Альтернативная стоимость интеллигентности

Олег Михайлов

«Интеллигентность – это не то,
на что ты способен,
а то, на что ты не способен
ни при каких обстоятельствах»
Митрофанов А.Г.

Вовсе не обязательно каждый из нас, независимо от образования, профессии и содержания деятельности,  должен знать, что такое альтернативная стоимость. Но, поскольку это понятие содержит в себе чрезвычайно важные аспекты, с которыми каждый из нас сталкивается на каждом шагу при принятии решений, приведу ссылку на его определение[1] и, опираясь на него, попытаюсь изложить свой взгляд на вопрос, какова альтернативная стоимость интеллигентности.

На данном сайте неоднократно высказывалась гипотеза о том, что интеллигентность является национальной чертой русского народа[2]. Но всегда чувствовался полный недоумения взгляд читателя, подразумевающий вопрос: «Если оно так, почему в России в глаза бросается что угодно, но не интеллигентность?».

С помощью понятия альтернативной стоимости ответ на этот вопрос становится очевидным. Дефицит интеллигентности в сегодняшней России объясняется тем, что ее альтернативной стоимостью являются ценности, отказаться от которых человеку трудно.

Что это за ценности и почему мы не можем от них отказаться?

Прежде всего, это деньги. Не в том количестве, которое обеспечивает материальное благополучие, а в том, которое сулит наличие богатства.

Во все времена социальный статус человека и его имущественное положение находились между собой в прямо пропорциональной зависимости. Поэтому, нищеты и бедности люди не только избегали, но и стыдились, всячески стараясь повысить свое социальное положение, а вместе с ним и достаток. В тоже время, никогда само по себе богатство не являлось признаком, однозначно характеризующим его владельца с сугубо положительной стороны[3]. В том числе, на Руси[4]. Несмотря на поголовное стремление к материальному благополучию, само по себе богатство, судя по истокам народного творчества, вызывало у людей не только положительные эмоции[5].

Сегодня, ввиду развитости огромного количества различных по содержанию и степени воздействия на психику средств манипуляции, уровень обеспеченности человека является едва ли не определяющим в его социальном статусе. Не полезность человека определяет его статус и, как следствие, уровень достатка, а наоборот, — уровень достатка, независимо от степени полезности, определяет его социальный статус. Поэтому, среднестатистический житель планеты, во что бы то ни стало, — кровью и потом, нередко ценой собственного здоровья, а порой и семейного благополучия, — стремится иметь, как можно больше денег и различных признаков их наличия. Для достижения цели он трудится. Альтернативной стоимостью достигнутого материального благосостояния в этом случае являются спокойствие, комфорт, какие-то удовольствия и т.п., которыми человеку пришлось пожертвовать ради его достижения. И это нормально.

Но бывает и иначе. Бывает так, что ради получения заветной суммы человек способен на моральное, а иногда и на уголовное преступление. А это уже не нормально. Не нормально с позиций интеллигентности. На этом моменте заостряю внимание – именно с позиций интеллигентности, а не общечеловеческой морали, совершение любого преступления (а, тем более, с корыстной целью) нормой не является. Потому что носитель интеллигентности необыкновенно бережно относится к компонентам, ее составляющим, и ни за какие деньги пожертвовать ими не способен. К этим компонентам относятся честность, совесть и достоинство, — из всех существующих наиболее уязвимые, с большим трудом поддающиеся (а нередко вовсе не поддающиеся) восстановлению человеческие качества.

Реально ли не нарушая закон и не совершая сделок с собственной совестью заработать в современной России большие деньги? Некоторые утверждают, что да[6], но как именно, не говорят, поэтому большинство людей не представляют себе, как можно разбогатеть честным трудом. По поводу тех, которые знают, Глеб Павловский когда-то сказал:

«…в 90-е годы произошла серьезная репутационная катастрофа для групп тех, кто еще десять лет назад считался бесспорным авторитетом. <…> Эти люди существуют и сегодня, но они не воспринимаются как авторитеты»[7].  

Второй альтернативной стоимостью интеллигентности является власть, поскольку власть в России традиционно авторитарна, а авторитарность и интеллигентность – понятия несовместимые[8].

