Можно ли утверждать, что будущее человечества за интеллектуалами, а не за интеллигентами?

Российский учёный, философ и бизнесменАндрей Георгиевич Головинский в одной из своих статей[1] высказал замечательнейшую мысль: «…понятие «подлинный интеллигент» представляет собой совокупность количества — интеллектуальности — и качества — интеллигентности[2]. Для «чистых» интеллектуалов, метко именуемых «образованцами», первоочередным является собственное благо. Благо других, при этом возникающее — лишь побочный, абсолютно случайный продукт. Материальные потребности интеллектуалов, в отличие от интеллигентов, поистине безграничны. Такие дорвавшиеся до власти «образованцы» и формируют технократию. Последнюю нельзя считать новой общественной формацией, это лишь одна из форм капитализма. Ей присущи тотальная частная собственность, интеллектуальный и силовой диктат, целенаправленное взращивание неумеренных материальных запросов, сознательное оболванивание населения, не принадлежащего к интеллектуальной элите. Технократия — это всемирные экологические катастрофы, бездарное расходование планетарных ресурсов, нравственная и физическая гибель огромного количества людей. Именно технократия породила идею создания «золотого миллиарда», для которого остальные жители планеты — лишь средство повышения собственного благосостояния, низведенное до уровня рабочих скотов с программируемыми примитивными запросами. Но человечество никогда не смириться с существованием «золотого миллиарда» в одной или нескольких отдельно взятых странах. Поэтому правление технократов кроме экологических катастроф несет планете неизбежные военные конфликты».

Мысль автора кажется очевидной, тем не менее, немалая часть наших отечественных, так называемых, интеллектуалов настойчиво пренебрегает интеллигентностью, игнорирует, презирает ее. Причина этого явления непонятна. Может, быть потому, что на Западе нет такого понятия, как интеллигенты, а есть интеллектуалы, и наши образованцы пытаются им соответствовать, забыв, что у тех интеллектуалов достижения измеряются не купленными автомобилями, а выпущенными.

Если кто-то искренне считает себя интеллектуалом, ради Бога. Но пусть хоть иногда вспоминает, что русские люди, воспитанные на идеалах русской культуры, интеллектуалами себя не считающие, ценят именно интеллигентность, и ждут ее проявления, в том числе, от так называемых интеллектуалов.
__________________
1. Головинский А.Г.Интеллигенция всех стран, соединяйся!
2. Под интеллигентностью Головинский А.Г. подразумевает «высокую нравственность, служение отчизне, совесть, честь и прочие качества, иначе именуемые человечностью или благородством».

Олег Михайлов
2 ноября 2012

Можно ли утверждать, что будущее человечества за интеллектуалами, а не за интеллигентами?: 1 комментарий

  1. «Интеллигентность — важнейшее социально-культурное качество не только личности, но и национального человеческого потенциала, потому что именно интеллигентность характеризует образованность, творческие способности и этическое сознание, ценностные ориентации и мотивации поведения субъекта. Если на школьной скамье формируется «глупое, необразованное, воровское племя», то об интеллигентности нужно забыть. Не очевидны готовность выпускников высшей школы к выполнению социально-культурных функций, традиционно присущих русской интеллигенции, их ощущение ответственности за судьбу отечества. Наконец, совершенно неясно, образуют ли эти выпускники новое поколение русской интеллигенции, преемственно связанное с другими поколениями, или появится особое «приватизированное капиталом» поколение, чуждое интеллигентским традициям. Короче говоря, имеется немало весьма серьезных вопросов к будущим «могильщикам» или «спасителям» нашей Родины. Поскольку невозможно спросить сразу обо всем, ограничимся одним, но критически важным вопросом: кто предпочтительней для вас в качестве идеального образца — интеллигент или интеллектуал?» (Соколов А.В. Я хочу быть интеллигентом! — А я нет!).

    «… «интеллигент» по отношению к интеллектуалу — это не просто псевдоним, а антоним» (Соколов А. В. Поколения русской интеллигенции. — СПб.: Изд-во С59 СПбГУП, 2009, с. 46).

