Александр Александрович Зиновьев

Русский философ, писатель, социолог, публицист.

По словам М. Кантора, в последнем разговоре он обсуждал дегуманизацию европейской культуры, утверждая, что только возрождение гуманизма может спасти Россию (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Он не считал себя ни членом страты, ни членом класса, ни членом сообщества интеллигентов.
Он был один»

Г. Щедровицкий

Естественно, Александр Александрович Зиновьев был одним из убежденных сторонников общества с высоким уровнем интеллигентности, но все его утверждения на эту тему характеризовались категоричностью и безапелляционностью. Поэтому, он выглядел непривычным, порой противоречивым и, в результате, оказался неуслышанным и непонятым подавляющим большинством своих читателей. В то же время, как и многое другое в творчестве мыслителя, рассуждения об интеллигентности и ее роли отличались не только глубиной, но и уникальностью.

Вот, например, одно из неординарных утверждений писателя, подтверждающих, что и чиновнику, и жандарму, и охраннику, и человеку любой другой профессии интеллигентность нужна:

«Чиновник иногда выполняет функции интеллигента. Даже жандармы, охранники, каратели, стукачи и т.п. в какой-то мере причастны к интеллигентности» (Зиновьев  А.А. Зияющие высоты // mnogobook.ru).

В этом же произведении автор вводит понятие интеллигентности общества и сравнивает его с другим, более популярным понятием — образованностью общества:

«Уровень образованности общества не есть показатель уровня его интеллигентности. Образованность и интеллигентность тесно связаны, но это не одно и то же. В современных условиях возможно высокообразованное, но низкоинтеллигентное общество. За счет чего? За счет интеллигентности прошлых обществ и окружающих стран, например. Это особая проблема. Нам здесь важно, что это не одно и то же. У нас имеется довольно много высокообразованных ученых, чиновников и деятелей культуры, совершенно лишенных интеллигентности и глубоко враждебных ей» (Там же).

Далее Зиновьев описывает и определяет понятие интеллигентности общества:

«Интеллигентность общества не характеризуется числом инженеров, докторов наук, профессоров, писателей, художников и т.п. как в абсолютном, так и в относительном выражении. … Число издаваемых книг, число выставок, кинотеатров, ежегодно выпускаемых фильмов, театров, студий и т.п. — это тоже не показатель интеллигентности общества. Это показатели, но иных характеристик общества. Интеллигентность общества — это способность общества к объективному самопознанию и к сопротивлению его слепым, стихийным тенденциям; это способность общества к духовному самоусовершенствованию и прогрессу. Любыми средствами, в любой форме. Она может проявиться в искусстве, как это чаще всего и происходит. Но не только. И в науке тоже. Так, появление и развитие некоторых идей в физике, математике, биологии и т.д. не раз служило мощным проявлением интеллигентности общества. И в области морали. Религии. Даже в модах на одежду, мебель. Даже в любовных отношениях. Здесь нет строго установленных границ и категорий людей. Потому-то интеллигентность теснейшим образом связана с проблемами морали, права, творчества, совести и т.п. Интеллигентность, короче говоря, есть способность общества к самопознанию своей собственной сути, воплощаемая в его духовном творчестве и охраняемая определенной социальной средой» (Там же).

Автор предлагает, также, критерий интеллигентности общества, справедливость которого подтверждается хотя бы, тем, что достижения советской космонавтики оказалась возможны не потому что в Советском Союзе было много инженеров и прочих специалистов, а благодаря таким личностям, как Циолковский, Королев, Гагарин и им подобным:

«Потому-то интеллигентность общества определяется (и измеряется) числом и масштабами личностей, реализующих это, числом и масштабами порождаемых ими ого подтверждается идей и творческих результатов, степенью их влияния на общество, степенью их преемственности и защищенности. Возьми все сферы нашей культуры и посчитай явления такого рода. И увидишь, насколько мы бедны в отношении интеллигентности» (Там же).

Не менее справедливы рассуждения Зиновьева, как социолога, об интеллигенции и нависших над ней угрозах со стороны интеллигенциеподобной среды (см.: псевдоинтеллигенция):

Интеллигенция — самая трудновыращиваемая ткань общества. Ее легче всего разрушить. Ее невероятно трудно восстановить. Она нуждается в постоянной защите. Чтобы ее уничтожить, на нее даже не надо нападать. Достаточно ее не охранять. И общество само ее уничтожит. Среда. Коллеги. Друзья. В особенности — интеллигенциеподобная среда. Она ненавидит подлинную интеллигенцию, ибо претендует на то, чтобы считаться ею. Она имеет власть, и потому беспощадна. Много ли нужно, чтобы убить интеллигенцию? Пустяки. Тут умолчать. Тут сократить. Тут сказать пару слов. Тут пустить слушок. Тут не пропустить и т.д. У нас умеют это делать блестяще. Учиться этому не нужно. Это само по себе приходит в голову. А власти смотрят на это сквозь пальцы или поощряют, ибо интеллигент — это говорящий правду об обществе вообще и о власти в том числе» (Там же).

Ряд утверждений философа, касающихся интеллигентности и ее производных, не разгаданы и не понятны по сей день:

«В некотором роде образованность и интеллигентность — враги. Образованность стабильна. Интеллигентность динамична. Первая пожинает плоды. Вторая взрыхляет почву и сеет семена. …

Интеллигентность критична и оппозиционна по самой своей функции в обществе. Это ее неотъемлемое качество. Не бывает интеллигентной апологетики. Так что возможен период в искусстве, когда расцвет в каком-то отношении сочетается с крахом интеллигентности. В науке тоже. …

Интеллигент как социальный индивид — это человек, профессионально работающий в области интеллигентности. … (Там же).

Невеселые рассуждения великого мыслителя об интеллигентности завершим не менее грустными словами его друга:

«Зиновьев сформулировал весьма важное для России социальное правило, его надо заучить наизусть. Главная беда — не сталинский режим, не коммунистическая идеология, даже не тоталитаризм. Главная беда — моральная неполноценность» (Кантор М.К. Медленные челюсти демократии // rulit.me).

Документальный фильм об Александре Александровиче Зиновьеве:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

один × два =