Василий Осипович Ключевский

Российский историк, ординарный профессор Московского университета, заслуженный профессор Московского университета; ординарный академик Императорской Санкт-Петербургской академии наук (сверх штата) по истории и древностям русским (1900), председатель Императорского Общества истории и древностей российских при Московском университете, тайный советник (Материал из Википедии — свободной энциклопедии).

«Назначение интеллигенции — понимать окружающее, действительность, свое положение и своего народа»
В.О. Ключевский

Едкие, может быть, где-то необоснованные, в чем-то субъективные, а порой и несправедливые выводы Василия Осиповича Ключевского о людях, относящихся к категории, называемой в конце XIX ст. интеллигенцией, непосредственного отношения к интеллигентности не имеют. Тем не менее, выводы, напрашивающиеся сами собой в отношении качеств, которыми должны быть наделены представители интеллигенции, чтоб не подвергаться столь суровой критике, кое-что проясняют. Например:

«Классификация интеллигенции:

1) Люди с лоскутным миросозерцанием, сшитым из обрезков газетных и журнальных.

2) Сектанты с затверженными заповедями, но без образа мыслей и даже без способности к мышлению: <…>, толстовцы etc.

3) Щепки, плывущие по течению, оппортунисты либеральные или консервативные, и без верований, и без мыслей, с одними словами и аппетитами» (Ключевский В.О. Об интеллигенции // az.lib.ru).

Иными словами, чтоб избежать лоскутного миросозерцания, образованному человеку следует стремиться не к хаотическому накоплению знаний, а к освоению ценностей мировой культуры и компетентности в избранной сфере деятельности. Чтоб не быть похожим на сектанта «с затверженными заповедями», нужно не терять самокритичности и любознательности. Чтоб не напоминать плывущую по течению щепку, нужно обладать независимостью мышления (автономией) и самобытностью. Или:

«… первый достоверно известный по письменным памятникам тип русского интеллигента: это был нищий духом, побиравшийся под окнами европейских храмов мудрости плодами чужого ума, крупицами с духовной трапезы, на которой ему не было места.

… самонадеянный грамотей-мастер, уверенный, что можно всё понимать, ничего не зная, и был вторым типом русского интеллигента, и самой характерной особенностью этого типа были гордость личная и национальная» (Там же).

Избежать принадлежности к упомянутым автором типам интеллигента тоже вполне реально, если вспомнить о достоинстве и духовности личности, о творчестве и новаторстве, об адекватности и скромности. И т.д.

«… русский интеллигент очутился в неловком положении: то, что знал он, оказалось ненужным, а что было нужно, того он не знал» (Там же).

Выбраться из этого неловкого положения бо́льшая часть русских интеллигентов до сих пор не может, поскольку наброски историка «Об интеллигенции» читает не внимательно.

Историко-документальный фильм к 175-летию со дня рождения Василия Осиповича Ключевского:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

три × два =