    «Этическое самоопределение санкционирует те жизненно важные смыслы и ценности, к достижению которых следует стремиться, те нормы и эталоны, которыми нужно руководствоваться в практической деятельности, те добродетели, которые желательно культивировать, и те пороки, которых следует избегать. Именно этическое самоопределение, подчеркнем еще раз, отличает интеллектуала от интеллигента <...>

    Разграничение интеллигентов и интеллектуалов происходит не в сфере общественного производства, где они могут занимать одинаковое положение и выполнять одни и те же функции, а в сфере личностного потребления и досуга, где происходит относительно свободная самореализация индивида» (Соколов А. В. Поколения русской интеллигенции. — СПб.: Изд-во С59 СПбГУП, 2009, сс. 52, 53).

    В этом с А.В.Соколовым не согласен. Да, «могут занимать одинаковое положение», но «выполнять одни и те же функции» они будут в силу этического самоопределения каждого из них. Мало ли ленивых, алчных, лживых интеллектуалов? В любой отрасли полно.

    «… интеллигент не может быть тираном и деспотом ни в частной жизни, ни в политике. Толерантность несовместима с деспотизмом, авторитаризмом, не говоря уже о тоталитаризме. Зато рациональная интеллектуальность вполне согласуется с деспотизмом, нигилизмом, цинизмом, ксенофобией, расизмом <...>

    Интеллигентный человек относится к произведениям культуры и естественной среде обитания как к безусловной и абсолют¬ной ценности, а ни в коем случае не как к утилитарному средству. <...>

    … интеллектуалу свойственны культурная индифферентность, готовность адаптироваться к любой культурной среде, отказ от самоидентификации с определенной национальной культурой. <...>

    … интеллигент — это человек, неспособный к насилию, а интеллектуал — человек, действующий по принципу «цель оправдывает средства».» (Соколов А. В. Поколения русской интеллигенции. — СПб.: Изд-во С59 СПбГУП, 2009, сс. 55-64).

    «Интеллигенты — товар штучный. Более массовое явление — интеллектуалы, которых отличает от интеллигентов способность достигать своих целей, руководствуясь доводами интеллекта, но не обязательно принимая во внимание моральные ограничения» (Федин Э.И. Солженицын и Шаламов).

    «Понятие «интеллигент» – типично русское. Интеллектуалы есть везде, а интеллигенты – только в России и нигде больше» (Кондраков И. Быть интеллигентом).

    «Отечественные интеллектуалы за последние 20 лет не выполнили свой домашней работы. А если бы выполнили, то получили бы право называться интеллигенцией» (Зельдович А. Свобода — это по-русски отвага).

    «Не интеллектуалы, а именно интеллигенты принимают на себя груз особой ответственности за Культуру и за судьбу человечества» (Цофнас А.Ю.Интеллигенция и интеллигентность).

    «Интеллигент это человек, который выходит из вагона метро не на своей остановке, чтобы дать выйти другому. Интеллектуал – поворачивается боком, делая вид, что читает слишком важную книгу, чтобы дёргаться» (Кротов Я. Интеллигентность).

    «Хотелось бы, все же, чтобы рядом в жизни был интеллигент, а не интеллектуал. Лучше, конечно, чтобы всё сразу» (Белоснеженка. Из комментариев на форуме «kleo.ru»).

    «Основное различие между «интеллектуалами» западного типа и «русской интеллигенцией» лежит в морально-этической сфере. «Интеллектуалы» отличаются крайним индивидуализмом и полным отсутствием нравственно-этических норм, объединяемых словом «совесть». Народ для них – «быдло», рабочая скотинка, а родина – там, где больше платят. А главные отличительные черты «русской интеллигенции» – совесть, сопереживание русскому и другим народам России и патриотизм. Поэтому русский народ для них – мерило всех нравственных и этических ценностей, а Родина может быть только одна – Россия» (Петров Б.С. Что такое русская интеллигенция?).

    «… интеллигент в отличие от интеллектуала – по сути просто работника умственного труда, образованного человека, сочетает в себе еще и функции носителя норм нравственности, национального самосознания, просветителя, ведущего за собой остальной народ к духовной свободе, миру и гармонии» (Вялов А.И. Русская интеллигенция XIX века: понятие, формирование, состав).

    «Интеллигент – в отличие от просто интеллектуала с совестью и благими намерениями – это человек с мировоззрением специфичным: он исповедует и декларирует примат морали над истиной во всех случаях, когда они не совпадают» (Веллер М. Националисты всех стран, соединяйтесь!).

