Тепикин В.В. Современные представления об интеллигенции

Сегодня интеллигенция в общепринятом представлении понимается как сообщество образованных людей, которые профессионально занимаются умственным трудом. В.А.Малинин в авторитетном издании именно так пишет: «…слой образованных и мыслящих людей, выполняющих функции, которые предполагают высокую степень развития интеллекта и профессиональной образованности» . Акцент поставлен на профессионализм. Однако сейчас уже ясно, что это весьма и весьма однобокий подход, не дающий суть истинной картины. «Господствовавший в советской историографии социолого-профессиональный подход к понятию “интеллигенция” сохраняет и ныне свои позиции, — свидетельствует историк В.С. Меметов. — Подавляющее большинство исследователей по-прежнему подходят к этому понятию как к некой общности всех профессионально образованных людей. При этом ни у кого не вызывает возражений тот факт, что в современном “образованном слое” сплошь и рядом встречаются безнравственные, ничего не имеющие общего с интеллигенцией и интеллигентностью люди» . Замечание, отметим, очень важное. Как и тезис Меметова, где «подлинный интеллигент — далеко не массовое явление» .

П.Д. Боборыкина, стоявшего у истоков термина «интеллигенция», часто приводят в пример с цитатой об образованном слое общества, напрочь забывая при этом, что сам-то автор к интеллигенции относил вовсе не всех образованных людей, а только «высшей умственной и этической культуры» . У академика Д.С. Лихачева есть точная мысль: «не нужны толпы интеллигенции, достаточно 10-30 человек, чтобы представлять культуру страны» . Да толп быть и не может! Общество не потеряло бы, а наоборот, выиграло в случае увеличения числа, общей массы настоящих интеллигентов. Только вот как раз массовость — не признак интеллигенции. Слишком сложны, труднодостижимы критерии данной социальной группы. Нравственная составляющая дается природой, закладывается в детстве. «Люди разные, и не всем природой и судьбой дана способность абстрагироваться от повседневных забот и думать о том, что их непосредственно не касается» . Высказывание это принадлежит академику Н.Н. Моисееву. Моисеев проявил себя в разных областях науки, часто выезжал за границу и сделал наблюдение: там много интеллектуалов, но вряд ли они интеллигенция. По мнению ученого, «…интеллигент — это всегда человек ищущий, не замыкающийся в рамках своей узкой профессии или чисто групповых интересов. Интеллигентному человеку свойственны размышления о судьбах своего народа в сопоставлении с общечеловеческими ценностями. Он способен выйти за узкие горизонты обывательской или профессиональной ограниченности» .

Действительно, интеллигенция — явление русской культуры. В европейские языки (например, французский, немецкий, английский) понятие пришло из России в ХIХ веке. При этом на Западе отдают предпочтение термину intellectuals («интеллектуалы»), там оно часто звучит как аналог понятию «интеллигенция». Хотя, по сути, аналогом не является. Приведем еще одну авторитетную цитату академика Д.С. Лихачева, чтобы создать представление о его видении общественной группы интеллигенции: «…это не просто люди, занятые умственным трудом, имеющие знания или даже просто высшее образование, а воспитанные на основе своих знаний классической культуры, исполненные духа терпимости к чужим ценностям, уважения к другим. Это люди мягкие и ответственные за свои поступки, что иногда принимается за нерешительность. Интеллигента можно узнать по отсутствию в нем агрессивности, подозрительности, комплекса собственной неполноценности, по мягкости поведения» . Позднее Лихачев напишет об интеллектуальной независимости интеллигенции и, соответственно, о потере интеллигентского статуса при утрате интеллектуальной свободы. Безусловная дисциплина, по Лихачеву, подобна добровольной продаже себя в рабство, она лишает права причислять себя к интеллигенции. Неуважение интеллектуальной свободы других, тем более преследование за убеждения — тоже далеко не интеллигентность. Так что фактор совести имеет колоссальную важность. «Принуждение совести» гарантирует полную свободу. А человек, который живет по совести, ничему больше не подчиняется. «… В России причисляемые к интеллигенции люди всегда старались идти по более или менее самостоятельному пути, — замечает литературовед В.В. Кожинов, — противоречащему либо хотя бы не совпадающему с “линией” государственной (а также и церковной) власти. И, даже входя во власть, истинные представители интеллигенции осуществляли или по крайней мере пытались осуществить свою, а не собственно государственную “программу”» . Есть, однако, точка зрения (например, Б.А. Успенского), и она кажется нам верной, что важным признаком интеллигенции следует признать невовлеченность в политические структуры. Отчасти именно об этом говорил Лихачев, размышляя о безусловной дисциплине.

