Георгий Валентинович Плеханов

Теоретик и последователь марксизма, философ.

Видный деятель российского и международного социалистического движения. Входил в число основателей РСДРП, газеты «Искра» (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«От матери мне достались развитое чувство справедливости, интеллигентность, любовь к природе, скромность и застенчивость»
Г. Плеханов

Тем не менее, скромный и застенчивый Георгий Валентинович Плеханов сумел создать целую плеяду революционеров и стать идейным вдохновителем той части русской интеллигенции, которую принято называть радикальной. И, главное, до сих пор его самого иногда называют интеллигентным человеком:

«Георгий Валентинович Плеханов был и остается в нашей памяти настоящим ученым, глубоко интеллигентным человеком, сильной личностью, достойной уважения» (Журавлева Г.П. Георгий Валентинович Плеханов – выдающийся русский мыслитель, — Научно-аналитический журнал Наука и практика Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова № 1 (25) 2017 г. // rea.ru).

Попробуем сопоставить рассуждения Георгий Валентиновича о терроризме, например, со своими представлениями об интеллигентном человеке:

«… обстоятельства изменились: настроение «интеллигентных» революционеров сделалось иное, да к тому же становилось все более и более очевидно, что и «ранить»-то царизм сколько-нибудь серьезно может только рабочий класс, которому неудобно заниматься террором. Вот почему я счел своим политическим долгом предостеречь нашу нарождавшуюся социал-демократию от «террористических» увлечений. И я был бы очень рад, если бы меня убедили в том, что моя литературная деятельность не осталась без влияния с этой стороны. Но и это не значит, что я безусловно «отрицал» и «отрицаю террор». Повторяю, обстоятельства меняются, а террор — не принцип. Может быть, скоро придет такое время, когда я не менее энергично стану высказываться в пользу террора» (Плеханов Г.В. Предисловие к первому тому первого издания Собрания сочинений // az.lib.ru).

Вот как! Какие же еще качества, — кроме беспринципности и свойственных террористам коварства, жестокости, цинизма, — провоцировал и поощрял в русской интеллигенции этот деятель российского и международного социалистического движения?

В 1890 году Плеханов обвинил русскую интеллигенцию в том, что она не позаботилась о том, чтобы ознакомить русский рабочий класс с содержанием решений, принятых Международным рабочим социалистическим конгрессом, состоявшимся в Париже в июле 1889 года:

«Странное, в самом деле, явление: во всем мире нет «интеллигенции», которая столько кричала бы о своих социалистических наклонностях, и в то же время едва ли где-нибудь есть интеллигенция, до такой степени «беззаботная» насчет рабочего движения, как именно наша русская «интеллигенция»! Зная русских рабочих, мы не сомневаемся в том, что между ними было много людей, с сочувствием следивших (поскольку давали для этого возможность русские газеты) за агитацией в пользу восьмичасового рабочего дня. Майский праздник, конечно, нашел себе сочувственный отклик в сердцах многих русских пролетариев. Но что сделала интеллигенция для того, чтобы облегчить им выражение их солидарности с их западноевропейскими братьями? Мы, «интеллигенты», разумеется, не могли себе отказать в удовольствии ознакомиться с ходом и исходом парижского социалистического конгресса. Некоторые из нас сочувствовали его решениям, другие, — и, вероятно, большинство — по закоренелой бакунистской привычке, находили их недостаточно «революционными». Но ни те, ни другие не позаботились о том, чтобы ознакомить русский рабочий класс с содержанием этих решений. О, нет, для этого мы слишком революционны! И таким образом, благодаря «революционности» русской интеллигенции, Россия, по обыкновению, оказалась самой отсталой страной в революционном отношении. Перед нашими глазами совершалось движение, подобного которому не знает история. Но мы были слишком «интеллигентны», чтобы принять в нем какое-нибудь участие. Не станем распространяться о том, что подобное поведение русской «интеллигенции» заживо хоронит ее, как деятельную и прогрессивную политическую силу» (Плеханов Г.В. 1 мая 1890 года // agitclub.ru).

Автора статьи очень беспокоит беззаботная русская интеллигенция, поскольку он прекрасно понимает, что в его вожделенной схватке с буржуазией интеллигенция сама по себе беспомощна, ей необходима поддержка народных масс, поэтому он ставит перед ней историческую задачу, сформулированную таким образом:

«Пролетариат вовсе не есть «Материя», неизвестно кем осужденная на вращение в заколдованном круге «трэд-юнионизма» и могущая выйти из этого круга лишь с помощью «Духа», «бациллы», «интеллигенции». Нет! Влекомый непобедимой силой современных общественных отношений, он и сам более или менее быстро движется в направлении к социализмуон и сам обнаруживает социалистические стремления. Но «бацилла» может ускорить движение, сделать его более осмысленным и более целесообразным; она может сыграть в высшей степени полезную воспитательную роль в среде борющегося с классом капиталистов пролетариата. И в этом ее великое историческое значение» (Плеханов Г.В. Рабочий класс и социал-демократическая интеллигенция // az.lib.ru).

Не случайно философ отождествил интеллигенцию с бациллой, но важно другое. По сей день наиболее «сознательная» часть интеллигенции пытается «ускорить движение» к социальной справедливости, стараясь «сыграть в высшей степени полезную воспитательную роль» в нашем многострадальном обществе. Вызвано это явление юношеским максимализмом «сознательной» части интеллигенции, ее социальной безответственностью и преступным авантюризмом, никого отношения к настоящей интеллигентности, естественно, не имеющими.

Документальный фильм о Георгии Валентиновиче Плеханове:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − пять =