    «Интеллигент служил Истине, Красоте, Освобождению народа, Отечеству… Словом, чему-то с большой буквы.

    Специалист не служит, не осмысливает жизнь в категориях служения и принесения себя в жертву чему-то высшему. Он работает и получает за это деньги.

    Нет жертвенности, проистекавшей от уверенности в своем положении, нет желания от чего-либо спасать человечество или хотя бы одни отдельно взятые страны. Есть вполне циничная неуверенность, что кого-то имеет смысл спасать, кроме разве что самого себя.

    В 1970 году в «Таймсе» поместили карикатуру — на ней некий озабоченный пролетарий снимает огромную пышную вывеску «Британская империя» и вешает на ее место очень скромную — «Англия». Прекрасная карикатура! Но и в России было бы полезно снять пышную вывеску «Интеллигенция», чтобы повесить на ее место куда более скромную: «Специалисты»» (Буровский А.М. Вся правда о Русских: два народа).

    «Хорошо известно, <...> что:
    1. «Интеллигенция» — чисто русское понятие. Интеллектуал — международное.
    2. Любой интеллигент (независимо от рода занятий профессор . . . слесарь 6-го разряда . ..) — всегда интеллектуал. Интеллигент служит своему народу — «мозг нации». Интеллигент — редкое явление. Это, нередко, опасно.
    3. Далекооо не каждый интеллектуал является интеллигентом. Точнее, подавляющее меньшинство. А подавляющее большинство мнящее о себя много — «образованщина» (по Солженицыну) или «***** нации» (по Ленину)» (Комментарий к статье «Братья Стругацкие как зеркало советской интеллигенции»).

    «Человеческий интеллект не подчиняется ни духу, ни высшему разуму и находится на службе страстей, поэтому идея улучшения мира путем развития интеллекта без одновременного развития высшего сознания является абсурдной, так как неизбежно ведет к усложнению преступлений, поскольку нарушители становятся все более умными и хитрыми.

    Самое худшее, что могло бы случиться с человеком, – если бы он достиг уровня интеллекта гения, не обладая при этом духовным сознанием, которое служит компасом и штурвалом способностей человека. Таким людям не потребуется много времени для разрушения всей планеты.

    Чем более будет развит интеллект при отсутствии сознания, тем больше будет эксплуатации, изощренных нарушений морали, гордыни и нарциссизма. Более жестокими и разрушительными будут войны, станет труднее поддерживать закон и порядок, более аморальной будет наука, появится больше интеллектуальных уловок для обмана себя и ближних, установится больший контроль над умами потребителей, «промывание мозгов» станет более эффективным. Таким образом, будет меньше индивидуальной свободы и меньше возможностей для духовного возрождения.

    Духовное возрождение не упадет с неба, как солнечный свет или дождь. Оно требует упорной и постоянной духовной работы. …

    Сама по себе культура не создает человеческого содержания, а часто уменьшает его, производя культурных варваров: людей интеллектуальных, но не способных к суждению, бесчувственных, циничных, нечестных или злонамеренных. В то же время есть люди не такие культурные и образованные, но являющиеся истинными гигантами души и духа. Например, у апостолов не было ни образования, ни хороших манер, но у них было величие души. У некоторых людей, презираемых обществом, могут быть великие души, а другие, обладая большой социальной значимостью, почти лишены духовного содержания» (Соммэр Дарио Салам «Мораль XXI века»).

    «Нигде на русской земле сейчас не ведется попыток выработать образ общего русского будущего. Русского будущего, где будут торжествовать правда, красота, гармония, любовь, милосердие, сострадание, уважение к человеку. Вот такой образ все равно сформируется. Через все мучения, как мы говорили на прошлой встрече, Россия будет самым спокойным, (уже сейчас таким становится), самым стабильным, самым благополучным, — не в смысле, что одни жируют, а другие по помойкам роются, нет, — в смысле социальной справедливости. Она такой будет, мы к этому движемся, поэтому каждый шаг вперед очень важен» (Нотин А. Православное возрождение на воюющем Донбассе. Причины духовного подъема в эпицентре войны).

