Борис Колоницкий

Советский и российский историк, специалист по истории революции 1917 года в России.

Доктор исторических наук, профессор. Профессор факультета истории Европейского университета в Санкт-Петербурге, ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Русская интеллигенция» очень разная и разные люди разное понимают, употребляя этот термин»
Б.И. Колоницкий 

Особенность исследований по истории русской интеллигенции, осуществляемых Борисом Ивановичем Колоницким, заключается в том, что в них представлены такие близкие между собой явления, как антиинтеллигентские настроения и интеллигентофобия. Оба эти явления сыграли и продолжают играть деструктивную роль в развитии нашего общества, находя отражение в представлениях российских граждан о своей элите, своих героях, идеалах и т.д., размывая и растушевывая их вопреки здравому смыслу и общенациональным интересам. Несмотря на отсутствие оценок и попыток уставить причины возникновения, распространения и живучести антиинтеллигентских настроений и интеллигентофобии, сведения, представленные историком, полезны для лучшего понимания как интеллигенции, так и недостающей многим ее представителям интеллигентности.

«Антиинтеллигентские настроения стали важным элементом сознания правительственных кругов, занимая важное место в коллективном портрете образов врагов режима. В крайней форме это проявилось в черносотенной публицистике: «… у нас в России на самом видном месте выросла такая огромная куча навозу под названием «интеллигенция», и на этой куче пышно распустился цветок революции…». Соответствующая проповедь интеллигентофобии идеологически готовила почву для антиинтеллигентских погромов эпохи Первой российской революции. …

Однако и сама идеология, и политическая практика марксизма при всей ориентации учения на выработку и распространение «научного мировоззрения» (что было очень созвучно этике русской интеллигенции) были запрограммированы на появление антиинтеллигентских настроений. Культ «рабочего класса» неизбежно вел к тому, что именно с ним отождествляли себя марксисты-интеллектуалы любого социального происхождения. …

Некоторых марксистов подобная антиинтеллигентская тенденция пугала. Г. В. Плеханов писал П. Б. Аксельроду: «…я и сам боюсь, не слишком ли рано теперь уже вызывать в рабочих наших огульный антагонизм к интеллигенции вообще». Но интеллигентофобия стала устойчивой традицией, присущей всем направлениям российской социал-демократии. …

Очевидно, на формирование позиции социал-демократов повлияли и антиинтеллигентские настроения «сознательных», политизированных рабочих. Часто такие рабочие именовали себя «рабочей интеллигенцией». Подобная самоидентификация предлагалась им многими видными социал-демократами, при этом использовались некоторые идентификации «интеллигенции». Вместе с тем идентификация «рабочей интеллигенции» изначально содержала и блок антиинтеллигентских утверждений. …

Вместе с тем «рабочие интеллигенты» часто были носителями антиинтеллигентского сознания. Некоторые из них стали со временем формулировать соответствующую идеологию. Так, показательно выступление Ф. А. Булкина, считавшегося в кругах «меньшевиков-ликвидаторов» «одним из видных представителей пролетарской интеллигенции». Он указывал на «интеллигентскую опасность» в рядах РСДРП; история партии рассматривалась им как постоянный конфликт рабочих и интеллигентов, из которого последние неизменно выходят победителями. Интеллигенты виновны во всех «болезнях» партии; антибольшевизм и легализм также окрашиваются у Булкина в антиинтеллигентские тона. … Но антиинтеллигентские высказывания были присущи и тем «рабочим-интеллигентам», которые связали свою судьбу с партией большевиков. …

И интеллигентская, и антиинтеллигентская традиции становятся частью российской национальной культуры, проникая в тексты ее виднейших представителей. …

Антиинтеллигентские высказывания можно, встретить и у интеллектуалов, пользовавшихся безупречной «интеллигентской» репутацией. …

Быстрое распространение популярности термина «интеллигенция», идентификации «интеллигента» в конце XIX — начале XX веков сопровождалось появлением антиинтеллигентских настроений и антиинтеллигентских идеологий. Само по себе это свидетельствует о популярности и значении идентификации «интеллигента». …

Появлялись и специфические «дочерние» идентификации, в которых ориентации на различные компоненты интеллигентской традиции могли сочетаться с критикой интеллигенции («новая интеллигенция», «государственная интеллигенция», «истинно русская интеллигенция», «пролетарская интеллигенция», «рабочая интеллигенция», «народная интеллигенция»). В некоторых случаях на основе данных идентификаций формировались субкультуры, в которых ориентация на культуру интеллигенции сочеталась с антиинтеллигентскими настроениями» (Колоницкий Б.И. Идентификация российской интеллигенции и интеллигентофобия (конец XIX-начало XX века)).

Лекция Бориса Ивановича Колоницкого о революции 1917 г. и ее причинах:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

3 − 3 =