В истории России достаточно примеров, свидетельствующих о существующем антагонизме между интеллигенцией и властью[9]. Причем, путая причину со следствием, очень часто не просто приписывают интеллигенции оппозиционность к власти, а пытаются этот признак навязать в качестве определяющего. Оппозиционность вовсе не характерное качество интеллигенции, а ее вынужденная мера, к которой она вынуждена прибегать ввиду собственной принципиальности, с одной стороны, и из-за несовершенства власти, с другой[10]. Но и это не всегда так. Нередко, или, точнее, чаще всего, интеллигентные люди стараются быть подальше от властных структур. Вот какой признак на самом деле можно назвать родовым, характерным для носителей интеллигентности, так это отсутствие стремления повелевать, т.е. навязывать свою волю. Интеллигентному человеку проще тысячу раз изложить, повторить, объяснить, чем один раз заставить. Чувствуя и осознавая это, настоящие интеллигенты предпочитают либо надеяться на себя, либо, если управлять каким-то коллективом, то состоящим из людей вменяемых, таких же, как они сами.

Еще одна причина, по которой люди по-настоящему интеллигентные сегодня избегают властных полномочий, это присущая этой категории людей ответственность. Брать на себя заведомо невыполнимые обязательства они не могут, поэтому просто отказываются. Именно этим объясняется отказ Г.Явлинского от предложений Б.Ельцина, а не тем, как это понимают люди, не имеющие об интеллигентности ни малейшего представления[11].

Но это опять же всего лишь тенденция и изложенное вовсе не означает, что власть напрочь лишена интеллигентности. Чиновникам тоже выглядеть, по крайней мере, нужно интеллигентно, иногда и вести себя приходится интеллигентно, поэтому, хочешь, не хочешь, но и в их рядах встречаются интеллигентные люди.

Не исключаю, что симпатии определенной части электората к М.Прохорову на предыдущих выборах продиктованы имеющимися в его поведении признаками интеллигентности, — сдержанностью, способностью не перебивая выслушивать собеседника, умением давать четкие и обстоятельные ответы[12]. А вот его циничное молчание по поводу обещанной партии свидетельствует о том, что подлинная интеллигентность ему не свойственна[13].

Какие выводы из изложенного можно сделать?

Поскольку альтернативной стоимостью интеллигентности являются власть и богатство, отказаться от которых ради сохранения традиционных морально-нравственных ценностей мы не способны, получается, что во всяком случае в бизнесе и во властных структурах интеллигентности не место. Но это не так[14].

Период 90-х в истории нашей страны можно назвать этапом захвата полномочий, в процессе которого происходило распределение ресурсов (в широком смысле этого слова) способами и средствами, над моральной стороной которых его участникам задумываться некогда. В тех условиях нужны были такие качества, как безапелляционность, цинизм, беспринципность, хитрость, коварство и т.п., а не те, которые свойственны интеллигентным людям.

Но времена меняются, и те, кто был занят в прямом и переносном смысле «захватом территорий», вынуждены будут задуматься над их сохранением и эффективным использованием. А, задумавшись, им придется признать, что нет ничего более надежного для обеспечения сохранности и повышения эффективности, чем человеческая совесть и ее производные. Вот тогда-то и всплывут в памяти качества, образующие в своей совокупности то, что мы называем интеллигентностью. Вот тогда-то и окажется она востребованной больше, чем камеры слежения, дубинки и слезоточивые газы вместе взятые. Произойдет это не вдруг, а постепенно, но начало этого процесса уже не за горами. По крайней мере, появляющиеся в публикациях сценарии нашего дальнейшего развития свидетельствуют о том, что процесс осмысления уже начался[15] и роль интеллигентности в этих сценариях не сегодня-завтра будет расписана настолько же тщательно, насколько она того заслуживает.

И тогда власть и богатство будут не альтернативной стоимостью интеллигентности, а условиями ее наличия и повсеместного проявления.

