Интеллигентность как социальный протест

«Попытка преодолеть болезнь общества, призывая Русь к топору, —
не только безответственна, но и неразумна, а значит — неприемлема для интеллигента»
 Э.И. Федин

Об отщепенстве[1] и оппозиционности[2] интеллигенции сказано немало, а вот, имеют ли эти качества отношение к совокупности, называемой интеллигентностью, вопрос остается открытым. Ответ на него напрашивается сам по себе, если вспомнить, что

«… интеллигентность – это благоговение перед Культурой, т. е. перед тем огромным опытом, который накопило человечество, включая искусство, науку и технику, традиции обыденной жизни, трудовые навыки, язык и многое, многое другое. Речь идет о всемирной истории людей, взятой в плане ее духовной составляющей, т. е. как опыт, как нечто, несущее смысл. Интеллигентен тот, для кого социокультурный опыт – это абсолютная ценность, и он ставит своей задачей сохранение и преумножение этого опыта, что предполагает, разумеется, его постоянное осмысление»[3],[4].

Все, что решению этой задачи препятствует, с интеллигентностью не сочетается. А поскольку и отщепенство, и оппозиционность проявляются в виде той или иной формы протеста, вопрос сводится к тому, насколько сохранению и преумножению социокультурного опыта она способствует.  

Сразу замечу, что протест в обычном, широко известном смысле этого слова[5] с интеллигентностью несовместим, как минимум, по пяти причинам:

Во-первых, протест требует участия толпы, а интеллигентность – свойство, встречающееся не настолько часто, чтоб наличие толпы обеспечить[6].

Толпа необходима протестующим потому, что создает ощущение массовости, силы, а то и правоты. По этой причине протесты нередко сопровождаются скоплениями людей и проявляются в форме пикетов, митингов, демонстраций и т.п. В принципе, теоретически скопление большого числа носителей интеллигентности в одном месте возможно, но практически, — нет. Это невозможно как из-за относительно малого их количества, так и ввиду отсутствия организованности среди существующих[7].

Во-вторых, протест часто приводит к насилию, а интеллигентность категорически не приемлет всего, что хоть каким-то образом посягает на достоинство личности.

Не всегда протесты сопровождаются массовыми беспорядками, приводящими к столкновениям, арестам и убийствам, но даже небольшой вероятности их возникновения[8] для носителей интеллигентности достаточно, чтоб ни в каких акциях, — тем более с наличием возможностей появления провокаторов[9],[10],[11], — не участвовать. И не участвуют[12].

В-третьих, протест, как правило, адресован власти, а интеллигентность противостоит хамству, свойственному не только представителям власти, но и их идейным противникам[13].

Это противостояние было всегда[14],[15], но в современной России оно приобрело особенно острый характер. Это продиктовано особенностью нашего времени, характеризующегося торжеством потребительской психологии. С одной стороны, эта особенность проявляется постоянно увеличивающимся количеством ненасытных и недовольных[16]. С другой, неукротимое потребление сопровождается столь же неукротимой жаждой наживы, утоляемой большим количеством ресурсов, для обладания которыми необходимы соответствующие затраты энергии и времени. Современному человеку, находящемуся в расцвете сил, некогда читать книги, посещать выставки или филармонию. Ему приходится много работать, чтобы прокормить, как принято сейчас говорить, семью. В результате, темпы духовного, морально-нравственного, этического и эстетического развития невольно снижаются.

В-четвертых, истоки всех выступлений, бунтов, революций, войн находятся в абсолютизации собственного мнения, а интеллигентность любые проявления гордыни не приемлет[17].

Тем, кто надеется быть услышанным и поддержанных массами, чтобы убедиться в необыкновенной способности наших соотечественников слышать только себя, достаточно в любом месте Интернета расположить какое-либо предложение, способное изменить ситуацию в лучшую сторону, но требующее при этом сосредоточенности, усилий, ответственности и т.п. Девяноста девятью процентами целевой аудитории ваша идея будет проигнорирована, а одним — облита грязью. Причем, с огромным количеством необоснованной, неизвестно откуда взявшейся агрессии, уверенности в собственной правоте и демонстрации непоколебимого упрямства при вашей попытке от этой грязи увернуться. Эта категория убеждена не только в том, что знает, как надо[18], но и в том, что эти представления единственно правильные и их реализация способна обеспечить повсеместный порядок, всех сделать счастливыми и довольными. Беда лишь в том, что для этого им нужна власть. Причем, каждому в отдельности, поскольку представления и убеждения у них разные. И здесь классический парадокс  – миссия одна, а мессий, много[19].  

В-пятых, интеллигентность, как известно, в переводе с латинского, означает понимание. В том числе, понимание того неоспоримого факта, что замена одного состава руководства другим без понимания сути проблемы[20] ничего не меняет[21].

По крайней мере, порядка ста лет у нас с той или иной периодичностью менялись и руководство страны, и политические системы, и государственные границы, и конституция, и даже столицы. И что? Да, сделали ряд открытий в науке, искусственный спутник Земли запустили, человека в космос отправили, но в политике что изменилось? А что изменилось в человеке, в его понимании самого себя, своего предназначения, в его отношении к ближнему? Разве что, он стал более прагматичен и над подобными вопросами давно уже не задумывается, научился при любых обстоятельствах быть довольным собой и ни в чем себе не отказывать. Поэтому, проблема, скорее, не в том, что нами неправильно управляют, а в том, что мы не очень-то управляемы[22].