В 1960-е гг. диссидентом В.Ф. Кормером была подготовлена статья «Двойное сознание и псевдокультура», опубликованная спустя более чем десятилетие журналом «Вопросы философии». В своей небезынтересной работе Кормер доказывал, что понятия «интеллигентный человек» и «честный человек» не имеют ничего общего. Абсолютно! Да, писал автор, интеллигентному человеку свойственны и тонкость чувств, и определенная мягкость, но это не значит, что он стоит в оппозиции к злу: «Интеллигенция формируется совсем не по принципу порядочности или отвержения неправды, она формируется на идеях особого мировосприятия, в котором первенствуют специфические воззрения…» Вот уж, нам кажется, глубочайшее заблуждение. О какой же интеллигентности индивида может вообще идти речь, ежели он является осознанным носителем зла, умолчателем или пособником его? Специфичность социогруппы интеллигенции несомненна — отсюда и обреченность на непонимание ее воззрений. Но столь же несомненна порядочность человека-интеллигента. Человек интеллигентный может совершать ошибки, опять же заблуждаться: от этого никто не застрахован. Может, разумеется, и нести неосознанное зло, устремляясь к заветным благостным целям неверными путями. Но при этом интеллигент находится в особом состоянии, определяющем ключевую сторону интеллигентского естества, — состоянии самоотречения. Это уже не скроешь, ведь самоотречение – не что иное, как формула жизни. Ход мыслей, желаний, поступков реализуют ее на практике.

Интеллигенту чужда меркантильность. Нравственность поступка для него важнее целесообразности.

В.Л. Соскин справедливо замечает эволюцию понятия «нравственность»: от классовой трактовки В.И. Ленина к вечным библейским ценностям, иными словами, «происходит движение от узкоклассовой морали к так называемой общечеловеческой» . Интеллигент же пробует себя в своей особой роли, руководствуясь прежде всего морально-нравственными ценностями. Выживать интеллигенту в России становится все труднее, волна бездуховности захлестнула ее сполна. Все чаще в публицистических и научных статьях слышатся высказывания об ориентации интеллигенции на западные ценности в результате нынешней культурной экспансии Запада . Но интеллигенции ли? В этой связи уместно вспомнить о новом понятии «полуинтеллигенция», недавно предложенном и обоснованном историком Ю.Олещуком. Слой полуинтеллигенции — это распространенная категория людей, образованных и культурных — только по первому впечатлению. Им явно не хватает знаний, кругозора, культурные запросы таких людей оставляют желать лучшего. Представители полуинтеллигенции зачастую занимают высокие должности и посты, имеют вес в обществе, однако не утруждают себя самостоятельным интеллектуальным поиском. Они более предпочитают принять чужую авторитетную позицию и ей следовать, не отклоняясь ни на шаг. Полуинтеллигенция большей частью получает высшее образование, которое становится для нее поверхностным, еще точнее — формальным: полуобразованием для полуинтеллигенции. Новые веяния в системе образования России, на наш взгляд, усугубляют процесс, способствуют «клонированию» полуинтеллигентов. Их армия растет не по дням…

Полуинтеллигенцию характеризует сильная самоуверенность, выдающая с лихвой всю поверхностность ее представлений о явлениях жизни. Интеллигенту свойственно совсем другое, ибо он думает. Этот же «копирует его своими дипломами, должностями, демонстрацией интереса к общественным вопросам. Копирует также проведением досуга, показными пристрастиями ко всему “культурному”» . Именно полуинтеллигент устремляется к западным ценностям.

«Интеллигент, — писал В.О. Ключевский, — диагност <…> своего народа. Народ сам залижет и вылечит свою рану <…> если он ее почует <…> Вовремя заметить и указать ее — дело интеллигента» . Так что историческая миссия предписана интеллигенции, и миссия эта актуальна сегодня, как никогда.