_______________________
1. «Альтернативная стоимость товара или услуги есть стоимость других товаров и услуг, от которых приходится отказаться, чтобы получить возможность приобрести данные блага.» («Альтернативные издержки» на slovari.yandex.ru).
2. См., например, Ключевые утверждения, определяющие политику интеллигентизации.
3. См. Св. Евангелие от Матфея, глава 19: «Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие».
4. «Нормальному российскому человеку всегда претило наступать на горло ближнему своему ради материальных благ» (Головинский А. Интеллигенция всех стран, соединяйся!).
5.»Пословицы о богатстве» на shortwisdom.ru.
6. См. Прохоров о приватизации Норникеля: каяться не буду.
7. Хотя, если быть точным, «не воспринимаются» не всеми. Есть категория, для которых они продолжают оставаться авторитетами, и эта категория довольно многочисленная.
8. «Авторитарная традиция России: авторитарный режим, авторитарный стиль управления широко представлены в политической и иных сферах жизни общества и типичны для страны как сегодня, так и в историческом прошлом. Характерными чертами авторитарных методов воздействия на подчиненных являются: централизация властных полномочий и командно-административные методы воздействия; малая вовлеченность членов организации в процесс обсуждения и принятия управленческих решений; ориентация на принудительные формы власти. Эти явления имеют следствием ужесточение системы контроля, бюрократизацию аппарата и деформацию системы подбора персонала. Социометрические исследования, проведенные среди работников различных учреждений г. Архангельска и Архангельской области, свидетельствуют, что элементы демократического стиля управления проявляются только у 20 % руководителей. В свою очередь по откликам самих руководителей, им скорее нужны не инициативные и творческие работники, а, прежде всего, хорошие исполнители, беспрекословно выполняющие распоряжения руководства. Среди работников существует твердое убеждение, что «инициатива всегда наказуема». В этих условиях шансы интеллигенции, самостоятельно мыслящей, имеющей свое видение решения проблемы, свои принципы и убеждения, смелой в высказывании критических замечаний, стремящейся к самореализации, удержаться во властных структурах чрезвычайно низки» (Барабаш И. Интеллигенция и интеллектуалы).
9. «Когда творческая интеллигенция пытается идти на сторону власти, ничем хорошим это не кончается. Например, Маяковский покончил жизнь самоубийством. Мейерхольд был убит. У интеллигенции хождения во власть не получается» («Интеллигенцию отличает созидательное отношение к свободе» П.Лунгин).
10. «…было невозможным со стороны интеллигента оправдание тирании. Многие наблюдатели даже считают, что вечная оппозиционность власти и есть истинное определение интеллигентности. Но это не так. Ведь многие интеллигенты были аполитичны. Скорее этому слою присущи абстрактный гуманизм, протест против убийств и издевательств над человеческим достоинством» (П.Святенков П. Интеллигенция в России умерла, потому что противопоставила себя народу).
11. «Сегодня типичными наследниками русских интеллигентов являются яблочники. Особенно — сам Явлинский. Манерная поза недовольства, критика всего и вся, скривленные губы — фи. И — отказ от всякой должности, связанной с ответственностью, которую не раз предлагали лидеру Яблока — министра экономики, финансов, вице-премьера. Все отвергалось» (Лебедев В. Прощай, интеллигенция).
12. См., например, «Поединок» Прохоров VS Жириновский дебаты 02-02-2012.
13. См. Блог Михаила Прохорова, — http://md-prokhorov.livejournal.com/tag/%D0%BF%D0%B0%D1%80%D1%82%D0%B8%D1%8F
14. «Известный лингвист и семиотик Б. А. Успенский на международной конференции в 1999 году сообщил, что «русская интеллигенция — это та группа общества, которая в принципе, по самой своей природе, не может быть привлечена к участию в государственной деятельности, не может быть вовлечена в бюрократическую машину… Интеллигенция, которая может рассматриваться как культурная элита, по существу своему не может принадлежать к социальной элите: соответственно, интеллигент не может быть богатым, он не может обладать властью, он не должен быть администратором». Получается нелепость: обществом в целом, включая нищую культурную элиту, должны руководить неинтеллигентные люди — деспоты, мерзавцы, циники с сомнительным уровнем интеллекта» (Соколов А. В. Поколения русской интеллигенции. — СПб.: Изд-во С59 СПбГУП, 2009, с. 79).
15. «Цель (смысл, императив) любого социального организма — развитие в соответствии со своей природой, своими ценностями на основе собственного целеполагания. … мощная, процветающая Россия, державо-(системо-)образующим элементом которой выступает русская нация, живущая осмысленно, в соответствии со своими ценностями… невозможно создать нацию сразу из 130 млн человек — сначала должно быть создано ядро («модальный тип личности» — 7—8% населения)… Как знать, возможно Четвертый Рим как диалектическое единство сетевого глобального русского мира и новой исторической России как макрорегиональной территории начнет строиться в виртуальной сфере, прорастая из нее как из будущего в материальное настоящее» (А.Фурсов А. Холодный восточный ветер).

г.