Подчеркиваю, — как минимум пять. Этот список можно было бы продолжить.

Что ж остается?

«Существует ли альтернатива обществу, состоящему из толп и героев? Если она есть, то, вероятно, может быть достигнута через пробуждение в индивидах, составляющих толпу, человеческого достоинства и личностного начала, сознательного подражания (основанного на «сочувственном опыте»). Такая «толпа» должна стать «народом», не манипулируемым никакими героями, но осознающим свои интересы и идеалы»[23]

Пробуждение человеческого достоинства без осознания[24] своих интересов и идеалов невозможно, поэтому, ничто иное, а именно максимизация понимания является на сегодняшний день ключевой задачей социума. При этом свой протест надо бы направить не на внешнее окружение, по понятным причинам[25] плохо поддающееся пониманию и поэтому в данном контексте напоминающее ветряные мельницы, а на собственное, индивидуальное, личностное непонимание. Интеллигентность при этом выполняет функцию ориентира, критерия, образца, эталона, а иногда идеала, противопоставляющего себя невежеству и безнравственности.

Во взаимосвязи со структурными элементами личности и составляющими человеческого достоинства[26] комплекс интеллигентности можно представить в виде кластеров[27], каждый из которых предназначен для выполнения определенной функции.

Кластер порядочности состоит из качеств, обеспечивающих сохранение собственного достоинства[28]. Это те качества, которые нужны человеку для того, чтобы сохранять самоуважения посредством выполнения предъявляемых к самому себе требований. Это такие качества, как совесть, воля, решительность, честность, принципиальность и др. Они могут проявляться снаружи, могут быть оценены и влиять на отношение к человеку со стороны окружения, но их основная функция – обеспечение адекватной самоидентификации.

Кластер патриотизма состоит из качеств, обеспечивающих сохранение гражданского достоинства[29]. Это качества, необходимые человеку для того, чтобы сохранять самоуважение посредством соблюдения требований, касающихся его представлений о правильных взаимоотношениях с другими людьми и социальными образованиями. Это доброта, справедливость, вежливость, щедрость, верность и др. Их проявление оказывает влияние на отношение к человеку со стороны членов социума, но основная функция качеств этого кластера заключается в социоцентрическом самоопределении (определении собственной позиции в отношении существующих в данном социальном образовании норм, правил, традиций и т.д.).  

Кластер профессионализма состоит из качеств, обеспечивающих сохранение профессионального достоинства[30]. Эти качества, позволяют обеспечить самоуважение посредством достижения качественных результатов деятельности, в том числе полученных совместными усилиями. К ним относятся целеустремленность, добросовестность, оптимизм, организованность, компетентность и др.  Проявление этих качеств оказывает влияние на авторитет человека в обществе и его положение в социальной иерархии, но их основная функция заключается в конструктивной самореализации личности, в ее самоактуализации[31].

На рисунке отражено назначение кластеров, т.е. сохранению какой из составляющих человеческого достоинства каждый из них служит. Кластеры и входящие в них качества могут находить определенное отражение во всех структурных элементах личности, — теле, разуме, морали, — имеющих сходство с элементами христианской трихотомии — плотью, душой и духом. И в каждом из них проявляются определенные совокупности личностных качеств: в теле (в плоти) — физическое здоровье, в разуме (в душе) – интеллектуальность, в морали (в духе) – интеллигентность.

Все это помогает найти ответы на многие, многие вопросы: «Почему без интеллигентности человек и человеческое общество являются неполноценными?», «Благодаря чему интеллектуалы, лишенные интеллигентности, производят иной раз впечатление интеллигентных людей?», «Какие изменения необходимы людям для того, чтобы мы прекратили предъявлять друг другу претензии, а занялись созидательным трудом, приумножающим наши физические, интеллектуальные и духовные богатства?» и т.д. Даже неглубокий анализ ответов на них приводит к выводу о том, что для решения большинства социально-политических задач никакие силовые методы, — в том числе ужесточение законодательства или массовые протесты, — не годятся. Лишь уважительное отношение к интеллигентности, трихотомии интеллигентности, образующим трихотомию кластерам и входящим в эти кластеры качествам постепенно сможет привести нас к желаемому результату – вытеснению из нашей жизни антипода интеллигентности, его составляющих и производных.

«Что же противостоит интеллигентности?… Думаю, что понятием, противостоящим интеллигентности, является ХАМСТВО… Что же стоит психологически за этим?… Если говорить о психологической основе хамства — это психология раба… Это психология человека, которого унижали, который поэтому сам себя не уважает и стремится компенсировать свое внутреннее неуважение, унижая других людей»[32].

Как свет уничтожает тьму, а тепло холод, так качества, образующие интеллигентность, способны заменить собой качества, образующие хамство.

Да, предлагаемая форма протеста не безупречна, в ней тоже есть слабые стороны. Но их негативное влияние и отрицательные последствия силой разума можно минимизировать[33]. Вот некоторые из них:

1). Протест в виде формирования положительного отношения к интеллигентности (интеллигентизации населения) требует организационных усилий, но пока их никто не проявляет.

