Вениамин Каверин

Русский советский писатель, драматург и сценарист.

Лауреат Сталинской премии второй степени.

Отказался участвовать в травле Бориса Пастернака в связи с публикацией на Западе его романа «Доктор Живаго» и присуждением ему Нобелевской премии. Подписал обращение в защиту Ю. М. Даниэля и А. Д. Синявского (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Вениамин Каверин прямо может быть назван достойным человеком, «из бывших»,
истинным русским интеллигентом»

В. Аменицкий 

О том, что Вениамин Александрович Каверин был «из бывших», истинным русским интеллигентом, свидетельствуют как выводы современников, читателей и исследователей его творчества, так и исполненные профессиональной чести, гражданской ответственности и человеческого благородства поступки писателя.

«Современники, друзья В.А. Каверина отмечали его удивительную скромность, душевное благородство, широту интересов, интеллигентность» (Каверин Вениамин  Александрович / Голоса писателей и поэтов России // pisateli.rusarchives.ru).

«Мы встретились. Я представлял себе, что он похож на своего героя Саню Григорьева — такой крепкий, мужественный блондин. А пришел небольшого роста, изящный, даже несколько изнеженный, худощавый брюнет, смуглорумяный, с большими карими глазами. Хорошая книга располагает читателя к автору. Автор — как бы уже знакомый, с которым мы немало и хорошо поговорили. И я отнюдь не был разочарован несходством Сани и Вениамина Александровича. Как-то сразу подпал под каверинское обаяние. Что в нем пленяло? Пожалуй, этакая умная интеллигентность» (Рабинович М.Г. Записки советского интеллектуала // litmir.me).

«Если вы когда-нибудь читали книги Вениамина Каверина или смотрели их экранизации, то наверняка заметили, насколько интеллигентен этот писатель. В его произведениях присутствует какая-то почти несоветская, а дореволюционная атмосфера, герои с их благозвучными именами-отчествами ведут себя всегда тактично, сдержанно, как в юном возрасте, так уже став взрослыми» (Из отзывов о романе «Открытая книга» Вениамина Каверина // otzovik.com).

«Это не просто производственной роман. Здесь взросление, тайны, ошибки, открытия, разочарования, любовь, война, политика. Чудесный слог, интеллигентность, неизбитый сюжет. Прекрасный роман с актуальными по сей день проблемами. О преданности профессии, человечности, подлости и вере. Пробуждает массу эмоций и заставляет многое переосмыслить» (Из отзывов о романе «Открытая книга» Вениамина Каверина // livelib.ru).

«Ещё будучи корреспондентом «Известий» на Ленинградском фронте, он пишет о неудачных действиях командования в боях на карельском перешейке. Это был риск неимоверный, самоубийственный, но он сознательно шёл на него, потому что о войне врать не полагается честному писателю. То же самое он делал, когда писал о военных буднях в Мурманске и Архангельске. И, главное, его статьи и рассказы выходили в газетах и даже боевых листках. Люди их читали. Точно также он поведёт себя в 1946-ом году во время травли его старого друга, Зощенко. Другие переходили на другую сторону улицы, чтобы не здороваться с выдающимся опальным писателем, а Каверин специально прогуливался под руку с Зощенко, курсируя по Невскому и Литейному» (Алексеев-Негреба А. Вениамин Каверин. Прививка честности // rewizor.ru).

«Каверин не был ни диссидентом, ни борцом, и, тем не менее, имел мужество не раз осуждать произвол власти и цинизм господствующей идеологии. Каверин написал открытое письмо, в котором объявил о разрыве отношений со своим старым товарищем Константином Фединым, когда тот не допустил до русского читателя роман «Раковый корпус» Солженицына. Каверин свел счеты с недругами в книге мемуаров «Эпилог», которую он писал в стол в 1970-е годы.

«Эпилог» описывал историю советской литературы и биографии ее творцов без всяких румян и прикрас, представляя суровый и мужественный взгляд Каверина на то, кто есть кто. В нем велся рассказ о деградации Тихонова, предательстве Федина, сопротивлении Шварца, мученичестве Зощенко, мужестве Пастернака, выносился суровой приговор Алексею Толстому и Валентину Катаеву, была боль за Леонида Добычина, нежность к Мандельштаму и брезгливость к Константину Симонову. … И все это описано участником событий, да еще каверинским пером! «Эпилог» и сейчас — острое и интересное чтение, а тогда книга воспринималась как явное покушение на Советскую власть» (Халина Т. Вениамин Каверин. Рассказ писателя о создании романа «Два капитана» // maxpark.com).

Вениамин Александрович Каверин в передаче «Книжная лавка»:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

17 + шестнадцать =