числе теологическую, а может просто, без всяких теорий и доказательств верить в наличие параллельных миров, в существование внеземных цивилизаций, в абсолютный разум, в жизнь после смерти, в перевоплощение душ и т.д. Но может во что-то верить, а во что-то нет. Наличие или отсутствие веры во что-либо зависит от множества факторов, но основным из них является мировоззрение самого человека. Если какая-либо информация не противоречит, а дополняет и углубляет имеющиеся у него знания и накопленный опыт, она может быть воспринята, осознана, осмыслена, обобщена и систематизирована в его сознании, и в дальнейшем выполнять ту или иную функцию.

Одной из таких функция является удовлетворение социальных потребностей в общении и уважении[18]. Выбирая из общего количества людей, верящих в то, что и он, человек находит единомышленников, соратников, единоверцев и т.д. Это могут быть сторонники каких-то теорий, члены каких-либо партий, приверженцы определенных религий и т.д. Обмениваясь с ними информацией, осуществляя какие-то совместные действия, участвуя в коллективных мероприятиях и т.д., человек достигает взаимопонимания, признания своей значимости, уважения, испытывая при этом удовлетворение своих социальных потребностей.

Интеллигентское сознание понимает, что не только религиозные взгляды, но и научные, и политические основаны на вере их сторонников в обоснованность постулатов, в объективность доктрин, в актуальность рассматриваемых проблем, в аргументированность целей, в перспективность выбранных направлений, разработанных планов, предложенных программ, утвержденных концепций, уставов, кодексов и т.д.[19]. А также в учителей, лидеров, пророков и т.п. Поэтому, отдавая должное вере, как неотъемлемой и чрезвычайно важной категории человеческой психики, учитывая, что люди вовлечены в социальные объединения благодаря вере, интеллигент никогда не позволит себе категоричных заявлений по поводу веры и ее предмета, огульной критики в адрес верующих. Это вовсе не значит, что он никогда не вступает в споры, дискуссии, а только молча наблюдает, вечно оставаясь при своем мнении. Вступает, но делает это только в тех случаях, когда есть возможность быть услышанным, т.е. правильно понятым.

Особое место в мировоззрении каждого человека занимают вопросы религии. Лаконично, но содержательно и точно интеллигентское понимание Бога выразил Ю.В.Новиков:

«Иллюзорной часто бывает не только препятствие, но и опора, которую мы считаем самой надежной. В качестве такой опоры может выступать, например, другой человек, организация, идеология. Настоящая же опора может быть только одна: Бог, мировое добро, а также его проявление в нас — наше божественное начало, то есть совесть. Любая другая опора ненадежна, непостоянна и, самое главное, в той или иной степени лжива»[20].

Для интеллигента Бог не объект неистового поклонения и, тем более, не судья, наказывающий за грехи, а Закон, действующий во Вселенной. Он охватывает собой не только физические явления, но и интеллектуальные и духовные. И, если человек или человечество этот Закон нарушает, в том или ином виде рано или поздно наступает расплата, но уже без участия Бога[21]. А грех для интеллигента «…это, — как сказала З.А.Миркина, — отрыв от собственной глубины»[22].

Поэтому, не в строгом соблюдении церковных догматов и канонов видит интеллигент свою основную задачу, а в сохранении, распознавании, толковании, популяризации, распространении законов добра, красоты, гармонии, нравственности. Рассуждая об этом, Б.Н.Сергуненков заметил:

«Я понимаю русскую веру не только как служение конкретному Богу, Христу, а как служение тому лучшему, что родил русский народ на протяжении всей своей истории»[23].

Это очень важные слова, поскольку в них отражено отношение русского интеллигента не только к Богу, но и к своим корням, к своей стране и ее народу, без служения которому нет служения Богу.

Но свои представления о взаимоотношениях с Богом, религией, церковью интеллигент не абсолютизирует и, тем более, не идеализирует, поэтому никогда никому не навязывает. Для интеллигента ни с проявлением насилия, ни с проявлением гордыни вера несовместима. Только со свободой и достоинством — вера в свободу и достоинство.