2). Протест эффективен, если является массовым, а интеллигентизация, ввиду отсутствия зрелищности, привлекать к себе внимание широких слоев населения не способна.  

3) Интеллигентизация исключает любое насилие, поэтому для достижения конечной цели (наличие у населения положительного отношения к интеллигентности) потребуется немало времени.  

Вместе с тем, существующие трудности не идут ни в какое сравнение с теми результатами, которые можно было бы достичь, преодолев их[34].

Изложенное позволяет предположить, что наиболее реалистичный сценарий осуществления интеллигентизации предполагает проявление инициативы не снизу[35] через какую-нибудь кружковщину, и не сверху[36] через использование властных полномочий, а с уровня предприятий[37] через моральное и материальное поощрение за участие в протестном движении в виде проявления уважительного отношения к интеллигентности[38].
______________________
1. «Идейной формой русской интеллигенции является ее отщепенство, ее отчуждение от государства и враждебность к нему» (Струве П. Интеллигенция и революция, 1909 г.).
2. «Одним из фундаментальных признаков русской интеллигенции является ее принципиальная оппозиционность к доминирующим в социуме институтам» (Успенский Б. Русская интеллигенция как специфический феномен русской культуры).
3. Розов М.А. Рассуждения об интеллигентности, или пророчество Бам-Грана.
4. Определений интеллигентности великое множество, в том числе на данном ресурсе. Но степень их релевантности в контексте рассматриваемой проблемы различна. Определение, предложенное М.А.Розовым, подчеркивает миссию интеллигентности в отношении Культуры и вытекающую из этой миссии несовместимость интеллигентности с кардинальными изменениями действительности, как правило, авантюрными, рискованными, беспощадными.  
5. Поскольку протест протесту рознь, уточню, что в данном случае речь идет о тех его формах, которые способны перерасти в неконтролируемые явления, такие, например, как в январе 2014 г. на ул. Грушевского в Киеве.
6. «Интеллигентность – превосходное, замечательное качество, которое сейчас, увы, встречается крайне редко» (Пантин В. «Дмитрий Быков как зеркало постсоветской интеллигенции»).
7. Единственной формой протеста, приемлемой носителями интеллигентности, являются различного рода коллективные обращения, как правило, письма. Допустимость этой формы объясняется тем, что она не требует нахождения большого количества людей в одно время в одном месте, что не только более реально, но и безопасно в смысле минимизации риска непредсказуемого развития событий. Следует отметить также, что эта форма протеста способствует структуризации взглядов и убеждений, являющейся необходимым условием обеспечения организованности, в т.ч. при выдвижении своих требований. Примером такого обращения является открытое письмо 100 деятелей российской культуры в защиту арестованных участниц панк-группы Pussy Riot (Гендина Ю. Pussy Riot нашли поддержку).
8. См. Беспорядки на Болотной площади на Ютубе.
9. См. Провокации на митинге 6 мая там же.
10. «Революция ведь такая вещь. Туда стекаются не только самые лучшие люди, которые хотят добра всем и каких-то новых отношений между людьми. Туда собирается и маргинальная часть, и жулики, бандиты …» (Юрий Шевчук).
11. «Оппозицию подавить легко. Гражданскую войну (если она началась) остановить невозможно» (Минкин А. Расстрел или война?).
12. Среди представителей интеллигенции (но не носителей интеллигентности) всегда существовала и существует небольшая часть отчаянных «борцов за справедливость», чаще всего мотивируемых собственными амбициями, которые якобы «не боятся» ни дубинок, ни арестов, ни даже крови, и готовы ее пролить. Но не свою. Как известно, ни Ленин, ни Троцкий, — организаторы событий, приведших страну к братоубийственной войне, — в боях за советскую власть ни одной капли своей крови не пролили, зато море чужой.
13. Противостояние интеллигентности и хамства, между прочим, одна из причин возникновения традиционного упрека в адрес интеллигенции о характерной, яко бы, ей оторванности от народа («…для всевозможных критиков интеллигенции очень важно было противопоставление «интеллигенции» и «народа». При этом критики «интеллигенции» отождествляли себя с «народом» (Колоницкий Б.И. идентификации российской интеллигенции и интеллигентофобия
(конец XIX — начало XX века)). Там, где оторванности не было (как у интеллигентов-радикалов или современных лидеров оппозиции (см., например, Навальный кроет матом своих баранов на Ютубе), не было и интеллигентности.  Причина – банальна. Чтоб оторванность устранить, нужно было либо народу подняться до уровня понимания, либо интеллигенции опуститься до уровня непонимания. Те, кто опустился, революцию принял, а, кто не смог, был изгнан или уничтожен.
14. «Дмитрий Мережковский: «Для меня это событие ознаменовало разгул хамства, воцарение народа-Зверя, смертельно опасного для всей мировой цивилизации, торжество надмирного зла» (Вольская С. Тоталитаризм и творчество).