    «Основной чертой интеллигентской этики была бескорыстная работа на благо народа. Русские интеллигенты резко отличались этим от образованных специалистов Западной Европы. Образованные люди Европы – учителя, врачи, инженеры, юристы, литераторы и ученые – были в основном буржуа по своей психологии и жизненной практике. Они добивались успеха в своей профессии, движимые своими материальными интересами и престижем – даже если делали свое дело добросовестно и талантливо, что было тоже, впрочем, условием успеха. Энтузиасты, сознательно работавшие в общественных целях, встречались редко и вызывали в своей среде недоумение и даже неприязнь» (Фет А.И Самосознание русской интеллигенции).

    «Несгибаемые интеллигенты старой закалки, лотманы и лихачевы, вымирают, новые же — вообще не формируются, остальные — оказались интеллектуалами. Интеллектуал есть обладатель ряда неких знаний, научившийся формально оперировать этим рядом — минус моральная компонента (приблизительно: профессионал умственного труда). Для души в этом вполне сбалансированном и объективном определении, как видите, никакого места не предусмотрено.

    … Интеллигент — сугубо родное, национальное понятие, в иностранных языках оно отсутствует. Интеллектуал — безродное, космополитическое. Интеллигент связан неразрывными узами с культурой, интеллектуал — с цивилизацией. (Культура и цивилизация противонаправлены, ибо культура устремлена вверх, ввысь, и способствует возвышению индивидуальности, личности творца (как и человека, соприкасающегося с ее произведениями); цивилизация же, устанавливая повсюду единообразные потребительские образцы, направлена на понижение, обезличивает и нивелирует).» (Арест-Якубович К. К вопросу о кризисе российской интеллигенции).

    «…теперь с интеллигенцией смешали интеллектуалов, которых всегда хватало и на Западе. Коренное отличие интеллигента от интеллектуала, помимо сказанного ранее, приверженность общему делу, если хотите — соборность. Интеллектуал же, в первую очередь, индивидуалист. Именно поэтому интеллигенция — чисто русское явление» (Ивашинцов Д. Нужна ли России интеллигенция?!).

    «Связь высоты уровня этики индивида со степенью его образования или его материальным положением далеко не однозначна, и история дает нам немало примеров зависимости между этими факторами, отнюдь не прямой, а подчас обратной. Во всяком случае, охотников до «самоутверждения» любой ценой нетрудно на протяжении истории найти среди представителей разных социальных групп» (Эфроимсон В.П. Родословная альтруизма (Этика с позиций эволюционной генетики человека)).

    «Путать либеральных интеллектуалов (и либеральных антиинтелектуалов) с русским интеллигентом — очень серьёзная и грубая ошибка» (Из заметки З.Прилепина в ЖЖ).

    «… именно сочетание гражданственности с нравственным началом и гуманистической системой обществоведческих суждений у меня и связывается с понятием интеллигентности. В гораздо большей степени, чем с понятием интеллектуал.
    <...>
    Среди интеллектуалов, способных рассуждать о высоких материях, я встречал не только людей интеллигентных, но и откровенных хамов, занятых устройством лишь собственных дел, и поведение которых никак не отвечает моим мерилам интеллигентности» (Моисеев Н.Н. Как далеко до завтрашнего дня).

    «Социальное предназначение интеллектуалов – это выработка технологических принципов бытия – экономики, политики, социальности. Социальное предназначение интеллигенции – это выработка моральных принципов бытия, прежде всего тех нравственных ограничений, которые на рационализированное бытие необходимо накладывать.

    Это чрезвычайно важная цивилизационная функция. В истории не раз возникали моменты, когда развитие технологий, совершенствование оружия, например, создавало угрозу самому существованию человечества. И только введение моральных запретов на массовое убийство, впрочем, как на убийство и насилие вообще, позволяло человечеству отодвинуться от опасной черты.

    Можно провести следующую аналогию. Интеллектуалы строят дорогу в будущее, расширяя тем самым границы человеческого бытия, а интеллигенция, объединяя будущее с настоящим, создаёт правила движения по этой дороге. Она ставит необходимые знаки предупреждения: ограничение скорости, пешеходная зона, опасный поворот, тупик и так далее» (Столяров А. Моральный бренд).

    «Наука расширяет умственный горизонт человека, развивает его интеллектуальные силы, увеличивает нашу власть над природой, но возродить духовно человека, нравственно его возвысить она без содействия религии не может. … Простой галилейский неграмотный рыбак нравственно может быть выше десятка философов, светил науки. … Не науке путем обновления сердца вести людей к осуществлению Царства Божия на земле» (Петров Г. Евангелие как основа жизни).