Поэтому вера тоже относится к ключевым понятиям интеллигентности.

Осветив ключевые понятия интеллигентности, мы фактически определили условия, к которым она стремится в процессе своего появления, проявления и воспроизводства. По всем названым понятиям у каждого человека есть свое представление, но не всегда оно совпадает с тем, которое имеется у интеллигента. Выше сделана попытка с их помощью обозначить специфичность интеллигентского сознания. Учитывая ее, легче понять, почему русские интеллигенты «… не такие, как все, что им надо?»[24], в чем причина того, что «… русский интеллигент, отчужден от своей страны, своего государства, почему, никто, как он, не чувствовал себя настолько чужим <…> своей земле, своему народу, своей государственной власти»[25], что подразумевал Д.С.Лихачев, утверждая: «Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли»[26], почему, как сказал Э.И.Федин, «Интеллигенты – товар штучный»[27] и многое-многое другое.

Ключевые понятия интеллигентности помогают не только прояснить ее истинную суть, но и ликвидировать причины необоснованных претензий, огульно предъявленных ее преданным носителям. Теперь очевидно, например:

  • почему представителей радикальной интеллигенции нельзя назвать интеллигентами;
  • почему настоящие интеллигенты всегда мешали советской власти;
  • почему очень немногих представителей современной интеллигенции можно назвать интеллигентами;
  • почему интеллигентность – необходимое условие цивилизованного развития общества;
  • почему без наличия положительного отношения к интеллигентности Россию ждут насилие, унижение и безверие.

Знание ключевых понятий интеллигентности необходимо не только интеллигентам, но и всем нам. Иначе понимание в смысле intelligentia нас постигнет не скоро.

________________________
1. «Системный подход, направление методологии специально-научного познания и социальной практики, в основе которого лежит исследование объектов как систем» (slovari.yandex.ru).
2. «Ситуационный подход концентрируется на том, что пригодность различных методов управления определяется конкретной ситуацией» (wikipedia.org).
3. «Процессный подход к управлению — подход к управлению, основывающейся на концепции, согласно которой управление есть непрерывная серия взаимосвязанных действий или функций» (academic.ru).
4. См. Тезисы по интеллигентнознанию. Фундаментальные основы.
5. См. там же.
6. Амбарцумов  Е. А. Интеллигенция (slovari.yandex.ru).
7. Здесь и далее в статье под понятием «интеллигент» будем подразумевать не представителя интеллигенции, а носителя интеллигентности.
8. См., например, ст. «Понимание» в Википедии.
9. «Мышление творческое — один из видов мышления, характеризующийся созданием субъективно нового продукта и новообразованиями в самой познавательной деятельности по его созданию. Эти новообразования касаются мотивации, целей, оценок, смыслов. М. т. отличают от процессов применения готовых знаний и умений, называемых репродуктивным мышлением» (Большая психологическая энциклопедия).
10. Новиков Ю.В. Добро и зло — выбор длиною в жизнь.
11. Иванов А.В. Логика Социума.
12. См. ст. «Либерализм» в Википедии.
13. См. там же.
14. Федин Э.И. Солженицын и Шаламов.
15. Е.Ясин на встрече из цикла «Важнее, чем политика» (с режиссером А.Прошкиным).
16. Габриелян Г.Л. Очередной Август.
17. Программные инициативы РОНХДД.
18. См. Тезисы по интеллигентнознанию. Источники мотивации.
19. Естественно, соотношение информации обоснованной (доказанной) и принятой на веру в научных и теологических теориях различно, но, учитывая, что истинность обоснований и доказательств тоже относительна, этим различием можно пренебречь на том же основании.
20. Новиков Ю.В. Добро и зло — выбор длиною в жизнь.
21. Аналогично тому, как человек сам себя наказывает, нарушая правила дорожного движения. Сами правила к наказанию никакого отношения не имеют.
22. См. «Гордон №51 Нищие духом» на Ютубе.
23. Сергуненков Б.Н. Россия в слове, образе и Боге.
24. Гранин Д.А. Русский интеллигент уходит.
25. Кормер В.Ф. (О.Алтаев) Двойное сознание интеллигенции и псевдо-культура.
26. Лихачев Д.С. О русской интеллигенции.
27. Федин Э.И. Солженицын и Шаламов.