15. Сто лет назад понимание большинством людей происходящих событий было заменено их предрасположенностью к подчинению (атавизм крепостного права) и готовностью верить и доверять людям образованным. Кто не подчинялся или как-то проявил недоверие вождям или их наместникам, подверглись жесточайшему террору, вошедшему в историю как гражданская война 1918-1922 гг. и массовые репрессии сталинского периода.
16. Причем, недовольство и ненасытность нередко находят воплощение в одном лице, в результате чего, ему, сколько не дай, все равно мало и все равно не доволен. Единственное, что способно успокоить его душу, это наличие в руках власти.
17. См. Михайлов О. Интеллигентность без язв.
18. Скульптор Георгий Потоцкий на заседании Круглого стола по вопросам культурной политики России 19 октября 2012 г. причину наших проблем сформулировал так: «Почему мы так живем? Потому что знаем, как надо».
19. «Причины поражения антибольшевистских сил в Гражданской войне обсуждались историками многие десятилетия. В целом очевидно, что главной причиной стала политическая и географическая разрозненность и разобщённость белых и неспособность руководителей белого движения объединить под своими знамёнами всех недовольных большевизмом» (Причины победы большевиков в Гражданской войне).  
20. «Отсутствие четкой программы действий является на сегодняшний день одной из главных проблем протестного движения. Пока что нет лидера или партии, у которых есть «четкий план» (Левада-центр: Протестное движение в России в конце 2011 — 2012 гг.).
21. «Мне предложили произнести речь в день годовщины 14 декабря 1825 года, на торжественном празднике, в Зимнем дворце, в Белом Зале с колоннами. Я должен был прославлять мучеников русской свободы перед лицом свободоубийц. Если бы те пять повешенных воскресли, — их повесили бы снова, при Ленине, так же, как при Николае Первом» (Мережковский Д. Царство Антихриста).
22. Как справедливо отмечено одним из наших современников, «в себе самом я (и многие другие) разобраться не можем, но твердо знаем, что должны делать другие» (см. комментарий Сергея Кудаева).
23. Рябов П. Социологическое учение Н.К. Михайловского.
Несмотря на то, что Н.К.Михайловский «когда признал необходимость политической борьбы, признавал лишь одну ее форму: террористическое воздействие на правительство», его взгляды о важности человеческого достоинства отвергать не стоит.
24. «Понимание — универсальная операция мышления, представляющая собой оценку объекта (текста, поведения, явления природы) на основе некоторого образца, стандарта, нормы, принципа и т.п. П. предполагает усвоение нового содержания и включение его в систему устоявшихся идей и представлений».
25. «На митинги приходили «либералы, коммунисты, националисты, анархисты, антифашисты, экологи, регионалисты, социалисты, гомосексуалисты и прочие представители партий и движений <…> Это самая разнообразная толпа, в которой есть представители мелкой буржуазии, экологи, национал-патриоты, коммунисты, проевропейские демократы, автомобилисты, выступающие против наглости правительственных автомобилей, защитники архитектурного наследия города и прав человека» (Протестное движение в России (2011—2013)).
26. См. Хрестоматия по интеллигентнознанию (интеллигентность с позиций современной теории управления). Основополагающий принцип.
27. Такое понимание обеспечивает условия для осуществления системного подхода при изучении личности и мотивов ее деятельности, являющегося на сегодняшний день едва ли не самым совершенным инструментом познания окружающей действительности.  
28. См. Кластер порядочности.
29. См. Кластер патриотизма.
30. См. Кластер профессионализма.
31. См. Свойства личности на службе удовлетворения потребностей.
32. Лотман Ю.М. Культура и интеллигентность.
33. По типу того, как это делается в SWOT-анализе. См., к примеру, фрагмент из книги Симкин Л., Дибб С. Практическое руководство по сегментированию рынка.
34. См. Перспективы интеллигентизации.
35. Причин для того, чтобы инициатива снизу захлебнулась при первых же попытках о себе заявить гораздо больше, чем для того, чтобы быть поддержанной. Это и исторические, связанные с наличием горького опыта, и психологические, связанные с особенностями подкорректированного советской властью менталитета, и физические, связанные с дефицитом у современного человека свободного времени, и многие другие.
36. «… в наше время <…> устремляться надо не вовне, а к себе, в глубины собственной души или памяти. … В некоем направлении – к той или иной утопии, всегда коллективной, — можно двигаться вместе и под руководством вождя, но путь к себе самому строго индивидуален, и к такому образу действий можно только подтолкнуть: возглавить его невозможно, да это и не нужно, слава Богу» (Дмитрий Быков: «Интеллигентность — это грипп»).
37. См. Концепция предприятия, ориентированного на интеллигентизацию отношений.
38. См. Типовое положение о проведении аттестации сотрудников предприятия, ориентированного на интеллигентизацию отношений.