К РУБРИКЕ:

Альтернативная стоимость интеллигентности: 1 комментарий

  1. «Быть интеллигентом — опасно!

    В истории весьма редки и непродолжительны такие периоды, когда можно быть интеллигентом и в то же самое время быть уверенным в своей полной безопасности. Чаще и продолжительней те периоды, когда интеллигентность заставляет людей заботиться о себе и о своей культуре, когда она вынуждена обстоятельствами заботиться о своем вооружении и о своей защите.

    Однако еще чаще, еще продолжительней такие периоды, когда наступает необходимость боя. Да и не только в истории как в общей картине человеческого развития. Самый обыкновенный быт, самая мирная с виду обывательская жизнь всегда полны забот и тревог, опасностей и потерь, всегда бурлят неизвестно какими возможностями. Поэтому подлинная интеллигенция вооружена но только ради открытого в полемическом споре обнаружения истины, но и ради необходимости бороться со всякого рода скрытыми несовершенствами жизни. Но это значит, что подлинная интеллигентность всегда есть подвиг, всегда есть готовность забывать насущные потребности эгоистического существования; не обязательно бой, но ежеминутная готовность к бою и духовная, творческая вооруженность для него. И нет другого слова, которое могло бы более ярко выразить такую сущность интеллигентности, чем слово «подвиг».

    Интеллигентность — это ежедневное и ежечасное несение подвига, хотя часто только потенциальное» (Лосев А.Ф. Интеллигент всегда трудится для других).

    «Интеллигентность никому еще не помогла ни карьеру сделать, ни денег заработать, ни прославиться. Она вообще никому и никогда не облегчила жизни» (Маслакова А.А. Дорасти до пуделя: еще одна версия «современной интеллигенции»).

    «Мотивацией деятельности интеллигента может быть все что угодно, начиная от абстрактного блага, пользы человечеству, исправления нравов, повышения уровня образования общества или уровня здравоохранения, но только не деньги. Интеллигент может сколько угодно заблуждаться, горячо отстаивать свои позиции (верные или ложные), но он неподкупен и действует исходя не из личной корысти, а из соображений общественного блага, как он его понимает. Не приверженность к той или иной политической системе определяет интеллигента, а исключительно личная порядочность и добросовестность» (Интеллигент обыкновенный // Людмила Улицкая).

    «Сталкиваясь с общественной средой, зачастую подавляющей его и неблагоприятной ему, человек либо стремится поднять её до уровня своих идеалов и требований, либо приспособиться к ней. Как часто «борьба за индивидуальность» приводила личность к физической гибели (вспомним Джордано Бруно), но не к измене самой себе, а к торжеству её идеалов, самого дорогого и значимого для неё. И наоборот, как часто борьба за существование и приспособление, подлаживание к подлостям и бессмыслицам окружающего мира вела к разрушению и гибели человеческой личности, наряду с её преуспеванием и внешним благополучием (вспомним, например, образ Ионыча из одноимённого рассказа Чехова). Какие же обстоятельства способствуют развитию самостоятельного, творческого, свободного, независимого, личностного начала в обществе? (Магид М. Социологическое учение Н.К. Михайловского).

    «Что такое интеллигенция? Это интеллектуальное меньшинство, которое (в отличие от национальных и сексуальных меньшинств) в современном мире не вправе рассчитывать на признание своих прав и тем более преимуществ.

    Подозрение интеллигенции в злонамеренности и зловредности не вчера зародилось и не вдруг проявилось. Эта порочная традиция уходит вглубь времен… Когда вожди ошибались в своих решениях, наказывались те, кто первыми понимали ошибочность их решений. Когда все обездоленные покорно склонялись перед судьбой, поднявшие голову становились козлами отпущения. Эта линия прослеживается от охоты на волхвов и гонений на скоморохов до черносотенных погромов и травли инакомыслящих. Иметь свое мнение всегда было сомнительным преимуществом интеллигента» (Ермаков В.А. Музыка во льду: последняя интеллигенция).

    «Оставаться порядочным в советской жизни всегда было трудно, но с годами интеллигенция как-то приноровилась к советскому строю. Оставаться порядочным сейчас стало еще труднее. Так что некоторые интеллигенты с облегчением сбрасывают с себя свою интеллигентность и старую шкуру. Те же, кто не может сбросить, у кого это — органическое качество, те мучаются» (Гранин Д.А. Интеллигенция в отсутствие Аполлона и райкома).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × четыре =