29 апреля 2013 г.

К РУБРИКЕ:

Ключевые понятия интеллигентности: 1 комментарий

  1. «Фиксация культурно временного аспекта формирования качеств человека позволяет сделать вывод о том, что содержание качеств человека в контексте исторического развития представляет собой процесс и результат человеческой деятельности, направленной на реализацию определенных ценностей и жизненных смыслов в рамках различных человеческих сообществ, то есть в контексте развития культуры. Это позволяет нам рассматривать возникновение качества интеллигентности в ряду уже имеющихся качеств человека как закономерный результат культурно-цивилизационного развития современного общества. При этом качество интеллигентности приобретает статус доминирующего качества, поскольку позволяет современному человеку преодолеть рассогласованность ума и чувств, психики и сознания, телесного и интеллектуального, биологического и социального на базе смыслового совмещение дальнейшего развития разнообразных технологий, выступающих основой развития материальной стороны бытия современного человека и развития нравственной, эстетически развитой самостоятельной и самодеятельной личности, как необходимого условия гармонизации природного и человеческого, общественного и индивидуального существования» (Келеман Л.А. Интеллигентность как интегральное качество человека).

    «Основной принцип интеллигентности — интеллектуальная свобода,— свобода как нравственная категория. Не свободен интеллигентный человек только от своей совести и от своей мысли. Я убежден, впрочем, что можно быть и несвободным от раз и навсегда принятых принципов. Это касается людей «с лобной психикой», отстаивающих свои старые, когда-то ими высказанные или даже проведенные в жизнь мысли, которые сами для себя сковывают свободу. Достоевский называл такие убеждения «мундирами», а людей с «убеждениями по должности» — людьми в мундирах» (Лихачев Д.С. О русской интеллигенции).

    «… Интеллигентность <…> невозможна без такой питательной среды, как свобода выражения мнений и свобода творчества во всех областях социальной жизни, в которых творчество рассматривается как ценность» (Цофнас А.Ю.Интеллигенция и интеллигентность).

    «Современная психологическая наука подтверждает: вера — всякая вера, не только религиозная — есть компенсация недостатка знания, ибо верить человеку приходится в то, существования чего он не знает, но хочет, чтобы оно существовало или сбылось. Один из крупнейших современных ученых, историк и исследователь архаических мифологий И.М. Дьяконов, определяет веру как «доверие к авторитету», на котором и базируется всякая мифология, в частности, религиозная, ссылаясь при этом и на Евангелие, в котором сказано: «Вера же есть доверие к тому, на что уповаем…»» (Каган М.С. Воспроизводство российской интеллигенции как педагогическая проблема).

    «Я понимаю русскую веру не только как служение конкретному Богу, Христу, а как служение тому лучшему, что родил русский народ на протяжении всей своей истории. Христос оказался сосудом, в который было влито вино русской мудрости, русской красоты, русской силы, мужества, смирения, справедливости, мира, добра, любви, милосердия и прочее, и прочее, и прочее. То, что объединяется одним словом – Бог» (Сергуненков Б. «Россия в слове, образе и Боге»).

    «Способность защитить свое и чужое достоинство – свойство подлинной интеллигентности, когда она сталкивается с силой» (Абелев Г.И. Очерки научной жизни. Часть 3: Проблемы исследовательской лаборатории. Глава III О достоинстве в жизни и науке).

    «…интеллигентность не разрешает союза с дьяволом, она требует верности свободе, даже перекошенной и проваливающейся на каждом шагу. Требует поиска равновесия свободы и справедливости. Свобода слова — воздух интеллигентности, она не отделима от верности истине» (Померанц Г.С. Интеллигенция, интеллигенты и интеллигентность).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

десять + 17 =