5 февраля 2014

К РУБРИКЕ:

Интеллигентность как социальный протест: 1 комментарий

  1. За 2000 лет человечество, к сожалению, не сумело понять мудрую и, казалось бы, простую истину: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога. И потому надо повиноваться не только из страха наказания, но и по совести» (Евангелие // Послание к Римлянам святого Апостола Павла // гл. 13:1, 5).

    И за последние 100 еще одну: «… внутренняя жизнь личности есть единственная творческая сила человеческого бытия и что она, а не самодовлеющие начала политического порядка, является единственно прочным базисом для всякого общественного строительства» (Гершензон М.О. Предисловие к сборнику статей о русской интеллигенции «ВЕХИ»).

    «Русские интеллигенты своим основанием, в Плане служения Истинному Собору, имеют не политику, а Нравственное подвижничество, выражающееся в личном этическом примере, в научных поисках, в сфере эстетической, в философии, во всём, что служит развитию Русской Соборной Культуры. Примером для них является Христос, Который, не будучи политиком, побеждает падший мир и учреждает Мир новый (Ин 16:33).
    … Разумные интеллигенты, в отличие от вечно оппозиционных, пенобурлящих образований, от «людей дела», навязывающих Русскому народу чуждые ему социальные модели, проходят с ним всю длительность страдальческого пути, учась у него. Человек, представляющий собой партию, какое либо отдельное движение, существующее наряду с другими, или только свою персону (негативная самостоятельность), является не более, чем сектантом, и лишь тот, кто представляет Бога, а значит – Симфоническую Личность, является Истинным Интеллигентом. Интеллигентное сектантство – это ветхозаветное столпотворение, разноязычие и взаимное непонимание. Подлинная Интеллигентность – это универсализм, обладание различными языками для взаимного понимания и всеобщей Гармонии.
    … Ублюдочная прозападная «интеллигенция», а точнее – docta ignorantia, не утратила бунтарский дух, только он обратился против трудового люда, потому что этот дух – явление не просто народное (= не простонародное), а про– или анти-народное. Это об этих либералах-предателях чеканит пророческие слова истинно Русский Интеллигент Тютчев:

    «Напрасный труд! Нет, их не вразумишь:
    Чем либеральней, тем они пошлее;
    Цивилизация для них фетиш,
    Но недоступна им её идея.
    Как перед ней не гнитесь, господа,
    Вам не снискать признанья от Европы:
    В её глазах вы будете всегда
    Не слуги просвещенья, а холопы»»

    (ВладиМир, Казачество и интеллигенция как феномены сугубо русские).

    «Пустота агрессивна. Она угрожает лопнуть с тре­ском, иногда даже с опасностью для жизни окружаю­щих, для зрения их, во всяком случае… Иногда безду­ховному человеку хочется даже пострадать, ввязаться в драку. Это придает ему имидж человека, «страдаю­щего за убеждения». Пустота создает шум, в котором скрывается бездуховность» (Лихачев Д.С. Агрессивность «бездуховности»).

    «Заметим, что в понятии, производном от слова «интеллигенция», — «интеллигентность» — семантика оппозиционности почти не звучит, а звучит скорее противоположное: деликатность, мягкотелость. Отсюда — полузабытый парадокс: Горький в 1924 г. писал, что Ленин — законченный образец интеллигента, а Троцкий возражал, что Ленин — законченный антагонист интеллигента. Впрочем, понятие «интеллигентность» любопытным образом старше понятия «интеллигенция». В XVIII веке его синонимом была «светскость», в средние века — «вежество», в древности — humanitas, причем определялась эта humanitas на первый взгляд наивно, а по сути очень глубоко: во-первых, это разум, а во-вторых, умение держать себя в обществе. Особенность человека — разумность в отношении к природе и humanitas в отношении к обществу, т. е. осознанная готовность заботиться не только о себе, но и о других. Если современный pусский язык невольно подобрал для этого многовекового понятия слово «интеллигентность», то это значит, что оттенка оппозиционности, готовности к борьбе он в этом слове не чувствует» (Гаспаров М.Л. Русская интеллигенция как отводок европейской культуры).

    «Есть у нас одна интересная национальная черта — мы всегда хотим подражать кому-то. Мы ведь считаем, что нет пророка в своем Отечестве. 20 лет назад все дружно ринулись строить капитализм и сразу по американским лекалам, а сегодня в качестве образца для подражания все больше смотрим в сторону Китая.

    «Китайское чудо» действительно производит впечатление. Но вот я читаю новости и натыкаюсь на сообщение: «В Китае казнены 2 чиновника-коррупционера». И судя по комментариям, которые я вижу, похоже, что такое «ноу-хау» в нашей стране поддерживает сегодня подавляющее большинство. Тем более что борьба с коррупцией у нас находится на том этапе, на котором ее не видно.

    И у меня иногда бывают такие мысли. Но если задуматься глубже, ведь мы — страна, имеющая за своими плечами реальный исторический опыт массовых репрессий. И до сих пор ощущаем на себе последствия. И как никто другой на этой планете знаем, что запущенный маховик насилия остановить очень трудно. Кто поручится, что чистки затронут только реальных злодеев и преступников, и не обернутся расправами и погромами? Страна деградирует — это факт. Государственную ткань разъедает коррупция — это тоже факт. Но готова ли Россия вновь заплатить человеческими жизнями за очередной рывок в светлое будущее?

    Задаю этот вопрос любителям революций, тем читателям и писателям блогов, которые призывают вернуть смертную казнь, поднять всех на вилы, перевешать-перестрелять всех «жуликов» (Прохоров М. Прислушайтесь к Конфуцию).

    А вот документальный фильм о теории ненасильственного свержения власти Джина Шарпа «Сопротивление без насилия или победа без войны» (http://www.youtube.com/watch?v=PrOshfHmpt4), лживость и коварство которой заключается не только в характере целей и способов ее применения, но и в том, что эта теория элементарно не оправдывает своего посыла. Сопротивление и победы если и бывают без насилия и войн, то очень и очень редко, а, как правило, ими сопровождаются.