При попытке определения понятия «интеллигенция» следует осознавать невозможность статичности исследуемой социальной группы. Проходя через эволюционные процессы, интеллигенция сохраняет только свои сущностные черты. Выявить их — задача ученого. И здесь не обойтись, как верно замечает В.С. Меметов, без ретроспективного метода исследования.

Еще будучи аспирантом и ассистируя профессору Меметову в НИИ интеллигентоведения, автор пришел к выводу о необходимости конкретизации общих признаков интеллигенции. В процессе исследовательской работы, подготовки многих публикаций, чтения лекций и докладов в российских университетах, включая МГУ им. М.В.Ломоносова, были выделены 10 определяющих признаков:
1) передовые для своего времени нравственные идеалы, чуткость к ближнему, такт и мягкость в проявлениях;
2) активная умственная работа и непрерывное самообразование;
3) патриотизм, основанный на вере в свой народ и беззаветной, неисчерпаемой любви к малой и большой Родине;
4) творческая неутомимость всех отрядов интеллигенции (а не только художественной ее части, как многими принято считать), подвижничество;
5) независимость, стремление к свободе самовыражения и обретение в ней
себя;
6) критическое отношение к действующей власти, осуждение любых
проявлений несправедливости, антигуманизма, антидемократизма;
7) верность своим убеждениям, подсказанным совестью, в самых трудных условиях и даже склонность к самоотречению;
8) неоднозначное восприятие действительности, что ведет к политическим колебаниям, а порой — и проявлению консерватизма;
9) обостренное чувство обиды в силу нереализованности (реальной или кажущейся), что иногда приводит к предельной замкнутости интеллигента;
10) периодическое непонимание, неприятие друг друга представителями различных отрядов интеллигенции, а также одного отряда, что вызвано приступами эгоизма и импульсивности (чаще всего характерно для художественной интеллигенции).

Принимая во внимание признаки интеллигенции, предложенные нами, надо знать пропорциональный критерий, предполагающий достаточное количество признаков для конкретного индивида-интеллигента. Видно, хватит половины из 10, чтобы человека можно было назвать интеллигентом. Но — в общем значении .

Как вы помните, достаточно долго в литературе по проблемам обществоведения бытовало представление об интеллигенции как социальной прослойке. Оно явно устарело и сегодня совсем не соответствует действительности. А вызвано было, очевидно, пониманием интеллигенции в качестве эксплуататорского класса. К сожалению, зачастую мы сталкивались с такой нелепой трактовкой: «Интеллигенция, понимаемая как класс умственных работников, есть борющаяся за свое социальное возвышение и подготавливающая тем самым в грядущем свое самодержавное классовое господство. Источниками дохода интеллигенции является умственный труд, или реализация знаний, накопленных и приобретенных ранее. Это дает ей возможность привилегированного существования и дальнейшей эксплуатации» .

Известные нелицеприятные комментарии в адрес интеллигенции от В.И.Ленина вызваны все тем же «межслоевым» подходом. И учитывая, что интеллигенция всегда была неформальным лидером, ее боялась политическая элита советской системы, поэтому шла даже на радикальные меры.

Но грандиозными научными открытиями, достижениями в искусстве, ориентирами дальнейшего развития общества мы обязаны этой самой интеллигенции. Она, получается, очень важный слой социума, от которого напрямую зависят динамика и векторы культурного движения.

Не вызывает никакого сомнения неоднородность слоя интеллигенции. Он включает людей с разным социальным положением, разным образованием (по направлению и уровню), разным эстетическим вкусом. Однако при любом статусе в обществе интеллигента мы узнаем по тем сущностным чертам, признакам, с которыми вы, уважаемый читатель, уже познакомились выше.

Таким образом, в современном интеллигентоведении оформились два основных подхода к определению интеллигенции — социально-профессиональный и нравственно-этический. Только объединенное использование данных подходов позволит сформировать полноценное видение интеллигенции, позволит отразить ее истинную суть. Руководствуясь этим, мы мыслим под интеллигенцией особую социально-профессиональную и культурную группу людей, занятую преимущественно в сфере умственного труда, обладающую чуткостью, тактом и мягкостью в проявлениях, ответственную за поступки и склонную к самоотречению.

https://proza.ru/2018/12/06/112

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

семнадцать − 10 =