    «Сегодня в развитой стране невозможно находиться в высших эшелонах власти и не быть интеллектуалом. О претензиях интеллектуалов на мессианство, на исключительное обладание истиной уже давно забыли. Несут ли интеллектуалы ответственность перед обществом? Безусловно! Только для этого они должны быть еще и интеллигентами» (Ярош Н.Н.«Интеллигентные интеллектуалы» — движущая сила модернизации России).

    «… в предельном случае русский интеллигент и западный интеллектуал могут восприниматься даже как полярно противоположные явления» (Успенский Б. А. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры).

    «В условиях современной либеральной демократии часть интеллигенции, обслуживающей влиятельные социальные группы общества или будучи вынужденной идеологически обосновывать социальное и политическое положение тех, от кого она зависит, во многом утрачивает свои гуманистические возможности. В таком случае для нее оказывается благозвучнее называться интеллектуальной элитой, чем неинтеллигентной интеллигенцией. Так как новые условия зачастую не позволяют интеллигенции оставаться интеллигентной, есть искушение переименовать ее также по западному образцу в интеллектуалов.

    В первом приближении можно отметить, что восприятие интеллигенции в современном обществе весьма противоречиво: с одной стороны, усилилась прагматическая направленность во всех сферах общественной жизни, с другой — это часто становится препятствием в выполнении интеллигенцией ее гуманистической функции. Да и сама гуманистическая сторона жизни общества в наше время часто представляется роскошью, остается за рамками повседневных устремлений людей. Отсюда и прохладное отношение общества к интеллигенции вообще, и мнение, что она должна уступить свое место интеллектуалам» (Климова А.В. Интеллигентность и интеллигенция).

    «Движение к интеллектуализму встречает сегодня сопротивление интеллектуального Запада. Так, по мнению Г. Маркузе, чрезмерная рационализация привела к иррациональным последствиям, состоящим в нивелировании идеалов социальной справедливости, традиционных общечеловеческих ценностей, составляющих моральный аспект жизнедеятельности общества и человека, связанный с отношением человека к человеку. Поэтому «необходимо все внимание сосредоточить именно на социальном и личностном значении будущего, а не только на его технологических параметрах»» (Келеман Л.А. Интеллигентность как интеллектуально-нравственно-эстетическая целостность).

    «Интеллектуал по определению может быть деспотом, циником, эгоистом. Но интеллигент — это профессионал (интеллектуал) наиболее развитый в духовно-нравственном плане» (Ишимская Е.В. Методология исследования интеллигенции: проблемы и перспективы).

    «Правда, в любое сообщество образованных людей неизбежно возникают критические настроения. Поэтому интеллектуалы всегда склонны к реформаторским идеям. Они склонны излишне рационализировать социальные процессы, а потому у Джорджа Оруэлла были все основания писать, что интеллектуалы склонны к тоталитаризму. Но вот что интересно: буржуазные интеллектуалы чаще бунтуют против капитализма, чем против государства. …

    Что же до интеллигентов как таковых, они остаются безнадежными маргиналами, которых изредка востребуют во время социальных потрясений — и быстро убирают подальше с глаз, когда ситуация стабилизируется.

    Не исключено, что для Европы и Америки интеллектуалы еще сыграют печальную роль. Во всяком случае, их склонность к технократическим методам управления и догматизму дают основания для таких опасений» (Гиренко Ю.А. Разные судьбы).

    «Возможно, интеллигенты XXI века найдут себе и своим уникальным качествам применение. А может быть, это слово попадёт в «красную книгу» русского языка, и на смену ему появится что-то качественно иное?» (Генова А.В. Кто такой русский интеллигент?).

    «В какой-то степени, интеллигент — это Гамлет. Гамлет — это первый тип протоинтеллигенции. Конечно, но был принц, и вообще не относился ни к какому особому социальному слою, но слова Гамлета: «Мир пошатнулся, и скверней всего, что я рожден восстановить его»… Вот это вот чувство, что мир в кризисе, что все нарушено, и ты призван как-то это дело исправить — это вот то, что составляет отличие интеллигента от интеллектуала» (Померанц Г.С. Интеллигенция, интеллигенты и интеллигентность).

Добавить комментарий для Олег Михайлов Отменить ответ

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь − три =