    «Интеллигент стремится к просвещению и ненавидит насилие. Интеллигент – человек совести, а совесть – она у всех и для всех, совесть покоряется истине, но силе – никогда» (Богдан С.Петров МОЖНО ЛИ ПРИТВОРИТЬСЯ ИНТЕЛЛИГЕНТОМ?).

    ««Спасение России, ее возрождение и развитие стратегически лежат не на пути революций, классовой борьбы, апологии политического человека (власти), а заключаются в успехах цивилизации, культуры, просвещения, гуманизма» (В. Т. Пуляев)» (Соколов А. В. Поколения русской интеллигенции. — СПб.: Изд-во С59 СПбГУП, 2009, с. 17).

    Понимать разницу между интеллигенцией и интеллигентностью надо хотя бы для того, чтобы по достоинству оценивать утверждения, подобные этим:

    «Нельзя сказать, что автор этих строк, равно как и многие другие его нынешние коллеги и единомышленники, совсем уж не понимает нынешнюю печаль интеллигенции-«образованщины». В конце концов, многие из нас также являются выходцами из этого социального слоя.

    Однако в отличие от большинства нынешних интеллигентских «горевестников» мы внимательно читали «Вехи» и «Из-под глыб». Вследствие чего мы понимаем, что интеллигенция (именно как специфически русский социальный феномен, а не как просто «интеллектуалы») всегда играла исключительно деструктивную роль в российской общественно-политической жизни. И нынешние «интеллигентские» партии, отличающиеся откровенным снобизмом, высокомерием и презрением к России и русскому народу, не исключение.

    Поэтому мы не только не возражаем против разворачивающейся на наших глазах «буржуазной революции», но и всячески поддерживаем ее в меру своих способностей. Сильная буржуазная Россия должна работать над повышением качества жизни населения, а интеллигентское «отщепенство от государства» должно ограничиваться площадками университетских кампусов».(Александр Шмелев: Я голосовал за Путина).

    «Она опять готова бороться и вести за собой.

    Ну и что, что сама не очень понимает, куда и зачем? Раньше тоже не очень понимала. И когда интеллигенцию смущали такие мелочи…» (Гиренко Ю. Новая интеллигенция проиграла новую революцию).

    «В истории нашей Родины отчетливо видны те периоды, в которые видная, яркая, шумная, по-своему глубоко талантливая часть интеллигенции становилась непатриотичной, и России становилось худо» (Карлов Н. В. Интеллигентна ли интеллигенция?).

    «Поэтому этика должна прежде всего включать в себя уважительное отношение к мнению оппонента и достаточно критическое отношение к собственным взглядам, имея в виду потенциальную возможность их синтеза, для которого необходимы безупречная вежливость и корректность в обращении, чтобы обиды и неприязнь не стали единственной причиной несовместимости мнений. К сожалению, это не достигается само собой, поскольку помимо знания правил здесь требуется и определенный уровень врожденной или благоприобретенной интеллигентности. Но беда в том, что даже так называемые интеллигенты, составляющие ядро правого и левого экстремизма, страдают мещанской ограниченностью, местечковым самомнением и самодовольством, агрессивным прозелитизмом на фоне неудовлетворенного самолюбия, осложненного комплексом неполноценности и желанием отомстить обществу за свои действительные или мнимые профессиональные неудачи. Ведь экстремисты и рекрутируются из закоренелых неудачников, ищущих причины своих неудач не внутри себя, а во внешних обстоятельствах, и потому склонных к терроризму» (Денисов А. Общественное сознание (политика, культура, этика)).

    «С детства у меня было четкое представление о том, что такое интеллигент. Но теперь, сталкиваясь с коллегами в родном ВУЗе, слышу занятные вещи. Слово «интеллигент»-де придумали масоны, нигде оно больше употребляется, или — интеллигенты-вшивые, простите, придурки, переливающие из пустого в порожнее, вредят государству, занимаются только словоблудием и умеют только критиковать. ИМХО, такие люди — как раз НЕ интеллигенты» (Форум официального сайта Веры Камши // Konstantin).

    «… любые резкие движения, любая попытка по интеллигентской дури вдруг включить третью скорость вместо второй, доведет до чудовищной катастрофы, и в результате не будет ничего» (Человек из телевизора // Сергей Шумаков).

    «В сегодняшнем политическом протесте я не вижу большой интеллигентской составляющей. Нарождающаяся оппозиция представлена гораздо в большей степени тем слоем людей, который Солженицын называл «образованщиной»» (Интеллигент обыкновенный // Людмила Улицкая).

    «Для того чтобы добиться успеха, надо быть исполненным воли к победе и всегда действовать силой. Это высочайший принцип фашизма. Что происходит, однако, когда чей-либо противник, точно так же воодушевленный волей к победе, действует точно так же насильственно? Результатом должна стать битва, гражданская война. Окончательным победителем будет более многочисленная сторона. В конечном итоге меньшинство, даже если оно состоит из наиболее способных и энергичных, не может добиться успеха в сопротивлении большинству. Решающий вопрос, следовательно, остается всегда один: каким образом можно добиться большинства для своей партии? Это, однако, дело чисто интеллектуального характера. Такого рода победа может быть одержана только с помощью разума, а не силы. Подавление всей оппозиции одним только насилием — наиболее неудобный способ завоевания сторонников любого курса. Использование прямой силы — так уж устроено общественное мнение — попросту вербует новых друзей для тех, с кем пытаются таким образом бороться. В борьбе между силой и идеей всегда побеждает идея» (Мизес Л. Основы либеральной политики).

    «Только настоящая интеллигентность как качество духа, приближающееся к святости, может затушить традиционные недуги русской интеллигенции, такие, как, например, осуждение с превозношением, заискивание перед властью или противоположное этому неуёмное её критиканство» (Cвященник Филипп П. Интеллигенция, интеллигентность, церковность, святость?).

    «Особую обязанность интеллигента я вижу вот в чем: ему платят за то, что он занимается работой мысли, и он обязан делать это дело как следует, непрерывно подыскивая возражения самому себе и борясь за возможно большую степень свободы своей мысли. Ему нельзя быть конформистом и лучше, если возможно, не быть и мятежником, потому что амплуа мятежника требует слишком много так называемой ангажированности, то есть пристрастности, мыслительной несвободы» (Аверинцев С. «Как все ценное, вера — опасна…»// Континент. 2004. № 1. С. 14).

    «Признание свободы личности, ее ответственности за свои убеждения и за свое поведение, а потому ее высокой социальной ценности, став фундаментом интеллигентности, породило имманентное ей качество — совмещение безусловной принципиальности в отстаивании своих убеждений и решительной неприязни ко всякой беспринципности со столь же принципиальной толерантностью, терпимостью к взглядам другого, как бы они ни отличались от твоих собственных» (Каган М.С. Воспроизводство российской интеллигенции как педагогическая проблема).

    «У меня свое понимание интеллигента. Это люди с широким кругозором и обширными знаниями, которые при этом в силу своего воспитания никогда не станут демонстрировать свое превосходство над собеседником. Такие есть и сейчас в нашем обществе.

    Интеллигенты по природе своей не испытывают потребности собираться в кучки. Потому такие люди сами по себе единый и цельный организм. В отличие от людей другого склада, которые испытывают нужду в объединении. Интеллигенты могут собраться на один вечер и разойтись. Потому что им нет необходимости быть все время вместе с кем-то, у них другие занятия. Они копаются в себе, в других пространствах» (Хабенский: «В 25–30 лет еще можно ломать себе хребет»).

    «… среди интеллигенции всегда было огромное количество людей, которые знали «как надо» и целеустремленно готовили крах своей Родины и одновременно свой собственный личный крах. Потом эти же самые интеллигенты проклинали новый режим, приход которого они так самозабвенно готовили, обличали его зверства, долго-долго плакали и жаловались на свою действительно незавидную долю» (Панин В. «Дмитрий Быков как зеркало постсоветской интеллигенции»).

    «»Слушайте, мы сначала пустим смуту, – торопился ужасно Верховенский, поминутно схватывая Ставрогина за левый рукав. – Я уже вам говорил: мы проникнем в самый народ. Знаете ли, что мы уж и теперь ужасно сильны? Наши не те только, которые режут и жгут да делают классические выстрелы или кусаются. Такие только мешают. Я без дисциплины ничего не понимаю. Я ведь мошенник, а не социалист, ха-ха! Слушайте, я их всех сосчитал: учитель, смеющийся с детьми над их богом и над их колыбелью, уже наш. Адвокат, защищающий образованного убийцу тем, что он развитее своих жертв и, чтобы денег добыть, не мог не убить, уже наш. Школьники, убивающие мужика, чтоб испытать ощущение, наши. Присяжные, оправдывающие преступников сплошь, наши. Прокурор, трепещущий в суде, что он недостаточно либерален, наш, наш. Администраторы, литераторы, о, наших много, ужасно много, и сами того не знают! С другой стороны, послушание школьников и дурачков достигло высшей черты; у наставников раздавлен пузырь с желчью; везде тщеславие размеров непомерных, аппетит зверский, неслыханный… Знаете ли, знаете ли, сколько мы одними готовыми идейками возьмем?» (Достоевский Ф.М. Бесы).

    «Суть Революции в предельно глубоком, духовном смысле выразил Ф. И. Тютчев: «Революция, если рассматривать её с точки зрения самого существенного, самого элементарного её принципа, — чистейший продукт, последнее слово, высшее выражение того, что вот уже 3 века принято называть цивилизацией Запада. Это современная мысль, во всей своей цельности, со времени разрыва её с Церковью. Мысль эта такова: человек, в конечном счёте, зависит только от себя самого как в управлении своим разумом, так и в управлении своей волей. Всякая власть исходит от человека; всё, провозглашающее себя выше человека, — либо иллюзия, либо обман. Словом, это апофеоз человеческого я в самом буквальном смысле слова» (Камчатнов А.М. О концепте интеллигенция в контексте русской культуры).

    «Считали: все дело в строе,
    И переменили строй,
    И стали беднее втрое
    И злее, само собой.
    Считали: все дело в цели,
    И хоть изменили цель,
    Она, как была доселе, –
    За тридевятью земель.
    Считали: все дело в средствах,
    Когда же дошли до средств,
    Прибавилось повсеместно
    Мошенничества и зверств.
    Меняли шило на мыло
    И собственность на права,
    А необходимо было
    Себя поменять сперва»
    (Корнилов В.Н.).

    «Патриоты, как правило, не одобряют социальные революции и гражданские войны, раскалывающие национальное единство, они видят в них торжество классового эгоизма «низов» над общенациональным альтруизмом. Поэтому для них всякого рода заводилы бунтов и смут — персоны нон грата» (Сергеев С.А. Дворяне и чернь).

    «Сегодня сторонников революционных преобразований назвать интеллигентами мы не можем. Нам хорошо известно, сколько лжи и крови сопутствуют революциям, кто от них выигрывает, к чему они приводят. Мы твердо знаем, что преобразования целесообразны только эволюционные, хорошо продуманные и подготовленные» (Герцен А. И. К старому товарищу // Лит. наследство. Т. 61. М., 1953. С. 160).

    «Но какое дело до всего этого питекантропу? Уже по одной емкости своей черепной коробки он не в состоянии вместить в себя никаких мыслей о последствиях, маячащих дальше его собственной эпидермы. Если бы это было иначе, — подонок не был бы подонком, он был бы нормальным членом нормального общества, он не опустился бы «на дно» буржуазного общества и не полез бы на «вершину волны» революционного» (Солоневич И.Л. Диктатура сволочи)

    «Подавляющее большинство народа полагает, что власть гниёт с головы и поэтому выдвигает лозунг — «Долой эту власть». Вот сейчас сбросим прогнившую, зажравшуюся, зарвавшуюся власть, поставим другую и заживём в раю. «Долой» — самый простой и самый очевидный способ изменения действительности, поэтому он уже использован миллион раз и миллион раз он приводил к ещё большему ухудшению положения в стране. Когда страна бузит, когда страна не работает, когда страна теряет понимание истинных причин кризиса, тогда обязательно последствия своего поведения она исправляет ухудшением своего материального положения. Тогда власть обязана применять более жёсткие меры для того, чтобы призвать народ к порядку, чтобы ликвидировать распущенность, чтобы привести народ к норме, чтобы заставить несознательный народ работать. Все революции неизбежно приводят только к тому, что положение народа не улучшается, а ухудшается» (Михайлович Ю. Интеллигенция и народ).

    «… есть ли в современной России эффективные механизмы, способные предотвратить массовые протестные выступления и, тем более, их перерастание в масштабный социальный конфликт?

    Подобный конфликт, как свидетельствует отечественная история, неизбежно сопровождается огромными человеческими жертвами, разрушением экономического потенциала и неизбежной деградацией общества.

    Из этого следует: предотвращение разрушительного социального конфликта, сохранение человеческого и экономической потенциала России, поддержание ее международной конкурентоспособности и должно стать смыслом формирования принципиально новой версии патриотизма — патриотизма гражданского, как важнейшей социо-культурной инновации, опирающейся на цивилизованный политико-правовой процесс» (Магарил С. Патриотизм).

    «Революции сначала происходят в головах. Чем больше голов это осознают <…>, тем быстрее народ переведёт стрелку на новый для России путь, путь без крушений и катастроф» (Волк В. Революция в головах).

    «Интеллигенция нуждается в том, чтобы ей не мешали работать, при соблюдении одного безоговорочного условия, которое она должна выполнять: не верещать! Она обязана говорить правду, но не закатывать истерику. А на Власти лежит ответственность – слушать или не слушать, принимать или не принимать плоды духовных исканий интеллигенции» (Смотрицкий Е.Ю. Эссе об интеллигенции).

    «Сегодняшняя власть, конечно, заслужила, чтобы ее ругали. Ее и ругают все, кому не лень. Однако «смелость» нынешних ругателей (от бомжа до академика) все же «непристойна», ибо когда разрешено ругаться, умные люди (к тому же воспитанные) от публичной ругани стараются воздержаться, ибо с разрешения могут себе позволить «ругаться» только лакеи» (Романовский С.И. Нетерпение мысли, или Исторический портрет радикальной русской интеллигенции).

    «Не противопоставление власти и интеллигенции, а формирование элиты, которая должна состоять из «интеллигентных интеллектуалов», может стать «задачей номер один» модернизации России!» (Ярош Н.Н. «Интеллигентные интеллектуалы» — движущая сила модернизации России).

    «Сегодня сторонников революционных преобразований назвать интеллигентами мы не можем. Нам хорошо известно, сколько лжи и крови сопутствуют революциям, кто от них выигрывает, к чему они приводят. Мы твердо знаем, что преобразования целесообразны только эволюционные, хорошо продуманные и подготовленные («теория пара предшествовала железным дорогам») (Лурье Ф.М. Интеллигент. Интеллигентность. Интеллигенция).

    «… энциклопедия «Британика» относит русскую интеллигенцию к третьему виду, для которого характерны… «неспособность к компромиссам, признание только своей точки зрения», и «ее представителями являются Ленин, Сталин, Добролюбов, Чернышевский» (Захаров И.С. Трагедия русских интеллигентов).

    «Мой священный долг учить людей тому, что свобода, равенство и братство священны, но достигнуть их человечество может только по пути Христову — пути любви, кротости, отвержения от себялюбия и нравственного совершенствования» (Лисичкин В. Лука, врач возлюбленный. — М.: Издат. совет РПЦ, 2009. Фрагмент допроса епископа Луки).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

семь − семь =